Волков мотивы преступления

Волков Б.С. Мотивы преступлений. Уголовно-правовое и социально-психологическое исследование

Скачивание файла

Введите число с картинки:

Поделись с друзьями!

Науч. ред.: Лысов М. Д. — Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1982. — 152 c.

Понятие мотива преступления
Понятие мотива и его место в системе других субъективных признаков преступления
Мотив как моральная категория. Нравственно-этическая оценка мотива и обусловленных им действий

Социальная обусловленность мотива и избирательный характер антиобщественного поведения
Антиобщественное поведение- волевой мотивированный акт
Антиобщественное поведение как сознательно избирательный поступок

Мотив преступления и личность преступника
Социальное и биологическое в личности и мотивация поведения
Мотив и структура личности

Классификация мотивов преступлений
Социально-психологические и нравственно-этические основания классификации мотивов преступления
Уголовно-правовая классификация мотивов преступления

Содержание и формы проявления мотивов преступлений
Корысть
Хулиганские мотивы
Месть
Ревность
Другие мотивы совершения преступлений

Мотив и основания уголовной ответственности
Мотив преступления и определение форм вины и ее социальной сущности
Мотив и определение объективных признаков состава. Мотив и квалификация преступлений
Мотив и обстоятельства, исключающие общественную опасность деяния
Мотив и разграничение стадий совершения преступлений
Мотив и соучастие в преступлении

Мотив и предупреждение преступлений
Мотив преступления и назначение наказания
Мотив и профилактика преступлений

www.studmed.ru

Б. С. Волков мотивы преступлений уголовно-правовое и социально-психологическое исследование

и социально-психологическое исследование)

В работе раскрывается социально психологическое содержание мотива и его многоаспектный характер, место мотива в структуре личности и ее поведении, дается характеристика наиболее распространенных мотивов совершения преступлений (мести, ревности, корысти и др.) и показано их уголовно-правовое и криминологическое значение В ней широко использованы материалы конкретно социологических исследований и судебная практика.

Книга рассчитана на юристов-ученых, преподавателей и студентов юридических вузов Она может представлять интерес и для широкого круга читателем.

ПОНЯТИЕ МОТИВА ПРЕСТУПЛЕНИЙ 7

§1. Понятие мотива и его место в системе других субъективных признаков преступления 7

§ 2. Мотив как моральная категория. Нравственно-этическая
оценка мотива и обусловленных им действий 15

Глава вторая 19

СОЦИАЛЬНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ МОТИВА И
ИЗБИРАТЕЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР АНТИОБЩЕСТВЕННОГО 19

§ 1. Антиобщественное поведение — волевой мотивированный акт 19

§ 2. Антиобщественное поведение как сознательно избираемый 23

Глава третья 29

МОТИВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА 29

§ 1. Социальное и биологическое в личности и мотивация 29

§ 2. Мотив и структура личности 33

Глава четвертая 36

КЛАССИФИКАЦИЯ МОТИВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ 36

§ 1. Социально-психологические и нравственно-этические
основания классификации мотивов преступлений 36

§ 2. Уголовно-правовая классификация мотивов преступлений 43

СОДЕРЖАНИЕ И ФОРМЫ ПРОЯВЛЕНИЯ
МОТИВОВ ПРЕСТУПЛЕНИИ 45

§ 2. Хулиганские мотивы 51

§ 5. Другие мотивы совершения преступлений 69

Глава шестая
МОТИВ И ОСНОВАНИЯ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ 75

§ 1. Мотив преступления и определение форм
вины и ее социальной сущности 75

§ 2. Мотив и определение объективных признаков состава.
Мотив и квалификация преступлений 84

§ 3. Мотив и обстоятельства, исключающие общественную
опасность деяния 91

§ 4. Мотив и разграничение стадий совершения преступления 101

§ 5. Мотив и соучастие в преступлении 110

Глава седьмая 122

МОТИВ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
122

§ 1. Мотив преступления и назначение наказания 122

§ 2. Мотив и профилактика преступлений 133

«Ничего нет в жизни более важного и
любопытного, чем мотивы человеческих
действий».

Во всех случаях, когда хотят установить действительные причины поступка, выяснить истину по делу, стремятся к выяснению
мотивов. Ведущая роль мотива обусловлена характером и спецификой человеческого поведения, а именно — его избирательностью и целенаправленностью.

Значение мотива в человеческом поведении вообще и общественно опасном поведении, в частности, многообразно и многопланово. Это именно тот признак, через который прослеживаются все связи и отношения, характеризующие конкретную личность и совершенные ею действия.

Мотив в конкретном человеческом поведении прежде всего
выполняет побудительную роль, определяет источник, который
питает данное поведение, иначе говоря, характеризует динамическую сторону активности личности. Но этим роль мотива далеко
не исчерпывается. От него зависит и смыслообразующий характер
человеческой деятельности, т. е. то, как лицо объясняет свое поведение, с какими обстоятельствами его связывает, какую цель намеревалось осуществить вследствие совершения тех или иных действий. С мотивом непосредственно связана нравственно-этическая оценка деяния. Он как бы внутренним светом освещает содеянное человеком, помогает разграничить добро и зло, действительное и ложное, гуманное и низменное и т. д. Другими словами, в зависимости от содержания и особенностей мотива совершенное лицом деяние, с точки зрения нравственно-этической оценки, может приобретать различное значение. Этим, видимо, и объясняется, почему в художественной литературе при характеристике героев произведения придается такое большое значение мотиву их поведения.

Мотив помогает установить истину по делу. Без установления
мотива совершенное преступление остается загадкой. Как отмечал
американский публицист Естен, «нетрудно заметить, что самое
слабое звено в докладе комиссии Уоррена — полнее отсутствие
у Освальда какого-либо правдоподобного мотива убийства».

Проблема мотива — проблема многоплановая, многоаспектная.
Она стоит на стыке многих наук, в особенности, психологии, философии, социологии, права и других. Многоаспектность и делает
эту проблему чрезвычайно сложной и вместе с тем перспективной.

В Отчетном докладе ЦК КПСС XXV съезду партии особо обращалось внимание на необходимость полного использования в
общетеоретических, фундаментальных и прикладных исследованиях
тех возможностей, которые «открываются на стыке различных
наук, в частности естественных и общественных».

Обстоятельнее всего разработан психологический аспект данной проблемы. За последние годы появился целый ряд интересных
и содержательных работ, посвященных проблеме мотивации поведения. Это работы А. Н. Леонтьева, Н. М. Якобсона, С. Т. Москвчева, К. Обуховского, В. Т. Асеева и другие 2 . Следует отметить разработку в общей психологии таких аспектов мотивации поведения, как мотив и деятельность, психология влечений, роль мотива в процессе воспитания и обучения и т. д. Вместе с тем психологи еще далеки от единства в понимании того, что считать мотивом. Немало имеется расхождений и в определении роли потребностей в человеческом поведении, классификации мотивов, в характеристике мотивационной структуры личности и другом.

В настоящее время в связи с активной разработкой проблемы
личности исследованию мотивации поведения стало больше уделяться внимания в философской, социологической и другой литературе.

В работах, изданных в последние годы, основательной критике
была подвергнута психоаналитическая трактовка личности и мотивации поведения (теория Фрейда). Этой теме были посвящены
исследования В. И. Добренькова «Неофрейдизм в поисках
истины» («Мысль», 1974); Ф. В. Бассина «Проблема бессознательного» (Медицина», 1968), австрийского философа-марксиста Вальтера Холличера «Человек и агрессия (3. Фрейд и К. Лорень в свете марксизма)» («Прогресс», М., 1975); французских социологов К. Б. Клемана, Люсьена Сэва, П. Рюно Марксистская критика психоанализа» («Прогресс», М., 1976).

Следует, однако, отметить, что некоторые философские аспекты данной проблемы все еще недостаточно исследованы. Особенно нуждаются в разработке гносеологические и нравственно-
этической аспекты мотивации поведения, в частности такие, как
свобода воли и мотивация поведения, роль мотива и цели в нравственно-этической оценке содеянного.

Актуальность данной проблемы подчеркивается и ее практической значимостью. XXVI съезд КПСС особо обратил внимание на
то, чтобы исследования в области общественных наук проводились
в тесной связи с жизнью, практикой коммунистического строительства 3 . Исследуемая проблема непосредственно связана с содержанием и направлением уголовной политики Советского государства, задачами и целями наказания и организацией его исполнения.

