Изменения в фкз о конституционном суде

Президент внёс в Госдуму законопроект о внесении изменений в закон «О Конституционном Суде Российской Федерации»

Президент внёс в Государственную Думу проект федерального конституционного закона «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Проект федерального конституционного закона внесён в Госдуму в соответствии с пунктом «г» статьи 84 Конституции России.

Пояснительная записка к проекту федерального конституционного закона

Проект федерального конституционного закона «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» разработан в целях установления дополнительных гарантий надлежащего исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации.

В информационно-аналитических отчётах, подготовленных Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации, неоднократно уделялось внимание вопросам повышения эффективности законодательного процесса в части, касающейся исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации, и придавалось особое значение неукоснительному соблюдению правоприменительными органами требований об обязательности этих решений.

Указанные требования касаются не только решений Конституционного Суда Российской Федерации о признании законов и иных нормативных актов полностью или частично не соответствующими Конституции Российской Федерации, но и решений, которыми нормативный акт либо его отдельные положения признаны соответствующими Конституции Российской Федерации в истолковании, данном Конституционным Судом Российской Федерации.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в ряде решений (постановления от 21 декабря 2011 г. № 30-П, от 8 ноября 2012 г. №25-П и другие, определения от 11 ноября 2008 г. № 556-О-Р, от 16 июля 2009 г. № 957–0–0, от 9 июня 2015 г. № 1294-О и другие), юридической силой решения Конституционного Суда Российской Федерации, в котором выявляется конституционно-правовой смысл нормы и тем самым устраняется неопределённость в её интерпретации с точки зрения соответствия Конституции Российской Федерации, обусловливается невозможность применения данной нормы (а значит, прекращение действия) в любом другом истолковании, расходящемся с её конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации.

Законопроектом предлагается новый вид постановления, принимаемого Конституционным Судом Российской Федерации по итогам рассмотрения дела о проверке конституционности нормативного акта органа государственной власти или договора между органами государственной власти, – постановление о признании нормативного акта или договора либо отдельных их положений соответствующими Конституции Российской Федерации в истолковании, данном Конституционным Судом Российской Федерации.

В случае принятия такого постановления при применении соответствующего нормативного акта или договора исключается любое иное их истолкование, а на последствия принятия такого постановления распространяются положения Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» и иных федеральных законов, установленные для случаев признания нормативного акта или договора либо отдельных их положений не соответствующими Конституции Российской Федерации.

Корреспондирующее регулирование предлагается установить в отношении итоговых решений по жалобам на нарушение законом конституционных прав и свобод граждан. Законопроект предусматривает также прямое закрепление принципа недопустимости применения нормативного акта или отдельных его положений в истолковании, расходящемся с истолкованием, данным Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении.

Предлагаемые изменения направлены на обеспечение обязательного учёта правоприменительными органами позиций Конституционного Суда Российской Федерации, что в рамках действующей правовой системы является необходимым элементом поддержания режима законности и правопорядка.

kremlin.ru

«О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» № «11-ФКЗ» от 28.12.2016

Законом вводиться новый вид решения Конституционного Суда РФ — постановление о признании нормативного акта или договора между органами государственной власти либо отдельных их положений соответствующими Конституции РФ в истолковании, данном Конституционным Судом РФ. Установлено, что в случае принятия такого постановления при применении указанных актов исключается любое другое их истолкование.

Федеральный конституционный закон вступил в силу 29 декабря 2016 года.

265 28.12.2016

Популярно в соцсетях

«Парламентская газета» — официальное еженедельное издание Федерального Собрания РФ. Издается с 1997 года. Учредители газеты — Государственная Дума и Совет Федерации РФ. Издание является официальным публикатором федеральных законов, постановлений, актов и других документов Федерального Собрания. «Парламентская газета» имеет пункты печати и представительства в десяти субъектах федерации. Распространяется по подписке и в розницу, в органах исполнительной и представительной власти федерального и регионального уровня, в поездах дальнего следования и «Сапсан», в самолетах ГТК «Россия», «Аэрофлот», а также региональных авиакомпаний.

