Запрещено применение аналогии закона

Аналогия закона

Аналогия закона — применение законодательства, регулирующегое сходные отношения, в случае, если отношения прямо не урегулированы источниками права.

Разъяснение

Аналогия закона возможна, но в пределах, установленных в соответствующей отрасли права. Так, гражданским кодексом аналогия закона прямо предусмотрена. Уголовным же кодексом применение аналогии закона запрещено.

Налоговый кодекс России не определяет возможность или запрет применения аналогии закона. Исходя из складывающейся практики, аналогия закона к налоговым правоотношения в общем случае не применяется. Имеются случаи применения судами аналогии закона в исключительных случаях, когда положение налогоплательщика в результате такого применения не ухудшается.

Пример из судебной практики

ВАС РФ рассматривая вопрос о том, как облагается НДС передача имущественных прав на нежилое помещение, применил аналогию закона:

Особенности определения налоговой базы по НДС при передаче имущественных прав предусмотрены статьей 155 НК, к числу которых отнесены случаи реализации имущественных прав на жилые дома, жилые помещения, гаражи и машино-места. Специального порядка определения налоговой базы для случаев реализации имущественных прав на нежилые помещения указанная статья Кодекса не устанавливает.

Однако имущественные права на недвижимое имущество и на имущество, перечисленное в пункте 3 статьи 155 Кодекса, отнесены к одному виду объектов гражданских прав и их правовой режим применительно к вопросам исчисления налога на добавленную стоимость в случае, если законодательство о налогах и сборах не установило исключений, должен определяться одинаково.

Данный вывод следует из положений статьи 3 Кодекса, согласно которой налоги и сборы должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными.

Следовательно, при реализации имущественных прав на нежилые помещения налоговая база подлежала определению в виде разницы между ценой реализации и ценой приобретения имущественных прав.

Постановление Президиума ВАС РФ от 25.02.2010 N 13640/09 по делу N А45-1139/2009-17/24.

Определения из нормативных актов:

Статья 6. «Применение гражданского законодательства по аналогии» Гражданского кодекса России

1. В случаях, когда предусмотренные пунктами 1 и 2 статьи 2 настоящего Кодекса отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).

Статья 13. «Нормативные правовые акты, применяемые при рассмотрении дел», «Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» от 24.07.2002 N 95-ФЗ

6. В случаях, если спорные отношения прямо не урегулированы федеральным законом и другими нормативными правовыми актами или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, арбитражные суды применяют нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм рассматривают дела исходя из общих начал и смысла федеральных законов и иных нормативных правовых актов (аналогия права).

Статья 3. «Принцип законности», «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ

2. Применение уголовного закона по аналогии не допускается.

taxslov.ru

5. ПРОБЕЛЫ В ПРАВЕ И ПУТИ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ В ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ. АНАЛОГИЯ ЗАКОНА И АНАЛОГИЯ ПРАВА (ФА. Григорьев, А.Д. Черкасов)

Ни одно законодательство не в состоянии учесть все многообразие общественных отношений, которые требуют правового регулирования. Поэтому в практике правоприменения может оказаться, что определен- ные обстоятельства, имеющие юридический характер, не находятся в сфере правового регулирования. Налицо пробел в праве.

Под пробелом в праве понимают отсутствие в действующей системе законодательства нормы права, в соответствии с которой должен решаться вопрос, требующий правового регулирования.

Наличие пробелов в праве нежелательно и свидетельствует об определенных недостатках правовой системы. Однако они объективно

возможны, а в некоторых случаях и неизбежны. Пробелы в праве возникают по трем причинам: 1) в силу того, что законодатель не смог охватить формулировками нормативного акта всех жизненных ситуаций, требующих правового регулирования; 2) в результате недостатков юридической техники; 3) вследствие постоянного развития общественных отношений.

Единственным способом устранения пробелов в праве является принятие соответствующим полномочным органом недостающей нормы или группы норм права. Однако быстрое устранение таким спо- ;

собом пробелов не всегда возможно, поскольку связано с процессом ;

нормотворчества. Но органы, применяющие нормы права, не могут отказаться от решения конкретного дела по причине неполноты законодательства. Во избежание этого в праве существует институт аналогий, означающий сходство жизненных ситуаций и правовых норм. Он предусматривает два оперативных метода преодоления, восполнения пробелов – аналогию закона и аналогию права.

Аналогия закона применяется, когда отсутствует норма права, регулирующая рассматриваемый конкретный жизненный случай, но в законодательстве имеется другая норма, регулирующая сходные с ним отношения. Например, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР не предусматривает отвод общественного обвинителя. Однако решение об отводе этого участника уголовного процесса решается на основе статьи того же Кодекса, предусматривающей отвод прокурора.