Проблема мотива непосредственно связана с разработкой и
применением целого ряда институтов уголовного права — определением оснований уголовной ответственности и ее индивидуализацией, установлением субъективной стороны преступления вменяемости, характеристикой обстоятельств, исключающих

общественную опасность деяния, разграничением стадий умышленной
преступной деятельности, индивидуализацией уголовной ответственности соучастников и других. Словом, нет такого института в уголовном праве, где бы влияние проблемы мотивации не было заметным.

Особо следует отметить криминологический аспект этой проблемы и связь ее с личностью. Именно исследование криминологического аспекта проблемы мотивации преступления вызывает наибольший теоретический интерес и делает ее наиболее перспективной. Собственно, разработка мотива преступления в правовой литературе и началась с того момента, когда при исследовании преступления на первый план был выдвинут криминологический аспект.

Разработка мотива преступления дала возможность несколько
иначе подойти к решению проблемы социальной детерминации
противоправного поведения, характеристике личности и ее структуры, к определению соотношения социального и биологического в личности и другому.

Практическая значимость рассматриваемой проблемы и объясняет тот большой интерес, который проявляют к ней советские
криминалисты. Был издан целый ряд работ, в которых рассматриваются многие аспекты проблемы мотивации преступлений понятие мотива и его место в системе других субъективных признаков преступления 4 , философский аспект мотивации 5 , мотив и общие вопросы квалификации преступлений, влияние мотива на квалификацию отдельных преступлений, процессуальные вопросы установления мотива преступлений 6 и другие.

В данной работе ставится задача рассмотреть эту проблему комплексно, показать значение мотива в механизме волевого по
ведения, в характеристике личности и определении ее структуры
при квалификации преступлений, назначении наказания и т. д.

В основу работы положены лекции, которые в течение многих
лет читал автор студентам юридического факультета Казанского
университета по спецкурсу «Мотивы преступлений».

Глава первая


ПОНЯТИЕ МОТИВА ПРЕСТУПЛЕНИЙ


§1. Понятие мотива и его место в системе других субъективных признаков преступления

Взгляд на мотив преступления и его роль в общественно опасном поведении во многом зависит от того, какое содержание мы вкладываем в это понятие. Нередко споры, носящие весьма острый характер, отнимающие немало внимания и создающие видимость противоречий, часто проистекают оттого, что в одни и те же термины вкладывают разное содержание.

Трудность определения мотива в праве вызывается прежде всего тем, что в общей психологии — науке, призванной непосредственно заниматься разработкой проблемы мотивации поведения,— имеются большие расхождения в характеристике этого понятия. Как заметил бельгийский психолог Ж. Нюттэн, «психологи далеки от согласия в вопросе о том, какое место занимает мотивация в изучении объяснения поведения». 1 Некоторые представители буржуазной психологии вообще отрицают мотивацию поведения. Среди них — сторонники экспериментальной психологии, сводящие все побуждения к потребностям с чисто физиологической точки зрения, бихевиористы, игнорирующие сознание и видящие в поведении человека лишь проявление физиологического акта, психологи, придерживающиеся поведенческой схемы «стимул — реакция» и некоторые другие 2 . В советской психологии отсутствуют негативные концепции мотивации, однако и советские психологи далеки от единства в понимании мотива и его роли в человеческом поведении.

При выяснении содержания мотива преступления и определении его соотношения с другими признаками в общественно опасном деянии необходимо исходить из специфики и особенностей человеческого поведения. Как уже отмечалось, человеческое поведение, по своему социально-психологическому содержанию — явление весьма сложное, многоплановое. Однако главное, что отличает его от других явлений, это то, что оно носит целенаправленный, избирательный характер. Человек обычно стремится избрать такое поведение, которое бы больше соответствовало страстям и влечениям, занимающим важное место в структуре его личности.

Избирательность — это основное свойство поведения, его наиболее характерная черта (modus vivendi). Этим свойством обладает
любое человеческое поведение, в том числе и противоправное,
данное обстоятельство, как мы полагаем, и должно служить отправным пунктом в определении объективных и субъективных признаков преступления, в том числе и в определении мотивов и целей. Другими словами, в определении мотива должна быть прежде всего подчеркнута его основная функция, та роль, которую он выполняет, когда человеку приходится принимать решение, делать выбор в условиях сложных и противоречивых обстоятельств Потому определение мотива как положения, которым руководствовалось лицо, совершая то или иное действие, достаточно полно отражает специфику этого понятия и его роль в механизме человеческого поведения. Применительно к уголовному праву можно сказать, что мотив есть побуждение, которым руководствовалось лицо, совершая п р е с т у п л е н и е 3 .

Конечно, данный признак далеко не исчерпывает содержания
мотива Но он подчеркивает ту основную функцию, которую выполняет мотив в механизме человеческого поведения вообще и
противоправном поведении в частности.

Мотив определяет поведение не сам по себе, а только в соотношении с целью, в связи с теми результатами, я достижению которых стремится лицо, совершая то или иное действие. Мотив и
цель — понятия тесно связанные, взаимообусловленные, коррелятивные. Цель всегда опосредована мотивом, так же, как мотив
опосредован целью. От мотива зависит, как человек формулирует цель, цель же определяет, каким способом будет осуществлено возникшее намерение.

В философском плане цель—это тот идеальный образ, к которому стремится лицо, или модель, которую оно намерено получить
вследствие той или иной деятельности.

Целенаправленность — отличительная черта любой человеческой деятельности. Человек, прежде чем совершить какое-то действие, определяет цель (модель будущего), которую он стремится
достичь с помощью этого действия. Целенаправленным является
и общественно опасное деяние, но в этом случае цель имеет более
специфическое значение. Цель преступления — это тот
желаемый результат, который стремится достичь
лицо, совершая общественно опасное деяние.

Мотив и цель, хотя понятия и взаимообусловленные, но характеризуют различные стороны волевого процесса. Мотив отвечает
на вопрос, зачем человек совершает те или иные действия, цель
определяет направление деятельности. По существу мотив и цель
по-особому выражают динамический и смыслообразующий аспекты человеческой активности. Цель не возникает без мотива, но с
другой стороны, мотив, как и весь волевой процесс, получает
свое содержание благодаря цели, вследствие той конкретной деятельности, в которой эта цель находит свое воплощение.

Тесная связь мотива и цели подчеркивает и тесную зависимость
мотива и конкретного поведения, мотива и конкретной деятельности.

Мотив есть признак поведения, и абстрактно вне конкретной
деятельности он не существует и существовать не может. Мотив
определяет деятельность и сам определяется деятельностью. И, по
общему правилу, чем сложнее деятельность, тем сложнее побуждения, вызвавшие эту деятельность. То есть о мотиве можно говорить только применительно к определенной деятельности, в связи
с конкретным поведением человека. Но тут возникают следующие
вопросы: Может ли мотив, так сказать, «жить» в психике субъекта,
не проявляясь вовне? Можно ли считать, что в процессе жизни и
деятельности у каждого человека вырабатывается определенная
система мотивов, которой он руководствуется в своей деятельности? Иначе говоря, обосновано ли утверждение, что система
мотивов входит в структуру личности. Ответы на эти вопросы во
многом зависят от того, какой смысл будет придан понятию мотива
поведения. Если, как было показано выше, при определении мотива мы будем исходить из его основной функции — оказывать решающее воздействие на выбор поведения, то мы должны на все
эти вопросы ответить отрицательно. В самом деле,

если мотив выступает как побуждение, которым лицо руководствовалось, совершая то или иное действие, то о мотиве можно говорить только применительно к конкретной цели, конкретному действию. Вне конкретной цели, вне конкретного действия понятие мотива теряет
всякий смысл. Неверно было бы полагать, что, например, при
совершении хулиганства определяющие его мотивы — хулиганские побуждения — «дремали» в психике лица, учинившего эти
действия, задолго до их совершения и ждали только удобного
случая, чтобы проявиться вовне. На самом деле эти побуждения
возникли лишь в связи с конкретными обстоятельствами, при наличии определенных условий, которые, собственно, и вызвали к
жизни этот мотив, а также и намерение грубо нарушить общественный порядок и выразить явное неуважение к обществу. Особенностью хулиганских побуждений является именно то, что они возникают под воздействием конкретных условий и конкретной обстановки, которые оказывают решительное влияние на форму проявления этих мотивов. Разумеется, хулиганские мотивы не возникают на голом месте, вследствие испорченности натуры и нарушений психики. Они имеют определенное социально-психологическое обоснование. Их основная причина — неблагоприятные условия формирования личности и, как следствие этого, непомерный эгоизм, бескультурье, вульгарное понимание свободы своих действий и т. п. Однако формируются указанные мотивы главным образом под влиянием конкретной обстановки, в которой совершаются общественно опасные действия.

