Газета где есть законы

Российская газета

«Российская газета» — издание нового российского государства. С одной стороны, «Российская газета» является официальным изданием — после публикации здесь вступают в силу государственные документы. С другой стороны, «Российская газета» — издание для читателя, в ней есть все: от новостей, репортажей и интервью государственных деятелей до компетентных комментариев к документам.

Тираж газеты — более 400 тысяч экземпляров. Как утверждают данные социологических опросов, ее читают взрослые уравновешенные люди, склонные к консервативному взгляду на вещи.

«Российская газета» имеет 38 корреспондентских пунктов, она печатается в 31 городе страны, выпуски газеты сопровождаются региональными вкладками, а также тематическими приложениями. Газетой издаются серии книг с государственными документами и комментариями к ним.

Главный редактор «Российской газеты» — Владислав Александрович Фронин.

Газета зарегистрирована 1 ноября 1990 года и затем перерегистрирована 28 сентября 1993 года в Министерстве печати и информации Российской Федерации под номером 302.

Государственные документы, публикующиеся в газете: федеральные конституционные законы, федеральные законы (в том числе кодексы), указы Президента РФ, постановления и распоряжения Правительства РФ, нормативные акты министерств и ведомств (в частности приказы, инструкции, положения и т. д.).

В газете также публикуются акты Федерального Собрания РФ (парламента), решения Конституционного Суда и другие акты.

Статус официального публикатора документов определен Законом Российской Федерации N 5-ФЗ от 14 июня 1994 года «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального собрания», Указами Президента РФ от 23 мая 1996 года N 763 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти», а также от 13 августа 1998 года N 963 «О внесении изменений в Указ Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 г. N 763 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти».

В статье 4 закона о порядке опубликования законов и актов сказано: «Официальным опубликованием Федерального Конституционного закона, Федерального закона, акта палаты Федерального Собрания считается первая публикация его полного текста в «Российской газете» или «Собрании Законодательства Российской Федерации». В связи с этим номер «Российской газеты» с опубликованным текстом государственного документа сам становится официальным документом.

Города, в которых печатается «Российская газета»: Архангельск, Бишкек, Благовещенск, Владивосток, Волгоград, Воронеж, Екатеринбург, Иркутск, Казань, Калининград, Кемерово, Краснодар, Красноярск, Минеральные Воды, Москва, Мурманск, Нижний Новгород, Новосибирск, Омск, Оренбург, Пенза, Пермь, Ростов-на-Дону, Санкт-Петербург, Самара, Саратов, Тюмень, Ульяновск, Уфа, Чебоксары, Челябинск, Ярославль.

Города России, в которых есть корреспондентские пункты: Брянск, Владивосток, Волгоград, Воронеж, Екатеринбург, Ижевск, Казань, Краснодар, Курск, Магадан, Нижний Новгород, Оренбург, Салехард, Самара, Санкт-Петербург, Ставрополь, Пенза, Пермь, Тамбов, Тверь, Тула, Ульяновск, Ярославль.

Города СНГ, в которых есть корреспондентские пункты: Алма-Ата, Кишинев, Львов, Минск, Киев, Ташкент.

Города дальнего зарубежья, в которых есть корреспондентские пункты: Братислава, Брюссель, Будапешт, Вена, Женева, Милан, Париж, Стокгольм, Мадрид, Лондон. «РГ».

fap.ru

«Кто-то скажет: что за дикость! — но это в наших традициях, в этом и есть гуманизм религии»

Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров — о том, как шариатский закон помогает государству

Фото: РИА Новости

В конце марта «Новая газета» опубликовала исследование, которое проводила в течение нескольких последних лет в северокавказских республиках. Исследование было посвящено исламскому ренессансу, который стал возможен на Кавказе после падения Союза и открытия границ. Тысячи молодых людей устремились в исламские образовательные центры за рубежом, и сегодня мы можем видеть значительные изменения в обществе, связанные с приходом на Кавказ этого нового, «молодого», как мы его назвали, ислама.

В качестве инструмента исследования мы выбрали формализованное интервью: мы приходили в семьи и задавали одни и те же вопросы представителям разных поколений внутри этих семей. Мы спрашивали наших респондентов о том, например, как женщине следует выглядеть на людях, считают ли они возможным приход второй жены в семью, выпивают ли они по праздникам и наряжают ли елку на Новый год. Главный вывод, к которому мы в итоге пришли: ценностные ориентиры младших поколений кавказских жителей заметно отличаются от тех, что присущи старшим. В гораздо большей мере молодежь в своих суждениях опирается на вновь пришедшие шариатские нормы. Впрочем, это новое мироощущение передается и старшим поколениям.