Аналогия права применяется, когда в закондательстве отсутствует и норма права, регулирующая сходный случай, и дело решается на основе общих принципов права. Речь прежде всего идет о таких принципах права, как справедливость, гуманизм, равенство перед законом и др. Подобные принципы закрепляются в Конституции и других законах.

Аналогия закона и аналогия права – исключительные средства в праве и требуют соблюдения ряда определенных условий, обеспечивающих правильное их применение. Поэтому для того, чтобы использовать аналогию права, необходимо: во-первых, установить, что данная жизненная ситуация имеет юридический характер и требует правового решения; во-вторых, убедиться, что в законодательстве отсутствует конкретная норма права, призванная регулировать подобные случаи; в-третьих, отыскать в законодательстве норму, регулирующую сходный случай, и на ее основе решить дело (аналогия закона), а при отсутствии таковой опереться на общий принцип права и на его » основе решить дело (аналогия права); в-четвертых, в решении по делу дать мотивированное объяснение причин применения к данному случаю аналогии закона или аналогии права. Тем самым обеспечивается возможность проверить правильность решения дела.

Таким образом, применение права по аналогии – это не произвольное разрешение дела. Принятие решения осуществляется в соответствии с государственной волей, выраженной в правовой системе в целом или в отдельных нормах права, регулирующих сходные отношения. Путем аналогии правоприменительный орган пробел в праве не устраняет, а лишь преодолевает. Пробел может быть устранен только компетентным нормотворческим органом.

Институт аналогии имеет ограниченное применение в праве. В области уголовного права аналогия закона и аналогия права не допускаются, поскольку действует непреложный принцип «нет преступления без указания на то в законен, что служит гарантией защиты личности. В других отраслях права аналогия допускается, а в таких, как гражданское и гражданско-процессуальное право, она прямо закреплена.

www.bibliotekar.ru

Аналогия закона и аналогия права

Гражданский кодекс различает аналогию закона и аналогию права. К ним прибегают, когда определенное отношение прямо не урегулировано нормативными актами или договором. Вначале стремятся применить аналогию закона и лишь при невозможности достичь подобным образом результата, прибегают к аналогии права.

Аналогия закона – решение конкретного юридического дела на основе правовой нормы, регулирующей сходные обстоятельства, отношения.

Аналогия закона применяется в тех случаях, когда входящие в предмет гражданского права общественные отношения не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применяемый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, поскольку это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения.

Аналогия права – решение на основе общих принципов права.

Аналогия права применяется при невозможности использовать аналогию закона, права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства.

Условия применения аналогии закона:

3. Имеется норма права, регулирующая сходное общественное отношение.

Условия применения аналогии права:

1. Имеет место общественное отношение, которое по своим признакам входит в предмет гражданского права, т.е. является либо имущественным, либо личным неимущественным.

2. Данное общественное отношение не урегулировано нормой гражданского права, соглашением сторон или обычаем делового оборота. При этом правовое регулирование общественного отношения не предусмотрено не только буквальным текстом какого-либо гражданского закона, но и не охватывается его подлинным смыслом, т.е. нельзя урегулировать это общественное отношение путем расширительного толкования какой-либо нормы гражданского права.

3. Отсутствует норма права, регулирующая сходное общественное отношение.

Широта и сложность регулируемых гражданским правом отношений могут вызвать к жизни ситуации, прямо не урегулированные гражданско-правовыми нормами. Такой пробел, не восполняемый ни условиями заключенного договора, ни обычаями делового оборота, устраняется с помощью аналогии закона (п. 1 ст. 6 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее – ГК).

Аналогия закона выражается в том, что к соответствующим отношениям применяются нормы гражданского законодательства, регулирующего сходные отношения. Она допустима при наличии определенных условий.

Во-первых, это существование пробела в законодательстве, не восполняемого с помощью предусмотренных законом средств, включая обычаи имущественного оборота. Во-вторых, наличие законодательного регулирования сходных отношений. Так, трастовые операции банков до принятия специальных правил о договоре доверительного управления имуществом фактически регулировались нормами о сходных договорах — поручения и комиссии, которые и применялись к трастовым договорам при отсутствии в них каких-либо необходимых условий. В-третьих, применение аналогичного закона к регулируемым отношениям должно не противоречить их существу. Нельзя, например, применять общие положения о сделках к большинству личных неимущественных отношений.

