Увольнение соколовой

Увольнение Соколова и Швыдкого

Одного из двух и так давно уволили

За несколько лет фантасмагорического двоевластия в сфере отечественной культуры про одну из властей — собственно, про министра этой самой культуры — на самом деле почти забыли. Истории вроде той, как Александр Сергеевич поссорился с Михаилом Ефимовичем и дело почти дошло до суда, давно в прошлом. Равно как и сам факт, что Михаил Ефимович является подчиненным Александра Сергеевича.

Понятно, что никаким подчиненным он не был — хотя бы потому, что через его агентство шли основные деньги. Но дело, конечно, не только в деньгах: было такое ощущение, что Швыдкой всегда оказывается в нужное время в нужном месте, а Соколов — ровно наоборот.

Кажется, даже самые сверхъестественные события не могли собрать их вместе — со временем территория культуры была четко между ними поделена. Не удивлюсь, если они очень давно друг с другом не разговаривали. Ходили они всегда на разные концерты — которые выбирали в соответствии со своими не только политическими, но и наверняка вкусовыми соображениями. Поскольку с Соколовым я почти нигде не пересекалась, а со Швыдким, бывало, и по два раза в день, напрашивается вывод, чьи вкусы мне ближе. И общее у нас с министром музыковедческое прошлое тут ничего не меняет.

Понятно, что чиновники такого ранга неизбежно играют в какие-то игры. Только у Соколова они были скучные, а у Швыдкого гораздо более азартные. Наверное, самая азартная музыкальная игра Швыдкого — это разруливание ситуации с (между) Мариинкой, в девяностые ставшей главным театром страны, и постепенно поднимающим голову Большим театром. Тут тебе и деньги на реконструкции, и творческие амбиции, и ревность, и разнообразные народные волнения по поводу «нашего всего» — будь то архитектурный облик новой Мариинки или этические устои новой оперной партитуры для Большого. Короче говоря, клубок противоречий будь здоров какой.

Сложно сказать, насколько Швыдкому удалось его распутать, но убедить всех вокруг в том, что он распутался, у него скорее получилось. Несмотря ни на что, «стройка века» Большого театра происходит. Мариинка терпит и ждет своей очереди. Совсем недавно Швыдкой на дне рождения Гергиева панибратски назвал его «Фаустом» — лет пять назад такое бы сложно было представить. Помнится, на удивительным образом совпавших гастролях обоих театров пару лет назад в Лондоне, когда в одном пространстве (кажется, это был Ковент-Гарден) впервые встретились руководители Большого и Мариинки, присутствующий при этом Швыдкой выглядел хитрым воспитателем разбаловавшихся детей. Встречу окрестили «Лондонским пактом Большой четверки», состоящей из Гергиева, Иксанова, Ведерникова и Швыдкого.

Что же касается министра Соколова, то в связи с музыкальной театральной жизнью приходит в голову только тот факт, что он ни разу не месил грязь на стройплощадке под Большим театром (а это, между прочим, очень увлекательное занятие). Вспоминается еще его кислая реакция на оперу Десятникова/Сорокина «Дети Розенталя», которую министр не преминул донести до прессы. И дело опять же не в реакции, а в том, что он хоть и оказался — в кои-то веки — в нужное время в нужном месте, да не с теми, с кем нужно.

os.colta.ru

Определение СК по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики — Чувашии от 25 июня 2012 г. по делу N 33-2020/2012 (ключевые темы: мировое соглашение — увольнение — восстановление на работе — вынужденный прогул — отмена приказа)

Определение СК по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики — Чувашии от 25 июня 2012 г. по делу N 33-2020/2012

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики в составе:

председательствующего Бельцовой В.В.,

судей Савельевой Г.В. и Емельянова А.Н.,

при секретаре Грешновой А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Чувашской Республики гражданское дело по иску Соколовой М.В. к Открытому акционерному обществу » . » «адрес» об отмене приказа N от 23 ноября 2011 года, о признании приказа N от 02 февраля 2012 года об увольнении незаконным, о восстановлении на работе, об оплате за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, о взыскании расходов на представителя, поступившее по частной жалобе истца Соколовой М.В. на определение Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 17 мая 2012 года об утверждении мирового соглашения.

Заслушав доклад судьи Савельевой Г.В., судебная коллегия

Соколова М.В. работала в ОАО » . » «должность». Приказом N от ДД.ММ.ГГГГ она была уволена на основании п.7 ст. 77 Трудового кодекса РФ за отказ от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора.

Не согласившись с увольнением, Соколова М.В. обратилась в суд с иском к Открытому акционерному обществу » . » «адрес» об отмене приказа N от 23 ноября 2011 года, о признании приказа N от 02 февраля 2012 года об увольнении незаконным, о восстановлении на работе, об оплате за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда в размере . руб., о взыскании расходов на представителя.