То же самое можно сказать и о таком мотиве, как месть. Месть
как мотив преступления возникает лишь тогда, когда появляется
обида, иначе говоря, лишь в связи с определенными, чаще всего
противоправными, действиями другого лица Разумеется, к мести
способен не каждый. Месть самым теснейшим образом связана с
личностью, ее социально-психологическими свойствами и особенностями. Но было бы неточно считать, что мотив мести уже сформировался в личности до появления обиды и занимал в ее структуре определенное место. На самом деле месть как мотив поведения появляется лишь в связи с конкретной обидой, определенными действиями другого лица. Не появится обида—не возникнет и месть.

Сложнее обстоит дело с решением этих вопросов, если понятие
мотива отождествляется с потребностями.

Несомненно, потребности имеют важнейшее значение в поведении человека Но потребности не остаются неизменными. Они
развиваются вместе с развитием личности. В них выражается
синтез социальных и биологических начал, и уже этим определяется их роль в человеческом поведении. У каждого человека в процессе его жизни и деятельности вырабатывается своя, соответствующая его внутреннему миру, система потребностей, влечений и интересов. Человек может развить одни потребности в ущерб другим, придать им не свойственное в иных условиях значение. Однако и в этом случае неточно было бы говорить о

постоянных мотивах, входящих в виде потребностей в структуру
личности и расположенных в ней в строго иерархическом порядке.
Сама по себе потребность еще не является мотивом поведения.
Она становится им, будучи соотнесенной с объектом и целью,
орудиями и средствами совершения деяния, оценкой деяния и предвидением последствий Другими словами, потребность выступает как мотив только в том случае, когда она осознана, эмоционально пережита и связана с конкретным поведением. Следовательно, мотивы не могут быть постоянными и жить, не проявляясь, в психике субъекта. Постоянными могут быть только влечения, стремления и интересы. Они-то и входят в структуру личности, оказывая воздействие на мотивацию и выбор поведения. По общему правилу, мотив преступления — побуждение осознанное, опосредованное желанием осуществления цели. Данная характеристика мотива покоится на том, что волепроявление—это единый процесс, в котором мотив, сознание, воля и другие психологические признаки выступают в единстве и взаимообусловленности. Выбор мотива и постановка цели, взвешивание «за» и «против» и принятие решения происходят в процессе осознания лицом социального смысла совершаемых действий, предвидения последствий и определенного волевого к ним отношения.

Все это связано не только с осознанием цели, но и мотивов поведения.

Вместе с тем мотивы не всегда бывают достаточно четко выражены и ясно осознаны. В отдельных случаях они вообще могут быть не осознаны, хотя в жизни мы не найдем ни одного случая, когда бы в основе поведения не лежал какой-нибудь мотив в форме страстного влечения, потребности или какого-либо иного стремления.

Неосознанность мотивов, побуждающих антиобщественное
поведение, может быть обусловлена различными причинами, в
гом числе эмоциональным состоянием, в силу сопротивления подсознательного, их неадекватностью. Необходимо иметь в виду,
что мотивация поступка, в том числе и общественно опасного поведения, сопровождается сложным психологическим процессом,
в котором побудительные, интеллектуальные, волевые, эмоциональные и другие психологические признаки находятся в тесной взаимосвязи и взаимообусловленности.

Решение совершить общественно опасное деяние чаще всего
сопровождается не одним, а несколькими побуждениями, смешанными мотивами, которые могут в какой-то мере дополнять, а в отдельных случаях и видоизменять основной мотив, усиливать его побудительное значение. В дальнейшем, в связи с рассмотрением вопроса о значении мотива для квалификации преступлений, мы остановимся на этом вопросе более подробно. Здесь же отметим, что именно смешанные мотивы делают каждый случай трудным, осложняют оценку и квалификацию совершенного деяния.

В этот сложный психологический процесс могут вплетаться
и противоречивые тенденции, менее привлекательные мотивы Неосознанно подменяться другими, более привлекательными.

Все это, несомненно, может затруднить осознание подлинных
мотивов общественно опасного поведения

Немаловажное значение в этом отношении имеет и эмоциональное состояние лица в момент совершения преступления. Без
переживаний, как известно, не возникает ни мысль, ни чувство,
ни воля. Эмоции могут затруднять или уменьшать осознание лицом
мотивов своего поведения, социального смысла содеянного, предвидения последствий своих действий. Особое уголовно-правовое значение в этом отношении имеет состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, т. е. состояние запальчивости и раздражения. В состоянии внезапно возникшего душевного волнения, как известно, сознание и воля бывают выражены иначе, чем в случаях, когда такое состояние отсутствует. Лицо в этом состоянии, особенно если оно возникло внезапно, вследствие неправомерных действий потерпевшего, чаще всего утрачивает не только контроль над своими действиями, но и способность правильно понимать побудительные причины своего поведения и характер содеянного. Это обстоятельство и объясняет, почему действующее уголовное законодательство рассматривает преступление, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного
душевного волнения, вызванного противоправными действиями
потерпевшего, как обстоятельство, смягчающее уголовную ответственность. Поэтому, решая вопрос о мотивах общественно опасного поведения, необходимо учитывать, наряду с другими психологическими признаками, и эмоциональное состояние лица в момент совершения этих действий.

Мотив в человеческом поведении выполняет многообразные функции, но две из них—динамизирующая и смыслообразующая — являются главными, определяющими.

Мотив может выступать как источник активности личности,
как фактор, побуждающий к совершению деяния, и вместе с тем
как обстоятельство, с которым связано осознание содеянного.

Мотив в конкретном человеческом поведении прежде всего
выполняет динамизирующую роль. Он стимулирует поведение,
является источником активности личности. Мотив стоит в начале
волевого процесса и выступает как побудительная сила к совершению действия. Само этимологическое значение этого термина
непосредственно связано с отмеченной функцией мотива. Латинские термины «motum», «moveo» — двигать, двигаю,— как нельзя
лучше выражают данную особенность мотива.

Но какие побудительные факторы лежат в основе мотива?
В чем заключается та сила, которая активизирует волевой процесс?

Следует отметить, что в литературе, в том числе и по общей
психологии, нет единого мнения по этим вопросам.

Некоторые психологи исходят из того, что побудительная сила
человеческой активности заключена исключительно в потребностях 4 . Другие же, наоборот, полагают, что потребности не исчерпывают все психологические факторы, имеющие побудительное значение что, помимо потребностей, человеческое поведение могут

определять и другие стимулы—склонности, интересы, стремления 5 .

Несомненно, потребности имеют первостепенное значение в
детерминации человеческого поведения. Их побудительная роль
настолько очевидна, что не вызывает никакого сомнения Вместе
с тем как ни важны потребности в характеристике человеческого
поведения, они не исчерпывают всех факторов, вызывающих активность личности.

Прежде всего имеется немало побуждений к действию, особенно
в применении к общественно опасному поведению, которые
вообще весьма сложно объяснить категорией «потребность» даже
при самом широком толковании этого понятия К примеру, совершение преступлений по мотивам ложно понятой необходимости
из хулиганских побуждений, ненависти, из соображении альтруизма Но главное не в этом. Дело в том, что сводя все стимулы активности личности лишь к потребностям, мы тем самым преуменьшаем значение волевого момента в человеческом поведении
Человек как правило, находится в сложных и противоречивых
обстоятельствах и ему часто приходится выбирать между различными возможностями, между личными интересами и соображениями долга, одолевающими его потребностями и чувством ответственности и т.д. 6

С помощью категории «потребность» трудно объяснить побудительную роль права вообще и уголовного закона в частности Уголовный закон выступает как мотив должного поведения Он апеллирует к сознанию человека и его воле, стремясь возбудить у него чувство долга и сознание ответственности Другими словами, уголовный закон содержит призыв к тому, чтобы человек при выборе поведения руководствовался не только личными интересами и потребностями, а, проявляя волю, исходил из чувства ответственности и соображений правильно понимаемой необходимости Волевое намерение, следовательно, может быть одним из побудительных факторов, детерминирующих поведение человека К сожалению, как свидетельствуют материалы судебной практики, недостатки в развитии и формировании воли нередко выступают в числе факторов, облегчающих совершение преступления.

Таким образом, помимо потребностей, в качестве динамизирующих факторов, определяющих человеческую активность, в том числе и совершение общественно опасных действий, могут выступать и другие побуждения — стремления, чувства, интересы,
склонности и т д. Особое значение в детерминации антиобщественного поведения имеют такие побуждения, как корысть, месть, хулиганские мотивы, ревность, стремление избежать неблагоприятных последствий и другие.