Молодые гораздо лояльнее старших смотрят на многоженные семьи, однако они менее терпимы к алкоголю, они осуждают традицию кровной мести — однако в конфликтной ситуации предпочтут обратиться в шариатский суд, а не к правоохранителям. «Светскость» уходит с Кавказа — такой вывод мы сделали.

Россия надевает хиджаб. На Кавказе Российское государство столкнулось с новой нормативной системой, с которой оказалось не в силах соперничать

Скоро с редакцией связалась пресс-служба главы Ингушетии (эта республика тоже попала в нашу выборку). Сказали: глава с вами во многих пунктах не согласен, хочет высказаться по поводу исследования.

«Новая газета» горячо приветствует такой способ выражения несогласия с нашими публикациями.

Но наша беседа с Юнус-Беком Евкуровым, конечно, гораздо шире, чем обсуждение результатов исследования.

— Юнус-Бек Баматгиреевич, вот вы спорите, не соглашаетесь со мной в том, что «светскость» уходит с Кавказа, вы говорите, что исламские веяния — это мода. Допустим, так. В таком случае, какова перспектива этой моды?

— Ну насчет того, что спорить, — наверное, не спорю, потому что не принято у нас мужчине спорить с женщиной. Могу с вами поспорить как с журналистом.

— Давайте так.

— За весь Кавказ я говорить не собираюсь, давайте я за республику. Я уверен: мы не можем оценивать уровень «светскости» общества исходя из одеяний. Я бы на такое вообще не обращал внимания. По поводу покрытия мое мнение вы знаете — это личное дело каждой женщины, каждой девушки, я это не хочу даже комментировать.

Это состояние души человека. Так же как и у мужчин: кто-то отпускает бороду, кто-то не отпускает бороду.

Где-то это мода, где-то определенная лень, просто нежелание делать утренний туалет, такое тоже есть.

Вот у вас в исследовании говорится о том, что мы уходим от «светскости», но что такое «светскость»? Мы на Кавказе привыкли соблюдать традиции, даже в советское время мы никуда от них не отходили. Например, если девушка до замужества не покрывалась, ходила без платка, то после замужества 99% девушек всегда надевали платок. Но это же не значит, что мы не были светскими.

— Но исследование, на самом деле, не про платок. Светскость — это доверие гражданским институтам. А как показала наша работа, население больше доверяет другим институтам, в том числе тем, которые предполагаются традицией.

— Ну нет ни одного верующего, даже глубоко верующего, даже фаната, который не имел бы взаимоотношений с государством. Работа, налоги, социальные выплаты, образование, перевозки…

— Это неизбежно, но там, где от этих контактов возможно воздержаться, люди стараются от них воздерживаться. Вопрос, который мы задавали: «Куда пойдете, случись что?» Предположим, какой-то конфликтный момент, который можно решить без уголовного разбирательства: дележка земли с соседом, допустим, или причиненный ущерб. Куда вы пойдете искать правду? И вот люди реже всего говорили, что обратятся в суд или в другие госинстанции.

— Да я без всяких исследований вам бы сказал, что из 10 человек 9 пойдут не в суд, а к старшим тейпа или же элементарно со священнослужителем решат эту проблему. Это было и в советское время. И это неплохо. Наоборот, это очень полезно для власти. Дело касается частного интереса двух человек, и его можно вывести в судебную плоскость, то есть загрузить судей работой. А можно решить вопрос на частном уровне, когда авторитетный человек говорит: «Вот вы не правы». Это не противоречит законодательству, не ущемляет интересы государства. Это, наоборот, хорошо. И это нисколько не говорит о том, что «светскость» уходит — оно так было всегда.

— Это говорит только о том, что слово священнослужителя или старейшины для человека значит больше, чем слово мирового судьи.

— Да нет, ни в коей мере. Это просто говорит о том, что человеку так удобнее, быстрее. Любой государственный орган соблюдает процедуры. Человек может обратиться в прокуратуру, там сроки есть. Но зачем ему 10 дней ждать, 20 дней ждать, 30 дней ждать, когда тут же, на месте, он может вопрос решить? Это, наоборот, помощь светским институтам власти.