Исковые требования мотивированы тем, что изменения условий оплаты труда были произведены работодателем в одностороннем порядке без осуществления изменений организационных или технологических условий труда на предприятии.

В судебном заседании между истцом и ответчиком было достигнуто мировое соглашение, которое они просили утвердить и производство по делу прекратить.

Определением Новочебоксарского городского суда ЧР от 17 мая 2012 г. между сторонами было утверждено мировое соглашение, по которому Соколова М.В. отказывается от исковых требований к ОАО » . » о признании незаконным и отмене приказа N от 23.11.2011 г.; о признании приказа от 02.02.2012г. N об увольнении незаконным и его отмене; о восстановлении на работе в ОАО » . » в «должность»; о взыскании с ОАО » . » среднего заработка за время вынужденного прогула с 03 февраля 2012 г. по 04.04.2012 г. в размере . ; о взыскании компенсации морального вреда в размере . рублей; о взыскании оплаты услуг представителя в размере . руб. ОАО » . » принимает Соколову М.В. со следующего дня после утверждения судом настоящего мирового соглашения «должность» с окладом согласно штатному расписанию, с доплатой за особо — вредные условия труда, начислением премии по действующему в обществе Положению о премировании работников структурных подразделении, утвержденному 08.02.11, с выдачей талонов лечебно-профилактического питания, с предоставлением дополнительного отпуска в количестве 12 рабочих дней. Учитывая факт воспитания Соколовой М.В. несовершеннолетнего ребенка, а также ее не трудоустройства в течение трех месяцев, ОАО » . » в качестве материальной помощи выплачивает Соколовой М.В. сумму в размере . руб. путем перечисления на действующую Сберкарту, либо путем выдачи наличными денежными средствами через кассу ОАО » . «.

Производство по делу по иску Соколовой М.В. к Открытому акционерному обществу » . » «адрес» об отмене приказа N от 23 ноября 2011 года, о признании приказа N от 02 февраля 2012 года об увольнении незаконным, о восстановление на работе, об оплате за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, о взыскании расходов на представителя было прекращено.

На указанное определение поступила частная жалоба Соколовой М.В., в которой она ссылается на то, что согласно заключению предварительного медицинского осмотра у нее выявлены противопоказания для работы в особо — вредных условиях труда, в связи с чем она не может приступить к предложенной ей ответчиком работе, указанной в мировом соглашении, мировое соглашение от 17 мая 2012 года является невыполнимым, и определение об утверждении данного мирового соглашения подлежит отмене.

В суд апелляционной инстанции явились истица Соколова М.В. и представители ОАО » . » Царева Е.И. и Небойкова Л.Б.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения явившихся лиц, обсудив доводы частной жалобы, судебная коллегия находит определение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с положениями статей 39 , 173 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороны могут окончить дело мировым соглашением.

В определении суда должны быть указаны условия утверждаемого судом мирового соглашения, при утверждении мирового соглашения сторон суд выносит определение, которым одновременно прекращает производство по делу.

По смыслу ст. 173 ГПК Российской Федерации утверждением судом мирового соглашения и прекращением производства по делу спор разрешается по существу, поэтому утвержденные судом условия мирового соглашения должны быть исполнимыми, то есть направленными на фактическую защиту нарушенных прав сторон спора и в силу требований действующего законодательства.

По своей юридической природе определение суда об утверждении мирового соглашения не уступает решению суда и в случае необходимости также подлежит принудительному исполнению.

Согласно п. 3 мирового соглашения от 17 мая 2012 года ответчик должен был принять истца Соколову М.В. со следующего дня после утверждения судом настоящего мирового соглашения «должность» с окладом согласно штатному расписанию, с доплатой за особо — вредные условия труда, начислением премии по действующему в обществе Положению о премировании работников структурных подразделении, утвержденному 08.02.11 г., с выдачей талонов лечебно-профилактического питания, с предоставлением дополнительного отпуска в количестве 12 рабочих дней.

Статьей 213 ТК РФ предусмотрен предварительный обязательный (при поступлении на работу) медицинский осмотр для работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда (в том числе на подземных работах), а также на работах, связанных с движением транспорта.

Данные обследования проводятся с целью определения пригодности этих работников для выполнения поручаемой работы и предупреждения профессиональных заболеваний, то есть работодатель, прежде чем заключить договор, должен убедиться в том, что работник может быть допущен к работе, и последняя не противопоказана ему по состоянию здоровья.

В противном случае работодатель после получения медицинского заключения об имеющихся противопоказаниях к выполнению поручаемой работы вынужден будет прекратить трудовой договор согласно пункту 11 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации за нарушение установленных настоящим Кодексом или иным федеральным законом правил заключения трудового договора, если это нарушение исключает возможность продолжения работы ( абз. 3 статьи 84 настоящего Кодекса), либо перевести работника на другую имеющуюся у работодателя работу, не противопоказанную работнику по состоянию здоровья ( ч. 1 ст. 73 ТК РФ).

