Двуобъектных преступлениях

Виды объектов преступлений

Объекты преступлений классифицируются:

  1. по степени обобщения охраняемых законом общественных отношений («по вертикали»);
  2. по значению общественных отношений, которым причиняется непосредственный вред конкретными видами преступлений (классификация по горизонтали).

Опираясь на соотношение таких философских категорий, как «общее», «особенное» и «единичное», можно выделить понятия «общего», «родового» и «непосредственного» объекта. По горизонтали классификация проводится на уровне различий в непосредственном объекте. Здесь можно выделить: основной непосредственный, дополнительный непосредственный и факультативный непосредственный объект.

Общий объект преступления — это совокупность всех существующих общественных отношений, поставленных под защиту уголовного закона в целях охраны от преступных посягательств. Не существует объектов посягательства, лежащих за рамками системы охраняемых уголовным законом общественных отношений. Если преступление причиняет или может причинить вред какому-либо отдельному общественному отношению, то оно создает опасность и для всей системы таких отношений. Понятие «общий объект» представляет собой обобщенную социальную характеристику всех общественных отношений, на которые посягают предусмотренные в Особенной части УК преступления. Уголовный закон иногда обозначает общий объект формулой «интересы личности, общества и государства» (ч. 2 ст. 14, ч. 1 ст. 39 УК).

В рамках общего объекта иногда выделяется понятие «типового» объекта. По содержанию типовой объект более конкретен, т. к. характеризуется дополнительным индивидуализирующим признаком. Если общий объект охватывает всю совокупность охраняемых уголовным законом общественных отношений, то типовой — общественные отношения определенной сферы, например, обеспечивающие все блага личности, либо общественные отношения, связанные с функционированием экономики и др.

Родовой объект — группа однородных и взаимосвязанных общественных отношений, охраняемых уголовным законом от преступлений, которые по своей юридической природе образуют однородную Фуппу и включаются в одну и ту же главу Особенной части УК РФ. Таким образом, родовой объект как составная часть общего объекта служит базой для классификации преступлений по группам и построения подсистем норм Особенной части УК, которая делится на соответствующие разделы и главы, предусматривающие ответственность за посягательства на тот или иной родовой объект.

При определении родового объекта преступления правоприменитель обычно исходит из указания на родовой объект, содержащееся i наименовании соответствующей главы Особенной части УК. Родовой объект может также быть выяснен путем анализа содержащихся в главе норм об ответственности за отдельные виды преступлений. Необходимость такого анализа определяется и тем, что перечень родовых объектов преступлений, указанных в ч. 1 ст. 2 УК, является примерным. В нем не перечислены все родовые объекты преступлений, включенные в Особенную часть УК (отсутствует упоминание об экономической сфере, государственном управлении, порядке воинской службы и др.).

Непосредственный объект охватывает одно или несколько общественных отношений, на которые направлено посягательство и которым преступлением причиняется вред или создается угроза его причинения. По непосредственному объекту Особенная часть делится на статьи. Как составная часть родового объекта непосредственный объект связывает преступление определенного вида с соответствующей группой преступлений, объединяемых признаками родового объекта. Вместе с тем, непосредственный объект характеризует своеобразие данного вида преступления, степень его общественной опасности и особые способы посягательства на данный объект.

Нередко в реальной жизни посягательства на один объект сопряжены с фактическим причинением вреда или опасностью такого причинения и другому объекту. Поэтому именно на уровне непосредственного объекта проводится классификация на объекты:

Основной непосредственный объект определяет характер деяния, его направленность против соответствующего общественного отношения, охраняемого конкретной уголовно-правовой нормой. Дополнительным признается объект, которому причиняется вред в процессе посягательства на основной объект.

Дополнительный непосредственный объект появляется в двуобъектных или многообъектных преступлениях. Например, разбой посягает одновременно на собственность и жизнь или здоровье. Однако определяется это преступление как хищение, т. к. один из объектов посягательства совпадает с родовым объектом той главы, где расположена норма, определяющая ответственность за этот вид хищения. Поэтому ответственность за разбой может наступить лишь в том случае, если дополнительному непосредственному объекту (жизни, здоровью потерпевшего) причиняется вред или создается угроза такого причинения. Дополнительный непосредственный объект всегда указывается в конкретной уголовно-правовой норме наряду с основным непосредственным объектом.