Фото: РИА Новости

— До тех пор, пока это не касается насильственных преступлений, да?

— Вот тут уж точно никакой религиозный институт не сможет заместить собою государство. Даже если люди с подобными вопросами и обращаются к религиозным деятелям, те говорят: «Это тема закона. Да, мы здесь видим вот так, но идите в прокуратуру». У нас не было случая, чтобы насильственное преступление — да хоть ДТП со смертельным исходом — не расследовалось бы в рамках уголовного дела.

Вот недавний случай в Экажево: там стреляли в молодого человека. Мы уже понимаем, что это та самая кровная месть. Сейчас ведется расследование, конечно, тот, кто это сделал, будет найден и осужден. Но вот как раз мы видим, как работает ложное понимание законности: тот, который стрелял, считает, что он повел себя строго в рамках религиозных норм — отомстил человеку, который совершил что-то против его брата. А для нас он преступник, он убил человека. «Я отомстил» — это уже его личные хотелки.

Да, шариат не отрицает кровную месть, шариат ее даже приветствует. Но при этом шариат больше приветствует прощение. Мы до населения доводим через духовенство такие вещи. Об этом на проповедях рассказывают, об этом делают дискуссии на телевидении. Профилактика дает нам резкий спад в таких нарушениях. И очень много прощений у нас в республике происходит.

Большинство дэтэпэшных случаев со смертельным исходом решаются в течение двух-трех дней. И даже когда умышленное убийство: бывает, что родственники вместе с убийцей приходят домой к жертве, проходит процедура примирения, останавливается этот замкнутый круг кровной мести — вот это и есть высшая точка гуманизма религии. Кто-то послушает, скажет: «Ну что за дикость, так нельзя…» Но это как раз в наших традициях, обычаях, мы не можем такие вещи взять и отменить. К тому же закон убийцу все равно не прощает, закон с ним работает.

Но для людей — очень важно простить, погасить эту ситуацию.

Потому что это же не просто личный конфликт — это дело двух тейпов, оно касается большого количества людей.

И пока они живут в таком напряжении, может снова конфликт случиться. И чем быстрее власть и общественные институты снизят этот накал, тем лучше. Поэтому у нас в каждом районе работают примирительные комиссии. Это как раз те общественные институты, которые колоссальную помощь оказывают власти, снимают много-много напряжения.

Бывает, ночью что-то произошло, где-то перестрелка, где-то что-то не поделили, ну бытовая тема или умышленное что-то. Что мы делаем? Совет безопасности, органы правопорядка — понятно, это все работает. А еще подключается тут же Совет тейпов и примирительная комиссия. В три ночи, в четыре утра — не важно, в любое время суток они выезжают туда, тушат эти первые искры.

— Вот еще недавний сюжет со школой хафизов в Долаково добавил поводов для разговоров о роли религии в обществе.

Справка «Новой»

Школы хафизов — распространенные на Кавказе исламские образовательные учреждения для детей преимущественно младшего школьного возраста. Курс в школе хафизов длится в среднем три года, в течение которых дети проживают при школе и учат наизусть Коран.

1 марта в школу хафизов, работающую в поселке Долаково под эгидой муфтия республики, пришла проверка Росгвардии. Это событие спровоцировало большое волнение в ингушском обществе.

Читайте также

Коран и дети. Конфликт между руководством Ингушетии и ее официальным духовенством обнажил социальный процесс, который в остальной России предпочитают не замечать

Формальным поводом для проведения проверки стали анонимные сообщения о том, что в школе якобы проходит обучение детей обращению с оружием. Однако официально школе были предъявлены другие претензии — ведение образовательной деятельности без получения разрешительной документации. В муфтияте республики «Новой» пояснили, что за проверкой в долаковской школе хафизов, по мнению официального духовенства, стоит личное неприязненное отношение главы республики Евкурова к муфтию Хамхоеву.

— Со школой в Долаково какая получилась ситуация. Кому-то захотелось открыть такую школу для детей — по своему усмотрению, без лицензии, без соответствующих документов. Сейчас разбирательство идет — на каком основании в частном дворе появилась эта так называемая школа хафизов. Чтобы избегать таких ситуаций в будущем, мы планируем строительство официальной школы хафизов, чтобы не было такого, что в каждом селе они неподконтрольно работают. А нам достаточно одной такой школы. Сегодня с каждым днем хафизов все больше. Ну, с одной стороны, пускай их будет больше, а с другой стороны — те родители, кто хочет, чтобы дети их были хафизами, должны понимать, что помимо знания Корана ребенок еще должен получить какое-то другое образование.