Из изложенного следует, что нормами федерального законодательства предусмотрено, что работодатель не вправе допускать работника к работам, противопоказанным ему по состоянию здоровья.

Предлагая истице указанную в мировом соглашении работу, работодатель должен был предварительно убедиться в том, сможет ли она по состоянию здоровья работать на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, а именно существуют ли у нее какие-либо противопоказания для замещения предлагаемой «должности».

Как следует из материалов дела, 17.05.2012 г. Соколовой М.В. было выдано направление на предварительный медицинский осмотр, по результатам которого у нее выявлены противопоказания для работы с вредными и (или) опасными условиями труда.

При оценке представленного сторонами мирового соглашения суд не принял во внимание указанных положений трудового законодательства, утвердил мировое соглашение сторон, которое является неисполнимым, поскольку на основании мирового соглашения суд обязал работодателя принять на работу с вредными условиями труда работника, имеющего противопоказания для работы в указанных условиях.

При таких обстоятельствах утвержденное судом мировое соглашение заведомо невыполнимо и не направлено на восстановление трудовых прав истца, в связи с чем определение об утверждении мирового соглашения подлежит отмене с вынесением нового определения об отказе ОАО » . » «адрес» и Соколовой М.В. в удовлетворении заявления об утверждении мирового соглашения с возвращением дела в тот же суд для рассмотрения по существу.

Руководствуясь ст. ст. 334 ГПК РФ

Определение Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 17 мая 2012 отменить и вынести новое определение, которым отказать ОАО » . » «адрес» и Соколовой М.В. в удовлетворении заявления об утверждении мирового соглашения. Гражданское дело по иску Соколовой М.В. к Открытому акционерному обществу » . » «адрес» об отмене приказа N от 23 ноября 2011 года, о признании приказа N от 02 февраля 2012 года об увольнении незаконным, о восстановлении на работе, об оплате за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, о взыскании расходов на представителя направить в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Новгородского областного суда от 26 июня 2013 г. N 33-983/2013 (ключевые темы: увольнение — подача заявления — трудовая книжка — собственное желание — отзыв)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Новгородского областного суда от 26 июня 2013 г. N 33-983/2013

Судебная коллегия по гражданским делам Новгородского областного суда в составе:

председательствующего: Есаковой С.В.,

судей: Виюка А.В. и Колокольцева Ю.А.,

при секретаре: Довженко Ю.Н.,

с участием прокурора: Степановой Е.И.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 26 июня 2013г. по апелляционному представлению адрес прокурора адрес и апелляционной жалобе Соколова В.В. на решение Старорусского районного суда Новгородской области от 18 марта 2013г. дело по иску Соколова В.В. к ЗАО (далее — ЗАО , Общество или работодатель) об изменении даты увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Новгородского областного суда Колокольцева Ю.А., объяснения представителя Соколова В.В. — Гавриловой Ю.В., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, выслушав заключение прокурора Степановой Е.И., полагавшей решение суда подлежащим отмене, судебная коллегия

Соколов В.В. с дата (приказ номер) на основании трудового договора номер работал в ЗАО в качестве » . «.

Приказом по ЗАО от дата номер Соколов В.В. был уволен с работы по пункту 3 части 1 статьи 77 ТК РФ (по инициативе работника).

дата адрес прокурор адрес обратился в суд в интересах Соколова В.В. с иском к ЗАО , в котором просил обязать ЗАО восстановить Соколова В.В. на работе в ранее занимаемой должности с дата

В обоснование иска прокурор ссылался на то, что увольнение незаконно, так как Соколов В.В. в день подачи заявления об увольнении сообщил начальнику отдела кадров об его отзыве.

В ходе рассмотрение дела истец Соколов В.В. требования уточнил и просил изменить дату увольнения на дата , в связи с тем, что дата заключил трудовой договор с ЗАО , а также взыскать заработок за время вынужденного прогула с дата по дата в сумме » . » руб. » . » коп. и компенсацию морального вреда в сумме » . » руб., причиненного неправомерными действиями работодателя.

Помощники адрес прокурора Володина О.В. и Гаврилова Ю.В. иск поддерживали, ссылались на то, что истец дата обратился к прокурору с жалобой на действия начальника отдела кадров ЗАО , которая на его заявлении об увольнении от дата замазала белым корректором пометку об отзыве этого заявления. Исковое заявление адрес прокурора, действующего в интересах Соколова В.В. о восстановлении на работе было сдано в организацию почтовой связи дата , что подтверждается почтовым штемпелем на Списке внутренних почтовых отправлений адрес прокуратуры от дата