Не является аналогией закона отсылка к регламентации сходных отношений, установленная законодательным порядком, — например, распространение правил о статусе обществ с ограниченной ответственностью на общества с дополнительной ответственностью (п. 3 ст. 95 ГК). Ведь здесь речь идет не о пробеле в законе, а об особом юридико-техническом приеме, способе регулирования.

При отсутствии сходного правового регулирования для конкретного отношения может использоваться аналогия права (п. 2 ст. 6 ГК). Смысл ее состоит в определении прав и обязанностей сторон правоотношения на основе не конкретных правовых норм, а общих начал и смысла гражданского законодательства, а также требований добросовестности, разумности и справедливости. Под общими началами гражданского законодательства следует понимать основные принципы гражданско-правового регулирования, а под его смыслом — отраслевые особенности, определяемые спецификой предмета и метода гражданского права. Критерии добросовестности, разумности и справедливости обычно применяются в негативном смысле: имея в виду, что решение, соответствующее началам и смыслу гражданского законодательства, не должно быть вместе с тем недобросовестным, неразумным или несправедливым.

Таким образом, аналогия права допустима при наличии пробела в законе, не восполнимого с помощью аналогии закона (т.е. при отсутствии нормы, регулирующей сходные отношения), а также с соблюдением названных выше критериев. При этом реальное применение аналогии права в судебной практике является крайне редким, исключительным случаем.

Следует подчеркнуть, что правила об аналогии закона и аналогии права используются в гражданском праве только при применении законодательства в строгом смысле слова, т.е. федеральных законов. Они не могут распространяться на действие подзаконных нормативных актов, а имеющиеся в них пробелы не могут восполняться подобным образом.

law-civils.ru

Почему недопустима аналогия закона в уголовном праве. Статьи по предмету Уголовное право

ПОЧЕМУ НЕДОПУСТИМА АНАЛОГИЯ ЗАКОНА В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

А.К. РОМАНОВ

Применение закона по аналогии (аналогия закона) в уголовном праве не допускается (ч. 2 ст. 3 УК РФ). Легальное определение понятия аналогии закона есть в положениях гражданского процессуального права, нормами которого применение аналогии закона допускается. В современных условиях обоснованность запрета на аналогию закона в уголовном праве продолжает сохранять свою актуальность и значимость.
В соответствии с ч. 4 ст. 1 ГПК РФ в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, федеральные суды применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона). Аналогия закона допускается и в некоторых других отраслях права (гражданское, административно-процессуальное, уголовно-процессуальное). Здесь к аналогии закона прибегают в тех случаях, когда нормы, регулирующей рассматриваемый конкретный случай, нет, но в законодательстве есть другие нормы, регулирующие сходные отношения. В уголовном праве аналогия закона не допускается (ч. 2 ст. 3 УК). Сложившаяся ситуация порождает разное отношение к запрету аналогии закона в уголовном праве как в теории, так и на практике.
Многие авторы применение аналогии закона в уголовном праве рассматривают как нарушение закона. На этом основании считается, что аналогия закона при применении норм уголовного права на практике должна быть полностью исключена, а ее запрет необходимо соблюдать неукоснительно . В учебной литературе по уголовному праву эта позиция по вполне понятным причинам преобладает: авторы учебников исходят из требований закона. Вследствие этого запрет на применение уголовного закона по аналогии принимается либо в силу закона, либо потому, что исключает «возможность привлечения к уголовной ответственности за сходные, но не предусмотренные прямо в УК РФ деяния, даже если они являются общественно опасными» .
———————————
См.: Лопашенко Н.А. Основы уголовно-правового воздействия: уголовное право, уголовный закон, уголовно-правовая политика. СПб.: Издательство Р. Асланова, 2004. С. 183 — 184; Кругликов Л.Л., Клименцова О.О. К вопросу о проблемах в уголовном праве и путях их преодоления // Государство и право на рубеже веков: криминология, уголовное право, судебное право: Материалы Всероссийской конференции. М., 2001. С. 75; и др.
См.: Уголовное право России. Части Общая и Особенная / Под ред. А.И. Рарога. 6-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби; Проспект, 2008. С. 10.

На наш взгляд, первое объяснение, по сути, объяснением не является. Ведь в этом случае в качестве объяснения используется то, что как раз и нуждается в объяснении, — запрет аналогии закона законодателем.
Второе объяснение некорректно по иной причине. Оно противоречит задаче уголовного законодательства — определять, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями (ч. 2 ст. 2 УК). Если применение уголовного закона по аналогии отвечает задачам УК, то, спрашивается, зачем же его запрещать?
В то же время другие авторы определяют природу аналогии закона в уголовном праве иначе. Так, А. Наумов полагает, что аналогией закона «называется восполнение пробела в праве» . В связи с этим раздаются призывы к отмене запрета аналогии закона ввиду того, что она позволяет устранять пробелы в уголовном праве .
———————————
Наумов А.В. Российское уголовное право: Курс лекций. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрид. литература, 2004. С. 50.
Хабаров А.В. Об аналогии уголовного закона / Уголовное право на стыке тысячелетий. Материалы региональной научно-практической конференции. Тюмень: Изд-во Тюмен. юрид. ин-та МВД РФ, 2004. С. 21.