— Вот как раз про это мой вопрос. Эти дети, младшие школьники, сидят три года, учат наизусть Коран. Да, говорят, что для памяти детей и для будущего обучения полезно, чтобы они сидели и зубрили, — но мне это кажется весьма спорным. Мне кажется, полезней все же математика и литература. А Коран можно учить в свободное время.

— Да, у нас есть медресе, где детей по желанию обучают чтению Корана. Но это дополнительное образование, после уже школы. А школа хафизов подразумевает все-таки углубленное изучение Корана, и здесь так, чтобы до обеда в одной школе, а после обеда в другой — не получится. Там материал осваивать надо. И чтобы не было ущерба общеобразовательной программе, в школу хафизов нанимаются педагоги средних школ, которые проводят те же уроки, что должны быть в первых, вторых, третьих, четвертых классах. В этом тоже нет ничего плохого, это апробированная практика.

Опять же к тому, что вы сказали. Мне кажется… Вы знаете, мы всегда смотрим очень пристально на тему ислама. Но если сейчас посмотреть, в России очень много духовных семинарий. Я знаю даже детские сады с уклоном в православие. Я был в Ставропольском крае в детском садике, очень красивый, хороший садик. Там иконы, чтение молитв, дети с детского садика изучают основы православной веры. На это никто не обращает внимания. А вот если бы у нас в республике садик был с таким исламским уклоном, сразу эту проблему бы подняли.

— Нет, до тех пор, пока в долаковскую школу не пришла Росгвардия, эту тему тоже никто не поднимал.

— Да, я понимаю, в том числе и нынешний так называемый муфтий Хамхоев, его команда пытаются во всякой конфликтной ситуации свой голос подать. Но в этом и ошибка Хамхоева: человек не воспринимает мнение главы республики. А глава республики ему более чем корректно и культурно указал на ряд недопустимых вещей. Я не имею права ни назначать его, ни снимать с должности. Но свое мнение я ему сказал: мне некомфортно с вами работать. Но я надеюсь, что все-таки это все выправится, и Хамхоев поймет, что мнение главы своей республики надо учитывать как по светским, так и по религиозным понятиям.

Я ему говорю: «Слушайте, я понимаю, что, как вы выражаетесь, есть люди, которые отклонились, но назовите мне причину — почему? Назовите мне по пунктам, что вы сделали, чтобы с ними каким-то образом наладить диалог? Почему вы с этими людьми не встречаетесь, почему не говорите с ними? Если вы считаете, что Чумаков, или Цечоев (популярные в республике духовные лидеры салафитского толка.О.Б.), или другой священнослужитель не прав, так вы публично об этом скажите, садитесь с ним за стол, разговаривайте! Но нет: «Нам это не надо, мы этого делать не будем».

Чего вы всех мутите, чего вы всех заводите? Вы говорите, что это больное общество, отклонившееся, ушедшее в сторону, но тогда кто его должен лечить?

Если доктор не хочет связываться с больными — зачем он нужен? Вы мне говорите: это запретить, то запретить, а вы сами-то что-нибудь будете делать? И не только это касается Хамхоева, а и многих других священнослужителей, и не только в Ингушетии, а и в других регионах страны в том числе.

И последнее. Я всегда говорил и Чумакову, и Цечоеву, и их последователям: «Если вы выйдете за рамки закона — я буду жестко пресекать эти вещи». У вас может быть своя идеология, я не хочу вам рассказывать, как надо молиться. Это ваше право, это ваши отношения с религией и с Богом. Но если вы за рамки закона выйдете по экстремизму, по терроризму тем более — поверьте, я для вас всех буду врагом. Вот что мне важно как главе субъекта. А в остальном — я только могу их убеждать, а не принуждать. Да, путем дискуссий, компромиссов, разговоров.

Я недавно выступал с посланием к Народному собранию республики и об этом тоже сказал: нет ни одного примера, по крайней мере, на моей памяти, когда силовыми методами было достигнуто согласие. Но есть тысячи примеров, когда пусть и через трудные переговоры — но люди приходили к согласию. Силой можно это сделать до обеда, до вечера. А вот ночью те, против которых ты силу применил, обратно придут. И ты создашь проблему еще большую: вместо одного, двух, трех человек появятся 30 человек, которые не согласны с твоим силовым решением.