Факультативный непосредственный объект — это конкретное общественное отношение, которому причиняется вред в результате совершения конкретного преступления. Но в рамках этого состава преступления такой объект не предусматривается. Так, систематическая клевета может привести потерпевшего к покушению на самоубийство.

Однако ст. 129 УК, предусматривающая ответственность за клевету, не предусматривает непосредственное причинение вреда другому объекту. В этом же случае жизнь как объект посягательства при покушении на самоубийство является факультативным непосредственным объектом. Причинение вреда факультативному непосредственному объекту может иметь значение в одних случаях для правильной квалификации, а в других — влиять на назначение наказания.

Таким образом, классификация объектов позволяет уточнить степень и характер общественной опасности преступления, его юридическую природу, способствует правильной квалификации преступлений.

ugolovnyj-zakon.ru

§ 1. Квалификация с учетом признаков объекта и предмета преступления

Объект преступления по мнению, принятому в науке уголовного права, — это общественные отношения (благо, социальная ценность), которые охраняются от преступных посягательств с помощью норм уголовного закона*(34). При квалификации объект преступления необходимо исследовать первым, так как его отсутствие исключает разговор о преступлении. Если наиболее важным общественным отношениям, личности, обществу, государству не причинен вред, значит, отсутствует необходимость в применении уголовно-правовых запретов на совершаемое деяние. В тех случаях, когда объекту причиняется вред или создается реальная угроза его причинения, надлежит детально проанализировать, какому именно благу (ценности) грозит данное деяние, какими нормами уголовного закона охраняются эти общественные отношения.

Для правильного понимания этих вопросов теория уголовного права дает классификацию объектов преступления по вертикали и горизонтали. По вертикали объекты делятся на общие, родовые, видовые (групповые, специальные) и непосредственные. На уровне непосредственного объекта — конкретного общественного отношения, охраняемого с помощью норм уголовного права, принято выделять основной, дополнительный и факультативный объекты (деление по горизонтали).

При квалификации преступлений надо устанавливать все виды объектов: общий, родовой, видовой и непосредственный. Первый из них представляет собой совокупность всех общественных отношений, которые охраняются с помощью уголовного закона, и имеет большее значение при теоретическом исследовании объекта (ст. 2УК). Кроме того, общий объект учитывается при разграничении преступлений с административными проступками и гражданско-правовыми деликтами, а также деяниями, не подлежащими правовому регулированию.

Правильное установление родового объекта — группы однородных общественных отношений, объединенных законодателем по признаку сходства (общности) общественных отношений, — особо значимо при определении соответствующих разделов Особенной части УК. Здесь недопустимы ошибки, так как квалификация одинаковых по внешнему описанию действий (например, умышленное лишение жизни) будет различной в зависимости от направленности умысла виновного на причинение вреда тем общественным отношениям, которые зафиксированы в качестве родового (видового) объекта в различных разделах и главах Уголовного кодекса. Например, ст. 105«Убийство»,295«Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование» и317«Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа» различаются именно по родовому (видовому) объекту. Анализируя непосредственный объект — конкретное общественное отношение, охраняемое с помощью уголовно-правовых норм, важно не только выбрать ту статью Особенной части УК, которая наиболее полно и точно предусматривает признаки, имеющиеся в фактически совершенном деянии, но и учитывать классификацию объектов «по горизонтали», т.е. установление в непосредственном объекте основного, дополнительного и (или) факультативного.

Основным непосредственным объектом уголовно-правовой охраны обоснованно считается конкретное общественное отношение, на охрану которого направлена уголовно-правовая норма. Данный объект выступает показателем характера общественной опасности преступления, позволяет определить вид и направленность умысла лица, его совершающего. Основной объект при совершении преступления всегда (без исключения) нарушается или ставится в реальную опасность нарушения*(35). Именно этому объекту принадлежит решающая роль при квалификации преступлений. В соответствии с собранными доказательствами наличия вреда или угрозы его причинения данному объекту после установления направленности умысла на такое деяние решается вопрос о конкретном составе преступления вообще и его месте в главах (разделах)Особенной частиУК. Отсутствие основного объекта посягательства означает отсутствие преступления.