Сайт «Парламентской газеты» — это оперативные новости и достоверная информация о принимаемых в стране законах и деятельности депутатов и сенаторов. При использовании материалов сайта «Парламентской газеты» активная ссылка на pnp.ru обязательна.

В рубрике «Деловая экспертиза» могут публиковаться материалы на правах рекламы

www.pnp.ru

Новый потенциал Конституционного суда

Декабрьские поправки в закон о Конституционном суде РФ[1], наделяющие КС полномочиями проверять постановления Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) на предмет соответствия российской конституции, вызвали острую дискуссию в среде политиков и юристов. Многие усмотрели в этом шаге попытку действующей власти заблокировать исполнение постановления ЕСПЧ по делу «ЮКОСа», обязавшего Россию уплатить почти 2 млрд евро компенсации. Однако если вспомнить прошлогодние решения КС по тем же вопросам (и в первую очередь постановление от 14 июля 2015 года № 21-П), становится понятно, что принятие этого законопроекта — логичный шаг в контексте правовой повестки 2015-2016. Речь о том, возможно ли исполнение решений межгосударственных органов в российском правопорядке, если они противоречат сложившейся в нашей стране системе защиты прав человека, и какой должна быть роль КС в охранении принципов конституции.

Обоснование, связывающее прием поправок с постановлением ЕСПЧ по делу «ЮКОСа», отчасти справедливо. Действительно, современная российская власть склонна использовать глобальные механизмы для достижения сиюминутных узкопрактических целей, вызванных интересами правящего класса. Однако даже если это так, одного закона, чтобы не исполнить постановление по делу «ЮКОСа», недостаточно. Нужно еще постараться найти, в чем, собственно, оно противоречит Конституции, чтобы направить запрос в КС. А это будет непросто, так как постановление содержит оригинальный и во многом экспериментальный механизм исполнения. Как его исполнять и перед кем — до конца не ясно, его сложно исполнить даже при наличии желания. Зачем в этой ситуации нужна многоходовая игра с принятием федерального конституционного закона, а в будущем — с выискиванием коллизии с Конституцией и ожиданием решения КС, непонятно. Значит, причина не только в деле «ЮКОСа», хоть оно и упомянуто в депутатском запросе, рассматривая который Конституционный суд сформулировал позицию о возможности проверки решений ЕСПЧ. В Кремле явно опасаются и других «невыгодных» решений Страсбургского суда, например, по «украинским компенсациям».

Есть и объективный фактор. Подоплекой постановления КС от 14 июля 2015 года, в котором говорится, что не все решения европейского суда обязательны к безусловному исполнению в России, было явное противоречие между решением ЕСПЧ по делу «Анчугов и Гладков против России» (№№11157/04 и 15162/05) от 4 июля 2013 года и положениями Конституции РФ о лишении избирательных прав заключенных (ч.3 ст.32). Абсурдно, но факт: исполнение постановления невозможно без принятия новой конституции, поскольку эти положения находятся в ее неизменяемой части. В этом деле наличествует чистая коллизия двух систем, и это как раз тот самый «исключительный случай», когда необходимо вмешательство Конституционного суда. Именно поэтому в феврале 2016 года Минюст выбрал для «пилотного» запроса в КС постановление ЕСПЧ по делу «Анчугов и Гладков против России».

Иными словами, проблема коллизии между страсбургской и российской системой защиты прав человека все равно возникла бы как сугубо юридический вопрос, и вполне возможно, решалась бы в ситуации меньшего общественного напряжения, чем в случае с делом «ЮКОСа» (которое даже не упоминается в постановлении КС).

