Нарушения адвокатами в судах

Красные карточки для адвокатов

К вопросу о мнимом злоупотреблении правом на защиту

29 октября 2015 г. в Комитете Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству прошел круглый стол на тему «Проблемы злоупотребления правом на судебную защиту». Некоторые участники этого мероприятия полагали, что адвокаты являются главными виновниками нарушения права их доверителей на судебную защиту.
Как известно, в 2014 г. судами России было рассмотрено более 64% уголовных дел в особом порядке судебного разбирательства, когда вина полностью признана. По 90% уголовных дел вина полностью или частично признавалась подсудимыми и лишь по 10% – оспаривалась ими.
При такой статистике суд начинает привыкать к признательной динамике, она его устраивает во всех отношениях: экономится процессуальное время, поступает меньше жалоб и значительно сокращается нагрузка. В такой ситуации те маргинальные 10% воспринимаются как вызов правосудию.

Что мы наблюдаем в судах по делам, где подсудимые избирают тернистый путь доказывания невиновности?

Если провести аналогию с футбольным матчем, то происходит примерно следующее: мячи летят в одни ворота – сторону защиты. Но не потому, что защитники плохие. Как только адвокаты приближаются к штрафной площадке стороны обвинения и пытаются бить по воротам, звучит пронзительный судейский свисток. Дабы отбить желание наступать, судьи начинают показывать адвокатам желтые карточки, ставить штрафные в сторону ворот защиты, не обращают внимания, когда постоянно сдвигаются штанги ворот, не замечают грубых нарушений, допускаемых игроками противостоящей команды.

Адвокаты, конечно, проявляют недовольство, высказывают замечания на действия председательствующего, заявляют суду отводы.

Судьям такое процессуальное противодействие не нравится. Результатом возникшей напряженности является п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 г. № 29 « О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», в котором заложена токсичная идея: «Суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса, поскольку в силу требований части 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека не должно нарушать права и свободы других лиц».

В тренерском штабе и среди игроков команды стороны защиты понимают, что изложенная позиция означает право судей показывать наиболее активным и назойливым с их точки зрения защитникам красную карточку и удалять их с поля.

Объективности ради следует привести определение Конституционного Суда РФ от 22 марта 2012 г. № 624-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Марочкина В.А. на нарушение его конституционных прав частями второй и третьей статьи 258 УПК РФ», согласно которому удаление защитника допускается, если он нарушает порядок в зале судебного заседания и создает препятствия для надлежащего осуществления правосудия и реализации другими участниками процесса их процессуальных прав.

То есть это должны быть такие нарушения, которые дезорганизуют весь ход судебного заседания и направлены на срыв судебного процесса в целом.

Это тот редкий и исключительный случай, когда интересы обеспечения надлежащего правосудия по уголовным делам ставятся выше интересов права на защиту.
Как известно, в футбольных правилах перечислены конкретные основания для удаления футболистов с поля.

К сожалению, ни ст. 258 УПК РФ, ни позиции КС РФ не являются документами с выверенными терминами, они не содержат оснований для удаления адвоката-защитника, а понятия явной недобросовестности нигде нет и ее критерии никем не выработаны.

При возникшей правовой неопределенности у меня нет сомнений в том, что красные карточки будут показываться направо и налево.

Для этого станет достаточным обвинить адвоката в явно недобросовестном использовании своих правомочий в той ситуации, когда злоупотребление правом на защиту являлось мнимым, и адвокат действовал в рамках законно-этических норм.

Примеров этой угрожающей тенденции уже достаточно.

Адвоката Анну Ставицкую в сентябре 2015 г. удалили из военного суда только за то, что она исполняла в суде свои прямые обязанности (обратила внимание присяжных заседателей на противоречивость заключения судмедэксперта).

Производит глубокое впечатление имеющийся в интернете ролик, как адвоката Вяткина по решению судьи Чудовского районного суда Новгородской области А.И. Щур 4 декабря 2014 г. судебные приставы вынесли из зала судебного заседания только за то, что защитник позволил себе заявить отвод председательствующему, а последний упорно не желал этот отвод рассматривать.