Динамизирующий аспект не исчерпывает значение мотива в
конкретном человеческом поведении В волевом процессе, посредством которого совершается действие, мотив выполняет и смыслообразующую роль. Нужно, однако, отметить, что эту роль мотив выполняет не сам по себе, а лишь в соотношении с целью

собственно, сам процесс осмысливания поведения зависит от того, как человек ставит цель Следовательно, смыслообразующая роль
мотива сводится главным образом к тому, как человек осознал
свои побуждения, как он объясняет совершенные им действия,
их причину, направленность.

Динамизирующая и смыслообразующая особенности мотива —
это взаимообусловленные свойства одного и того же явления.
Однако в отдельных случаях они могут и не совпадать. Это несовпадение, как уже отмечалось, может быть обусловлено недостаточной осознанностью лицом действительных мотивов, совершенных им действий. Например, лицо может объяснять свой поступок одними мотивами, в действигелыюсш же они были детерминированы другими побуждениями.

Гобсек, герой одноименной повести Оноре де Бальзака, на
вопрос о том, для чего ему нужны несметные ценности, на приобретение которых он тратит всю свою жизнь, отвечает так: «Все
человеческие страсти, раскаленные столкновением интересов в
нынешнем вашем обществе, проходят передо мной, и я произвожу
им смотр, а сам живу в спокойствии. Научную вашу любознательность, своего рода поединок, я заменяю проникновением во все побудительные причины, которые движут человечеством. Словом, я владею миром, не утомляя себя, а мир не имеет надо мной ни малейшей власти» 7 Своеобразная философия Гобсека, с помощью
которой он пытается объяснить свои действия,— лишь ширма.
На самом деле истинными мотивами его поведения являются
корыстные интересы, страсть к накопительству, непомерная привязанность к деньгам. В данном примере мы имеем классический
сличай несовпадения мотива и мотивировки.

Несовпадение мотива и мотивировки может быть вызвано и
другими причинами, в частности, стремлением скрыть действительные мотивы своих действий. Например, стремлением избежать
неблагоприятных последствий и иными побуждениями. С подобными примерами нередко сталкивается и судебная практика.

refdb.ru

Мотив преступления как итог мотивационного процесса: его значение при квалификации убийств тема диссертации и автореферата по ВАК 12.00.08, кандидат юридических наук Думанская, Елена Игоревна

Оглавление диссертации кандидат юридических наук Думанская, Елена Игоревна

ГЛАВА 1. МОТИВ КАК ФАКУЛЬТАТИВНЫЙ ПРИЗНАК СУБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

1. ОБЩИЕ ПОДХОДЫ К ПОНИМАНИЮ ПРИРОДЫ ПРЕСТУПНОЙ МОТИВАЦИИ

2. МОТИВАЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС, ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ МОТИВОВ

3. ЮРИДИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ МОТИВА

ГЛАВА 2. РОЛЬ МОТИВА ПРИ КВАЛИФИКАЦИИ УБИЙСТВ

1. МОТИВ В ОСНОВНОМ СОСТАВЕ УБИЙСТВА

2. МОТИВ УБИЙСТВА, СОВЕРШЕННОГО В СОСТОЯНИИ АФФЕКТА

Введение диссертации (часть автореферата) На тему «Мотив преступления как итог мотивационного процесса: его значение при квалификации убийств»

Понимание природы мотива преступления — одна из более актуальных и далеко не решенных проблем в области правовой науки и юридической практики. Ее значимость обусловлена потребностями следственной , судебной и пенитенциарной практики в комплексном, междисциплинарном подходе к изучению причин преступного поведения, многообразием этиологических факторов преступного поведения, вариантами их многовекторного сочетания и взаимодействия, обуславливающими большой методологический спектр подходов к практике дифференцированной уголовной ответственности и наказания .

История осмысления преступного мотива насчитывает более сотни лет. Высказывалось немало гипотез, формулировалось достаточное количество концепций, объясняющих крайнюю форму поведения человека — преступное поведение. Подходы к пониманию природы преступной мотивации имели довольно разнообразный спектр. Ломброзо Ч. сконструировал теорию « прирожденного » преступника . Фрейд 3. рассматривал преступность как результат дефективного развития личности. По мнению Г. Тарда, преступление является результатом неумолимой тяги одних « подражать » и « заражаться » поведением других. С сегодняшней позиции накопленных знаний о преступной мотивации такие гипертрофированные суждения далеки от реальных побуждений преступника, хотя определенная доля истины в них, безусловно, есть.

Нам понятны позиции Э. Ферри и Р. Мертона, которые указывали на то, что в основе преступных побуждений лежат неудовлетворенные потребности. Конечно, так четко и определенно они не формулировали это положение, но логический анализ их суждений наводит нас на такой вывод. Э. Ферри указывал, что «жизнь предписывает борьбу и эта борьба совершается как посредством честной экономической деятельности, так и посредством деятельности бесчестной и преступной»1. Ученый призывал к такой организации общества, которая бы максимально сокращала условия для совершения преступлений и давала индивидам возможность честным путем л удовлетворить свои потребности» .

После выхода первых работ, посвященных анализу природы преступного мотива, прошло много лет. Но и сегодня в данной проблеме больше вопросов, чем ответов. Внимание к этому явлению никогда не ослабевало. И тем не менее, несмотря на пристальное внимание правоведов к данной проблеме, остается еще немало нерешенных или спорных вопросов, которые исследователи трактуют по-разному.

В отечественной литературе проблема мотива преступления представлена в работах: Абельцева С.Н., Барановского H.A., Волкова Б.С., Викторова Б.А., Игошева К.Е., Ильина Е.П., Кудрявцева В.Н., Лунеева В.В., Козаченко И.Я., Капинус О.С., Тарарухина С.А., Харазишвили Б.В. и др.

Несмотря на обстоятельные разработки анализируемой проблемы все еще нет исчерпывающей ясности в понимании природы мотива преступления. Весьма распространенным представлением является мнение, что мотив — это и есть причина противоправного поведения. Нередко авторы ограничиваются лишь общим положением, что в основе мотива лежат потребности, но сама система этих потребностей не раскрывается, а ведь понимание, какая именно потребность явилась импульсом для формирования мотива безусловно способствует установлению конкретного мотива.

Отсутствует развернутая схема отношения между двумя мотивационными состояниями: « потребность » — « мотив ». Потребность, как известно, не имеет правового содержания. Преступных потребностей не

1 Ферри Э. Уголовная социология. — СПб.: Просвещение, 1910. С 286.

2 Ферри Э. Указ . соч. С. 394. бывает. Но при широком спектре различных побуждений и обстоятельств люди идут на преступления, включая убийства . Выявить механизм мотива -необходимая задача, ибо мотив имеет важное уголовно-правовое значение.

Случается, что сущность мотива определяется лишь одним понятием -побуждение. Такое понимание для правоприменительной практики мало что дает. К тому же диапазон побуждений поведения человека довольно широк -это и желание, стремление, интерес, запрос, намерение.

На наш взгляд, недостаточно разработанной проблемой уголовного права является вопрос о самой природе мотива. Стремление понять и объяснить i природу мотива преступления, проникнуть в механизм его формирования является задачей не только психологии и криминологии , но и теории уголовного права. Более того, эта проблема, в сравнении с другими науками, для уголовного права имеет актуальность как для теории, так и для правоприменительной практики. Значимость вопроса предопределяется тем, что в судебной практике от установления признака субъективной стороны -мотива преступления — зависит квалификация (особенно в убийствах , где сам законодатель указывает чаще, чем в других составах, мотив в качестве квалифицирующего признака) и индивидуализация наказания. Это и определяет актуальность настоящей диссертационной работы.

Степень научной разработанности проблемы. Вопросам мотива и мотивации преступного поведения посвящены работы, затрагивающие различные грани этой проблемы. Исследованиями в области психологии занимались: А. Адлер, Е. Ильин, Ч. Ломброзо, А. Маслоу, С. Рубинштейн, Д. Узнадзе, Э. Ферри, X. Хекхаузен и др. В области уголовного права, криминологии, юридической социологии и юридической психологии: проблема мотива преступления представлена в работах: Ю.А. Антоняна , H.A. Барановского, Б.С. Волкова, Б.А. Викторова , П.С. Дагеля, В.Н. Кудрявцева,

И.Я. Козаченко , О.С. Бурлевой, Т.В. Кондрашовой, О.С. Капинус , В.В. Лунеева, Л.И. Долговой, Л.И. Рарога , С.А. Тарарухина, Б.В. Харазишвили и др.