Российская правовая система европеизирована значительно сильнее, чем многие полагают. Именно поэтому мы не сможем игнорировать такого рода противоречия. Примечательно, что рассматриваемые коллизии характерны и для других европейских правовых систем. Опыт британских судов весьма показателен. В решении от 16 октября 2013 года по делу R v. Secretary of State for Justice; McGeoch v. The Lord President of the Council (2013 UKSC 63) Верховный суд Великобритании обосновал отказ от формального исполнения постановления ЕСПЧ по делу «Хёрст против Соединенного Королевства» (№74025/01) от 6 октября 2005 года тем, что правовые позиции ЕСПЧ в соответствии с Актом о ратификации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года должны только «приниматься во внимание» британскими судами. Беспрекословными могут считаться лишь фундаментальные принципы, заложенные в этих правовых позициях, частности же могут быть «приняты во внимание» в ином ключе. Решения ЕСПЧ представляются элементами диалога между страсбургской и британской судебной системами, а не в виде жестких предписаний наднациональной структуры.

Другим примером является решение Лондонского апелляционного суда от 18 февраля 2014 года по делу R v. Mcloughlin; R v. Newell (2014 EWCA Crim 188). Суд отказал в исполнении постановления ЕСПЧ по делу «Винтер и другие против Соединенного Королевства» (№№66069/09, 130/10 и 3896/10) от 9 июля 2013 года, обосновав это тем, что ЕСПЧ не разобрался в тонкостях британского права, которое по своей сути и способности к толкованию не содержит вмененных нарушений.

Здесь встает вопрос, насколько безукоризненно каждое отдельное постановление Европейского суда. Общеизвестно, что с увеличением потока жалоб в XXI веке качество его вердиктов стало подвергаться эрозии по чисто юридической обоснованности, даже не касаясь проблемы политизации ряда решений. К тому же, если решение касается какой-то сугубо частной проблемы применения (например, российского законодательства), страсбургскому судье, не обладающему достаточными познаниями ни в конституционном, ни в ином отраслевом законодательстве России, весьма сложно дать адекватную оценку соответствия или несоответствия российской системы стандартам ЕСПЧ в каждом конкретном случае. В этом отношении решения Страсбургского суда нельзя презюмировать как истину в конечной инстанции.

Принятый в декабре 2015 года закон делает фокус именно на «решениях межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, основанных на положениях соответствующего международного договора Российской Федерации», то есть изменения касаются непосредственно взаимодействия с ЕСПЧ. Конечно же, он ничего не отменяет. Положения закона не способны элиминировать действие ч.4 ст.15 Конституции, в том числе приоритет положений ратифицированных международных соглашений России перед национальным законодательством. Российские суды все равно будут обязаны приоритетно основывать свои решения и на Европейской конвенции о защите прав человека, и на соглашении о партнерстве и сотрудничестве с Евросоюзом 1994 года, и на любом другом ратифицированном международном соглашении России, которое подлежит непосредственному применению.

А то, как ЕСПЧ и Совет Европы будут реагировать на применение закона, зависит от практики. Если действовать в русле других стран-членов Совета Европы, которые сталкиваются с коллизиями между постановлениями ЕСПЧ и положениями их конституций, реакция будет сдержанной. Если декабрьский закон будет использоваться в произвольном порядке для реализации сиюминутных политических целей правящей верхушки — мы получим очередную «головную боль».

Нужно ли было вообще принимать эти поправки? По-видимому, да. Внесенные изменения упрощают устранение коллизий между решениями ЕСПЧ и российской Конституцией, одновременно ограничивая круг субъектов, которые могут обращаться с запросом (по толкованию — президент и правительство, по вопросам возможности исполнения — Минюст). Новый закон явно рассчитан на избирательное применение, поскольку подавляющее большинство дел, рассматриваемых ЕСПЧ, не вступают в коллизию с Конституцией РФ. Кроме того, проверить все решения Страсбургского суда либо даже только те, что вынесены против России, для КС дело немыслимое.