Двух адвокатов Московский областной суд отстранил от участия за то, что они задали 73 вопроса, которые были отведены председательствующим по причине того, что они вышли за пределы предмета доказывания в суде присяжных. Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 24 января 2013 г. такое решение суда было признано законным и обоснованным (дело № 5-О12-137СП).

Ранее встречались и иные примеры удаления адвоката, которые были признаны упречными Верховным Судом РФ.

Так, согласно Кассационному определению от 10 сентября 2010 г. (дело № 41-О10-83СП) Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, отменяя обвинительный приговор Ростовского областного суда, указала следующее: «Уголовно-процессуальным законом не предусмотрено отстранение защитника от участия в деле за допущенные им нарушения порядка в судебном заседании.
Из содержания постановления суда видно, что непосредственной причиной удаления адвоката Чуйко О.С. от участия в деле явилась ее неявка на шесть судебных заседаний. Однако как установлено судом адвокат находилась на амбулаторном лечении…, отсутствовала в судебном заседании по уважительной причине, и у суда не было оснований для отстранения ее от участия в деле».

В приведенных примерах адвокаты не допускали не только явной недобросовестности, но и каких-либо злоупотреблений правом.

Вряд ли кто-то готов отстаивать точку зрения, что все 70 000 адвокатов России – ангелоподобные существа и всегда и везде ведут себя в соответствии с требованиями законно-этических норм.
В качестве примера за 2011, 2012 и 2013 г. квалификационная комиссия Адвокатской палаты Ставропольского края по обращениям судей установила нарушения со стороны адвокатов в 36 случаях, т.е. 12 случаев в год примерно на 1600 адвокатов.

Приведенные цифры свидетельствуют о том, что нарушения со стороны адвокатов хотя и имеют место, но редко, не образуют угрожающей тенденции и не требуют принятия каких-либо экстренных мер.

На мой взгляд, проблема нарушения именно адвокатами права на судебную защиту откровенно надуманная и поставлена с отвлекающей целью скрыть массовые нарушения этого права со стороны суда и представителей стороны обвинения.

Удаление адвоката из судебного заседания создает непреодолимые проблемы.
Оспорить такое удаление возможно в вышестоящем суде, но вероятность положительного решения так или иначе связана со сложившимися в России статистическими показателями работы апелляционных инстанций. Стабильность вынесенных судебных решений в России составляет 97%. Следовательно, отменить или изменить что-то в суде апелляционной инстанции можно с вероятностью менее 3%.

Но даже, если апелляционная инстанция в своем завершающем судебном акте признает удаление адвоката безосновательным, не ясно, каким образом можно восполнить нарушение права на защиту, когда сначала выбранный, а затем удаленный защитник участия в судах не принял и не смог реализовать свои процессуальные планы.

Изначально у адвокатов нет намерений вступать в процессуальный конфликт с судьей, ведь именно последнему предстоит выносить судьбоносное решение в отношении их клиентов.
Адвокат вынужден идти на обострения лишь после того, как судья начинает игнорировать требования закона и права стороны защиты.

Согласно п.154 постановления Европейского суда по правам человека от 15 декабря 2005 г. «Дело «Киприану против Кипра»»: «Главной обязанностью адвоката в уголовном процессе является защищать своего клиента без опасений, в соответствии со своими профессиональными взглядами. В процессе этого у адвоката иногда может возникнуть необходимость подвергнуть критике действия суда, давление или недолжное поведение с его стороны».

Такое законное поведение адвоката не должно стать поводом для его удаления из зала судебного заседания.

На мой взгляд, п.18 постановления Пленума ВС РФ представляет собой бикфордов шнур, который тянется не только к стороне защиты, но ко всему правосудию.

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что огонь к этому шнуру уже поднесен.
Последствия «взрыва» отразятся и на суде, поскольку не может быть справедливого правосудия при девальвации права на судебную защиту.

Футбольный матч должен проходить по честным правилам при объективном и независимом судействе, и тогда понятие злоупотребления правом на защиту не станет никого тревожить.

fparf.ru

Нарушения адвокатами в судах

Согласно пункту 1 статьи 10 Закона Российской Федерации «О статусе Судей в Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 02.07.2013г. № 166-ФЗ) всякое вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия преследуется по закону.

Не допускается внепроцессуальное обращение к судье по делу, находящемуся в его производстве, либо к председателю суда, его заместителю.