Авторы, ратующие за отмену запрета аналогии закона в уголовном праве, ссылаются на его отсутствие в других отраслях права. Действительно, во многих отраслях отношение к аналогии закона иное. Законодательно она не исключается, и прибегают к ней нередко. Например, в практике мировых судей законы зачастую применяются по аналогии при рассмотрении административных дел в связи с недостатком процессуальных норм. Здесь аналогия закона обеспечивает возможность проверки правильности разрешения административных дел в условиях дефицита административно-процессуальных норм .
———————————
См.: Родина Л. Применение аналогии закона при рассмотрении дел об административных правонарушениях. Законность. 2008. N 2. С. 32.

Вместе с тем, на наш взгляд, ссылки на другие отрасли права, где аналогия закона допускается, применительно к уголовному праву несостоятельны. В других отраслях права речь не идет о применении по аналогии уголовного закона. Кроме того, предложения об отмене запрета на аналогию закона в уголовном праве неприемлемы и по другим соображениям.
Во-первых, представления, согласно которым аналогия закона позволяет устранять пробелы в уголовном праве, не соответствуют природе и содержанию применения уголовного закона по аналогии. В уголовном праве (ч. 2 ст. 3 УК) запрещена не аналогия как таковая, а применение уголовного закона по аналогии. «Применение уголовного закона по аналогии, — отмечает Г. Цепляева, — является нарушением принципа законности и влечет отмену неправосудного решения» . Как видим, аналогия уголовного закона является нарушением принципа законности, а не восполнением пробелов в праве.
———————————
Цепляева Г.И. Аналогия Общей части УК РФ, или как определить пределы сокращения наказания на основании ч. 2 ст. 10 УК РФ // Российский судья. 2005. N 4. С. 33.

Во-вторых, согласившись с отменой запрета на аналогию уголовного закона, мы должны прийти к выводу, что законодатель, вводя запрет, стремился ограничить устранение возможных пробелов в уголовном праве. Это предположение абсурдно, поскольку противоречит основной функции и назначению законотворческой деятельности, которая как раз и состоит в том, чтобы восполнять пробелы в праве, ибо закон — это и есть в некотором смысле устранение пробела в праве.
В-третьих, как показывает анализ, применение уголовного закона по аналогии влечет нарушение принципа законности, а вовсе не восполнение пробелов в праве. Ничего нового применение закона имеющегося вместо закона отсутствующего к праву не добавляет. Аналогия закона в уголовном праве ведет не к устранению пробелов в праве, а к извращению духа закона при сохранности его буквы. Ее можно определить как применение закона в ситуации дефицита законодательных норм. Применение закона имеющегося в случаях, им не предусмотренных, не приводит к ликвидации дефицита нормативного регулирования. Новая норма вследствие этого не возникает.
В связи с этим исследование вопроса о допустимости аналогии закона в уголовном праве и, главное, об основаниях ее законодательного запрета представляет интерес не только с теоретической, но и с правоприменительной и законотворческой точек зрения.
Прежде всего, следует отметить, что аналогия и законность составляют два принципиально различных начала в применении уголовного закона. Аналогия — начало социальное, тогда как законность — начало юридическое. Аналогия требует обоснования, законность — следования закону, подчинения его требованиям, исходит из признания верховенства закона и не допускает никаких отклонений от закона.
По мысли законодателя, аналогия закона, т.е. его применение на началах аналогии, противоречит его применению на началах законности. Этот вывод следует из сопоставления положений ч. ч. 1 и 2 ст. 3 УК («Принцип законности»). В ч. 1 ст. 3 УК речь идет о требованиях законности, в силу которых преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются лишь УК. Аналогия уголовного закона, на наш взгляд, размывает требования принципа законности, позволяя отступать от них на практике.
По существу, при аналогии уголовного закона преступность и наказуемость деяний определяются на основании усмотрения правоприменительных органов, а не УК, как этого требует закон. При аналогии уголовного закона суды применяют его к случаям, к которым он неприменим. При этом речь идет не о расширительном толковании закона, а о его извращении. Аналогия уголовного закона является ничем иным, как посягательством на верховенство законодательной ветви государственной власти в сфере законотворческой деятельности (в определении преступности деяний, их наказуемости и иных уголовно-правовых последствий). Аналогия уголовного закона, таким образом, есть не что иное, как грубейшее нарушение принципа законности.
Как видим, недопустимость аналогии уголовного закона является одним из слагаемых принципа законности. По этим соображениям законодатель предписывает применять уголовный закон на началах законности, а не по аналогии.
Анализ положений ч. 2 ст. 3 УК позволяет прийти к еще одному важному выводу: не допускается не сама аналогия, а применение уголовного закона на началах аналогии. Что же запрещается? Ответ на этот вопрос следует из легального определения аналогии закона. О нем говорилось выше — это применение закона имеющегося вместо закона отсутствующего. Здесь же остается уточнить, что понимается под «законом имеющимся» и «законом отсутствующим».
Под законом имеющимся понимается закон действующий. Что собой представляет закон действующий? Это закон, принятый и вступивший в силу. Только такой закон можно считать имеющимся. К закону отсутствующему относятся законопроекты («закон непринятый») либо закон, принятый, но не вступивший в силу. До тех пор пока закон не вступил в силу, он не подлежит применению, а потому его можно считать юридически ничтожным (отсутствующим). Аналогия закона состоит в применении закона имеющегося вместо закона отсутствующего. Эту практику и стремятся исключить нормы УК, содержащиеся в ч. 2 ст. 3 УК.
Классическое понятие аналогии закона дано коллективом авторов под руководством В. Нерсесянца: «Аналогия закона означает решение дела на основании закона, регулирующего отношения, сходные с рассматриваемыми, аналогия права — это принятие решения исходя из общих начал и смысла законодательства» . Сходным образом аналогия закона понимается и судебной практикой.
———————————
См.: Проблемы общей теории права и государства / Под ред. В.С. Нерсесянца. М., 2002. С. 472.