Представитель ответчика Яковлева Е.И. иск не признавала по тем мотивам, что Соколов В.В. дата подал заявление об увольнении, которое директором было подписано с резолюцией «на отработку 14 дней». В этот же день, Соколов В.В. сообщил начальнику отдела кадров С, что будет отзывать заявление об увольнении, и был ею предупрежден о необходимости написать заявление об отзыве заявления. С, чтобы не забыть о возможном желании Соколова В.В. остаться на работе, сделала пометку на заявлении «отозвано». На протяжении срока отработки Соколов В.В. заявление об отзыве не представил. дата Соколов В.В. сдал пропуск, бейдж, ознакомился с приказом об увольнении, получил трудовую книжку. Таким образом, работник выразил свое желание расторгнуть трудовой договор по своей инициативе. Кроме того, истек срок для обращения с иском в суд, так как трудовую книжку Соколов В.В. получил дата , следовательно, срок обращения в суд истек дата На конверте простого почтового отправления с исковым заявлением о восстановлении на работе Соколова В.В., полученного судом, стоит штемпель приема почтового отправления дата и штемпель доставки — дата

Решением Старорусского районного суда Новгородской области от 18 марта 2013г. в удовлетворении иска отказано.

Не соглашаясь с решением суда, помощник адрес прокурора адрес Володина О.В. в апелляционном представлении и Соколов В.В. в апелляционной жалобе просят решение суда отменить и принять новое решение об удовлетворении иска по тем основаниям, что судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, и не учтено, что срок обращения в суд истцом не был пропущен.

От Общества поступили в суд возражения относительно апелляционного представления и апелляционной жалобы, в которых указывается на несостоятельность их доводов.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции Соколов В.В. и представитель Общества не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом, в связи с этим судебная коллегия считает возможным в силу статьи 167 ГПК РФ рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, апелляционной жалобы и доводы возражений относительно апелляционных представления и жалобы, судебная коллегия находит, что решение суда подлежит отмене по следующим основаниям.

Согласно пункту 3 части 1 статьи 77 ТК РФ одним из оснований прекращения трудового договора является расторжение трудового договора по инициативе работника в порядке статья 80 ТК РФ.

Отказывая Соколову В.В. в иске со ссылкой на то, что истец в соответствии с законом был уволен по собственному желанию на основании поданного им же заявления об увольнении, суд неправильно применил и истолковал положения статьи 80 Трудового Кодекса РФ (далее — ТК РФ).

В соответствии со статьей 80 ТК РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении (часть 1).

По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении (часть 2).

Расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением (подпункт «а» пункта 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»).

Из перечисленных норм следует, что основанием для расторжения трудового договора является письменное заявление работника, в котором он выражает свое добровольное волеизъявление расторгнуть трудовой договор. При этом в заявлении работник вправе указать, что он просит уволить его по собственному желанию в определенный день, то есть до истечения срока предупреждения. В этом случае между работником и работодателем до издания приказа об увольнении должно быть достигнуто соглашение о сокращении срока предупреждения. Если такое соглашение не было достигнуто, трудовой договор считается продолженным и не может быть расторгнут работодателем по истечении двухнедельного срока предупреждения об увольнении без выяснения действительных намерений работника.

Суд названные требования закона не учел, и, разрешая настоящий трудовой спор, ошибочно исходил только из самого факта подачи истцом заявления об увольнении по собственному желанию.

Как следует из материалов дела, истец дата подал работодателю заявление об увольнении по собственному желанию с указанием конкретной даты увольнения — дата , то есть истец просил его уволить в день подачи им заявления и не просил его увольнять по истечении двух недель ( дата ).

Исходя из указанных обстоятельств, трудовой договор с истцом, мог быть расторгнут работодателем, только с указанной в заявлении даты либо при наличии согласия истца — по истечении срока предупреждения (по истечении двух недель со дня подачи заявления). Между тем, работодатель, не соглашаясь с указанной истцом датой увольнения, при отсутствии волеизъявления истца уволил его по собственному желанию в день истечения двухнедельного срока.

Кроме того, суд, отказывая в иске, необоснованно не принял во внимание положения части 4 статьи 80 ТК РФ, согласно которым работник имеет право в любое время отозвать свое заявление.

Подпунктом «в» пункта 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что работник, предупредивший работодателя о расторжении трудового договора, вправе до истечения срока предупреждения отозвать свое заявление, и увольнение в этом случае не производится.

Из указанных выше норм следует, что расторжение трудового договора по инициативе работника недопустимо, если работник отозвал свое заявление об увольнении, либо иным способом выразил свое нежелание расторгать трудовой договор по своей инициативе. При этом законом не установлено, что факт отзыва работником своего заявления об увольнении может быть подтвержден только определенными средствами доказывания.

Как видно из материалов дела, в том числе из объяснений сторон, истец дата подал работодателю заявление, в котором просил уволить его с дата Однако, передумав увольняться, истец в тот же день — дата воспользовавшись своим правом, предусмотренным статьей 80 ТК РФ, устно заявил начальнику отдела кадров С об отзыве заявления. На заявлении истца стоит отметка об его отзыве («отозвано дата «), проставленная начальником отдела кадров, которая в судебном заседании не отрицала свою запись на заявлении истца об его отзыве, поясняла, что истец пришел к ней с заявлением об увольнении, а затем в тот же день, зашел к ней и сообщил, что отзывает заявление. После дата истец продолжал выходить на работу и исполнять свои трудовые обязанности.