Фото: Елена Афонина/TASS

— Вопросы религии вообще обладают большим консолидирующим потенциалом.

— Да, если мы вспомним, какие волнения были по поводу событий в Мьянме (сообщения о массовых убийствах мусульман-рохинджа в сентябре 2017 года, спровоцировавшие многотысячные выступления в разных регионах страны.О.Б.), то поймем, как легко сегодня тысячи людей из религиозной среды готовы выходить на улицу. Это притом что информация, как потом выяснилось, была в основном неправдоподобной, но как будто сигнал поступил, как будто у людей в голове какой-то чип стоит — так быстро они откликнулись на этот фейковый повод!

И эти выступления сопровождались такой злобой, агрессией, что не соответствует совершенно исламу.

Меня еще удивило, что на митингах и в Москве, и в Санкт-Петербурге представители разных национальностей, в том числе те, кто приехал зарабатывать деньги из регионов Средней Азии, выступали с пеной у рта. Спрашивается, ну что тебе митинговать, когда у тебя в голове должна быть мысль: «Я приехал сюда зарабатывать деньги, у меня семья…» Но у него нет этого понимания, зато у него есть желание обвинять Россию в том, что она молчит по этому поводу, по событиям в Мьянме. Слушай, мил человек, ну ты езжай обратно, если такая необходимость у тебя внутренняя есть, проведи у себя там митинг, выпусти пар — и обратно приезжай, если работать хотел.

Рохинджа берутся за ножи. Почему Россия, Китай и Индия поддерживают власти Мьянмы

Все это показало нам, насколько необдуманно люди могут идти на поводу у тех, кто использует эти виртуальные поводы. Такого рода события требуют глубокого осмысления и, конечно, хорошей профилактики с привлечением духовных лиц. Надо всем религиозным деятелям и всем конфессиям страны на примере вот этих так называемых «мьянмовских событий» консолидироваться и показать, что такого рода агрессивные выступления — это крайне чуждо для нас, и у нас этого не точно должно быть.

Соединенные Штаты Америки, страны Европы, блок НАТО — им важно найти, грубо говоря, какие-то ошибки в деятельности России. Не только в Сирии, а и в целом во внешней политике. И апеллируя к этим ошибкам, постоянно пытаться давить на нас, на страну. Конечно, в этой ситуации и наша страна тоже ищет ошибки той стороны. Мы отстаиваем свои интересы, а они — свои. Но при этом в ситуацию вовлекается население всего мира. И мусульмане, и христиане — все.

Я как патриот своей страны, конечно, буду интересы России отстаивать, я понимаю, кому выгодно, чтобы постоянно на нас было вот такое давление… Да, я понимаю, случаются обоснованные претензии, когда и страна признает и приносит извинения… Но когда доказательств нет, а кто-то просто нагло обвиняет нашу страну — то, конечно, мне здесь тоже хочется постоять за наш авторитет, хотя бы собственным высказанным мнением по этому поводу.

www.novayagazeta.ru

Власти смягчают его условия и сроки введения

Как выяснил “Ъ”, правительство все же признало обоснованной часть критики антитеррористического «закона Яровой», обязывающего операторов связи хранить трафик. Как и просили участники рынка, необходимый объем хранилищ данных будут рассчитывать исходя не из емкости сетей связи, а из фактического трафика. Может быть перенесен и срок вступления требований в силу — с июля на октябрь 2018 года. Но поддержка из госбюджета по-прежнему не предусмотрена: сокращения ожидаемых расходов операторов планируется достигнуть только за счет смягчения требований.

Минкомсвязь отказалась от требования рассчитывать объем хранилищ пользовательских данных для исполнения антитеррористического «закона Яровой» исходя из монтированной емкости сетей операторов связи. Это должно сократить затраты операторов, следует из письма (копия есть у “Ъ”) заместителя главы Минкомсвязи Дмитрия Алхазова в Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП). Письмо подготовлено в ответ на заключение комиссии РСПП по связи и информационно-телекоммуникационным технологиям, направленное премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву главой РСПП Александром Шохиным.