Несмотря на существование спорных вопросов, до настоящего времени нет комплексного монографического исследования, посвященного анализу мотива преступления. Более того, некоторые важные аспекты этой проблемы остаются неосвещенными, а многие — требующими дальнейшей теоретической разработки.

Объектом исследования является мотив преступления как признак субъективной стороны состава преступления, соотношение с мотивацией преступного поведения.

Пред1мет исследования — нормы Общей и Особенной частей УК РФ, разъяснения Верховного суда РФ, отечественное уголовное законодательство предшествующих исторических периодов, уголовное законодательство ряда зарубежных государств.

Цель работы — проанализировать природу « мотива преступления », провести анализ соотношения категорий « мотив » и « мотивация » преступного поведения, систематизировать мотивы, а также разработать предложения по совершенствованию законодательства и положений Пленума Верховного суда РФ, относящихся к учету мотива преступления при квалификации убийств .

В работе мы стремились создать концепцию мотива преступления, имеющую фундаментальное значение в реализации принципов законности , справедливости и гуманизма, основанной на использовании специальных уголовно-правовых и психологических знаний как целостной системы взаимосвязанных его свойств и признаков для повышения эффективности борьбы с преступностью на теоретическом, законодательном и правоприменительном уровнях.

Однако, в отличие от разработки междисциплинарных проблем в криминологии, уголовно-правовое направление не развивалось с должной интенсивностью. Анализ литературы, в частности, по уголовному праву приводит к выводу об отсутствии целостной концепции мотива преступления с учетом достижений современных наук.

Для достижения поставленной цели мы ставим перед собой следующие задачи:

1. Провести анализ подходов к пониманию мотивации преступления учеными предшествующих эпох, которые оставили богатый материал для осмысления механизмов преступного поведения.

2. Провести анализ истоков тех первичных импульсов, которые побуждают человека к действию. Разработать целостную типологию потребностей, лежащих в основе мотивации, которая могла бы быть использована в уголовно-правовой практике

3. Представить свое видение мотивационного процесса преступления.

4. Представить процесс трансформации первичных побуждений в мотив противоправного действия.

5. Дать определение категории « мотив преступления », предложить свою классификацию мотивов.

4. Проанализировать ряд мотивов убийств, предусмотренных статьями 105 и 107 УК РФ и на базе исследования сформулировать предложе5ния для правоприменительной практики.

Методология и методика исследования. Методологическая основа работы исходит из понимания исследуемой проблемы как комплексной, междисциплинарной, охватывающей криминологический , психологический и уголовно-правовой аспекты. Используются историко-правовой, сравнительно-правовой, криминолого-социологический, формально-логический, системно-аналитический и иные методы исследования.

В процессе исследования мы руководствовались отраслевым законодательством — уголовным, уголовно-процессуальным, уголовно-исполнительным, а также исходили из положений, изложенных в фундаментальных работах по уголовному праву, криминологии, юридической психологии.

Теоретическая основа исследования. При написании работы мы опирались на работы отечественных и зарубежных авторов по уголовному праву, криминологии, юридической социологии и юридической психологии, таких как А. Адлер, Б. Волков, Б. Викторов, Б. Кудрявцев , Ч. Ломброзо, А. Маслоу, Э. Ферри, X. Хекхаузен и др.

Нормативная база исследования: действующее уголовное законодательство России, международно-правовые акты, уголовное законодательство предшествующих исторических периодов, уголовное законодательство ряда зарубежных стран.

Эмпирическую базу исследования составили разъяснения Пленума Верховного суда РФ, правоприменительная практика Верховного Суда РФ по конкретным делам об убийствах, Свердловского областного суда, районных судов г. Екатеринбурга за 1998-2002 г.г.

Научная новизна работы заключается в следующем:

Большинство публикаций последних лет по проблеме мотива посвящены анализу структуры мотивационного процесса, где мотив представлен как последняя фаза этого процесса. Новизна нашей работы заключается в том, что при анализе мотивационного процесса рассмотрены не только его конечный этап (мотив), но прежде всего и больше первичный, изначальный импульс (потребности).

В работе предметно рассмотрен вопрос корреляции между двумя категориями « потребность » и « мотив ». Мы не только указали на функциональную сторону мотива, что обычно освещается в литературе, ибо именно мотив определяет выбор, направленность поведения человека и является импульсом его действий, источником его активности, но и показали закономерную связь содержательной стороны двух категорий: « потребность » и « мотив ». Стремились наполнить мотив конкретикой, раскрывая психологическое содержание тех изначально базовых нужд человека, которые детерминируют мотив.

Конечно, знание системы потребностей не решает проблемы установления мотива. Но это, безусловно, способствует тому, чтобы знать и понимать почему возникают бесчисленные коллизии реального бытия, ведущие к преступлениям .

Учитывая, что в правовой литературе порой неправомерно отождествляются два далеко не тождественных понятия « мотив » и « мотивация », мы разграничили эти категории.

Потребности и мотив — два « полюса » одного мотивационного процесса. Их разделяет целый ряд непосредственно взаимосвязанных этапов и стадий, где одно превращается в другое, где одно влияет на другое. На результативную сущность сложного механизма взаимопроникновения одновременно влияют: внутренние установки личности — это, с одной стороны, а, с другой стороны, -окружающая социальная среда, образ жизни, конкретная ситуация. В конечном счете формируется, складывается мотив как своеобразный результат, « сгусток » многих побудительных импульсов и влияний.

Под мотивом мы понимаем конечную фазу мотивационного процесса, представляющую собой сложное образование, которое и выступает непосредственной побудительной силой преступления.

В уголовном праве « мотив » носит предельно абстрактную форму: « корысть », « месть », « ревность », « хулиганские побуждения » и др. В психологии понятие мотив наполнено содержательной стороной. В нашей работе раскрывается смысловое содержание мотива применительно к целям и задачам уголовного права. Это содержание имеет взаимосвязанные, междисциплинарные биолого-психологические и уголовно-правовые аспекты.

Научная новизна исследования находит свое выражение в следующих основных положениях, выносимых на защиту:

1. Представлена развернутая система и классификация потребностей, так как в существующей литературе по проблемам преступной мотивации, как правило, основное внимание уделяется лишь ее конечной фазе (мотиву), а изначальный импульс (потребности), остаются без детальной характеристики и предметной конкретизации. Одной из предпосылок противоправного поведения является неудовлетворенность потребностей, и коль скоро складывается разрыв между устремлениями индивида и его возможностями удовлетворить их законным путем, запросы реализуются преступным путем.

2. Отстаивается положение о неправомерности отождествления понятий « мотив » и « мотивация ». Мотивация — это сложный процесс, состоящий из ряда этапов, блоков. Мотив — это конечная фаза мотивационного процесса.

3. Представлен мотивационный процесс как блок побудительных сил, имеющих разный уровень.

4. Дается дефиниция понятия « мотив » как завершающей стадии мотивационного процесса.

5. Раскрывается мотивационная функция категории «цель». Обычно цель выводится за рамки процесса мотивации. Традиционно считается, что «цель» это тот результат, к которому стремился преступник . Но цель обладает и мотивационной функцией: образ желаемого результата играет в поведении преступника большую стимулирующую роль.

6. Исследуются мотивы, при наличии которых деяние подлежит квалификации по ч.1, ч 2 ст. 105 УК РФ.

7. Предлагается внести изменения и дополнения в Постановление Пленума Верховного суда РФ «О практике назначения судами уголовного наказания» от 11 июня 1999 г. № 40».

8. Предлагается дополнить Постановление Пленума Верховного суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)».

9. Определяется специфика мотива убийства в состоянии аффекта как синтез, совокупность двух моментов рационального и эмоционального плана, которые, взаимодействуя друг с другом и взаимодополняя друг друга, определяют действия виновного , сливаясь в единый поток побудительных причин. Мы склонны считать, что в этом мотиве все же превалирует эмоциональная сторона (обида, гнев, слепая ярость). Состояние « суженного сознания », характерное для сильного душевного волнения, приводит к тому, что действия виновного, как правило, носят скорее инстинктивный характер, а сознание наличествует на минимальном уровне.

Практическая значимость. Практическая значимость работы заключается в том, что ее рекомендации соотносить мотив преступления с потребностями, под непосредственным влиянием которых сформировался мотив, могут быть полезны для более точного выявления мотива и, соответственно, квалификации и назначения наказания, адекватного содеянному .