Так, Президиум Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по протесту прокурора, отменил приговор в отношении В., осужденного по ч. 1 ст. 325 УК, а дело производством прекратил за отсутствием состава преступления. В этом деле речь шла о том, что В. отобрал, порвал и выбросил паспорт потерпевшего. Частью 1 ст. 325 УК предусмотрена ответственность за похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов. Паспорт является важным личным документом и к официальным документам не относится. Ответственность за похищение важного личного документа, в том числе паспорта, законодателем была установлена позднее, в 2003 г. (ныне это ч. 2 ст. 325 УК). Президиум Верховного Суда РФ отметил, что специальная ответственность за уничтожение, повреждение или сокрытие похищенного паспорта и военного билета законом (на тот момент) не предусмотрена, поэтому квалификация содеянного по ч. 1 ст. 325 УК РФ стала применением уголовного закона по аналогии .
———————————
Постановление N 1276п99пр по делу В. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 1999 г. по уголовным делам (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 5 апреля 2000 г.).

Анализ понятия аналогии закона в уголовном праве приводит к выводу о том, что слова «применять уголовный закон» в тексте ст. 3 УК значат квалифицировать совершенное деяние. Применение уголовного закона по аналогии, таким образом, буквально означает квалификацию совершенного деяния по норме, его не предусматривающей. Эти случаи нарушают принцип законности, а не восполняют пробел в уголовном праве.
По мысли законодателя, запрет на аналогию уголовного закона дополняет положения ч. 1 ст. 3 УК, которыми запрещается устанавливать преступность и наказуемость деяния, а также другие уголовно-правовые последствия иными, кроме УК, законами. Положения ч. 2 ст. 3 УК не допускают другую угрозу законности — применять имеющийся уголовный закон вместо закона отсутствующего.
Неоднозначность отношения к запрету аналогии закона в теории уголовного права на практике оборачивается нарушениями принципа законности из благих побуждений, из ложно понятых общественных интересов, оправдывается необходимостью борьбы с преступными и иными общественно опасными проявлениями.
Так, в печати отмечается, что в последнее время применение уголовного закона на началах аналогии получило широкое распространение по делам о вовлечении малолетних в совершение преступления или антиобщественных действий. Согласно закону (ст. ст. 150 и 151 УК) преступным и наказуемым является вовлечение в совершение преступления или антиобщественных действий лишь несовершеннолетних. Несовершеннолетними (ст. 87 УК) признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось четырнадцать, но не исполнилось восемнадцати лет. В УК положений, которыми бы устанавливалась преступность и наказуемость указанных действий, совершенных в отношении малолетних, т.е. лиц, которым ко времени совершения преступления не исполнилось 14 лет, нет. На практике суды, исходя из того, что подобные посягательства в отношении малолетних не менее (а в некоторых случаях и более) общественно опасны, чем такие же посягательства в отношении несовершеннолетних, привлекают виновных к уголовной ответственности, применяя закон имеющийся (ст. ст. 150, 151 УК РФ) вместо закона отсутствующего .
———————————
См.: Каплунов В., Широков В. Уголовно-правовая охрана детства // Законность. 2007. N 8. С. 46 — 48.