Почему новые правила для операторов связи остаются вопросами без ответов

Минкомсвязь на основании расчетов РСПП и операторов согласилась, что совокупная монтированная емкость сетей превышает фактический абонентский трафик, следует из письма. В доработанном проекте постановления Минкомсвязи (есть у “Ъ”) указано, что операторы должны будут хранить фактически переданный трафик, за исключением голоса, в течение 30 суток. Объемы хранимой информации могут быть пересмотрены после 1 декабря 2022 года, дополнительные предложения в этой части должны будут предоставить Минкомсвязь и ФСБ.

В предыдущей редакции предполагалось, что с 1 июля 2018 года операторам вне зависимости от трафика понадобится 0,35 Пбайт хранилищ на 1 Гбит/с емкости сети с последующим ежегодным увеличением объема на 15% в течение пяти лет. В этом сценарии РСПП оценил совокупные затраты на исполнение закона МТС, «МегаФона» и «Вымпелкома» в 2018 году в 100 млрд руб. Но без софинансирования из госбюджета эти операторы могут позволить себе тратить на «закон Яровой» не более 3 млрд руб. в год каждый, оценивал РСПП. Минкомсвязь в письме господина Алхазова указывает в ответ, что в бюджете и отраслевых госпрограммах средств на компенсацию затрат операторов в связи с «законом Яровой» не предусмотрено.

Как операторы связи просили налоговых льгот и отсрочки «закона Яровой»

Операторы также смогут сэкономить на оборудовании, следует из письма Минкомсвязи. В нем говорится, что для хранения данных они смогут использовать уже имеющуюся инфраструктуру и оборудование после «доработки в соответствии с техническими решениями, выработанными в совместных рабочих группах при участии Минкомсвязи, ФСБ, разработчиков оборудования и самих операторов». В пресс-службе ведомства от комментариев отказались. В целом новая редакция постановления правительства действительно сократит затраты операторов на хранение данных, но несущественно, оценивает собеседник “Ъ” в одном из операторов связи.

В правительстве допускают также, что требования «закона Яровой» по хранению пользовательского трафика могут вступить в силу не 1 июля 2018 года, а на несколько месяцев позже, заявил 19 января вице-премьер Аркадий Дворкович. По информации собеседника “Ъ” на рынке связи, речь идет о переносе вступления требований в силу на октябрь 2018 года. Отсрочка вступления требований в силу целесообразна и необходима, так как до сих пор нет утвержденных норм по реализации закона, а операторы не успели протестировать технические решения, необходимые для его исполнения, сообщили “Ъ” в «Вымпелкоме». Реализация «закона Яровой» сложна с технической точки зрения, отсрочка позволит полноценно реализовать необходимые требования, соглашаются в «МегаФоне». В «Ростелекоме» отметили, что отсрочка позволит принять необходимые нормативные акты, которые определят регламенты, правила и процедуры реализации закона. В МТС и Tele2 отказались от комментариев.

Николай Никифоров, глава Минкомсвязи (цитата по ТАСС)

Понятно, что времени остается мало, но это не значит, что операторам не нужно готовиться. В целом параметры они представляют

По мнению ведущего аналитика Российской ассоциации электронных коммуникаций Карена Казаряна, оптимальной была бы более длительная отсрочка закона — минимум до 2020 года. «Очевидно, что правительство уже не успевает согласовать подзаконные акты в приемлемой для отрасли форме»,— отмечает он. Цикл согласований, бюджетирование проектов, разработка технологии — все это только предстоит сделать, добавляет аналитик, на это может потребоваться меньше двух лет.

www.kommersant.ru

Закон есть закон, но…

Бизнес-газета «Наш регион — Дальний Восток» № 06 (136), июнь 2018

На наш взгляд, уловы необходимо исключить из перечня объектов, подлежащих обязательной сертификации в рамках ФГИС «Меркурий». Мы и так в обязательном порядке сертифицируем готовую продукцию, что подразумевает регулярное проведение санитарных экспертиз. Вот это действительно целесообразно, поскольку соответствует интересам потребителей. А для чего распространять подобную схему и на уловы? Ведь понятно, что качественная продукция произведена из качественного же сырья. Так что какие-то лишние обременения здесь, на мой взгляд, совсем не нужны.

Генеральный директор ООО «Кристалл» Руслан ИНАМОВ.

С 1 июля 2018 года российские рыбаки будут следовать новым нормативным правилам. А именно работать в рамках федеральной государственной информационной системы (ФГИС) «Меркурий», что обязывает промышленников сертифицировать как продукцию, так и уловы. Однако в этой связи возникают вопросы, чётких ответов на которые у бизнеса пока нет. И когда они появятся — не ясно. По крайней мере, пока. Подробности — в интервью с генеральным директором рыбопромышленной компании ООО «Кристалл» (Камчатка) Русланом ИНАМОВЫМ.