Понятия дополнительного и факультативного объектов были введены в обиход учеными-криминалистами России в 60-е гг. XX в., и до настоящего времени суждения о целесообразности и практической значимости их включения в теорию уголовного права неоднозначны*(36). Необходимость классификации объектов «по горизонтали» впервые в уголовном праве России отметил Б.С. Никифоров*(37). Однако он не привел достаточно четких критериев такой классификации, вследствие чего во многих научных и учебно-методических работах 70-90-х гг. понятие дополнительного объекта трактовалось очень широко, зачастую оно выходило за рамки уголовного права (например, порядок распределения по труду при хищениях социалистической собственности)*(38). Дополнительными либо факультативными объектами иногда называются содержащиеся в статьяхУКквалифицирующие признаки преступлений. Нередко происходит их путаница*(39).

Столь различные (порой полярные) мнения относительно названных вопросов требуют уточнения понятий дополнительного и факультативного объектов и их практической значимости. Видимо, следует отметить, что существование дополнительного и факультативного объектов (как и основного) — это реальность, на которую реагирует законодатель, конструируя сложные, в частности двуобъектные (многообъектные), составы преступлений.

В отличие от совокупности преступлений простые преступления, объединенные в двуобъектном (многообъектном) составе, тесно взаимосвязаны единством места, времени, целью совершения деяния. Способом посягательства на основной объект нередко выступает причинение вреда дополнительному либо факультативному объекту, что в итоге повышает общественную опасность деяния. Именно этим обстоятельством и объясняется конструирование составов преступления с усложненным объектом. Понятия дву- и многообъектных составов преступления необходимо разграничивать, так как это не просто количественный признак дополнительного объекта. В них заключается сам принцип деления на дополнительный и факультативный объекты с различными правовыми последствиями. О дополнительном объекте можно бесспорно говорить только по двуобъектным преступлениям.

Дополнительный объект — это разнородные либо однородные с основным объектом общественные отношения, которые сами по себе охраняются нормами уголовного закона, однако по двуобъектным составам они защищаются «попутно», поскольку этим отношениям неизбежно причиняется вред (ущерб) при посягательстве на основной объект. Неизбежность угрозы либо реального причинения вреда объясняется тем, что посягательство на основной объект осуществляется именно таким способом — причинением вреда другим общественным отношениям (дополнительному объекту). О наличии или отсутствии в уголовно-правовой норме дополнительного объекта можно судить по конструкции простого состава в статьях УК без учета квалифицирующих признаков. Так, в ч. 1 ст. 162УК, ставшей уже классическим примером двуобъектного состава, сказано, что разбой есть «нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. «. Основным объектом в статье является чужая собственность (предметом — чужое имущество). Дополнительным — жизнь или здоровье тех лиц, которым неизбежно причиняется вред при осуществлении посягательства на собственность.

Без причинения вреда (угрозы такового) дополнительному объекту состав разбоя немыслим. Исключение дополнительного объекта из диспозиции ч. 1 ст. 162УК означало бы разрушение самого состава преступления, именуемого разбоем. Это наиболее важный признак двуобъектных преступлений, который позволяет отграничить их от многообъектных составов и разграничить дополнительный и факультативный объекты. Составов с двумя объектами (основным и дополнительным) в уголовном законе сравнительно немного. Кроме называвшейся ч. 1 ст. 162 УК к этой категории составов можно отнестист. 295УК, где посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, является способом причинения вреда основному объекту — интересам правосудия. Общественные отношения в сфере охраны жизни названных лиц лежат в плоскости иного родового объекта — личности, но в данной статье УК они защищаются «попутно» с основным, ибо в ситуации, названной в ст. 295 УК, им всегда причиняется вред. Вст. 277основным объектом охраны выступает конституционный строй РФ, а дополнительным — жизнь государственного или общественного деятеля; вст. 317основной объект — порядок управления, а дополнительный — жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего, а равно их близких. Двуобъектными преступлениями являются изнасилование (ч. 1 ст. 131УК), где основным объектом выступает половая свобода (неприкосновенность) лиц женского пола, а дополнительным — здоровье, телесная неприкосновенность; насильственные действия сексуального характера (ч. 1 ст. 132УК) и некоторые другие составы преступлений, предусмотренных Особенной частью УК.

Общим для всех двуобъектных составов преступлений является то, что все они изначально сконструированы законодателем путем объединения двух простых уголовно-правовых деяний в один состав преступления с большей общественной опасностью. Оба объекта в таких составах (основной и дополнительной) одинаково неизбежно подвергаются опасности причинения вреда и потому одинаково охраняются частью первой конкретной статьи УК, где они и называются.