Под внепроцессуальным обращением понимается поступившее судье по делу, находящемуся в его производстве, либо председателю суда, его заместителю, по делам, находящимся в производстве суда, обращение в письменной или устной форме не являющихся участниками судебного разбирательства государственного органа, органа местного самоуправления, иного органа, организации, должностного лица или гражданина в случаях, не предусмотренных законодательством Российской Федерации, либо обращение в не предусмотренной процессуальным законодательством форме участников судебного разбирательства.

Информация о внепроцессуальных обращениях, поступивших судье по делам, находящимся в его производстве, либо председателю суда, его заместителю подлежит преданию гласности и доведению до сведения участников судебного разбирательства путем размещения данной информации на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Анализ информации о фактах нарушения адвокатами Свердловской области

процессуального законодательства и правил профессиональной этики адвоката

в судебных заседаниях и в ходе предварительного следствия в 2010 году и

1 полугодии 2011 года.

В целях изучения соблюдения адвокатами Свердловской области законодательства Российской Федерации и правил поведения при осуществлении профессиональной деятельности Главным управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Свердловской области (далее — Главное управление) проанализирована информация судов и следственных органов о фактах нарушения адвокатами процессуального законодательства и правил профессиональной этики адвоката в ходе судебных заседаний, следственных мероприятий.

В течение 2010 года и 1 полугодия 2011 года в целях активизации работы, связанной с реагированием на допускаемые адвокатами нарушения, Главным управлением проводился постоянный мониторинг информации, поступающей из судов и следственных органов; контролировались результаты рассмотрения таких сообщений советом Адвокатской палаты Свердловской области (далее — Совет Адвокатской палаты); анализировались допущенные адвокатами нарушения на предмет выявления оснований к прекращению статуса адвоката.

В 2010 году и 1 полугодии 2011 года в Главное управление поступило 27 обращений из судов и следственных органов о ненадлежащем исполнении адвокатами своих профессиональных обязанностей и нарушений норм Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003 (далее — Кодекс профессиональной этики). Также проанализированы обращения, поступившие в 2009 году, которые рассматривались квалификационной комиссией и Советом Адвокатской палаты в 1 полугодии 2010 года (2 обращения).

За анализируемый период в отношении 33 членов Адвокатской палаты Свердловской области судами вынесено 13 частных постановлений, 8 информационных писем и обращений. Следственными органами вынесено 4 представления и 4 обращения на действия (бездействие) 10 адвокатов Свердловской области.

Информационные письма и обращения направлены: Артинским районным судом Свердловской области (в отношении 1 адвоката), Верх-Исетским районным судом г. Екатеринбурга (1), Ленинским районным судом г. Екатеринбурга (1), Свердловским областным судом (7), мировым судьей судебного участка № 4 Железнодорожного района г. Екатеринбурга (1), а также мировым судьей судебного участка № 1 г . Нижняя Салда Свердловской области (1), мировым судьей Верхотурского района Свердловской области (1).

Частные постановления вынесены: Железнодорожным районным судом г. Екатеринбурга (в отношении 2 адвокатов), Верхнепышминским городским судом (2), Ленинским районным судом г. Екатеринбурга (4), Невьянским городским судом Свердловской области (1), а также мировым судьей судебного участка № 2 г . Ирбита Свердловской области (1).

Представления о ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей вынесены Следственным отделом при органах внутренних дел по Верхнепышминскому и Среднеуральскому городским округам по Свердловской области (в отношении 1 адвоката), Управлением Федеральной службы исполнения наказаний России по Свердловской области (1), Следственным управлением следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Свердловской области (1), а также Среднеуральским управлением внутренних дел на транспорте линейного отдела внутренних дел на ст. Екатеринбург — Пассажирский (1).

Обращения на действия (бездействие) адвокатов вынесены Следственным управлением следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Свердловской области (1), Главным следственным управлением при Главном управлении внутренних дел по Свердловской области (2), Следственной службой Управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков России по Свердловской области (2), а также Главным управлением Федеральной службы исполнения наказаний России по Свердловской области (1).

