Четвертая инстанция суда

§4. Понятие и виды судебных инстанций

Судебной инстанцией именуется суд (или соответствующее подразделение суда), занимающий определенную ступень в судебной системе, и осуществляющий в пределах своей юрисдикции рассмотрение конкретных дел по существу либо проверку законности и обоснованности вынесенных нижестоящим судом судебных решений.

Об инстанциях можно говорить применительно лишь к судам общей юрисдикции и арбитражным судам. Конституционный Суд РФ и

конституционные (уставные) суды субъектов РФ, как уже отмечалось, отличаются тем, что их решения окончательны и обжалованию не подлежат, поэтому инстанций в конституционном судопроизводстве нет.

Суд первой инстанции — это суд (подразделение суда), рассматривающий и разрешающий дело по существу. Это означает, что суд принимает решение по существу дела, т.е. по главному вопросу в правовом споре сторон — вопросу о

виновности лица и его наказании (применении административного взыскания) при разрешении уголовных и административных дел, вопросу о судьбе гражданского иска (полном или частичном удовлетворении исковых требований

истца или отказе в их удовлетворении) при разрешении гражданских дел. Судопроизводство в первой инстанции осуществляется с участием обеих сторон (обвинения и защиты, истца и ответчика) и с соблюдением довольно сложной

процедуры, состоящей из нескольких этапов, последовательно сменяющих друг друга. Например, судебное разбирательство по уголовному делу состоит из подготовительной части, судебного следствия, прений сторон, последнего слова подсудимого и постановления приговора. При этом главной, центральной частью

судебного разбирательства в суде первой инстанции выступает судебное следствие, в рамках которого осуществляется непосредственное исследование доказательств – допрашиваются свидетели, подсудимые, потерпевшие, эксперты,

осматриваются вещественные доказательства, оглашается содержание различных документов, проводятся иные следственные и процессуальные действия, а также исследуются и приобщаются к делу доказательства, представленные сторонами

непосредственно в судебном заседании или истребованные судом.

Суд первой инстанции чаще всего является судом, рассматривающим дело впервые. Однако, как будет указано ниже, процессуальное законодательство

предусматривает право вышестоящих инстанций возвращать дела на новое рассмотрение в суды первой инстанции. Большинство судов в судебной системе России (в т.ч числе и суды высшего звена) могут рассматривать дела в качестве суда первой инстанции в соответствии с подсудностью, установленной

процессуальным законом. Исключением являются арбитражные апелляционные суды и федеральные арбитражные суды округов (арбитражные кассационные суды), которые, как видно из их наименования, выступают только как суды

апелляционной и кассационной инстанции соответственно.

Решение суда первой инстанции может быть обжаловано сторонами и другими участниками процесса в порядке, установленном процессуальным

законом. Суд, рассматривающий дело по жалобе или представлению, выступает

судом второй инстанции. Акт, с помощью которого прокурор инициирует производство по пересмотру судебных решений именуется представлением. Остальные участники процесса (осужденный, оправданный, его защитник, потерпевший, его представитель, гражданский истец и гражданский ответчик и др.) подают на решения суда жалобы.

Судом второй инстанции может выступать только вышестоящий суд (подразделение суда) по отношению к суду (подразделению суда), вынесшему решение по первой инстанции.

Суд второй инстанции может рассматривать дело в двух формах — в

кассационном и в апелляционном порядке. Соответственно, суд, рассматривающий дело в кассационном порядке, именуется судом кассационной инстанции, а суд, рассматривающий дело в порядке апелляционного судопроизводства — судом апелляционной инстанции.

Рассмотрение дела в кассационной и апелляционной инстанциях возможно только при обжаловании решений суда, не вступивших еще в законную силу

(исключением является кассационная инстанция в арбитражном процессе). Для вступления судебных решений в силу в процессуальном законодательстве установлены определенные сроки. Срок вступления судебного решения в

законную силу имеет двойное значение. Во-первых, он определяет момент, после которого вынесенное судом решение подлежит исполнению (кроме случаев, когда в соответствии с процессуальным законом судебное решение подлежит

немедленному исполнению сразу после его вынесения). Так, после вступления судебного решения по гражданскому делу в законную силу, суд обязан выдать взыскателю исполнительный лист. Во-вторых, этот срок определяет период, в течение которого возможно обжалование судебного решения. Итак, приговор по

уголовному делу, вынесенный судом первой инстанции, вступает в законную силу по истечении десяти суток со дня его провозглашения, если он не был обжалован, а осужденным, содержащимся под стражей — в тот же срок со дня

вручения ему копии приговора (ст. 356, 390 УПК РФ). Решение суда первой инстанции по гражданскому делу вступает в законную силу также по истечении 10 дней со дня принятия судом решения в окончательной форме, если оно не было обжаловано (ст. 209, 321 и 338 Гражданского процессуального кодекса РФ1). Решение арбитражного суда первой инстанции вступает в законную силу по истечении месяца со дня его принятия, если оно не было обжаловано (ст. 180 Арбитражного процессуального кодекса РФ2). Таким образом, обжаловать судебное решение, вынесенное судом первой инстанции, в кассационном и апелляционном порядке можно лишь в сроки, указанные соответствующим процессуальным кодексом.