Важно, что поправки расширяют полномочия судебной власти. На этот момент пока мало кто обращает внимание, учитывая современную расстановку сил в политической борьбе, но в будущем эффект может быть неожиданным. Конституционный суд обладает элементами правотворческой деятельности в своей компетенции, а рассматриваемые изменения позволят ему внедряться в новый круг вопросов, который ранее находился в стороне от его юрисдикции.

Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.

[1] Федеральный конституционный закон от 14.12.2015 N 7-ФКЗ «О внесении изменений в федеральный конституционный закон «О Конституционном суде Российской Федерации»»

m.legal.report

Федеральный конституционный закон от 28 декабря 2016 года №11-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации»

Одобрен Государственной Думой 16 декабря 2016 года

Одобрен Советом Федерации 23 декабря 2016 года

Внести в Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 года № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, № 13, ст. 1447; 2001, № 51, ст. 4824; 2004, № 24, ст. 2334; 2010, № 45, ст. 5742; 2013, № 14, ст. 1637; 2014, № 11, ст. 1088) следующие изменения:

1) пункт 10 1 части первой статьи 75 изложить в следующей редакции:
«10 1 ) указание на необходимость пересмотра дела в отношении заявителя в случае, если принимается итоговое решение в виде постановления о признании оспариваемого заявителем нормативного акта либо отдельных его положений не соответствующими Конституции Российской Федерации либо соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании;»;

2) в статье 79:
а) часть четвертую после слов «признанный неконституционным в отдельной его части» дополнить словами «, или в нормативный акт, признанный соответствующим Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании»;
б) часть пятую изложить в следующей редакции:
«С момента вступления в силу постановления Конституционного Суда Российской Федерации, которым нормативный акт или отдельные его положения признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, либо постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании нормативного акта либо отдельных его положений соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании не допускается применение либо реализация каким-либо иным способом нормативного акта или отдельных его положений, признанных таким постановлением Конституционного Суда Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, равно как и применение либо реализация каким-либо иным способом нормативного акта или отдельных его положений в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении истолкованием. Суды общей юрисдикции, арбитражные суды при рассмотрении дел после вступления в силу постановления Конституционного Суда Российской Федерации (включая дела, производство по которым возбуждено до вступления в силу этого постановления Конституционного Суда Российской Федерации) не вправе руководствоваться нормативным актом или отдельными его положениями, признанными этим постановлением Конституционного Суда Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, либо применять нормативный акт или отдельные его положения в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении истолкованием.»;

3) статью 80 изложить в следующей редакции:

«Статья 80. Обязанность государственных органов и должностных лиц по приведению законов и иных нормативных актов в соответствие с Конституцией Российской Федерации в связи с решением Конституционного Суда Российской Федерации

В случае, если решением Конституционного Суда Российской Федерации нормативный акт признан не соответствующим Конституции Российской Федерации полностью или частично либо из постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании нормативного акта либо отдельных его положений соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании вытекает необходимость устранения пробела или противоречий в правовом регулировании:
1) Правительство Российской Федерации не позднее шести месяцев после опубликования постановления Конституционного Суда Российской Федерации, если иной срок не установлен постановлением Конституционного Суда Российской Федерации в соответствии с пунктом 12 части первой статьи 75 настоящего Федерального конституционного закона, вносит в Государственную Думу проект нового федерального конституционного закона, проект нового федерального закона или ряд взаимосвязанных проектов законов либо законопроект о внесении изменений в закон, признанный Конституционным Судом Российской Федерации неконституционным в отдельной его части, или в закон в случае, если он либо отдельные его положения признаны соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании.
Президент Российской Федерации, Совет Федерации, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации, а также Верховный Суд Российской Федерации по вопросам его ведения вправе осуществлять подготовку проекта нового федерального конституционного закона, проекта нового федерального закона или ряда взаимосвязанных проектов законов либо законопроекта о внесении изменений в закон, признанный Конституционным Судом Российской Федерации неконституционным в отдельной его части, или в закон в случае, если он либо отдельные его положения признаны соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании, и вносить их в Государственную Думу. Правительство Российской Федерации в случае подготовки положительного заключения или положительного официального отзыва на законопроект, внесенный одним из субъектов права законодательной инициативы, указанных в настоящем абзаце, вправе отложить внесение законопроекта, инициатором которого является Правительство Российской Федерации;