Основаниями к вынесению судами частных постановлений (информационных писем) явились нарушения, допущенные адвокатами при осуществлении защиты в уголовном судопроизводстве; основаниями к вынесению следственными органами представлений (сообщений) явились нарушения, допущенные адвокатами при осуществлении следственных действий по уголовным делам.

Распространенными, по мнению судов Свердловской области, являются нарушения требований подпункта 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002 № 63-ФЗ (далее — Закон об адвокатской деятельности) и п. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката, о честном, разумном и добросовестном отстаивании прав и законных интересов доверителя всеми не запрещенными законом средствами и заблаговременном уведомлении суда о невозможности по уважительным причинам в назначенное время принять участие в судебном заседании.

Перечисленные нарушения выражаются в неявке (опоздании) адвокатов в судебное заседание, неуведомлении (несвоевременном уведомлении) суда о невозможности в установленное время принять участие в судебном заседании.

Такого рода действия адвокатов расцениваются как демонстративное проявление неуважения к суду, участникам уголовного судопроизводства, препятствующее осуществлению правосудия, подрывающее доверие к адвокатскому сообществу; лишают суд возможности рассмотреть уголовное дело в установленный уголовно-процессуальным законом срок; ущемляют права подсудимого на своевременное и справедливое судебное разбирательство по его делу, а также на получение квалифицированной юридической помощи, что ведет к нарушению права на защиту; вынуждают суд принимать излишние меры к установлению местонахождения защитника, выяснению причин его неявки и организации замены защитника; приводят к необоснованным материальным и моральным издержкам других участников судебного процесса в связи с необходимостью неоднократных повторных явок в судебное заседание.

Так, адвокаты А., Б., В., Г., Д., Е., осуществляющие защиту подсудимых по уголовному делу в Свердловском областном суде, несвоевременно извещали суд о невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании, так как принимали поручения по другим делам, которые препятствовали ведению данного уголовного дела. Также усматривалась определенная тенденция, когда адвокаты болели в те дни, когда должны проходить судебные заседания. Таким образом, дело рассматривается более года.

Адвокатской палатой Свердловской области по данному обращению адвокатам А., Б., В., Г., Д., Е. с целью недопущения подобных и других нарушений, строго указано на недопустимость затягивания судебного процесса по уголовному делу в Свердловском областном суде. На рассмотрение квалификационной комиссией и Советом Адвокатской палаты данные сведения не выносились.

Адвокат М. дважды без уважительных причин не являлся в судебные заседания, о причинах неявки суд не уведомлял, хотя и был надлежащим образом извещен о времени рассмотрения уголовных дел Невьянским городским судом. Неявки адвоката М. повлекли за собой отложение рассмотрения уголовных дел.

По данному обращению Невьянского городского суда в отношении адвоката М. возбуждено дисциплинарное производство, которое рассмотрено на заседаниях квалификационной комиссией и Советом Адвокатской палаты. За допущенные нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и профессиональной этики к адвокату М. применена мера дисциплинарной ответственности замечание.

Президентом Адвокатской палаты Свердловской области были возбуждены дисциплинарные производства в отношении адвокатов Р. и Ш. на основании обращений о неявке в судебные заседания Свердловского областного суда и мирового судьи судебного участка г. Нижняя Салда Свердловской области соответственно.

В результате рассмотрения указанных обращений Советом Адвокатской палаты приняты решения о прекращении дисциплинарных производств в связи с отсутствием в действиях адвокатов Р. и Ш. нарушений положений законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и норм адвокатской этики, т.к. судьями не было представлено доказательств, подтверждающих доводы, изложенные в обращениях.

Адвокат Т., заключив соглашение на представление интересов потерпевшего, дважды без уважительных причин не являлся в судебные заседания, о причинах неявки мирового судью судебного участка № 4 Железнодорожного района г. Екатеринбурга не уведомлял, хотя и был надлежащим образом извещен о времени рассмотрения уголовного дела.

В связи с неявкой в судебные заседания, повлекшей нарушение прав подсудимого на своевременное рассмотрение уголовного дела, мировым судьей судебного участка № 4 Железнодорожного района г. Екатеринбурга было вынесено частное постановление в отношении адвоката Т.