Практическая значимость установления дополнительного объекта состоит в том, что его наличие обязывает правоприменителя при квалификации преступления, оценив добытые в процессе расследования и судебного рассмотрения доказательства, квалифицировать действия виновного по той статье, где этот дополнительный объект есть (хищение чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, требует квалификации по ч. 1 ст. 162УК как разбой.) Отсутствие дополнительного объекта по двуобъектным составам разрушает состав преступления. Установление дополнительного объекта по конкретному преступлению требует особо внимательного подхода к анализу состава этого преступления, в частности глубокого исследования причинной связи между действиями, направленными на причинение вреда как основному, так и дополнительному объекту, и фактически наступившими последствиями, а также установления момента окончания преступления, характеристик соответствия способа совершения преступления в диспозиции статьи УК и в фактически совершенном деянии. Правильное установление дополнительного объекта способствует разграничению сложных составов с двумя объектами и совокупностью преступлений. Наличие дополнительного объекта также диктует необходимость глубокого исследования субъективной стороны, в частности установления специальной цели, ради достижения которой и причиняется вред (создается угроза) дополнительному объекту. Так, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277УК) преследует цель прекращения его деятельности либо мести за ее осуществление, но в итоге страдает основной объект — основы конституционного строя. Отсутствие названной цели превращает двуобъектное преступление в обычное посягательство на жизнь (ст. 105УК).

По-иному следует рассматривать так называемые многообъектные составы преступлений, которые конструируются законодателем в тех случаях, когда способом совершения преступления является альтернативное воздействие на несколько объектов, которым наряду с основным причиняется (может быть причинен) вред. Такой, например, является ст. 212УК «Массовые беспорядки», где основным объектом выступают общественная безопасность и общественный порядок, а дополнительным — жизнь либо здоровье граждан, собственность, порядок управления (при сопротивлении представителям власти). Аналогично сконструированаст. 281УК «Диверсия», где посягательство на основной объект — экономическую безопасность и обороноспособность Российской Федерации — осуществляется путем воздействия на имущество, безопасность движения транспорта, жизнь, нормальную работу средств связи и т.д. Вменяя в вину указанные составы, необходимо установить основной и хотя бы один из дополнительных объектов, названных альтернативно. Отсутствие дополнительного объекта (вред имуществу, здоровью либо порядку управления и т.п.) в ст. 212 УК разрушает сам состав преступления.

Вместе с тем нельзя не учитывать, что причинение вреда объектам, названным, например, в ст. 212,281УК и др., осуществляется избирательно (альтернативно), не всем сразу и не в обязательном порядке. В одном случае (ст. 212 УК) нарушение общественного порядка толпой может сопровождаться битьем витрин, нарушением движения городского транспорта, в другом — отказом выполнять законные распоряжения представителей власти, погромами, насилием над гражданами, применением оружия и т.д. Такое альтернативное внешнее проявление преступных намерений лиц, участвующих в массовых беспорядках либо диверсионных актах, означает, что любой из объектов, названных в диспозициях статей, может подвергаться опасности причинения вреда, но фактически это происходит не всегда. Подобные объекты следует относить к факультативным, т.е. к таким общественным отношениям, которым в процессе совершения конкретного преступления может быть причинен ущерб (вред), но этот вред не является обязательным единственным признаком данного состава преступления. Отсутствие факультативного объекта не ликвидирует состав преступления, как это наблюдается при исключении дополнительного объекта (например, вч. 1 ст. 162УК). Появление факультативного объекта способно повысить общественную опасность деяния и повлечь ужесточение наказания в рамках санкции ч. 1 конкретной статьи УК. В других случаях названный объект может превратить простой основной состав в квалифицированный. Так, вч. 1 ст. 161УК основным объектом грабежа выступает чужая собственность. Открытое завладение чужим имуществом причиняет реальный ущерб собственнику и влечет наказание, установленное санкцией данной части статьи. Это простой состав. Если же открытое изъятие имущества совершается с насилием, не опасным для жизни или здоровья, либо с угрозой применения насилия, образуется факультативный объект — здоровье собственника имущества или других лиц. Данный объект не обязателен для ч. 1 ст. 161, он возникает в отдельных случаях посягательства на собственность и его появление не меняет квалификацию. Однако его наличие повышает общественную опасность действий грабителя и превращает простой состав в квалифицированный, влекущий более строгое наказание по сравнению с ч. 1 данной статьи.