Чтобы уяснить сущность и особенности деятельности суда второй инстанции, необходимо дать краткую характеристику каждой из форм этой деятельности – апелляционному и кассационному производству, так как они имеют весьма существенные отличия как от судебного разбирательства в первой

инстанции, так и друг от друга.

Апелляционное производство — это пересмотр дела по жалобе или представлению на основе нового исследования доказательств, бывших

предметом рассмотрения суда первой инстанции, а также представленных сторонами в судебном разбирательстве или истребованных судом, т.е. с

проведением вновь судебного следствия. Практически судопроизводство в апелляционной инстанции ведется по тем же правилам, что установлены для первой инстанции с учетом некоторых особенностей. Апелляционное производство тем и отличается от кассационного, что предполагает повторное

разбирательство в полном объеме, а не только исследование письменных материалов, имеющимся в деле. Исключение имеется в уголовном процессе, где согласно ч. 2 ст. 360 УПК РФ суд, рассматривающий уголовное дело в как в

апелляционном, так и в кассационном порядке, проверяет законность, обоснованность и справедливость судебного решения лишь в той части, в которой оно обжаловано. Тем не менее, если при рассмотрении уголовного дела

будут установлены обстоятельства, которые касаются интересов других лиц, осужденных или оправданных по этому же уголовному делу и в отношении которых жалоба или представление не были поданы, то уголовное дело должно

быть проверено и в отношении этих лиц. При этом ухудшение их положения не допустимо.

Ранее (с 1995 г.) апелляционная инстанция была предусмотрена лишь в

арбитражном процессе. Сейчас апелляционное производство введено также в гражданский и уголовный процесс. Это обусловлено, прежде всего, становлением института мировых судей и необходимостью, в связи с этим, предусмотреть в процессуальном законе возможность пересмотра решений, вынесенных ими. Решения мировых судей по гражданским и уголовным делам, не вступившие в законную силу, в настоящее время могут быть пересмотрены судьями районных судов в апелляционном порядке. Как уже было отмечено выше, в арбитражном процессе до создания апелляционных арбитражных судов решения арбитражного суда первой инстанции могут быть обжалованы в апелляционную инстанцию того же арбитражного суда субъекта РФ, который рассматривал дело по первой инстанции. Для этого в арбитражных судах субъектов РФ созданы специальные судебные составы.

Суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность (а в уголовном процессе также и справедливость) судебных решений, не вступивших

в законную силу, лишь по письменным материалам дела, которые уже имелись у суда первой инстанции. Процедура производства в кассационной инстанции значительно упрощена по сравнению с рассмотрением дела по существу судом

первой инстанции. Неявка в судебное заседание суда кассационной инстанции лица, подавшего кассационную жалобу, и других лиц, участвующих в деле, не может служить препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие, если они

были надлежащим образом извещены о времени и месте судебного разбирательства. Главная особенность процедуры судебного разбирательства в суде кассационной инстанции заключается в том, что по общему правилу

доказательства в кассационной инстанции непосредственно не исследуются,

свидетели не допрашиваются, новые доказательства представлены не представляются и т.п., т.е. судебное следствие не проводится. Однако здесь имеются исключения – например, в уголовном процессе суд по ходатайству сторон может провести непосредственное исследование тех или иных доказательств (п. 4, 5 ст. 377 УПК РФ). По общему правилу пределы рассмотрения судом дела в кассационном порядке ограничены требованиями, содержащимися в жалобе или представлении. Советское процессуальное законодательство содержало обратное правило, предписывающее судам кассационной инстанции проверять судебные решения в полном объеме не зависимо от желания сторон (принцип ревизионной проверки). Тем не менее действующие процессуальные кодексы содержат ряд исключений из общего правила проверки судебных решений в объеме требований, содержащихся в жалобе или представлении. Так, суд кассационной инстанции в гражданском процессе может проверить решение в полном объеме в интересах законности (ч. 2 ст. 347 ГПК РФ). В уголовном процессе, как уже было отмечено, кассационная инстанция имеет право проверки приговора в отношении лиц, жалоб непосредственно не подавших, если жалоба или представление касаются их интересов (ч. 2 ст. 360 УПК РФ). Арбитражный суд кассационной инстанции независимо от доводов, содержащихся в кассационной жалобе, проверяет, не нарушены ли нормы процессуального права, являющиеся основанием для отмены решения нижестоящего суда (ч. 2 ст. 286 АПК РФ).