Аналогию закона следует отличать от ошибочной квалификации.
Общим у ошибочной квалификации и аналогии закона является то, что и та и другая связаны с применением действующего закона. В то же время если аналогия закона, как мы видели это выше, представляет собой применение имеющегося закона вместо закона отсутствующего, то при ошибочной квалификации один имеющийся закон применяется вместо другого, также имеющегося, закона.
На практике ошибочная квалификация возникает вследствие разных причин. Наиболее распространенная — конкуренция уголовно-правовых норм, которая осложняет квалификацию, поскольку предполагает выбор между двумя или более нормами уголовного права. Следствием такого выбора может быть ошибочная квалификация. Она является ненамеренной.
Другая разновидность ошибочной квалификации — так называемая квалификация с подходом. Ее можно определить как намеренно ошибочную. Не секрет: у следователей и сотрудников оперативных подразделений практикуется заведомое вменение более строгой статьи УК (из числа однородных) в надежде, что суд в процессе судебного рассмотрения дела может изменить квалификацию, вменив более мягкий состав преступления, что не считается браком в работе . Помимо этого, намеренная ошибочная квалификация может быть связана не только со злоупотреблением служебным положением, но и с профессионально грамотными и обоснованными действиями субъекта квалификации, подчиненными конечной цели обвинительной деятельности в соответствии с требованиями законодательства.
———————————
См.: Семернева Н.К. Квалификация преступлений (части Общая и Особенная): Научно-практическое пособие. М.: Проспект; Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2010. С. 4; Акперов Р. Квалификация преступления при возбуждении дела // Законность. 2009. N 4. С. 51 — 52.

В заключение следует отметить, что анализ природы и содержания запрета на применение уголовного закона по аналогии позволяет определить его связь с общими требованиями принципа законности, практическую направленность и обоснованность в уголовном праве.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовное право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

justicemaker.ru

Аналогия закона, аналогия права и договорные отношения (А. Лобков, юрист, эксперт по бизнесу)

Гражданское законодательство Казахстана регулирует практически все товарно-денежные и иные имущественные отношения, основанные на равенстве участников, а также связанные с ними личные неимущественные отношения. Участниками этих отношений являются граждане, юридические лица, государство и административно-территориальные единицы (поселки, города, районы и области).

К семейным, трудовым отношениям и отношениям по использованию природных ресурсов и охране окружающей среды гражданское законодательство применяется лишь в случаях, когда эти отношения не регулируются соответствующими специальными законодательными актами.

Существенно, что к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим бюджетным отношениям, гражданское законодательство не применяется. Исключение составляют случаи, специально предусмотренные законодательными актами.

Безусловно, что ни один законодательный акт, в том числе и Гражданский Кодекс (ГК), не может включить в себя перечень всех гражданско-правовых отношений, возникающих между их участниками. И тогда вполне резонно возникает вопрос: какие же правовые нормы можно использовать для регулирования отношений, прямо не названных в действующем законодательстве или требующих обращения к нескольким отраслям права ?

Государство возникновение таких ситуаций предугадало, включив в ГК РК статью 5, озаглавив ее «Применение гражданского законодательства по аналогии» и разделив на два пункта. В первом пункте этой статьи определено, что в случаях, когда какие-либо отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствуют применимые к ним обычаи, то к ним, поскольку это не противоречит их существу, применяются нормы гражданского законодательства, регулирующие сходные отношения, то есть аналогия закона.

Второй пункт упомянутой статьи предусматривает, что при невозможности использования в указанных случаях аналогии закона права и обязанности сторон определяются, исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства и требований добросовестности, разумности и справедливости. В юридической терминологии данная ситуация получила термин «аналогия права».

Как явствует из приведенных определений, аналогия закона применяется при рассмотрении ситуаций, когда отношения, по поводу которых возник спор, не урегулированы ни нормами гражданского права, ни соглашением (договором) сторон для внесения определенности во взаимоотношения участников конфликта.

Применение закона по аналогии допускается при наличии следующих необходимых условий:

1. отношение, по поводу которого возник спор, не урегулировано непосредственно нормами права или договором между сторонами;

2. имеется законодательный акт, который регулирует сходные отношения и потому может быть применен к спорному случаю.