В отдельных случаях эти объекты могут одновременно выступать в качестве дополнительных и факультативных. Так, согласно упоминавшейся ст. 212УК «Массовые беспорядки» ущерб чужому имуществу может быть отнесен как к дополнительному, так и к факультативному объекту. В пользу первого говорит то, что посягательство на чужую собственность, например при отсутствии основного объекта — общественной безопасности (порядка), не образует признаков состава, содержащихся в ст. 212 УК. То есть состав, именуемый массовыми беспорядками, будет разрушен при отсутствии названного дополнительного объекта. Только сочетание двух объектов (общественной безопасности и, например, чужой собственности) позволяет квалифицировать деяние виновного по ст. 212. В пользу факультативного объекта говорит то, что объекты, выступающие способом причинения вреда при массовых беспорядках основному объекту, возникают альтернативно. Они подлежат защите лишь в тех случаях, когда посягательство на них осуществляется фактически. К таким составам кроме названных можно отнестист. 163,296и др.

Таким образом, многообъектные преступления подпадают одновременно под понятие составов с дополнительным и факультативным объектом. Такой подход позволяет, с одной стороны, правильно квалифицировать многообъектные преступления, учесть дополнительные объекты, выступающие способом причинения вреда основному в качестве обязательных признаков, а с другой — защищать лишь те из названных в статье УКобъектов, которые фактически подверглись опасности причинения вреда, т.е. выступили в роли факультативного объекта. Правовое значение многообъектного состава преступления состоит в том, что он влияет, с одной стороны, на квалификацию преступления, а с другой — на назначение наказания, которое при появлении факультативного объекта может быть повышено, но не должно выходить за рамки санкции основного состава (ч. 1 соответствующей статьи) конкретного преступления.

Повторим, что в соответствии с принятым в теории уголовного права России суждением факультативным объектом уголовно-правовой охраны признается такое общественное отношение, которому в процессе совершения конкретного преступления может быть причинен ущерб (вред), но этот вред (как при дополнительном объекте) не является обязательным признаком данного состава преступления. Отсутствие его не ликвидирует состав преступления. Появление факультативного объекта способно повысить общественную опасность совершенного деяния и повлечь ужесточение наказания в рамках части 1 соответствующей статьи УК либо превратить простой основной состав в квалифицированный. Думается, что все объекты, перечисленные в квалифицированных составах статей Особенной части УК, относятся именно к факультативным, а не к дополнительным объектам. При этом основные составы могут быть простыми (с одним объектом), дву- и многообъектными. Объекты, указанные в квалифицированных частях статей УК, следует относить к факультативным, т.е. взятым под охрану нормами УК, но подлежащим защите лишь в тех случаях, когда им реально причиняется ущерб (вред). Так, в ч. 1 ст. 126УК «Похищение человека» основным объектом является личная свобода похищенного; вп. «в» ч. 2этой статьи факультативным объектом выступают жизнь либо здоровье потерпевшего; вп. «д»(похищение заведомо несовершеннолетнего) факультативный объект — право потерпевшего на проживание и воспитание в своей семье. Статей, по конструкции подобных названным, в УК РФ 1996 г. немало, поэтому необходимо правильно называть встречающиеся в них случаи посягательства на однородные либо разнородные с основным объекты и определять правовое значение факультативного объекта. Отсутствие факультативного объекта не разрушает состав преступления: лицо отвечает за посягательство на непосредственный основной объект. Установление же факультативного объекта по конкретному преступлению может превратить простой состав преступления в квалифицированный.