2) Президент Российской Федерации, Правительство Российской Федерации не позднее двух месяцев после опубликования решения Конституционного Суда Российской Федерации отменяют нормативный акт соответственно Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации, принимают новый нормативный акт либо вносят изменения и (или) дополнения в нормативный акт, признанный неконституционным в отдельной его части, или в нормативный акт в случае, если он либо отдельные его положения признаны соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании;

3) законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации в течение шести месяцев после опубликования решения Конституционного Суда Российской Федерации вносит необходимые изменения в конституцию (устав) субъекта Российской Федерации, отменяет признанный неконституционным закон субъекта Российской Федерации, принимает новый закон субъекта Российской Федерации или ряд взаимосвязанных законов либо вносит изменения и (или) дополнения в закон субъекта Российской Федерации, признанный неконституционным в отдельной его части, или в закон субъекта Российской Федерации в случае, если он либо отдельные его положения признаны соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании. Высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) вносит соответствующий законопроект в законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации не позднее двух месяцев после опубликования решения Конституционного Суда Российской Федерации. Если по истечении шести месяцев после опубликования решения Конституционного Суда Российской Федерации законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации не будут приняты предусмотренные настоящим пунктом меры в связи с решением Конституционного Суда Российской Федерации, применяется механизм ответственности, предусмотренный федеральным законодательством;

4) высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) не позднее двух месяцев после опубликования решения Конституционного Суда Российской Федерации отменяет признанный неконституционным нормативный акт, принимает новый нормативный акт либо вносит изменения и (или) дополнения в нормативный акт, признанный неконституционным в отдельной его части, или в нормативный акт в случае, если он либо отдельные его положения признаны соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании. Если по истечении двух месяцев после опубликования решения Конституционного Суда Российской Федерации высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) не будут приняты предусмотренные настоящим пунктом меры в связи с решением Конституционного Суда Российской Федерации, применяется механизм ответственности, предусмотренный федеральным законодательством;

5) федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, заключившие признанные полностью или частично не соответствующими Конституции Российской Федерации либо признанные соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании договор между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договор между органами государственной власти субъектов Российской Федерации, не позднее двух месяцев после опубликования решения Конституционного Суда Российской Федерации вносят в соответствующий договор изменения и (или) дополнения или прекращают действие договора.»;

4) в статье 87:
а) часть первую дополнить пунктом 1 1 следующего содержания:
«1 1 ) o признании нормативного акта или договора либо отдельных их положений соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании;»;
б) дополнить частью шестой следующего содержания:
«В случае признания нормативного акта органа государственной власти или договора между органами государственной власти либо отдельных их положений соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании при их применении исключается любое иное их истолкование, а на последствия принятия такого постановления распространяются положения настоящего Федерального конституционного закона и иных федеральных законов, установленные для случаев признания нормативного акта или договора либо отдельных их положений не соответствующими Конституции Российской Федерации, если иное не установлено настоящим Федеральным конституционным законом.»;

5) статью 100 изложить в следующей редакции:

«Статья 100. Итоговое решение по делу

По итогам рассмотрения жалобы на нарушение законом конституционных прав и свобод граждан Конституционный Суд Российской Федерации принимает одно из постановлений, предусмотренных статьей 87 настоящего Федерального конституционного закона. Последствия принятия указанного постановления также устанавливаются названной статьей настоящего Федерального конституционного закона.