Поскольку мировым судьей судебного участка № 4 Железнодорожного района г. Екатеринбурга, как участником дисциплинарного производства, не было представлено доказательств, Советом Адвокатской палаты по данному частному

постановлению принято решение о прекращении дисциплинарного производства в связи с отсутствием в действиях адвоката нарушения положений законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и норм адвокатской этики.

Адвокат 3., осуществляя защиту двоих обвиняемых в совершении умышленных преступлений, неоднократно без уважительных причин опаздывал в судебные заседания, тем самым вынуждая суд и других участников процесса ожидать своего прибытия, а также не являлся в судебные заседания, что повлекло срывы судебных разбирательств по уголовным делам.

Кроме того, в помещении суда, при вручении адвокату 3. копии постановления в удовлетворении его ходатайства и судебной повестки-извещения о времени и дате судебного заседания, 3. вел себя неадекватно: не мог говорить, изъяснялся жестами, имитировал написание расписки, подтверждающей получение судебных документов, сдвинул мебель в холле суда, тем самым нарушая порядок, удалился из здания суда, испытывая затруднения в передвижении и оставив врученные ему документы по уголовным делам. В дальнейшем, при попытках секретаря судебного заседания вызвать адвоката 3. в следующее судебное заседание, он оставался в своем автомобиле около здания суда в течение 30 минут до приезда патрульной машины милиции, после чего скрылся.

В связи с указанными действиями адвоката 3., нарушающими требования ст. 7 Закона об адвокатской деятельности, ст.ст. 13, 14 Кодекса профессиональной этики, судьей судебного участка № 4 Железнодорожного района г. Екатеринбурга было вынесено 4 частных постановления в отношении адвоката.

Однако, исследовав материалы дисциплинарного производства, включая объяснения адвоката, Совет Адвокатской палаты пришел к выводу о недоказанности факта нарушения адвокатом 3. положений законодательства об адвокатской деятельности и Кодекса профессиональной этики.

Адвокат С. под роспись была в письменной форме уведомлена о дате, времени и месте рассмотрения ходатайства о продлении срока содержания под стражей обвиняемого, однако, в назначенное время не явилась в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга. В день рассмотрения ходатайства адвокат С. направила в суд телефонограмму о том, что не явится в судебное заседание в связи с тем, что считает указанное уведомление ненадлежащим.

По частному постановлению в отношении адвоката С. Советом Адвокатской палаты принято решение о прекращении дисциплинарного производства в связи с отсутствием в его действиях нарушения положений законодательства об адвокатской деятельности и норм адвокатской этики, т.к. судьей Ленинского районного суда г. Екатеринбурга также не было представлено достаточных доказательств.

Совет Адвокатской палаты рассмотрел частное постановление Ленинского районного суда г. Екатеринбурга в отношении адвоката Н., который после ознакомления с материалами уголовного дела, находясь в приемной судьи, предпринял попытку вынести с собой том уголовного дела. В связи с требованием секретаря судебного заседания уголовное дело было возвращено. Также адвокат Н., будучи извещен о времени рассмотрения уголовного дела, не явился в судебное

заседание, причину неявки не сообщил и доказательства уважительности неявки не представил.

В отношении адвоката Н. Советом Адвокатской палаты принято решение о прекращении дисциплинарного производства в связи с отсутствием в его действиях умышленного нарушения положений законодательства об адвокатской деятельности и норм адвокатской этики.

Адвокаты О. и Л., осуществляющие защиту подозреваемого по уголовному делу, находящемуся в производстве Управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков России по Свердловской области, в ходе дополнительного расследования по уголовному делу неоднократно срывали проведение следственных действий, затягивали ознакомление с материалами дела, с которым ранее были ознакомлены в полном объеме, тем самым препятствуя доступу подозреваемых к правосудию в разумные сроки, грубо нарушая нормы профессиональной этики адвоката.

По результатам рассмотрения указанного обращения в отношении адвокатов О. и Л. Адвокатской палатой Свердловской области было отказано в возбуждении дисциплинарного производства в связи с тем, что разрешение указанной ситуации возможно в соответствии с п. 3 ст. 50 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, т.е. предложить подозреваемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника, либо произвести данное процессуальное действие без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Нередки факты нарушения адвокатами положений п. 7 ч. 1 ст. 9 и п. 2 ст. 8 Кодекса профессиональной этики о недопустимости в процессе разбирательства дела высказываний, умаляющих честь и достоинство других участников разбирательства, и об уважении прав, чести и достоинства доверителей, коллег и других лиц.