В кассационной инстанции в уголовном судопроизводстве рассматриваются дела по жалобам и представлениям на не вступившие в законную силу решения судов первой и апелляционной инстанции. В гражданском процессе в кассационной инстанции проверяются только решения судов первой инстанции, так как решения апелляционной инстанции вступают в силу немедленно после их провозглашения и обжалованию в кассационном порядке не подлежат. Таким образом, в уголовном судопроизводстве, в отличие от гражданского, решение мирового судьи во второй инстанции можно обжаловать дважды – сначала в апелляционной, а затем и в кассационной инстанции.

В системе судов общей юрисдикции судами кассационной инстанции выступают суды областного звена в лице их судебных коллегий по гражданским и уголовным делам, и Верховный Суд РФ (Судебная коллегия по уголовным делам, Судебная коллегия по гражданским делам, Военная коллегия и Кассационная коллегия).

Необходимо отметить, что особенностью арбитражного судопроизводства, в отличие от гражданского и уголовного процесса, является то, что в

кассационном порядке может быть обжаловано решение арбитражного суда, вступившее в законную силу (в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления в законную силу решения арбитражного суда первой инстанции или

постановления апелляционной инстанции). Функции кассационной инстанции в арбитражном процессе выполняют федеральные арбитражные суды округов.

Помимо апелляционной и кассационной в гражданском, арбитражном и

уголовном процессе действует еще и надзорная инстанция. Этим понятием

обозначают суды или структурные подразделения соответствующих судов, которые по закону могут проверять законность и обоснованность решений нижестоящих судов, вступивших в законную силу. Т.е. любое решение суда общей юрисдикции или арбитражного суда, даже если оно вступило в законную силу по истечении срока на обжалование либо по нему было принято решение судом апелляционной или кассационной инстанции, возможно обжаловать в порядке надзора (кроме решений, принятых Президиумами Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ).

Правила судопроизводства в надзорной инстанции существенно отличаются от процедуры рассмотрения дел во второй инстанции. Рассмотрение

дел в порядке надзора является процессуальной формой реализации функции судов среднего и высшего звена по надзору за деятельностью нижестоящих судов.

Ранее, до принятия новых Уголовно-процессуального, Арбитражного процессуального и Гражданского процессуального кодексов РФ, пересмотр судебных решений в порядке надзора был возможен лишь по протестам узкого

круга должностных лиц – генерального прокурора РФ и его заместителей, председателя Верховного Суда РФ и председателя Высшего Арбитражного Суда РФ и их заместителей, а также (в уголовном и гражданском процессе) прокуроров

субъектов РФ и председателей судов областного звена. Для того, что инициировать надзорное производство, участники процесса и иные лица могли обращаться с письмами, ходатайствами о принесении протеста на решения судов

указанным должностным лицам. На практике такие обращения зачастую именовались надзорными жалобами, хотя и не имели свойств соответствующего процессуального документа, так как не связывали ответ заявителю какими-либо процессуальными правилами и формой. Поэтому все производство по этим

сообщениям не носило процессуального характера до момента принесения уполномоченными на то должностными лицами протеста и рассмотрения этого протеста соответствующим судом (подразделением суда).

участники процесса, которые ходатайствовали о возбуждении надзорного производства или подали возражения на протест, вызывались, только тогда, когда суд надзорной инстанции усматривал в этом необходимость, что на практике

имело место крайне редко.

Сейчас порядок надзорного производства подвергся существенным изменениям, призванным усилить состязательные начала в этой стадии процесса.

В системе судов общей юрисдикции судами, рассматривающими надзорные жалобы и представления, являются президиумы судов областного звена, Судебная коллегия по уголовным делам, Судебная коллегия по гражданским делам и Военная коллегия Верховного Суда РФ, а также Президиум

Верховного Суда РФ. Внесение повторных надзорных жалоб или представлений в суд надзорной инстанции, ранее оставивший их без удовлетворения, не допускается, однако решение надзорной инстанции можно обжаловать в

вышестоящую надзорную инстанцию (например, решение Президиума областного суда – в соответствующую судебную коллегию Верховного Суда РФ).