Уже работаем

— Руслан Михайлович, вы готовы работать в рамках ФГИС «Меркурий»?

— Что значит готовы? Закон есть закон, соответственно, его нужно исполнять в любом случае. Это незыблемый правовой базис для любого нормального бизнеса. Так и должно быть. Также следует отметить — сама идея введения системы неплохая. Во всех цивилизованных странах информатизация производства уже давно стала реальностью. Это удобно и для государства, и для бизнеса, и для потребителей, поскольку, с одной стороны, такой формат позволяет избавить рынок от фальсификатов, с другой — это в принципе (точнее, в идеале) упрощает отраслевую деятельность рыбопромышленных компаний. Поэтому ничего страшного в самой схеме нет, скорее наоборот. Кроме того, могу сказать, мы уже более года работаем в рамках системы «Меркурий». Правда, в тестовом режиме.

— Как так? Ведь система ещё не введена?

— На Камчатке было решено «обкатать» этот формат заранее. Разумеется, мы также были включены в эту схему. Я же отметил, режим был тестовым. Но мы в нём поработали. И довольно успешно.

— И как впечатления от ФГИС «Меркурий»?

— Серьёзных замечаний к нам не возникло. То есть система работает. И это хорошо. Но и проблемных вопросов тут также хватает. И их, конечно, необходимо обозначать. Для пользы дела, в первую очередь.

— Получается, что вы в любом случае готовы к работе в формате ФГИС «Меркурий»?

— Я же говорю, закон есть закон. И его необходимо исполнять. А какие-то недоработки, очень на это надеюсь, будут устраняться. Иначе как рыбакам работать?

Что вносить?

— Вы сказали о проблемных факторах. Что имеется в виду в первую очередь?

— Например, лично мне до сих пор не ясно, какие именно данные мы должны вносить в «Меркурий», в тех случаях, когда у нас есть договоры на вылов рыбы со сторонними держателями квот. Что, кстати, вполне законно. И так работают многие отраслевые предприятия. Так какая информация должна, в этих случаях, попадать в «Меркурий»? Название фирмы? Или название самого судна? Или ещё что-то? Предельно полной картины у нас здесь нет.

— Но она будет?

— Видимо, какая-то конкретика должна появиться. Обязательно должна. Вот только когда? Этого мы пока не знаем.

— Но не поздно ли прояснять картину? Ведь всё вступает в силу уже с 1 июля?

— Вопрос не ко мне. Наше дело — эффективно работать. И максимально добросовестно исполнять нормы закона.

Проблемный вопрос

— Ваши сахалинские коллеги обозначают ещё одну проблему. Они не понимают, зачем нужно сертифицировать улов, когда сертифицируется сама продукция. Что вы думаете по этому поводу?

— А я согласен с такой постановкой вопроса. Ведь получается как — при оформлении ветеринарно-сопроводительных документов (ВСД) сама готовая продукция уже сертифицируется в обязательном порядке. И это правильно. Это направлено на защиту прав потребителей, в первую очередь. И мы свою продукцию также сертифицируем, что подразумевает регулярное проведение санитарных экспертиз. Она, наша продукция, безусловно, качественная, и никаких вопросов тут нет. Но зачем в перечень объектов, отражённых во ФГИС «Меркурий», вносить ещё и сырец? Для чего это делается? Зачем делать двойную работу? Ведь понятно, что качественная продукция произведена из качественного же сырья. Иначе не бывает. Так для чего осложнять отраслевую деятельность?

— Видимо, речь идёт о том, чтобы доказать законность происхождения сырца?

— Так это компетенция территориальных органов Федерального агентства по рыболовству. Как и правоохранительных структур. Ну и, конечно же, легальные рыбаки сами заинтересованы в борьбе с фальсификатом. Точнее, в борьбе с браконьерством. Но это уже другая история, не имеющая, как мне кажется, к «Меркурию» прямого отношения. По крайней мере, в этом конкретном случае.

— Что тут было бы целесообразно сделать, я имею в виду оптимизацию вопросов, связанных с работой ФГИС «Меркурий»?

— Я не чиновник, а производственник. Но как мне кажется, следует исключить улов из объектов, подлежащих обязательной сертификации в рамках ФГИС «Меркурий». И если наши сахалинские коллеги выйдут с подобной инициативой на уровень федеральных властей, мы их готовы в этом поддержать.