Во-первых, сегодня в решении судов нередко указываются мотивы, которые лежат на поверхности (либо вообще не указываются мотивы), а во-вторых, наша правоприменительная практика свидетельствует, что суды вынуждены ограничиваться лишь узким кругом мотивов, закрепленных в законе, который далеко не отражает реального разнообразия мотивационной сферы человека, и случается, что названый мотив весьма далек от тех истинных побудительных причин, которые « толкнули » человека на преступление. Такое происходит особенно тогда, когда налицо конкуренция мотивов, когда преступное деяние обусловлено не одним мотивом, а несколькими.

На наш взгляд, гуманистические цели и задачи уголовной ответственности и законного , справедливого наказания, предусмотренные действующим законодательством, останутся лишь бессодержательной декларацией , если они не будут основываться на всестороннем учете всех аспектов мотива преступления, характеризующего преступника.

Предметное исследование психологической и правовой природы мотива преступления, в частности, разработанная нами классификация человеческих потребностей, а также анализ структуры мотивационного процесса могут быть использованы в правоприменительной практике правоохранительных и судебных органов, став своеобразной методической основой установления мотива преступления. 1

Ряд идей и выводов могут быть полезны при совершенствовании действующего законодательства, могут быть положены в основу разъяснений пленума Верховного суда РФ, посвященных практике назначения наказания, практике применения ст. 105 УК РФ.

Апробация работы. Диссертация обсуждена на кафедре уголовного права Уральской Государственной Юридической Академии. Ее основные положения работы изложены в научных публикациях и статьях .

Объем н структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, шести параграфов, заключения и библиографического списка. Работа выполнена в соответствии с требованиями ВАК . Объем работы составляет 163

Заключение диссертации по теме «Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право», Думанская, Елена Игоревна

Чтобы выяснить конкретный мотив преступления , необходимо знать систему тех побудительных сил, импульсов, которые толкают людей к активным действиям, конкретным поступкам. Вот почему в первой главе мы рассмотрели существующие подходы к пониманию общей природы мотивации.

Осмысление различных гипотез, концепций, объясняющих крайнюю форму человеческого поведения — преступного , показывает, как складывались, как формировались предпосылки для научного понимания причин преступлений . Многие исследователи прошлого (Ч. Ломброзо , Э. Ферри и др.) подходили к изучению причин преступности через ее носителя, они связывали преступность с существованием особого типа личности, обладающего специфически прирожденными чертами и свойствами. Несмотря на историческую ограниченность знаний своего времени о внутренней психологической природе человека, эти ученые внесли большой вклад в становление общей теории мотивации преступного поведения.

Реальная жизнь преподносит практическим работникам огромный круг мотивов именно потому, что в их основе лежит большой ряд базовых потребностей. Ситуация усугубляется тогда, когда юристам приходится выявлять мотивы, сформированные на основе генетически или социально деформированных потребностей, которые проявляются в таком искаженном виде, что с трудом подаются разумному объяснению. На наш взгляд, в этих случаях знание системы потребностей — это наиболее плодотворный подход к установлению мотива.

При установлении мотива преступления необходимо исходить из постулата, что в основе преступного поведения лежит неудовлетворенность какой-то конкретной потребности.

Нам представляется разумной классификация потребностей, состоящая из пяти уровней, наиболее полно охватывающих всю совокупность базовых потребностей человека: биологические ,материальные, социальные, духовные, потребности в искусственной симуляции энергетики.

Соответственно, за основание деления мотивов преступления нами взята классификация потребностей человека. Итак, все мотивы преступления мы делим на 5 основных видов:

Мотивы, в основе которых лежат биологические потребности.

Мотивы, в основе которых лежат социальные потребности.

Мотивы, в основе которых лежат материальные потребности.

Мотивы, в основе которых лежат духовные потребности.

Мотивы, в основе которых лежат потребности в искусственной симуляции энергетики.

Формирование мотива — очень сложный процесс. В основе одного и того же мотива могут лежать различные потребности. Кроме того, на формирование мотива оказывают влияние и такие факторы как психологические установки личности, ее психические и даже физические свойства и многое другое. Поэтому понятие «мотив» следует отличать от «мотивации» преступного поведения (понятия более широкого, обусловленного разнообразными факторами и компонентами).

Было бы правильным говорить о том, что мотивационный процесс представляет собой блок побудительных сил, имеющих разный уровень, различные функции. Этот блок в совокупности своих элементов и является тем, как бы объединяющим внутренним импульсом, который и побуждает человека на целеустремленные действия и конкретные поступки.

Мотивация — это более широкое понятие, чем мотив. Модель преступной мотивации состоит из следующих компонентов:

— Потребности. Это основа, база формирования определенной направленности поведения человека, побуждаемой какой-либо врожденной или социально сформированной нуждой.

— Интерес. Он возникает на почве осознания своей потребности и выражается в виде предметных устремлений и конкретных запросов.

— Цель как элемент мотивации. Существует точка зрения, что цель — это лишь тот результат, к которому стремился преступник . Мы же считаем, что цель имеет две функции: не только результативную, но и мотивационную. По законам элементарной логики, цель — это завершающая фаза мотивационного процесса. Не случайно считается, что важнейшим пунктом в процессе мотивации является « сдвиг мотива на цель ».

Но мы считаем, что цель, как мыслимый предмет желаний и устремлений преступника , обладает и мотивационным побудительным свойством. Никто не станет активно действовать не имея перед собой конкретной цели. В структуре преступной мотивации «цель» одновременно исполняет две функции: мотивационную, как образ своего желания, устремления и как предметный объект, на который индивид направляет свои силы, волю для достижения конкретного результата. Законодатель не случайно ставит « мотив » и «цель» в один ряд, ибо это облегчает возможность понять суть содеянного . И если порой бывает сложно сразу установить мотив, то материально-предметная цель помогает осмыслить содержательную сущность мотива.

— Оценка ситуации. Во-первых, преступник анализирует окружающую реальность, все барьеры и препятствия, которые есть и те, которые могут возникнуть при реализации своего намерения. Во-вторых, он оценивает свои силы и способности, необходимые для осуществления задуманного.

— Выбор способа и средств реализации умысла .

Мотив — это конечная, завершающая фаза сложного психологического образования. Это своеобразный итог тех предпосылок и установок, которые формировались на всех стадиях мотивационного процесса. Мотивнепосредственный импульс, побуждающий преступника к совершению преступления.

Считаем, что понятия « мотивация », « мотивационный процесс », « мотивационный механизм » по своему смысловому содержанию одинаковы, они лишь по-разному называются. Все эти понятия отражают одну и ту же внутреннюю структуру, процесс перехода, превращения импульса в мотив преступного действия.

Нам представляется, что уместно говорить о преступной этиологии в уголовном праве. Проблема личности преступника необоснованно почти полностью отдана на изучение криминологии . Факты свидетельствуют, что в правоприменительной практике не уделяется должного внимания глубинным уровням психической активности человека, например, по делам об убийстве из хулиганских побуждений. На наш взгляд, при установлении мотивации тех же хулиганских побуждений нельзя ограничиваться анализом лишь рационального в поведение преступника. В частности, здесь срабатывают такие природные защитные механизмы, как агрессия, злоба.

Рекомендации по более глубокому анализу личности преступника и его мотивационных побуждений, определенной мотивационной направленности могли бы найти отражение в постановлениях Пленума Верховного суда РФ, посвященных практике назначения судами уголовного наказания .

Так, нами предлагается внести в Постановление Пленума Верховного суда РФ «О практике назначения судами уголовного наказания» от 11 июня 1999 г. № 40» следующие изменения и дополнения:

— дополнить рекомендациями по более глубокому анализу личности преступника, мотивационных установок, мотивационной направленности личности.

— указать те обстоятельства, которые суд вправе признать смягчающими, например, такие «положительные», «извиняемые» мотивы, как ложно понятые интересы государства либо предприятия, научные интересы и др., а также иные мотивы, которые в теории условно относят к «общественно полезным». указать на сущностную неравнозначность различных мотивов деятельного раскаяния и их дифференциацию (например такие мотивы, как сострадание и жалость являются основанием для назначения менее строгого наказания).

На наш взгляд, при решении вопроса о квалификации убийства , совершенного в драке или ссоре, прежде всего необходимо исходить из того, каковы мотивы убийства, так как ссора или драка не исключает наличия мотивов, влекущих признание убийства совершенным при отягчающих обстоятельствах. При наличии ссоры или драки исключается автоматическое вменение ч.1 ст. 105 УК. Вменение ч.1 ст. 105 УК РФ возможно, если установленный мотив убийства, совершенного в ссоре или драке, не относится к квалифицирующим признакам.