Рассмотрим особенности производства в надзорной инстанции на примере

уголовного процесса. В соответствии с нормами главы 48 УПК РФ,

подозреваемый, обвиняемый, осужденный, оправданный, их защитники или законные представители, потерпевший, его представитель, а также прокурор вправе ходатайствовать о пересмотре вступивших в законную силу приговора, определения, постановления суда в порядке надзора. Ходатайство прокурора именуется надзорным представлением, а ходатайства остальных участников процесса именуются надзорными жалобами. Пересмотр приговора по уголовному делу в порядке надзора какими-либо сроками не ограничен. Необходимо отметить, что ст. 405 УПК РФ закрепляет правило о недопустимости поворота к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора, т.е. не допускаются пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора, а также определения и постановления суда в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении, ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела. Надзорная жалоба или представление предварительно рассматриваются судьей суда надзорной инстанции, в который они внесены. Изучив надзорные жалобу или представление, судья может либо отказать в их удовлетворении, либо возбудить надзорное производство. В последнем случае надзорная жалоба или представление рассматриваются коллегиально судом надзорной инстанции в судебном заседании с участием прокурора, осужденного, оправданного, их защитников и законных представителей, а также иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются жалобой или представлением, при условии заявления ими ходатайства об этом. При рассмотрении уголовного дела в порядке надзора суд не связан доводами надзорных жалобы или представления и вправе проверить все производство по уголовному делу в полном объеме.

В гражданском процессе правовое регулирование пересмотра судебных решений в порядке надзора в основном аналогично за исключением ряда

особенностей. Так, возможность пересмотра решения суда в порядке надзора ограничена определенным сроком. Судебные решения по гражданским делам могут быть обжалованы в порядке надзора в течение года со дня их вступления в

законную силу. Весьма спорным представляется решение законодателя предусмотреть в новом ГПК РФ норму, позволяющую Председателю Верховного Суда РФ или его заместителю вносить в Президиум Верховного Суда РФ

мотивированное представление о пересмотре судебных решений в порядке надзора «в целях обеспечения единства судебной практики и законности» (ст. 389 ГПК РФ). Она, по существу, является рудиментом прежнего порядка надзорного производства и не согласуется с принципами диспозитивности и состязательности

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов могут быть пересмотрены в порядке надзора только Президиумом Высшего

Арбитражного Суда РФ по заявлениям лиц, участвующих в деле, и по представлению прокурора. Согласно п. 3 ст. 292 АПК РФ, заявление или представление о пересмотре в порядке надзора судебного акта может быть подано

в Высший Арбитражный Суд РФ в срок, не превышающий трех месяцев со дня

вступления в законную силу последнего судебного акта, принятого по данному делу, если исчерпаны другие имеющиеся возможности для проверки в судебном порядке законности этого акта. При рассмотрении дела Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ в заседании могут участвовать и давать свои устные объяснения лицо, обратившееся с заявлением или представлением о пересмотре судебного акта в порядке надзора, и другие лица, участвующие в деле.

Надзорная инстанция не является последним этапом, на котором исчерпывается возможность пересмотра судебных решений. Такое ограничение сделало бы невозможным исправление многих судебных ошибок и

восстановление нарушенных вследствие этого прав и законных интересов граждан. Особенно это важно в уголовном судопроизводстве, где осужденное лицо может быть подвергнуто суровому наказанию, вплоть до пожизненного

лишения свободы. «Правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах (статья 14 Международного пакта о

гражданских и политических правах 1966 года; статья 8 Всеобщей декларации прав человека 1948 года). Справедливость как основополагающая идея находит свое закрепление и во вводных положениях к Конституции Российской

Федерации. Ошибочное судебное решение не может рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено»1. Часть 3 ст. 50 Конституции РФ гарантирует каждому осужденному право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом. Пункт 6 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах подчеркивает, что цель исправления судебных ошибок служит основанием для пересмотра окончательных решений судов, «если какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной

В связи с этим существует такой институт как пересмотр судебных решений, вступивших в законную силу, по вновь открывшимся обстоятельствам2. Этот порядок предусматривает основания и процедуру устранения допущенных судебных ошибок, которые не были или не могли быть выявлены ранее при рассмотрении судами дел в первой, второй или надзорной

инстанции. «По своему содержанию и предназначению возобновление дел, т.е. их новое рассмотрение, выступает в качестве механизма, дополняющего все обычные способы обеспечения правосудности приговоров. Этот вид производства, имеющий как бы резервное значение, используется, когда неприменимы или были исчерпаны другие средства процессуально-правовой защиты. Поэтому на него не распространяются некоторые существенные

1 Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 г. №4-П по делу о проверке конституционности п. 5 ч. 2 ст. 371, ч. 3 ст. 374 и п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, В.С. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова // Собрание законодательства РФ. – 1996. – №7.

2 В УПК РФ, в отличие от других процессуальных кодексов, данный институт именуется

«возобновлением производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств».