Практическая значимость факультативного объекта для правоприменителя состоит прежде всего в верном определении степени общественной опасности совершенного деяния. Более опасным будет преступление, которое помимо реального причинения вреда непосредственному основному объекту угрожает причинением еще большего вреда (ущерба) другим объектам, попадающим в поле умышленной противоправной деятельности преступника. Это, в свою очередь, позволяет правильно квалифицировать деяние (п. «в» ч. 3, а не ч. 1 ст. 162УК). Такой переход от простого состава к квалифицированному при наличии факультативного объекта обычно происходит в рамках одной и той же статьи кодекса. Если факультативный объект более значим, чем основной непосредственный объект, то посягательство на него следует квалифицировать отдельно. Так, предусмотренный п. «в» ч. 3 ст. 162 УК факультативный объект (здоровье потерпевшего) охватывается названной статьей и не влечет выхода за ее пределы при квалификации и назначении наказания. Но в тех случаях, когда факультативному объекту реально причиняется более тяжкий вред, чем основному, квалификация меняется. Если в результате фактического причинения тяжкого вреда здоровью при разбойном нападении наступила смерть, действия виновного надо квалифицировать по совокупности статей: п. «в» ч. 3 ст. 162 ич. 4 ст. 111УК. Аналогична конструкция ст. 286 УК, где вч. 1назван основной объект — интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления, а впп. «а»и«в» ч. 3указываются факультативные объекты — жизнь и здоровье потерпевших. При этом умышленное причинение смерти или тяжкого вреда здоровью является более общественно опасным, чем причинение вреда основному объекту, в связи с чем необходима дополнительная квалификация действий виновного пост. 105или 111 УК.

Подводя итог рассмотрению проблем, касающихся объекта преступления, можно сделать вывод, что правильное определение объекта уголовно-правовой охраны имеет решающее значение для квалификации совершенного преступления, ибо большинство разнородных составов преступлений отличаются друг от друга именно по этому элементу.

К группе признаков, характеризующих непосредственный объект уголовно-правовой охраны, относится и предмет преступления. Под ним в большинстве научных работ понимается элемент нормального правомерного общественного отношения, воздействуя на который, лицо нарушает (пытается нарушить) охраняемое законом общественное отношение*(40). В принципе, с таким определением предмета можно согласиться, оговорив отдельные его моменты, чтобы не допустить отождествления понятий «предмет правоотношения», «предмет преступления», «орудия» и «средства его совершения» либо утверждения, что возможно существование «беспредметных» общественных отношений*(41). Понятия «предмет правоотношений» и «предмет преступления» не тождественны и подлежат разграничению.

Предмет правоотношения — это то, в связи с чем возникло какое-то позитивное отношение, регулируемое нормами права. Допустим, отношения собственности возникают по поводу владения, пользования, распоряжения предметами, имуществом, ценными бумагами, т.е. вещами материального мира. В других случаях предметом правоотношений могут выступать духовные, политические, религиозные, социальные ценности, интересы. Если такие ценности, интересы, поводы отсутствуют, то и правоотношения между людьми, или гражданами и государством, или между государствами не могут существовать, ибо право регулирует такие отношения, которые возникают на позитивной основе, имея для этого повод, неоднократно повторяются и нуждаются в правовом регулировании. Право регулирует только реально возникшее и существующее отношение. Следовательно, беспредметных общественных отношений быть не может. Структурным элементом общественного отношения, поддающегося в силу типичности проявления правовому регулированию, наряду с субъектами и их деятельностью является и предмет правоотношения.

Предмет преступления — это то, на что воздействует лицо, причиняя вред (ущерб) объекту, т.е. тем позитивным общественным отношениям, которые охраняются с помощью норм уголовного закона. Иногда преступление может осуществляться путем воздействия на те ценности, вещи объективного мира, которые послужили поводом для возникновения правоотношений. Здесь предмет существующего правоотношения и предмет преступления могут совпадать. Воздействуя на вещи объективного мира (деньги, ценности), похищая их, уничтожая, видоизменяя, преступник причиняет вред объекту — отношениям собственности. Это сходство понятий, касающихся прежде всего преступлений против собственности и сходных с ними посягательств, сопряженных с воздействием на предмет общественных отношений, довольно часто используется авторами некоторых научных работ в качестве универсального определения понятия «предмет преступления». Предметом преступления они считают вещь материального мира, воздействуя на которую, лицо причиняет вред объекту.

Вряд ли можно согласиться с такой однозначной трактовкой этого понятия. Совершенно очевидно, что преступление может совершаться путем воздействия на любой структурный элемент общественного отношения, например на субъектов правоотношений либо на существующие между ними социальные (политические) связи, посредством покушения на духовные, культурные, религиозные ценности. В этом случае в конечном счете также причиняется вред объекту. Он видоизменяется в нежелательном для других лиц отношении, разрушаются законно существовавшие до этого общественные отношения. Позитивные отношения заменяются на конфликтные. В таких ситуациях, думается, будет более правильным считать, что предметом преступления в конкретной ситуации может стать любой из элементов общественного отношения, воздействуя на который, лицо причиняет вред объекту (видоизменяет, разрушает его)*(42). При такой интерпретации предметом преступления, например пост. 290УК, будут не деньги, ценности или выгоды имущественного характера, как трактуется в большинстве учебников по уголовному праву, а установленный законом порядок служебной деятельности должностных лиц государственных учреждений. Произвольно меняя этот установленный порядок, вытесняя его из практики общения должностных лиц с гражданами, воздействуя на него, взяткодатель причиняет вред объекту — интересам государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Деньги, ценности и другие вещи объективного мира могут выступать лишь как средство совершения этого преступления.