Данное поведение адвокатов, по мнению судов и следственных органов, оказывает негативное воздействие на правосознание непрофессиональных участников судопроизводства, наносит ущерб авторитету судебной власти и адвокатуры.

Адвокат И., участвуя в качестве представителя в уголовном судопроизводстве в Артинском районном суде Свердловской области, явился в судебное заседание по рассмотрению уголовного дела с признаками алкогольного опьянения. На предложение пройти медицинское освидетельствование адвокат ответил отказом и удалился из здания суда.

По материалам проверки указанного сообщения Артинского районного суда Свердловской области было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката И., которое было рассмотрено на заседаниях квалификационной комиссии и Совета Адвокатской палаты. За допущенные нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и Кодекса профессиональной этики к адвокату И. была применена мера дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.

Адвокат X ., осуществляющий защиту потерпевшего в уголовном деле, находящемся в производстве прокуратуры Голышмановского района Тюменской

области, допустил оскорбительное высказывание в адрес прокурора в жалобе, направленной в прокуратуру Тюменской области.

На заседании Совета Адвокатской палаты по данному факту адвокату X . было указано на недопустимость его поведения, порочащего авторитет адвокатуры, а также предложено проявлять внимательность, деловую этику и ответственность при составлении деловых бумаг и процессуальных документов, уважать честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за юридической помощью, и оппонентов, однако в возбуждении дисциплинарного производства было отказано.

Адвокат Ч., осуществляя защиту осужденного, вела себя некорректно по отношению к сотрудникам Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Свердловской области, оказывала отрицательное влияние на осужденного, передавала ему запрещенные предметы, «дестабилизируя обстановку в исправительном учреждении».

Адвокатской палатой Свердловской области в отношении адвоката Ч. было возбуждено дисциплинарное производство, по результатам которого квалификационной комиссией Адвокатской палаты Свердловской области дано заключение о наличии в действиях адвоката нарушения норм Кодекса профессиональной этики, и была применена мера дисциплинарной ответственности в виде замечания.

Адвокат К. обратился в Управление Федеральной регистрационной службы по Свердловской области для ознакомления с документами, представленными на государственную регистрацию бывшим супругом его доверителя. В связи с тем, что правоустанавливающие документы содержат персональные данные правообладателя, адвокату К. было отказано в предоставлении запрашиваемых сведений. С доводами должностных лиц адвокат не согласился и устроил скандал: вел себя агрессивно, допускал громкие высказывания в адрес должностных лиц и служащих Управления Федеральной регистрационной службы по Свердловской области, привлекал к себе внимание заявителей, обратившихся в регистрационную службу, отвлекал от работы специалистов в течение 5 часов рабочего времени.

Действия адвоката К. обсуждены на заседаниях квалификационной комиссии и Совета Адвокатской палаты Свердловской области. За допущенные нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, а также норм профессиональной этики к адвокату К. применена мера дисциплинарной ответственности замечание.

Адвокат П. при разбирательстве уголовного дела в отношении его доверителя допускал некорректные высказывания как в отношении данного судебного разбирательства, так и всей судебной системы Российской Федерации в целом, обвинял прокурора, участвовавшего в деле, и мирового судью судебного участка Верхотурского района Свердловской области в предвзятом отношении к своему доверителю.

За указанные в сообщении мирового судьи судебного участка Верхотурского района Свердловской области нарушения законодательства об адвокатской деятельности и Кодекса профессиональной этики к адвокату П. была применена мера дисциплинарной ответственности предупреждение.

Адвокат Ц., осуществляя защиту подозреваемого, в ходе предварительного расследования неоднократно допускал нарушения уголовно-процессуального законодательства, выразившиеся в фотографировании материалов уголовного дела вопреки запрета дознавателя; во время проведения очной ставки между потерпевшим и подозреваемым защитник допускал высказывания, умаляющие честь и достоинство потерпевшего, настраивал подозреваемого против других участников процесса.

Адвокатской палатой Свердловской области поводов для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Ц. не установлено.