процессуальные условия, присущие обычному порядку судопроизводства: нет такой судебной инстанции, решения которой считались бы окончательными и не могли бы пересматриваться, не действуют ни запрет пересмотра той же самой инстанцией ее собственных решений, ни запрет повторного участия судей в рассмотрении дела»1.

Перечень оснований для пересмотра судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам устанавливается процессуальным законодательством (ст. 413 УПК РФ, ст. 311 АПК РФ, ст. 392 ГПК РФ). Такими обстоятельствами являются, например, установленные приговором суда преступные действия прокурора, следователя, дознавателя, заведомая ложность показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, подложность вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий, заведомая неправильность перевода, повлекшие за собой постановление незаконного или необоснованного судебного решения, преступные действия судьи, совершенные им при рассмотрении дела, признание Конституционным Судом РФ закона, примененного судом в данном деле, не соответствующим Конституции РФ. Новым для отечественного судопроизводства основанием для пересмотра судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам является такое основание, как установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека.

Судебное разбирательство после отмены судебного решения по нему ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, а также обжалование новых судебных решений производятся в общем порядке. Т.е. вступившее в законную

силу судебное решение суда первой, второй или надзорной инстанции пересматривается по вновь открывшимся обстоятельствам тем же судом, который принял это решение. В дальнейшем вновь принятое решение может быть

обжаловано в том же порядке, как и решение суда, принятое по делу ранее.

Особенностью уголовного процесса является наличие досудебного производства, основным содержанием которого выступает предварительное

расследование. Это предопределяет и специфику рассматриваемого института, который именуется в УПК РФ как «возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств». Главное отличие от

гражданского и арбитражного судопроизводства в правовом регулировании рассматриваемого института применительно к уголовному процессу заключается в том, что возобновление производства по уголовному делу включает не только деятельность суда, но и досудебное производство, которое осуществляется

прокурором. Прокурор имеет право возбуждения такого производства и проводит проверку вновь открывшихся обстоятельств или расследование новых обстоятельств. Причем, при расследовании прокурором новых обстоятельств

могут производиться следственные и иные процессуальные действия в порядке, установленном УПК РФ. По окончании проверки или расследования и при

наличии основания возобновления производства по уголовному делу прокурор направляет уголовное дело со своим заключением, а также с копией приговора и материалами проверки или расследования в суд, вышестоящий по отношению к суду, вынесшему судебное решение, подлежащее пересмотру. Заключение прокурора рассматривается в судебном заседании по правилам рассмотрения дела в надзорной инстанции. Судебное разбирательство по уголовному делу после отмены судебных решений по нему ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, а также обжалование новых судебных решений производятся в общем порядке.

При этом в отношении уголовного судопроизводства необходимо учитывать Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 г. № 4- П, согласно которому положение п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР, которое ограничивало круг оснований к возобновлению уголовного дела лишь обстоятельствами, «неизвестными суду при постановлении приговора или определения», и в силу этого препятствовало в случаях исчерпания возможностей судебного надзора исправлению судебных ошибок, нарушающих права и свободы человека и гражданина, было признано не соответствующим Конституции РФ. К сожалению, в ч. 2 ст. 413 действующего УПК РФ содержится положение по сути аналогичное норме, закрепленной ранее в статье 384 УПК РСФСР, и признанной неконституционным указанным выше Постановлением Конституционного Суда РФ. Под вновь открывшимися обстоятельствами ч. 2 ст. 413 УПК РФ понимает обстоятельства, которые «существовали на момент вступления приговора или иного судебного решения в законную силу, но не были известны суду», а под новыми — «обстоятельства, не известные суду на момент вынесения судебного решения, устраняющие преступность и наказуемость деяния». Исходя из смысла данного Постановления Конституционного Суда, законодатель не вправе ограничивать возможность пересмотра приговоров по вновь открывшимся обстоятельствам путем определения их лишь как обстоятельств, неизвестных суду при постановлении приговора. Неправосудность вынесенных по делу решений, если она явилась результатом либо игнорирования собранных доказательств, нашедших отражение в материалах дела, либо их ошибочной оценки, либо неправильного применения закона также должна являться основанием для возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. П. 6 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах предусматривает возможность пересмотра окончательных решений судов, если какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки, т.е. закрепляет более широкие возможности для исправления судебных ошибок, чем уголовно-процессуальное законодательство России. В силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ данная международно-правовая норма, являясь составной частью правовой системы России, имеет приоритет перед внутренним законодательством по вопросам защиты прав и свобод, нарушенных в результате судебных ошибок. Поскольку юридическую силу решения Конституционного Суда РФ невозможно преодолеть повторным принятием того же акта (ч. 2 ст. 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ»), то, следовательно, ч. 2 ст. 413 УПК РФ

не имеет юридической силы и не может применяться как противоречащая Конституции РФ1.

lawbooks.news

Седьмая инстанция?