Нами показана специфика мотивов, которые закреплены в ч. 2 ст. 105 УК РФ: корыстные побуждения, хулиганские побуждения и т.д. Конечно, перечень данных мотивов далеко не адекватен тем побудительным причинам, которые толкают людей на преступления против жизни. Вот почему в приговорах судов по данной категории дел мотивы носят абстрактный, отвлеченный характер.

Мы предлагаем внести в Постановление Пленума Верховного суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» следующие дополнения:

— дать более четкое и развернутое разъяснение относительно мотивов, предусмотренных ч. 1 ст. 105 УК РФ: к указанным мотивам следует относить ревность, месть , за исключением мести на почве выполнения потерпевшим служебного или общественного долга и кровной мести , а также мести за сопротивление, оказанное потерпевшим в процессе преступлений, предусмотренных ст.ст. 126, 206,131,132, 162, 163, 209 УК РФ, зависть, неприязнь, ненависть возникшим на почве личных отношений, злобу, обиду.

— разъяснить судам, что « драка » и « ссора » — это не мотив преступления, а всего лишь обстоятельства убийства, совершенного по какому-то определенному мотиву. Это могут быть месть, ревность, хулиганские побуждения, трусость, зависть, самоутверждение, обида, злость и пр.

— указать, что квалификация по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ исключает возможность квалификации по иным пунктам ч.2 ст. 105 УК РФ, предусматривающим иные цели и мотивы, в частности, обратить внимание судов на невозможность идеальной совокупности п. «б» и п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

— рекомендациями по установлению характера отношений исполнителя убийства по найму с потерпевшим и условия договоренности между исполнителем и заказчиком. Если они свидетельствуют о личных мотивах убийства потерпевшего (например, и заказчик и исполнитель руководствуются чувством ревности или мести), а вознаграждение имеет второстепенное, символическое значение, содеянное должно оцениваться как простое убийство .

Также предлагается изменить редакцию п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Представляется, что п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ должен содержать квалифицирующий признак убийства, совершенного не по мотиву кровной мести, а по обычаю кровной мести. А мотивом в данном преступлении может быть стремление утвердиться, сохраниться на социально-психологическом уровне, подчиниться культуре.

Нормативные акты и судебная практика

1. Всеобщая декларация прав человека 10 декабря 1948 г.

2. Конституция Российской Федерации

3. Уголовный кодекс Российской федерации

4. Гражданский кодекс Российской Федерации

5. Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993г.,

6. Постановление Пленума Верховного суда РФ «О практике назначения судами уголовного наказания» от 11 июня 1999 г. № 40

7. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»

8. Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» от 14 февраля 2000 г. № 7.

9. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 5.

10. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 6.

11. Бюллетень Верховного суда РФ. 1998. № 3.

12. Бюллетень Верховного суда РФ. 1998. № 6.

13. Бюллетень Верховного суда РФ. 1999. № 1.

14. Бюллетень Верховного суда РФ. 1999 г. № 6.

15. Бюллетень Верховного суда РФ. 1999. №11.

16. Бюллетень Верховного суда РФ. 2000. № 1.

17. Бюллетень Верховного Суда РФ . 2001. № 8.

18. Бюллетень Верховного суда РФ. 2002. № 1.

19. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 9.

20 Архив Кировского районного суда г. Екатеринбурга. Дело № 34502, 1998 г.

21.Архив Чкаловского районного суда г.Екатеринбурга, дело № 881506, 2002г.

22.Архив Чкаловского районного суда г.Екатеринбурга, дело № 977906, 2002г.

23.Архив Чкаловского районного суда г.Екатеринбурга, дело № 708806, 2002г.

24.Архив Чкаловского районного суда г.Екатеринбурга. Дело № 556906. 2002г.

25. Архив Свердловского областного суда. Дело № 2-281/01, 2001 год.

26. Архив Свердловского областного суда. Дело № 2-268/01, 2001 год.

27. Архив Свердловского областного суда. Дело № 2-94/02, 2002 год.

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Думанская, Елена Игоревна, 2005 год

1. Антонян Ю.М. Психология убийства. — М.: Юристъ , 1997. — 304 с.

2. Абельцев С. Н. Личность преступника и проблемы криминального насилия. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2000. — 207 с.

3. Адлер А. Наука жить. Киев: Port-royal, 1997. — 288 с.

4. Беляев В. Г., Свидлов H. М. Вопросы квалификации убийств : Учебное пособие. Волгоград: ВСМ МВД СССР, 1984. — 60 с.

5. Блэкборн Рональд. Психология криминального поведения. СПб.: Питер, 2004. — 496 с.

6. Бородин С. В. Квалификация преступлений против жизни. М.: Юрид . лит, 1977.-240 с.

7. Бородин C.B. Преступления против жизни. М.: Юристъ, 1999. — 356 с.

8. Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. С-Пб.: Питер, 1997. — 336 с.

9. Васильев В. Л. Юридическая психология. СПб.: Питер Пресс, 1997.- 656с.

10. Викторов Б . А. Цель и мотив в тяжких преступлениях. М.: Госюриздат, 1963.- 82 с.

11. Волков Б. С. Детерминистическая природа преступного поведения. -Казань: Издат. Казанского ун-та, 1975. 110 с.

12. Волков Б. С. Мотив и квалификация преступления . Казань: Издат. Казанского ун-та, 1968. — 166 с.

13. Волков Б. С. Мотивы преступления: (Уголовно-правовое и социально-психологическое исследование). Казань: Издат. Казанского ун-та, 1982. — 152 с.

14. Волков Б. С. Проблема воли и уголовная ответственность. Казань: Издат. Казанского ун-та, 1965. — 136 с.

15. Гиляровский В.А. Учение о галлюцинациях. М.: Изд-во Академии медицин, наук СССР , 1949. — 194 с.

16. Даль В. Толковый словарь живого русского языка. М.: Гос.изд. иностран. и нац. словарей, Т.4, 1955. — 683 с.

17. Дагель П. С. Учение о личности преступника в советском уголовном праве. Учебное пособие. Владивосток: изд. ДВГУ , 1970. — 132 с.

18. Дриль Д.А. Преступность и преступники (Уголовно-психодогические этюды). СПб.: Издание Я. Кантаровича. 1899. — 293 с.

19. Емельянова Е.И., Емельянов Г.А. Антисоциальная, криминальная личность. // Юридическая социология. Учебник для вузов. М.: Норма (Издательская группа Норма-Инфра М), 2000. — С. 368.

20. Загородников Н.И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву. -М.: Б.И. 1961.-35 с.

21. Здравомыслов А.Г. Потребности. Интересы. Ценности. М.: Политиздат, 1986.-223 с.

22. Зейгарник Б.В. Теории личности в зарубежной психологии. М.: Изд-ьо МГУ , 1982.- 128 с.

23. Иванов Н.Г. Аномальный субъект преступления. Проблемы уголовной ответственности: Учебное пособие для вузов. М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1998.-224 с.

24. Иванчук Н.В. Потребности социалистической личности. М.: Мысль, 1986. — 190 с.

25. Игошев К.Е. Типология личности преступника и мотивация преступного поведения: Учебное пособие. Горький: Горьковская высшая школа МВД СССР, 1974.- 168 с.

26. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. -СПб.: Издательство « Питер », 2000.- 512с. 5 4. Кап и ну с О.С. Убийства : мотивы и цели. -М.: ИМПЭ-ПАБЛИШ, 2004.-312 с.

27. Касьянов В.В., Нечипуренко В.Н. Социология права. Ростов-на-Дону: Феникс, 2001.-480 с.

28. Кикнадзе Д.А. Потребности. Поведение. Воспитание. М.: Мысль, 1968. -148 с.

29. Криминология . Учебник для вузов. /Под ред. А.И. Долговой/. М.: НОРМА, 2001.- 848 с.

30. Козаченко И. Я., Бурлева О. С. Корыстный мотив в структуре уголовной ответственности. Свердловск: Свердловский юридический институт, 1988. -60 с.

31. Козлов А.П. Фундаментальные науки и уголовное право. Красноярск: Изд. Красноярского университета, 2001. — 271 с.

32. Комментарий к УК РФ. М.: Проспект, 1997. — 760 с.

33. Кондрашова Т.В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности. -Екатеринбург: Гуманитарный университет, 2000. 348 с.

34. Кондратюк JI.B. Антропология преступления (микрокриминология). М.: Издательство НОРМА, 2001 — 344 с.

35. Кудрявцев В.Н. Генезис Преступления. Опыт криминологического моделирования. М.:ФОРУМ-ИНФРА-М, 1998. — 216 с.

36. Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: Норма и патология. М.: Наука, 1982. -287 с.

37. Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии (О структуре индивидуального преступного поведения). М.: Юрид. Лит. 1968. — 175 с.

38. Кудрявцев В.Н., Казимирчук В.П. Современная социология права. М.: Юрист , 1995.-297 с.

39. Логинов Е.А. Правовые и криминалистические проблемы борьбы с убийствами , совершаемыми по найму. Сыктывкар, 2001.

40. Ломброзо Ч. Преступление. М.: СПАРК, 1994. — 148 с.

41. Лунеев В.В. Мотивация преступного поведения. М.: Наука, 1991. — 382 с.

42. Маркс К., Энгельс Ф., Речь на могиле К. Маркса, Соч. 2-е изд., т. 19

43. Маслоу А. Мотивация и личность. СПб.: Евразия, 1999 478 с.

44. Маслоу А. Психология бытия. Киев, Изд-во Ваклер, 1997. — 304 с.

45. Мельникова Ю.Б. Дифференциация ответственности и индивидуализация наказания . Красноярск: Изд-во Красноярского ун-та, 1989. — 115 с.

46. Михайлов H.H. Социализм и разумные потребности личности. М.: Пилитиздат, 1982. — 191 с.

47. Мор Т. Утопия. // Утопический социализм. Хрестоматия. М.: Изд. Политич. Лит. 1982-512 с.

48. Ной И.С. Методологические проблемы советской криминологии .- Саратов: Изд. Саратовского ун-та, 1975. 222 с.

49. Ожегов С. И., Шведова Н. 10. Толковый словарь русского языка. М.: Российская АН, Ин-т рус. яз. 1992. — 960 с.

50. Побегайло Э.Ф. Умышленные убийства и борьба с ними: Уголовно правовое и криминологическое исследование. Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1965. — 205 с.

51. Психология. Словарь. /Под общей редакцией Петровского А. В. и Ярошевского М. Г./ М.: Политиздат, 1990. — 494 с.

52. Рогачевский Л.А. Эмоции и преступления. Ленинград: Знание. 1984. — 32 с.

53. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. Т. 2. М.: Педагогика, 1989. -321 с.

54. Семернева Н. К. Вопросы квалификации умышленных убийств. Учебное пособие. Свердловск: СЮИ , 1984. — 80 с.

55. Сибирцев В.Л. Измерение общественной полезности. Красноярск, 1991.

56. Сидоров Б. В. Аффект. Его уголовно-правовое и криминологическое значение. (Социально-психологическое и правовое исследование). Казань: Издат. Казанского ун-та, 1978. — 160 с.

57. Сорокин П. А. Система социологии. Т. 1. М.: Наука, 1993. — 447 с.

58. Спиркин А.Г. Сознание и самосознание. М.: Политиздат, 1972. — 303 с.

59. Судебная психиатрия. /Под общ. Редакцией А.Н. Бунеева и Ц.М. Фейнберга./ М.: Юридич . изд, 1947. — 248 с.

60. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 1., СПб., 1902. — 815 с.

61. Тарарухин С. А. Преступное поведение. Социальные и психологические черты. М.: Юрид. литература, 1974. — 224 с.

62. Толстой Л. Н. Собр. Соч. М.: Худ. Лит. т. 22. 1985. 559 с.

63. Уголовное право России. Общая часть: Учебник. /Отв. Ред. д.ю.н. Здравомыслова Б. В. М.: Юристъ, 1996. — 512 с.

64. Уголовное право. Общая часть. Учебник для вузов /Отв. ред. Козаченко И. Я., Незнамова З.А., М.: Издательство НОРМА, 1997. — 576 с.

65. Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. М.: Наука, 1966. — 456 с.

66. Ферри Э. Уголовная социология. СПб.: Просвещение, 1910. — 478 с.

67. Философский энциклопедический словарь. М.: Сов. энциклопедия, 1983. -840 с.

68. Фромм Э. Душа человека. М., Изд-во Республика. 1992. — 430 с.

69. Фромм Э. Человек для самого себя. Психоанализ и этика. М., Республика, 1993.-415 с.

70. Фрэнкин Р. Мотивация поведения. Санкт-Петербург: Питер, 2003. — 651.

71. Харазишвили Б.В. Вопросы мотива поведения преступника в советском праве. Тбилиси., 1963.

72. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. СПб.: Питер, 2003. — 860 с. Ю1.Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. Т. 1, -М.: Педагогика, 1986.- 406с. 102. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. — С-Пб: Питер, 1997. — 608 с.

73. Преступность и ее предупреждение. Сборник статей. /Под ред. Шаргородского М.Д. и Н.П. Кана./ Л.: Лениздат, 1966. — 238 с.

74. Шибутани Т. Социальная психология. М.: Прогресс, 1969. — 535 с.

75. Шур Э. Наше преступное общество. М.: Прогресс, 1977. — 326 с.

76. Юнг К. Психологические типы. СПб.: Ювента, 1995. — 716 с.

77. Якобсон П.М. Психологические проблемы мотивации поведения человека.- М.: Просвещение, 1969. 317 с.

78. Абельцев С. Мотивация особо тяжких преступлений против личности // Российская юстиция . 1998. № 11. — С. 29-30.

79. Багаутдинов Ф. Изучение личности обвиняемого // Законность . 2001. № 1.-С. 20-23.

80. Бочков Н. П. Методологические и социальные вопросы современной генетики человека//Вопросы философии. 1981. №1. — С. 53.

81. Бояров С. Квалификация убийства из ревности //Российская юстиция. -2002. №8.-С. 39.

82. Меркушов А.Е. О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях , предусмотренных ст. 105 УК РФ // Бюллетень Верховного суда РФ. 1999. №6.-С. 20-24.

83. Никифоров A.C. Квалифицированное убийство в современном европейском континентальном и англо-американском уголовном праве //Журнал российского права. 2001. N5.-С. 125-131.

84. Свирин Ю. Биологический (генетический) фактор как одно из условий преступного поведения // Российская юстиция. 1996. № 12.

85. Степанова И. Квалификация преступлений из ревности, совершенных в состоянии аффекта//Законность. 1996. № 10.-С. 41-43.

86. Стручков Н. А. О механизме взаимного влияния обстоятельств, обуславливающих совершение преступления. // Советское государство и право.- 1966. № 10. С. 115.

87. Тасаков С. Запрет эвтаназии уничтожает человеческое достоинство// Российская юстиция. 2003. № 2. — С. 40-42.

88. Ткаченко Т. Уголовно-правовое значение аффекта // Законность. — 1995. № 10.-С. 18-20.

89. Чернега К.Л. Правовые проблемы эвтаназии в России. // Гражданин и право.-2003. № 1.-С. 37-55.

90. Шишков С. Могут ли психологические и психиатрические заключения служить доказательствами ? // Законность. 1997. № 7. — С. 41-44.

www.dissercat.com

Смотрите так же:

  • Реестр словарь Реестр лицензий Экологические новости Мероприятия Последние сообщения Контактная информация РЕДАКЦИЯАдрес: 105066, Москва,Токмаков пер., д. 16, стр. 2 +7 (499) 267-40-10E-mail: red@ecoindustry.ru ПРЯМОЙ ТЕЛЕФОН ОТДЕЛА ПОДПИСКИ:+7 (800) […]
  • Какие правила в хоккее Какие правила в хоккее Раздел 1. ПЛОЩАДКА Правило 100 Определение площадки Правило 101 Размеры площадки Правило 102 Борта Правило 103 Отбойная планка Правило 104 Двери Правило 105 Защитное стекло Правило 106 Сетки в конечных зонах Правило […]
  • Когда ввели закон о персональных данных Закон о персональных данных 152 ФЗ: как не нарушить C 1 июля 2017 года вступил в силу закон "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях" от 07.02.2017. Изменения коснулись статьи 13.11 […]
  • Правила эксплуатации samsung Инструкция Samsung A5 (2017) На этой странице Вы найдете руководство пользователя для Samsung A5 (2017). Инструкция найдена в интернете, представлена в электронном виде. Скачайте ее на свой компьютер. Мы стараемся находить инструкции на […]
  • Образец заявления о деловой репутации Образец заявления о деловой репутации Образцы документов. Образцы договоров, контрактов, приказов, соглашений. Далее--> Образцы заявлений. Образцы заявлений, обращений, исков, резюме. Далее--> Образцы для налоговой. Образцы […]
  • Закон 152-оз Качканарский городской округ официальный сайт Отдел гор.хоз-ва Как по закону получить лес для строительства и ремонта дома? В соответствии с 30 статьей Лесного кодекса заготовка древесины для собственных нужд осуществляется на […]