Указанные обстоятельства достоверно свидетельствуют о том, что истец отозвал свое заявление, однако работодатель в нарушение прав истца не принял во внимание его отзыв заявления, и в нарушение статьи 80 ТК РФ издал приказ об увольнении истца по собственному желанию с дата

Довод ответчика о том, что при отсутствии письменного заявления об отзыве заявления работодатель вправе был уволить истца по истечении срока предупреждения, необоснован, так как исходя из установленных обстоятельств дела, отзыв исключал применение заявления об увольнении. Если же работодатель считал устное заявление истца об отзыве заявления недостаточным, то расторжение трудового договора могло иметь место только после выяснения у истца действительного волеизъявления (желания) прекратить трудовые отношения с дата Однако этого работодателем сделано не было. Более того, работодатель не сообщил истцу о своей резолюции на заявлении истца «С отработкой 14 дн.». Поэтому о своем увольнении истцу стало известно только дата , когда ему был выдан обходной лист, а позже вручена трудовая книжка.

Какой-либо договоренности между работодателем и истцом об его увольнении по собственному желанию с дата не имелось. Данное обстоятельство подтверждено материалами дела и не отрицалось сторонами.

Установленные обстоятельства дела дают основания для вывода о том, что после подачи заявления об увольнении и его отзыва истец не имел намерений прекращать трудовые отношения, тогда как работодатель воспользовался заявлением истца и без учета его отзыва и с нарушением требований статьи 80 ТК РФ неправомерно принял решение об его увольнении.

При таких обстоятельствах увольнение истца по пункту 3 статьи 77 ТК РФ с дата является незаконным. Поэтому, доводы, изложенные в возражениях относительно апелляционной жалобы и апелляционного представления о законности увольнения истца, не могут быть приняты во внимание.

Исходя из изложенного, судебная коллегия считает, что решение суда подлежит отмене как постановленное с нарушением норм действующего трудового законодательства.

Учитывая, что по делу полно выяснены обстоятельства, имеющие значения для дела, судебная коллегия считает необходимым с учетом принципа диспозитивности принять новое решение в пределах заявленных исковых требований об изменении даты увольнения, о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда по следующим основаниям.

Так, в силу части 7 статьи 394 ТК РФ, если к моменту признания увольнения незаконным работник вступил в трудовые отношения с другим работодателем, то дата увольнения должна быть изменена на дату, предшествующую дню начала работы у этого работодателя.

Из объяснений истца усматривается, что дата он заключил трудовой договор с ОАО .

В силу приведенных норм Трудового кодекса РФ, и исходя из принципа диспозитивности, суд правомерно принял решение о взыскании в пользу истца заработной платы за требуемый им период и компенсации морального вреда.

Указанное обстоятельство и статья 394 (часть 7) ТК РФ свидетельствуют о том, что дата увольнения истца по его просьбе подлежит изменению с дата на дата

Согласно статьям 234 и 394 (часть 2) ТК РФ в случае признания увольнения незаконным, орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула.

По заявлению работника орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, может ограничиться вынесением решения о взыскании в пользу работника указанных в части второй настоящей статьи компенсаций ( часть 3 статьи 394 ТК РФ).

Данная выплата взыскивается в связи с незаконным увольнением (незаконным лишением возможности трудиться) и не зависит от наличия или отсутствия препятствий к поступлению работника на другую работу.

Из представленной работодателем бухгалтерской справки от дата номер, которая не оспорена и не опровергнута сторонами, следует, что размер среднедневного заработка истца составляет » . » руб. » . » коп. Отсюда к оплате за время вынужденного прогула за период с дата по дата ( номер дня) подлежит » . » руб. » . » коп. ( » . » руб. х » . «).

В соответствии со статьей 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора, а в случае возникновения спора — судом.

Исходя из части 9 статьи 394 ТК РФ, в случаях незаконного увольнения суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости (пункт 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»).

Является очевидным, что незаконное увольнение работника вызывает у него определенные нравственные страдания, то есть причиняет ему моральный вред.

В связи с установлением факта нарушения ответчиком трудовых прав истца, судебная коллегия, исходя из конкретных обстоятельств, послуживших основанием для увольнения истца, с учетом характера причиненных ему нравственных страданий, степени вины ответчика и его финансового положения, а также требований разумности и справедливости, определяет размер компенсации морального вреда в » . » руб.

Что же касается вывода суда о том, что истцом пропущен установленный статьей 392 ТК РФ месячный срок обращения в суд за разрешением спора об увольнении, то такой вывод суда не соответствует установленным обстоятельствам дела и противоречит закону.