Такой подход к определению предмета преступления достаточно сложен. Правоприменителю в каждом случае рассмотрения уголовного дела необходимо находить «то, на что воздействовал преступник, причиняя вред объекту». Для этого сначала необходимо выяснить, что послужило поводом для возникновения и существования обычных законных правоотношений, определить права и обязанности их участников (субъектов), а затем установить, на что именно воздействовало лицо, совершающее преступление, разрушая (изменяя) существующее правоотношение. В правоприменительной деятельности по большому счету нет необходимости отыскивать предмет преступления абсолютно по каждой статье УК. Верно определив объект посягательства и остальные элементы состава преступления, судья может дать правильную квалификацию действий субъекта.

По-иному решается вопрос, когда предмет посягательства в статьях Особенной части УК вводится в качестве обязательного признака. Более того, он наделяется законодателем какими-то специфическими признаками, благодаря которым становится предметом конкретного преступления. Отсутствие такого предмета либо неправильное определение его свойств (качеств) способно разрушить сам состав преступления. Чаще это относится к предметам — вещам материального мира. Так, для ст. 228,229,232УК предметом преступления, по поводу которого возникают и путем воздействия на него видоизменяются отношения, являются наркотические средства или психотропные вещества. Исчезновение этого предмета, например при мошенническом сбыте под видом наркотического средства какого-либо пищевого продукта, внешне похожего на наркотик, влечет для сбытчика изменение квалификации со ст. 228 наст. 159УК. Разумеется, в этом случае меняется и объект посягательства (не здоровье населения, как это значится в ст. 228, а право собственности покупателя, которое нарушается с помощью обмана в предмете продажи). Вст. 221УК «Хищение либо вымогательство ядерных материалов или радиоактивных веществ» предметом посягательства на общественную безопасность являются именно эти материалы (вещества). Подмена их на внешне схожие предметы ведет к разрушению указанного состава. В ст. 164 УК законодатель не только выделил предмет хищения — вещи, имеющие особую ценность, но и уточнил вчасти первойдиспозиции статьи их наименование: предметы или документы, имеющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность. Следовательно, квалификация действия лица по ст. 164 УК возможна только при доказанности, что были похищены те предметы, на которые указывается в статье. Такие составы в УК не единичны, поэтому правоприменитель, квалифицируя конкретное деяние, обязан проверить, как описан предмет преступления в той или иной статье Особенной части УК и соответствует ли этому описанию предмет, фигурирующий в материалах уголовного дела. Только их полное тождество дает право на вменение конкретной статьи УК.

Правильность квалификации — первое и, пожалуй, главное правило для установления предмета преступления. Однако оно не единственное. Наличие предмета преступления, его видоизменения, перемещения могут свидетельствовать о факте состоявшегося посягательства на объект уголовно-правовой охраны. В некоторых случаях предмет преступления позволяет разграничить смежные составы, что также влияет на квалификацию преступления. Так, похищение, уничтожение или повреждение документов влечет ответственность по ч. 1 ст. 325УК. Похищение у граждан паспорта или другого личного документа предусмотреноч. 2 ст. 325, а похищение таких предметов, как марки акцизного сбора, специальные марки или знаки соответствия, защищенные от подделок, —ч. 3 ст. 325УК. Таким образом, объект и предмет преступления играют важную роль в правовой оценке деяний при квалификации преступлений.