Существенно, что аналогия права применяется при невозможности применить аналогию закона к правовым отношениям, неурегулированным нормами данной отрасли права, общих начал и принципов правового регулирования соответствующей отрасли права. Следует помнить и о том, что аналогия закона и аналогия права применимы лишь в гражданском праве и не могут применяться в уголовной и административной отраслях права. В обоих случаях применение аналогии допускается лишь как крайняя мера восполнения пробелов закона,если такой пробел не может быть восполнен ни путем толкования закона, ни деловыми обычаями. Для сведения: обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе.

Давайте разберемся в практическом толковании двух терминов: аналогии права и аналогии закона, на конкретных примерах.

В Законе РК от 22 апреля 1998 года «О товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» (далее — Закон о товариществах) пункт 2 статьи 23 четко и конкретно определяет, что первоначальный размер уставного капитала ТОО не может быть менее суммы, эквивалентной ста размерам месячного расчетного показателя на дату представления документов для государственной регистрации товарищества. А какой первоначальный размер уставного капитала должен быть у товарищества с дополнительной ответственностью (ТДО)? Конкретный ответ на этот вопрос в тексте Закона, призванного регулировать процедуры создания и деятельности двух видов товариществ, найти не удастся, потому что в этом законе из 69 статей непосредственно ТДО посвящена всего одна — статья 3, дающая его определение: «товариществом с дополнительной ответственностью признается товарищество, участники которого отвечают по его обязательствам своими вкладами в уставный капитал, а при недостаточности этих сумм — дополнительно принадлежащим им имуществом в размере, кратном внесенным ими вкладам».

Какими же правовыми нормами следует руководствоваться лицам, пожелавшим учредить ТДО ?

Прежде всего, это пункт 3 статьи 1 Закона о товариществах и пункт 3 статьи 84 ГК РК, которые почти в одинаковых редакциях гласят, что к товариществу с дополнительной ответственностью применяются правила упомянутых Закона и Кодекса, относящиеся к ТОО, поскольку иное не предусмотрено другими статьями этих нормативных правовых актов.

Руководствуясь этими нормами, мы обращаемся к статье 78 ГК РК, в которой записано, что размер уставного капитала ТОО определяется его учредителями (участниками) и не может быть менее минимального размера, установленного законодательными актами.

Опираясь на процитированную норму, мы возвращаемся к пункту 2 статьи 23 Закона РК «О товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» и получаем ответ на свой вопрос: первоначальный размер уставного капитала ТДО, как и ТОО, равен сумме вкладов учредителей и не может быть не менее суммы, эквивалентной ста размерам месячного расчетного показателя на дату представления документов для государственной регистрации товарищества.

Безусловно, приведенный пример не является типовым, так как его может быть правильнее считать примером отсылочного регулирования: распространения правил одного юридического института (о ТОО) на отношения, регулируемые другим юридическим институтом (о ТДО).

Возьмем другой пример. В деловом обороте часто встречается выражение «договор бартера» или «бартерный договор». В ГК РК такой вид гражданско-правового договора не упоминается, но зато есть статья 501 с названием «Договор мены». Учитывая, что термины «бартер» и «мена» являются синонимами, вполне правомерно применение к ним аналогии закона. Другими словами, к договору бартера применимы все правовые нормы, регулирующие вопросы заключения и исполнения договора мены.

Проделанные нами поиски правовых норм, регулирующих сходные правовые отношения, и есть реализация аналогии закона, предусмотренной статьей 5 ГК РК.

Несколько сложнее обстоит дело с применением аналогии права, то есть с определением прав и обязанностей сторон, исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства и требований добросовестности, разумности и справедливости.

Основные начала гражданского законодательства, как определяет статья 2 ГК РК, включают в себя следующие положения:

1) Гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

2) Граждане и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

3) Товары, услуги и деньги свободно перемещаются и обращаются на всей территории Казахстана. Ограничения перемещения товаров и услуг вводятся в соответствии с законодательными актами, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

Содержание вышеперечисленных основных начал гражданского законодательства создают правовую основу для применения аналогии права, но на практике воспринимаются несколько абстрактно. Поэтому лучше разобрать эту ситуацию на конкретном примере.

Возьмем случай, связанный с заключением договора продажи предприятия. Пункт 1 статьи 493 ГК РК дает такое определение этому виду договора: по договору продажи предприятия продавец обязуется передать в собственность покупателя предприятие в целом как имущественный комплекс, за исключением прав и обязанностей, которые продавец не вправе передавать другим лицам.