Также достаточно часто встречаются факты нарушения адвокатами положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в части отказа от защиты подозреваемого, обвиняемого, либо защиты двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

Так, адвокат Ф., в нарушение ч. 7 ст. 49 Уголовно-процессуального кодекса и ч. 4 ст. 6 Закона об адвокатской деятельности, а также норм Кодекса профессиональной этики, в день слушания уголовного дела позвонила в Железнодорожный районный суд г. Екатеринбурга и сообщила об отказе от защиты подсудимого, т.к. будет занята в другом судебном процессе в отношении лица, с которым у нее заключено соглашение.

В связи с действиями адвоката Ф., повлекшими нарушение прав подсудимого, затягивание процесса и необходимостью привлечения к участию в деле другого адвоката, Железнодорожным районным судом г. Екатеринбурга было вынесено частное постановление, по материалам проверки которого было возбуждено дисциплинарное производство.

Совет Адвокатской палаты, изучив материалы дисциплинарного производства по данному частному постановлению, принял решение о применении к адвокату Ф. меры дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.

Адвокат Ж., осуществляя защиту подозреваемого по уголовному делу, находящемуся в производстве Управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков России по Свердловской области, в ходе предварительного следствия допустил грубые нарушения уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также не явился для производства следственного действия, будучи уведомленным о дате и времени его проведения. В дальнейшем адвокат неоднократно уведомлялся о следственных действиях, но на их проведение не являлся, о причинах своей неявки ни следствие, ни своего подзащитного не уведомлял. Таким образом, по мнению Управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков России по Свердловской области, адвокат фактически нарушил п. 7 ст. 49 Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации, то есть отказался от принятой на себя защиты обвиняемого.

По результатам рассмотрения данного обращения Адвокатская палата Свердловской области решила, что оно не является допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Ж.

По сведениям Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга адвокат У., в нарушение требований п. 6 ст. 49, п. 3 ч. 1 ст. 72 Уголовно-процессуального кодекса

Российской Федерации, а также Кодекса профессиональной этики, в предварительном следствии представлял интересы одного обвиняемого, а в судебном заседании по уголовному делу осуществлял защиту другого обвиняемого.

Рассмотрев данное обращение, Совет Адвокатской палаты вынес решение о том, что в действиях адвоката У. отсутствуют нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и Кодекса профессиональной этики адвоката, в связи с чем дисциплинарное производство было прекращено.

Таким образом, по результатам рассмотрения обращений судов и правоохранительных органов в 2010 году и 1 полугодии 2011 года Адвокатской палатой Свердловской области были приняты следующие решения:

1. по 7 обращениям в отношении 9 адвокатов дисциплинарные производства
не возбуждались, в том числе в связи с отсутствием допустимого повода для
возбуждения дисциплинарного производства;

2. по 2 обращениям в отношении 7 адвокатов дисциплинарные производства
не возбуждались, однако им было указано на недопустимость поведения,
порочащего авторитет адвокатуры;

3. по 14 обращениям в отношении 11 адвокатов дисциплинарное производство
прекращено в связи с отсутствием в действиях адвокатов нарушения
законодательства об адвокатуре и норм профессиональной этики адвоката;

4. привлечено к дисциплинарной ответственности 6 адвокатов, вынесены
меры дисциплинарной ответственности в виде замечания (3) и предупреждения (3).

В целом взаимодействие судов Свердловской области с адвокатами строится на принципах профессионального подхода к работе и взаимоуважения. Случаи ненадлежащего исполнения адвокатами своих профессиональных обязанностей при рассмотрении судами гражданских и уголовных дел достаточно редки.

Вместе с тем факты нарушения адвокатами процессуального законодательства и норм профессионального поведения не остаются без внимания судей, которые используют такие меры реагирования на допущенные нарушения, как направление частных постановлений и информационных писем в адрес Совета Адвокатской палаты и руководителей адвокатских образований.

Однако, по мнению Главного управления, существует ряд проблем, связанных с процедурой дисциплинарного производства в отношении адвокатов и применением к ним мер дисциплинарной ответственности.