Выше указывалось, что истец дата получил трудовую книжку, а потому по дата имел право обратиться с настоящим иском. Исковое заявление, датированное дата , было подано в интересах истца адрес прокурором.

В силу части 3 статьи 108 ГПК РФ в случае, если жалоба, документы были сданы в организацию почтовой связи до двадцати четырех часов последнего дня срока, срок не считается пропущенным.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2001г. N 15, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2001г. N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», письменные заявления, сданные в организацию связи до двадцати четырех часов последнего дня срока, считаются сданными в срок. Поэтому днем предъявления иска следует считать дату почтового штемпеля отделения связи, через которое отправляется исковое заявление в суд.

Из списка внутренних почтовых отправлений адрес прокуратуры видно, что в нем поставлена подпись работника отделения почтовой связи » адрес почтамт» и проставлен почтовый штемпель с датой принятия конверта, адресованного Старорусскому районному суду — дата Какой-либо иной корреспонденции наряду с исковым заявлением от прокуратуры в указанное выше время Старорусский районный суд не получал. Отсюда следует, что исковое заявление прокурором было подано в пределах установленного срока обращения в суд.

Поэтому, то обстоятельство, что на самом конверте проставлен почтовый штемпель с датой дата , а сам конверт был получен судом дата , в данном случае не имеет правового значения.

При таких обстоятельствах довод представителя ответчика в суде первой инстанции о пропуске истцом срока на обращение в суд не заслуживает внимания и не мог служить основанием к отказу в иске.

Более того, если даже допустить пропуск срока, то в данном конкретном случае следует признать, что истцом срок был пропущен по уважительной причине. К такой причине относится то обстоятельство, что истец, не соглашаясь с увольнением, сразу же после новогодних каникул в пределах месячного срока обратился в прокуратуру с жалобой на действия работодателя и за правовой помощью. Обращаясь в прокуратуру, истец вполне мог рассчитывать на разрешение спорного вопроса во внесудебном порядке. То обстоятельство, что, по мнению работодателя, прокуратура пропустила срок обращения в суд на три дня, в данном случае может свидетельствовать об уважительной причине пропуска истцом срока предъявления иска и являться основанием для восстановления пропущенного срока. Следовательно, при указанных выше обстоятельствах незначительный пропуск срока обращения в суд в силу части 3 статьи 392 ТК РФ подлежал бы восстановлению.

Доводы ответчика, изложенные в возражениях относительно пропуска истцом срока на обращение в суд, являются необоснованными, направлены на иное толкование норм действующего законодательства, переоценку собранных по делу доказательств и не могут быть приняты во внимание.

В силу части 1 статьи 103 ГПК РФ государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Таким образом, с ЗАО надлежит взыскать в доход местного бюджета государственную пошлину в сумме » . » руб.

На основании изложенных обстоятельств, и руководствуясь статьями 327-330 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Старорусского районного суда Новгородской области от 18 марта 2013г. отменить, принять новое решение, которым иск Соколова В.В. удовлетворить.

Изменить дату увольнения Соколова В.В. приказом ЗАО от дата номер с дата на дата

Взыскать с ЗАО в пользу Соколова В.В. заработную плату за время вынужденного прогула дата по дата в размере » . » руб. » . » коп. и компенсацию морального вреда в размере » . » руб.

Взыскать с ЗАО в доход местного бюджета государственную пошлину в сумме » . » руб.

www.garant.ru

Увольнение соколовой

14 сентября 2017 года г. Екатеринбург

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Ивановой Т.С.,

судей Кокшарова Е.В.,

при секретаре Пермяковой Е.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Соколовой Марии Владимировны к обществу с ограниченной ответственностью «Форс» об изменении даты и формулировки основания увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе ответчика на заочное решение Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 10 ноября 2016 года.

Заслушав доклад судьи Редозубовой Т.Л., судебная коллегия

Соколова М.В. обратилась с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Форс» (далее по тексту — ООО «Форс») о защите трудовых прав.

В обоснование иска Соколова М.В. указала, что с мая 2016 года работала у ответчика секретарем-референтом, трудовой договор между сторонами заключен 01 июля 2016 года. 23 сентября 2016 года по почте ей была получена трудовая книжка, согласно которой она уволена за прогул с 01 августа 2016 года. Действия ответчика по прекращению трудовых отношений в соответствии с п.п. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации законными не являются, поскольку прогула не совершала. При приеме на работу с ответчиком был согласован отпуск, запланированный с 01 августа 2016 года по 22 августа 2016 года. На работу вышла 23 августа 2016 года, где проработала до 26 августа 2016 года. С 29 августа 2016 года по 07 сентября 2016 года находилась на листке нетрудоспособности, о чем уведомляла работодателя. 07 сентября 2016 года заместитель директора ООО «Форс» посредством переписки указал о пренебрежении истца к трудовым обязанностям, предложил расторгнуть трудовой договор по ее инициативе, на переговоры с ней руководство ответчика не шло. Почувствовав недомогание, обратилась в МБУ ЦГБ № 7, где узнала о своей беременности, ей дали направление на госпитализацию. О данном обстоятельстве уведомила ответчика, на листке нетрудоспособности находилась по 23 сентября 2016 года. Ее право на труд работодатель нарушил, причинив нравственные страдания.