Конституционный Суд РФ давно хотел, чтобы правовые позиции (толкования), содержащиеся в любых его актах, стали обязательными для всех, кто применяет закон, вне зависимости от того, признан последний неконституционным или нет. И вот 28 декабря 2016 г. за № 11-ФКЗ были приняты поправки в Закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» (далее – поправки от 28 декабря 2016 г. (11-ФКЗ), которые это желание удовлетворили. Я не буду рассуждать о том, что послужило непосредственным поводом к принятию данных поправок (десять лет их отвергали, а теперь неожиданно согласились), поскольку подтвержденных сведений об этом у меня нет. Важнее другое: какими были условия принятия поправок и какие правовые последствия из них проистекают.

На протяжении многих лет ученые и практики говорили о такой проблеме как неисполнение актов Конституционного Суда РФ, и последний их поддерживал. В самом деле, если принятие какого-либо акта приводит к существенным потерям бюджетных средств, значительно меняет политическую систему или по иным причинам политически неприемлемо, его никто не спешил исполнять. Тем более что такое исполнение требует принятия новых законов. Так что проблема есть… Впрочем, чувствительные для государства акты Конституционного Суда РФ в основном принимались в 90-ые годы XX века. В XXI веке число их последовательно снижалось, а значит, повышение исполняемости его судебных актов более не вызывало прежнего сопротивления. Почему бы и не повысить исполняемость! Несмотря на инерцию, время пришло.

Правда, неисполнение актов Конституционного Суда РФ вряд ли было ниже того уровня, который достигнут в отношении любых судебных актов. Известно, что проблема исполнения судебных актов – системная и наиболее сложная для нашей страны. Она напрямую зависит от авторитета судебной власти и ее соотношения с другими ветвями власти, прежде всего с властью исполнительной. У суда достаточно правовых средств для того, чтобы сделать исполнение его актов неизбежным. Однако если суд намного слабее, чем другие ветви власти, он просто не в состоянии применять даже имеющиеся в его распоряжении возможности, не то что вести речь о новых. Однако неисполнение актов Конституционного Суда РФ – не единственная причина, которая обусловила принятие поправок от 28 декабря 2016 г. (№ 11-ФКЗ).

В своих предыдущих публикациях я неоднократно отмечал, что в связи с изменениями судебной системы, которые произошли в 2014 г., выработка правовых позиций по конкретным судебным делам уменьшилась… Вместо этого стали принимать больше постановлений Пленумов Верховного Суда РФ, которые представляют собой акты абстрактного толкования, а подчас и нормотворчества. В результате, справедливости ради отмечу, принцип правовой определенности существенно не пострадал. Особенно если добавить в расклад принимаемые обзоры судебной практики – периодические и тематические. Конечно, обзоры не столь системны, как постановления Пленумов, но в ряде случаев удачно их дополняют.

Абстрактное толкование законов, когда избирается только одно доктринальное объяснение, хуже формулирования правовых позиций по конкретным судебным делам. Жизнь всегда богаче догматических схем. В конкретном судебном деле, как правило, сочетаются многочисленные обстоятельства, пересекаются самые разные правоотношения. Чистые дела, в которых есть лишь одна правовая проблема, встречаются редко. В результате конкретная правовая позиция проходит через призму разных правоотношений (обстоятельств), как бы расщепляясь, что позволяет оценить ее со всех сторон и более четко сформулировать. Однако лучше что-то, чем ничего: пусть будут постановления Пленумов.

Помимо проблемы неисполнения судебных актов и замедления выработки правовых позиций по конкретным судебным делам, причиной принятия поправок от 28 декабря 2016 г. (№ 11-ФКЗ), на мой взгляд, стало желание Конституционного Суда РФ закрепить свой статус как высшего суда в России. Непосредственно из Конституции РФ такой его статус не вытекает. Конституционный и Верховный Суды в России не имеют власти друг над другом, находясь в равном положении, хотя их юрисдикция их различна. Однако эта власть может возникнуть de facto, если акты одного Суда может заставить изменить или отменить другой Суд, причем такая практика станет постоянной.