Исследуя материалы дисциплинарных производств, а также при принятии решений по существу, Совет Адвокатской палаты часто приходит к выводам о недоказанности факта нарушения адвокатами положений действующего законодательства и норм адвокатской этики, изложенных в сообщениях (частных постановлениях) судов, следственных органов и постановлениях о возбуждении дисциплинарных производств президента Адвокатской палаты Свердловской области.

Решения о прекращении дисциплинарных производств в связи с отсутствием нарушений адвокатами положений законодательства об адвокатской деятельности и норм адвокатской этики Совет Адвокатской палаты мотивирует тем, что в соответствии с п. 6 ст. 19 Кодекса профессиональной этики после возбуждения дисциплинарного производства лица, органы и организации, обратившиеся с

жалобой, представлением, сообщением, адвокат, в отношении которого возбуждено дисциплинарное производство, а также их представители являются участниками дисциплинарного производства.

Согласно п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики разбирательство в квалификационной комиссии осуществляется на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.

Право участников дисциплинарного производства знакомиться с материалами дисциплинарного производства, участвовать в заседании комиссии лично или через представителя, давать по существу разбирательства как устные, так и письменные объяснения и представлять доказательства закреплено п. 5 ст. 23 Кодекса профессиональной этики.

При рассмотрении дисциплинарного производства, носящего публично- правовой характер, Совет Адвокатской палаты исходит из презумпции добросовестности адвоката, обязанность опровержения которой возложена на заявителя-участника дисциплинарного производства, требующего привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, который и должен доказать те обстоятельства, на которые он ссылается как на основание своих требований. Все сомнения в виновности адвоката, которые не могут быть устранены в порядке, установленном законодательством об адвокатской деятельности, толкуются в пользу адвоката.

По мнению Совета Адвокатской палаты, облечение судьей своего сообщения в форму частного определения (постановления) никаких дополнительных правовых предпочтений или преимуществ не создает, для целей дисциплинарного производства является юридически нейтральным, преюдициальной силы не имеет, однако, в силу пп. 4 п. 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики является допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства.

На основании изложенного, Главное управление считает, что помимо обращений (частных постановлений), направляемых судами, целесообразно представлять доказательства, подтверждающие те обстоятельства, на которые они ссылаются как на основание своих требований, в частности копии протоколов судебных заседаний, копии постановлений об отложении судебного разбирательства, письменные объяснения (свидетельские показания третьих лиц), подтверждающие порочащее поведение адвоката или нарушение им норм законодательства об адвокатской деятельности и норм профессиональной этики.

prigorodny.svd.sudrf.ru

Смотрите так же:

  • Закон о взаимодействии с негосударственными некоммерческими организациями Закон о взаимодействии с негосударственными некоммерческими организациями О взаимодействии органов государственной власти Удмуртской Республики с негосударственныминекоммерческими организациями (с изменениями на 10 апреля 2015 года) с […]
  • Налоги ветеранам боевых действий в 2014 году Полагаются ли ветеранам боевых действий льготы при расчете налогов? Ветеранам боевых действий еcть ли льготы НДФЛ при вычислении налогов? Ответы юристов (1) Согласно официальному разъяснению ФНС России, ветеранам боевых действий […]
  • Закон московской области 84-оз Закон Московской области от 1 июля 2010 г. N 84/2010-ОЗ "О защите прав граждан, инвестировавших денежные средства в строительство многоквартирных домов на территории Московской области" (принят постановлением Московской областной Думы от […]
  • Приказ 23н от 16022018 минфин Приказ Минфина России от 16 февраля 2015 г. № 23н “О санкционировании расходов юридических лиц, источником финансового обеспечения которых являются средства, предоставленные из федерального бюджета на основании статьи 5 Федерального […]
  • Московская пенсия 2014 Московская надбавка к пенсии в 2015 году В Москве самый высокий уровень жизни по всей стране, и пенсии тоже находятся на высоком уровне по сравнению с другими регионами. И работающие, и неработающие пенсионеры получают надбавки, чтобы […]
  • Пособии для начинающих юристов Обратите внимание! Все книги, представленные в этом разделе, открываются в отдельном окне интернет-версии спецвыпуска "ГАРАНТ-Образование". Подробнее о "ГАРАНТ-Образовании". Садовникова Г.Д. Комментарий к Конституции Российской […]