На основании вышеизложенного истец просил обязать ответчика изменить формулировку основания увольнения на пункт 3 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации, обязать ответчика изменить дату увольнения на дату вынесения решения судом; взыскать с ответчика в пользу истца заработную плату за период с 23 августа 2016 года по 10 ноября 2016 года, компенсацию морального вреда в сумме 150 000 руб.

Истец в судебное заседание не явился, извещен.

Представитель истца исковые требования поддержал.

Представитель ответчика в судебное заседание не явился. О времени и месте рассмотрения дела извещен по юридическому адресу, где корреспонденцию не получил, о причинах неявки суду не сообщил, о рассмотрении дела в его отсутствие не просил.

Заочным решением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 10 ноября 2016 года исковые требования Соколовой М.В. удовлетворены в части.

На ООО «Форс» возложена обязанность изменить Соколовой М.В. формулировку основания увольнения с п.п. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации на п. 3 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации; изменить Соколовой М.В. дату увольнения с 01 августа 2016 года на 10 ноября 2016 года.

В пользу Соколовой М.В. с ООО «Форс» взыскан средний заработок за время вынужденного прогула за период с 23 августа 2016 года по 10 ноября 2016 года в сумме 50 654 руб. 85 коп., компенсация морального вреда в сумме 10 000 руб.

С ООО «Форс» в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере 2 319 руб. 65 коп.

В удовлетворении остальной части исковых требований Соколовой М. В. отказано.

С указанным решением не согласился ответчик, в апелляционной жалобе просит его отменить, принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Соколовой М. В. отказать. Ссылается на то, что судом не были правильно установлены фактические обстоятельства дела, что привело к несоответствию выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела. Указал, что суд рассматривал законность и обоснованность увольнения истца по п.п. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в соответствии с приказом от 01 августа 2016 года № 2. Вместе с тем, указанный приказ был отменен приказом заместителя генерального директора ООО «Форс» В. от 24 августа 2016 года в связи с необходимостью проведения дополнительных мероприятий по выяснению обстоятельств прогулов (отсутствия на рабочем месте Соколовой М. В. с 01 августа 2016 года по 24 августа 2016 года). Работодатель установил, что 28 июля 2016 года Соколова М.В. обратилась к генеральному директору ООО «Форс» с заявлением о предоставлении очередного оплачиваемого отпуска с 01 августа 2016 года по 23 августа 2016 года. Данный отпуск был истцу предоставлен, о чем не было известно заместителю генерального директора общества В. , отвечающему за ведение кадрового делопроизводства, издавшему приказ об увольнении истца. Одновременно работодатель установил, что истцом был совершен прогул 24 августа 2016 года, когда он не вышел на работу после окончания очередного отпуска. 26 августа 2016 года издан приказ об увольнении истца за прогул, совершенный 24 августа 2016 года. С данным приказом истец отказался знакомиться, о чем был составлен соответствующий акт.

Возражений на апелляционную жалобу не представлено.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, проверив законность и обоснованность решения суда в ее пределах (ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения суда по следующим основаниям.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 23 «О судебном решении» от 19 декабря 2003 года решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. ст. 55, 59 — 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В соответствии со ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений судом первой инстанции при рассмотрении настоящего дела допущено не было.

Стороны в заседание судебной коллегии не явились.

Как следует из материалов дела, судебное заседание по рассмотрению апелляционной жалобы ответчика назначено на 14 сентября 2017 года, определением от 16 августа 2017, извещения о дате и времени рассмотрения дела направлены сторонам письмом 16 августа 2017 года.

От истца поступило ходатайство об отложении слушания дела в связи с нахождением в отпуске его представителя, нахождении на иждивении грудного ребенка, в удовлетворении которого судебной коллегией отказано в соответствии с положениями ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

С учетом изложенного, в связи с тем, что ответчик извещен надлежащим образом и за срок, достаточный для обеспечения явки и подготовки к судебному заседанию, не сообщил суду о причинах неявки, не ходатайствовал о рассмотрении дела в его отсутствие, для проверки доводов апелляционной жалобы личного участия и дачи объяснений сторон не требуется, требуется только оценка правильности применения норм права, участие в судебном заседании является правом, а не обязанностью лица, участвующего в деле, судебная коллегия определила о рассмотрении дела в отсутствие истца и ответчика.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что с 01 июля 2016 года Соколова М.В. на основании трудового договора работала секретарем-референтом в ООО «Форс», о чем 01 июля 2016 года был издан приказ № 1.