До принятия комментируемых поправок Конституционный Суд РФ мог обязать Верховный Суд РФ и нижестоящие суды пересмотреть их акты, если они основаны на законах или иных нормативных актах, которые признаны неконституционными. Теперь же пересмотр обязателен и тогда, когда закон или иной нормативный акт признан конституционным, но дано такое его толкование, которое противоречит положенному в основу оспариваемых судебных актов. Иными словами, теперь любые правовые позиции Конституционного Суда РФ сильнее, чем правовые позиции Верховного Суда РФ и нижестоящих судов. А поскольку власть судов реализуется в принимаемых ими актах, ясно, что Конституционный Суд РФ движется в сторону превращения в высший суд.

И здесь никого не может смутить тот факт, что Конституционный Суд РФ по своему внутреннему устройству не способен пересматривать большое количество дел. Главное – беспрепятственная возможность пересмотра, особенно для политически чувствительных случаев. К тому же речь идет об обязательности именно правовых позиций, которые могут применяться во множестве дел, а не только при принятии единственного судебного акта. В судебной системе вообще обычаи (обыкновения) играют гораздо большую роль, нежели чем считает доктрина. Необходимость прислушиваться к любым правовым позициям Конституционного Суда РФ со временем может усилиться, если только судьям не будут подавать сигналы иного толка.

Как свидетельствует практика работы международных судов, если нет эффективных механизмов пересмотра их правовых позиций, то экспансия таких судов не знает границ. Они просто перестают сдерживаться и начинают двигаться в ту сферу практики, которая изначально была им недоступна. Те, кто изучает деятельность Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ), легко могут привести соответствующие примеры. Собственно говоря, на этом основана вся деятельность ЕСПЧ: правовые позиции последовательно выводятся друг из друга, причем нормы Европейской конвенции подчас отстоят от них так далеко, что невозможно понять, о каких нормах идет речь. Первичные, вторичные, третичные и т.д. правовые позиции – способ создания правовых норм.

Замечу, то же самое справедливо и для некоторых внутренних судов. В России нет (и, замечу, никогда не было) какого-либо механизма пересмотра правовых позиций Конституционного Суда РФ, а значит, нет границ для его правовых позиций. Как показывает многовековой опыт религиозной догматики, из Библии, Корана или Талмуда, можно вывести любое правило. А уж из Конституции РФ, да еще при помощи официального органа по ее толкованию – тем более! Вспомним, что Конституционный Суд РФ и ранее требовал пересмотра актов нижестоящих судов, не признавая неконституционной норму закона, на которой те были основаны, хотя такое полномочие у него отсутствовало. Но он же сам трактует свои полномочия. Конечно, вряд ли это соответствует принципу разделения властей… А вот для правовых позиций Верховного Суда РФ границы теперь есть! И их определяет Конституционный Суд РФ.

На первый взгляд, придание обязательности гораздо более широкому перечню правовых позиций Конституционного Суда РФ, с одной стороны, способствует более эффективному исполнению актов этого Суда, а с другой стороны, в целом повышает правовую определенность. Особенно в условиях сокращения числа правовых позиций по конкретным судебным делам, вырабатываемых Верховным Судом РФ… Поэтому многие приветствовали принятие поправок от 28 декабря 2016 г. (№ 11-ФКЗ). Между тем, нельзя не заметить, что у таких поправок есть и неблагоприятные последствия.

Начнем с того, что Конституционный Суд РФ с принятием этих поправок фактически превращается в седьмую инстанцию в иерархии нашей судебной системы. Почему именно в седьмую? Это максимальное число возможных инстанций, поскольку Президиум Верховного Суда РФ – шестая инстанция для дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции, и пятая – арбитражными судами. Правда, здесь нужно еще учитывать дискреционные полномочия Председателя Верховного Суда РФ и его заместителей, которые при определенных обстоятельствах могут инициировать повторное рассмотрение. Однако на число инстанций такой пересмотр не влияет.

Семь инстанций – это много или мало? ЕСПЧ неоднократно подчеркивал, что чрезмерное количество инстанций, поскольку при нем допускается неоднократный пересмотр судебных актов, уже вступивших в законную силу, нарушает принцип правовой определенности, как, впрочем, и длительный срок такого пересмотра. В результате судебная система перестает быть эффективным средством правовой защиты, и ЕСПЧ начинает принимать жалобы, минуя «неэффективную инстанцию». Применительно к России в виде исключения ЕСПЧ признавал эффективными четыре инстанции (в арбитражной судебной системе до 6 августа 2014 г.), а так, по общему правилу, три. Какой будет его реакция на семь инстанций, сомнений не вызывает.