Говоря о предмете преступления, нельзя обойти молчанием и вопрос о потерпевшем от преступления. В Общей части уголовного права, к сожалению, нет даже понятия «потерпевший от преступления». По этой причине правоприменители, разрешая конкретное уголовное дело, где очевиден вред (ущерб), причиненный физическому или юридическому лицу, вынуждены пользоваться определением понятия «потерпевший», данным в ст. 41УПК РФ. Однако названные в ней виды потерпевших (физическое и юридическое лицо), их права и обязанности регламентируются лишь в пределах уголовного процесса и не затрагивают данного понятия в уголовно-правовом смысле. Не регламентированы вОбщей частиУК РФ основания и пределы защиты жизни, здоровья, имущества, чести, достоинства потерпевших, особенности их статуса применительно к отдельным составам преступления (например,п. «г» ч. 2 ст. 105— беременность женщины, ставшей жертвой убийства;ст. 317,318— работник правоохранительного органа и т.д.). Не определено место потерпевшего среди элементов состава преступления в Общей части уголовного права.

Высказываемые в научных работах по уголовному праву предложения рассматривать потерпевшего как «одушевленный предмет» преступления могут быть приняты к обсуждению при условии детальной проработки и большей аргументации, а также с учетом других мнений в науке на этот счет*(43).

Актуальность проблемы определения признаков и значения потерпевшего в уголовном праве подтверждается и примерами из судебной практики. Так, одним из судов Свердловской области было прекращено уголовное дело в отношении В., обвинявшегося по ч. 1 ст. 318УК за нанесение участковому инспектору РУВД ударов по мотивам мести за его служебную деятельность. Суд прекратил уголовное дело по основаниям, указанным вст. 76УК, в связи с примирением виновного с потерпевшим. С решением суда можно было бы согласиться, так как все условия, указанные в ст. 76 УК, в конкретном уголовном деле присутствовали, однако остается под сомнением вопрос о правильности определения потерпевшего по названной статье. Коль скоро объектом по ч. 1 ст. 318 УК является порядок управления, установленный в государстве, и именно этому объекту причиняется вред (ущерб) путем нанесения побоев представителю аппарата государственного управления, то и потерпевшим, думается, надо признавать представителя этого органа государственной власти. Нанесение ударов участковому уполномоченному выступает как средство (способ) причинения вреда основному объекту. В данном случае согласие потерпевшего на примирение с правонарушителем не может считаться обоснованным. Он выходит за пределы лично принадлежащих ему прав, причиняя таким образом вред существующему порядку управления. Вопрос о правомерности применения в подобных случаях ст. 76 УК должен решаться судом лишь после точного установления потерпевшего, его прав и полномочий.

Более обстоятельно учение о потерпевшем должно быть рассмотрено как самостоятельная, выходящая за рамки настоящей работы и весьма важная проблема в науке уголовного права. Вместе с тем отдельные аспекты проблемы будут рассмотрены в следующем параграфе.

studfiles.net

Смотрите так же:

  • Федеральный закон исполнения и наказания Приказ Федеральной службы исполнения наказаний от 26 февраля 2018 г. № 160 “Об осуществлении ФСИН России, территориальными органами ФСИН России, учреждениями и иными организациями уголовно-исполнительной системы полномочий заказчика” (не […]
  • Методическое пособие для учителя босова Информатика. Методическое пособие для 7-9 классов. Босова Л.Л., Босова А.Ю. Методическое пособие содержит рекомендации по проведению уроков информатики в 7-9 классах по УМК Л. Л. Босовой, А. Ю. Босовой для 7-9 классов. Приведены […]
  • Определение о взыскании судебных расходов арбитражный суд Определение Арбитражного суда Республики Хакасия от 16 ноября 2007 г. N А74-1345/2007 "О результатах рассмотрения заявления о взыскании судебных расходов" (извлечение) Определение Арбитражного суда Республики Хакасияот 16 ноября […]
  • Тимирязевская метро нотариус Нотариусы Москвы на станции метро Тимирязевская Ниже представлен список нотариусов в выбранной категории. Чтобы посмотреть подробную информацию по конкретному нотариусу, кликните по ФИО нотариуса. Нотариус Аркадьев Сергей […]
  • Приказы фмс в 2018 году Приказ МВД России от 11 января 2018 г. № 14 “О признании не подлежащим применению приказа ФМС России от 27 ноября 2014 г. № 618” (не вступил в силу) В соответствии с пунктом 12 Правил формирования, предоставления и распределения субсидий […]
  • Уточнение исковых требований заявление образец Как написать уточненное исковое заявление в соответствии с ГПК (образец)? Уточненное исковое заявление является формой внесения изменений в поданное исковое заявление. Чтобы избежать сложностей при заполнении этого документа и не упустить […]