Понятие «имущественный комплекс» пункт 2 статьи 119 ГК РК раскрывает следующим образом: « в состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, право на земельный участок, права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие его деятельность (фирменное наименование, товарные знаки), и другие исключительные права, если иное не предусмотрено законодательными актами или договором».

Из вышеприведенных норм не ясно, в каком порядке должно продаваться право на земельный участок: вместе со зданиями и сооружениями или отдельно?

Для ответа на этот вопрос придется обратиться к другой отрасли права — земельному законодательству. В частности, к статье 52 Земельного Кодекса РК, которая жестко определяет, что:

1) право собственности либо право хозяйственного ведения или право оперативного управления на здания (строения, сооружения) влечет за собой соответственно в установленном законодательством порядке право собственности либо право постоянного землепользования или право временного долгосрочного землепользования на занятый ими земельный участок. Если несколько зданий строений, сооружений), расположенных на земельном участке, находятся в раздельной (индивидуальной) или общей собственности двух или более лиц, земельный участок переходит в их общую долевую, а в случаях, установленных законодательными актами, в общую совместную собственность(общее землепользование). Указанные права неотделимы друг от друга;

2) при разделе земельного участка приобретателю здания (строения, сооружения) выделяется та часть делимого земельного участка, которая им занята и необходима для его эксплуатации. По соглашению сторон приобретателю может быть передана большая часть земельного участка, чем та, которая необходима для эксплуатации содержания здания (строения, сооружения);

3) отчуждение (продажа или дарение) права собственности либо права постоянного или права временного землепользования на земельный участок, который занят зданиями (строениями, сооружениями), а также предназначен для их эксплуатации, без соответствующего отчуждения указанной недвижимости не допускается;

4) сдача земельного участка, на котором расположены здания (строения, сооружения) и предназначенного для их эксплуатации, во временное землепользование другому лицу (например, а аренду) без соответствующей сдачи во временное пользование указанной недвижимостью, а равно отчуждение недвижимости без соответствующего отчуждения земельного участка, который занят указанной недвижимостью, не допускаются;

5) в случае, если землепользователь не вправе отчуждать принадлежащее ему право землепользования другим лицам, он не вправе также отчуждать расположенные на данном участке здания (строения, сооружения), если иное не установлено настоящим Кодексом.

Кроме того, при заключении таких договоров следует учитывать и то, что не допускается совершение сделок землепользователями в отношении права землепользования, включая его отчуждение, на землях:

— предоставленных для нужд обороны;

— особо охраняемых природных территорий, оздоровительного, рекреационного и историко-культурного назначения;

— служебного земельного надела.

Приведенные примеры наглядно показывают, что своевременное и умелое использование аналогии закона и аналогии права позволит найти оптимальный выход из любой сложной хозяйственной ситуации.

www.zakon.kz

Смотрите так же:

  • Пени налог енвд Пени налог енвд Плательщики ЕНВД сдают в ИФНС декларации по форме, утвержденной приказом ФНС России от 04.07.2014 № ММВ-7-3/353 (п. 2 приказа ФНС России от 22.12.2015 № ММВ-7-3/590). Декларацию нужно сдать в налоговую не позднее 20 числа […]
  • Приказ по скринингам Приказ по скринингам Дата обновления БД: ПРИКАЗ МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН от 16 марта 2011 года №145 О внесении изменений в приказ и.о. Министра здравоохранения Республики Казахстан от 10 ноября 2009 года № 685 "Об […]
  • Билеты работы на высоте новые правила Новые правила по охране труда при работе на высоте 2015 Новое в законодательстве Новые «Правила по охране труда при работе на высоте» (далее новые Правила), утвержденные Приказом Минтруда России от 28.03.2014 N 155н, приходят на смену […]
  • Заявления на расторжение брака примеры Исковое заявление о расторжении брака Когда развод иначе, как через суд, невозможен, требуется составить исковое заявление о расторжении брака. Совсем не обязательно прибегать к юридической помощи. Если речь не идет только о расторжении […]
  • Неуплата за коммунальные услуги закон Что будет за неоплату или просрочку оплаты коммунальных услуг? За коммунальные услуги необходимо своевременно и полностью вносить плату (ч. 1 ст. 153 ЖК РФ). Плата вносится ежемесячно до 10-го числа месяца, следующего за истекшим месяцем, […]
  • Филиалы налог на прибыль Об уплате налога на прибыль Об уплате налога на прибыль В.Е. Мурзин, советник налоговой службы I ранга Какой порядок уплаты налога на прибыль Сбербанком России с 01.01.2000 по филиалам и представительствам? До введения в действие с 1 […]