Как следует из трудовой книжки истца, приказом ответчика от 01 августа 2016 года № 2 Соколова М.В. уволена по п.п. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации за прогул (отсутствие на рабочем месте без уважительной причины).

В соответствии с п.п. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

В силу разъяснений, содержащихся в пунктах 23, 38, 53 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что работник совершил одно из грубых нарушений трудовых обязанностей, указанных в п. 6 ч.1 ст.81 Трудового кодекса Российской Федерации, а также представить доказательства, свидетельствующие о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Вместе с тем, в нарушение положений ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ответчик не предоставил суду доказательств совершения истцом дисциплинарного проступка. В материалах дела отсутствует как приказы о привлечении истца к дисциплинарной ответственности, прекращении трудовых отношений, так и доказательства, послужившие основанием для издания приказа об увольнении истца по п.п. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Оценка представленной истцом переписки с руководителями ответчика не позволяет сделать вывод о том, что трудовые отношения после 01 августа 2016 года были прекращены.

В силу ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Согласно ч. 2 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Вышеуказанные требования закона судом были выполнены.

В соответствии с определением о подготовке дела к судебному разбирательству от 12октября 2016 года судом распределено бремя доказывания, сторонам разъяснены их права и обязанности в соответствии с положениями гражданского процессуального законодательства разъяснены права и обязанности. Данное определение своевременно выслано в адрес ответчика (л.д. 39).

Вместе с тем ответчик не представил в суд доказательства своих возражений против иска, не обосновав невозможность предоставления таких доказательств. Вышеуказанное подтверждает, что ответчику были созданы все условия для доказывания обоснованности своих возражений против иска, своим правом ответчик не воспользовался, таких доказательств суду первой инстанции без уважительных причин не представил.

Оснований для приобщения в качестве новых доказательств, документов, приложенных к апелляционной жалобе (заявления истца от 28 июля 2016года о предоставлении отпуска, актов об отсутствии на рабочем месте, приказа о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) от 01 августа 2016 года, приказа об отмене вышеуказанного приказа от 24 августа 2016 года, акта об отсутствии на рабочем месте от 24 августа 2016 года, акта об отказе дать пояснения от 25 августа 2016 года, 26 августа 2016 года, приказ о прекращении трудовых отношений от 26 августа 2016 года, акта об отказе знакомиться с приказом, должностной инструкции заместителя генерального директора, штатного расписания) судебная коллегия в соответствии с положениями ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не усмотрела.

Более того, после того, как работодателем издан приказ об увольнении работника, трудовые отношения между сторонами трудового договора прекращаются, в связи с чем работодатель лишается права совершать юридически значимые действия, вытекающие из расторгнутого трудового договора, без согласия работника. Этот означает, что работодатель связан своим решением о расторжении трудового договора с работником и в одностороннем порядке не вправе восстанавливать трудовые отношения с работником путем отмены приказа об увольнении.

В соответствии с ч. 3 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вне зависимости от доводов, содержащихся в апелляционных жалобе, представлении, суд апелляционной инстанции проверяет, не нарушены ли судом первой инстанции нормы процессуального права, являющиеся в соответствии с ч. 4 ст. 330 настоящего Кодекса основаниями для отмены решения суда первой инстанции. Из материалов дела следует, что таких нарушений судом первой инстанции не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 327.1, 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

заочное решение Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 10 ноября 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика – без удовлетворения.

www.ekboblsud.ru

Смотрите так же:

  • Пособия на гемоглобин Все выплаты и пособия для беременных в России в 2018 году Всем беременным женщинам полагаются льготы и компенсации, независимо от того, работает ли она или нет. Финансовая помощь гарантируется государством, однако размер этой помощи […]
  • Постановление по удо 2018 Постановление по удо 2018 Более 30,8 млн. рублей задолженности по заработной плате погашено в результате принятых органами прокуратуры Вологодской области мер реагирования В действительности основные нормы законодательства Российской […]
  • Приказ минтруда от 11102012 310н Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 11 октября 2012 г. N 310н "Об утверждении Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы" (с изменениями и дополнениями) Приказ […]
  • Заявление по форме 14001 при выходе участника Как правильно заполнить форму р14001 при выходе участника и образец заполнения при смене учредителя? Все изменения данных о юридических и физических лицах, находящихся в обществе одной организации, необходимо регистрировать с помощью […]
  • Красота есть в ней залог успокоения Красота есть гармония; в ней залог успокоения… Добавить комментарий Тогда только очищается чувство, когда соприкасается. Тогда только очищается чувство, когда соприкасается с красотою высшей, с красотою идеала. Искусство есть такая […]
  • Понятие и виды закона в рб Понятие, признаки и виды законов Закон - это нормативный акт, принятый в особом порядке органом законодательной власти или референдумом, выражающий волю народа, обладающий высшей юридической силой и регулирующий наиболее важные […]