Логика сокращения числа судебных инстанций проста. На первой инстанции дело должно быть окончательно разрешено, но возможны ошибки. Поэтому принятый акт не вступает в силу и допускается его пересмотр в апелляции. После нее судебный акт вступает в законную силу и его можно пересмотреть с целью исправления ошибок еще один раз (в кассации). Наличие же семи инстанций означает, что дело можно пересмотреть четыре раза. Отсюда следует, что цели судопроизводства на первой инстанции не достигаются, а нужны многочисленные проверочные инстанции. Но вряд ли у нас всё так плохо, поскольку если посмотреть на процент отмен судебных актов вышестоящими инстанциями, то он не будет существенно выше, чем в странах, судебная система которых считает эффективной. Поэтому в России следовало бы не умножать количество инстанций, а сокращать их, чему поправки от 28 декабря 2016 г. (№ 11-ФКЗ) явно противоречат.

Далее, поскольку теперь обязательная сила придается толкованию, которое дает Конституционный Суд РФ в любом случае, а не только при признании нормы закона или иного нормативного акта неконституционной, значительно возрастает риск конфликта его толкований с правовыми позициями Верховного Суда РФ. Если в акте Конституционного Суда РФ указано на необходимость пересмотра ранее принятых судебных актов по делу, проблем возникать не должно. Правда, здесь возникает риск отказа в пересмотре по иным основаниям, при общем согласии с истолкованием нормы закона, данным Конституционным Судом РФ. Отмечу, что не во всех случаях при таком отказе существует «скрытое нежелание» пересматривать дело…

Сложнее, если толкование Конституционным Судом РФ дано, а указания о пересмотре нет. Возьмем, например, правовые позиции, содержащиеся в постановлениях Пленумов Верховного Суда РФ или в обзорах судебной практики, а также в актах Президиума Верховного Суда РФ, которые не обжаловались в Конституционный Суд РФ. Такие акты Верховного Суда РФ еще ни разу не признавались Конституционным Судом РФ подлежащими пересмотру. Поскольку никакого механизма пересмотра конфликтующих правовых позиций нет, хотя есть указание на обязательность истолкования, данного Конституционным Судом РФ, число конфликтов будет увеличиваться, что негативно скажется на правоприменении. Ведь здесь возникает проблема сопоставимости правовых позиций (об одном они или о разном), их широты, возможности существования исключений и т.д.

Наконец, нельзя забывать и о пределах толкования, которое будет осуществлять Конституционный Суд РФ. «Истолкование Конституционного Суда РФ» — это особый вид официального толкования, когда норма закона толкуется с учетом положений Конституции РФ. Иными словами, данное толкование должно вытекать из Конституции РФ. Здесь закреплено своего рода ограничение (предел толкования), но оно не расшифровано. Это позволяет, при известном судейском активизме, прийти и к толкованию закона contra legem, т.е. вопреки позиции органа представительной власти. Тем самым Конституционный Суд РФ как бы встает над остальными ветвями власти, поскольку может своим истолкованием отменять их акты. Будет ли он это делать, другой вопрос, главное, что такая возможность в скрытом виде содержится в поправках от 28 декабря 2016 г. (№ 11-ФКЗ).

Завершая анализ, хочу отметить, что судьба поправок от 28 декабря 2016 г. (№ 11-ФКЗ) в значительной мере зависит от позиции Конституционного Суда РФ. Пойдет ли он на расширение своих толкований или будет подходить к ним ограничительно? Скорее второе, чем первое. Но про «бронепоезд на запасном пути», тем не менее, забывать не стоит.

zakon.ru

Смотрите так же:

  • Пособия на гемоглобин Все выплаты и пособия для беременных в России в 2018 году Всем беременным женщинам полагаются льготы и компенсации, независимо от того, работает ли она или нет. Финансовая помощь гарантируется государством, однако размер этой помощи […]
  • Постановление по удо 2018 Постановление по удо 2018 Более 30,8 млн. рублей задолженности по заработной плате погашено в результате принятых органами прокуратуры Вологодской области мер реагирования В действительности основные нормы законодательства Российской […]
  • Приказ минтруда от 11102012 310н Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 11 октября 2012 г. N 310н "Об утверждении Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы" (с изменениями и дополнениями) Приказ […]
  • Заявление по форме 14001 при выходе участника Как правильно заполнить форму р14001 при выходе участника и образец заполнения при смене учредителя? Все изменения данных о юридических и физических лицах, находящихся в обществе одной организации, необходимо регистрировать с помощью […]
  • Красота есть в ней залог успокоения Красота есть гармония; в ней залог успокоения… Добавить комментарий Тогда только очищается чувство, когда соприкасается. Тогда только очищается чувство, когда соприкасается с красотою высшей, с красотою идеала. Искусство есть такая […]
  • Понятие и виды закона в рб Понятие, признаки и виды законов Закон - это нормативный акт, принятый в особом порядке органом законодательной власти или референдумом, выражающий волю народа, обладающий высшей юридической силой и регулирующий наиболее важные […]