В случае, если Конституционный Суд Российской Федерации принял постановление, предусмотренное пунктом 1 1 или 2 части первой статьи 87 настоящего Федерального конституционного закона, данное дело подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке, а гражданам и (или) объединениям граждан, обратившимся в Конституционный Суд Российской Федерации в соответствии со статьей 96 настоящего Федерального конституционного закона, за счет средств федерального бюджета или бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации возмещаются в порядке и размерах, установленных Правительством Российской Федерации:
1) уплаченная государственная пошлина;
2) расходы на оплату услуг представителей;
3) расходы на проезд и проживание заявителей и их представителей, понесенные ими в связи с явкой в суд;
4) почтовые расходы, связанные с рассмотрением дела;
5) компенсация за фактическую потерю времени.»;

6) статью 103 изложить в следующей редакции:

«Статья 103. Последствия внесения запроса

В период с момента вынесения решения суда об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации и до принятия постановления Конституционного Суда Российской Федерации производство по делу приостанавливается.»;

7) статью 104 изложить в следующей редакции:

«Статья 104. Пределы проверки и варианты итоговых решений

Пределы проверки Конституционным Судом Российской Федерации соответствия Конституции Российской Федерации закона, оспариваемого в запросе суда, и варианты итоговых решений по данному делу устанавливаются статьями 86 и 87 настоящего Федерального конституционного закона.».

Настоящий Федеральный конституционный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

Президент Российской Федерации В.Путин

rg.ru

В ФКЗ о Верховном Суде РФ внесены изменения

Федеральный конституционный закон «О внесении изменения в статью 5 Федерального конституционного закона «О Верховном Суде Российской Федерации» подписан президентом России.

Документ содержит новую редакцию части 4 статьи 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 г. № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», согласно которой Пленум Верховного Суда Российской Федерации правомочен при наличии не менее двух третей от числа действующих судей Верховного Суда Российской Федерации. Норма направлена на исключение различного толкования вопроса о кворуме Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

По действующей редакции этой нормы Пленум Верховного Суда Российской Федерации правомочен при наличии не менее двух третей его состава. При этом не исключалась возможность определения кворума Пленума в зависимости от максимальной численности Верховного Суда Российской Федерации (170 человек), что на практике могло создать существенные сложности в случае неполного укомплектования состава Верховного Суда Российской Федерации или выбытия отдельных судей из его состава.

Аналогичные положения, о порядке определения кворума от числа именно действующих судей, содержатся в Федеральном конституционном законе от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (в редакции Федерального конституционного закона от 4 июня 2014 г. № 9-ФКЗ).

Таким образом, Федеральный конституционный закон позволит реализовать единый подход к деятельности Верховного Суда Российской Федерации и Конституционного Суда Российской Федерации и обеспечить чёткую правовую определённость в вопросе правомочности деятельности Пленума Верховного Суда Российской Федерации, говорится в справке государственно-правового управления, размещённой на сайте президента.

www.eg-online.ru

Смотрите так же:

  • Приложения к приказу 166 Приказ МВД России от 29.03.2017 N 166 "О внесении изменений в приказ МВД России от 8 июля 2011 г. N 818 "О Порядке осуществления административного надзора за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" (Зарегистрировано в Минюсте […]
  • Заявление формы р14001 от 25012012 Приказ Федеральной налоговой службы от 25 января 2012 г. N ММВ-7-6/25@ "Об утверждении форм и требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных […]
  • О судах общей юрисдикции опубликован Федеральный конституционный закон от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный конституционный закон от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ"О судах общей юрисдикции в […]
  • Закон 309-рф 2011 Федеральный закон от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием […]
  • Федеральный закон no 107 Приказ Министерства здравоохранения РФ от 30 августа 2012 г. № 107н "о порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению" В соответствии со статьями 14, 20, 37 и 55 […]
  • Федеральный закон границы городского округа Статья 12. Изменение границ муниципального образования При изменении границ между субъектами РФ требования статьи 12 не применяются Статья 12. Изменение границ муниципального образования Федеральным законом от 21 июля 2005 г. N 93-ФЗ в […]