Без вариантов

— Ещё одна проблема, которую озвучивают рыбаки, связана с тем, что теперь на каждом судне и на каждом рыбопромысловом участке (РПУ), в том числе на самом отдалённом, должен быть свой ветеринарно-санитарный врач. Это, в принципе, возможно?

— Нет, конечно! Насколько мне известно, в камчатском регионе работают многие сотни судов. А РПУ у нас вообще исчисляются тысячами. Где набрать столько ветеринарно-санитарных врачей? Это утопия. И я не знаю, как мы будем выходить из сложившейся ситуации. Возможно, правительство РФ каким-то образом вмешается в эту историю. И примет адекватные меры.

— Но как вы будете работать в этих условиях?

— Пока не знаем. Ждём, когда в этих вопросах появится ясность.

— А от Россельхознадзора тут разъяснения получить можно?

— А при чём здесь Россельхознадзор? Эта структура отвечает за исполнение закона. А ситуация, связанная с ветеринарно-санитарными врачами, относится к компетенции субъектов Федерации.

— Получается, пока и здесь нет полной ясности? Ведь где взять столько специалистов?

— Получается, предельной ясности, действительно, нет. Но, повторюсь, мы надеемся, что до 1 июля 2018 года все эти шероховатости будут устранены. Иначе пострадают и интересы бизнеса, и интересы государства.

— Хотелось бы спросить непосредственно о вашей компании. Ведь ООО «Кристалл» — одно из самых известных отраслевых предприятий Камчатского края. Путина у вас уже началась?

— На белорыбицу — да, началась. Это навага, камбала, треска, минтай… А где-то в середине июля начнётся традиционная лососёвая путина. Так что всё у нас функционирует в штатном режиме.

— Насколько известно, у вас производится модернизация предприятия. Это так?

— Да мы постоянно ведём соответствующую модернизацию. Это касается и флота, и наших заводов. Впрочем, а как иначе? Любая современная производственная компания нуждается в постоянном техническом обновлении. Иначе она просто не сможет работать даже в ближайшей перспективе. А мы планируем вести свою отраслевую деятельность в течение ещё многих лет. Так что для нас модернизация — это однозначный приоритет.

— Какой результат ожидаете по итогам путины?

— Честное слово, не хочу загадывать заранее. Дело это бесперспективное. Мы работаем с максимальной отдачей. И в этом году, и вообще всегда. А как оно будет дальше, поживём — увидим.

Беседовал Александр МАТВЕЕВ

biznes-gazeta.ru

Смотрите так же:

  • Приказ минэкономразвития россии от 28122012 831 Приказ Министерства экономического развития РФ от 28 декабря 2012 г. N 831 "Об утверждении форм кадастровых паспортов здания, сооружения, объекта незавершенного строительства, помещения, земельного участка, кадастровых выписок о земельном […]
  • Закон рсфср о гражданстве от 28 ноября 1991 Закон РФ от 28 ноября 1991 г. N 1948-1 "О гражданстве Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Закон РФ от 28 ноября 1991 г. N 1948-I "О гражданстве Российской Федерации" С изменениями и дополнениями от: 17 июня 1993 г., 6 […]
  • Пенсии в 2013 году по группам Справка о фиксированных базовых размерах страховой части трудовой пенсии и коэффициентах индексации (с 1 января 2010 г. по 31 декабря 2014 г.) (подготовлено экспертами компании "Гарант") Справка о фиксированных базовых размерах страховой […]
  • Автобус тюмень жалоба Автобус тюмень жалоба 1. Тюменский автовокзал - объект транспортной инфраструктуры, предназначенный для оказания услуг пассажирам и перевозчикам при осуществлении регулярных перевозок пассажиров и багажа. 2. Режим работы Тюменского […]
  • Льготная пенсия для электросварщика Льготная пенсия Я родом из Грузии. переехал в Россию 1993 году. До переезда и после работал газосварщиком. есть соответствующие записи в трудовой книжке. 1 июля 2014 года мне исполняется 55 лет. Сдал документы в Пенсиоонный фонд по месту […]
  • Климовск город суд Климовский городской суд Московской области До 1990 года в Климовске не было суда, и правосудие на данной территории вершилось судьями Подольского народного суда. Климовский городской суд создан на основании решения исполкома […]