Проблемы нарушения закона

Проблемы применения предостережения о недопустимости нарушения закона (С.В. Филипенко, журнал «Законность», N 6, июнь 2017 г.)

Проблемы применения предостережения о недопустимости нарушения закона

прокурор Саратовской области

Журнал «Законность», N 6, июнь 2017 г., с. 9-12.

Мера активного воздействия на потенциальных нарушителей в арсенале прокурора — полномочие по применению предостережения о недопустимости нарушения закона*(1).

Необходимость использования этого акта обусловлена функциями прокуратуры РФ, к которым относится как пресечение нарушений закона, так и воспитание должностных лиц и граждан в духе добросовестного исполнения своих конституционных обязанностей.

Своевременное разъяснение прокурором возможных последствий игнорирования требований закона выступает в таких случаях важным средством профилактики общественно опасных действий.

В 2016 г. прокурорами в Саратовской области объявлено 2157 предостережений. Наиболее часто это полномочие использовалось в сферах трудового (386), жилищного законодательства (144), охраны окружающей среды и природопользования (84), законодательства о здравоохранении (32), о закупках товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (30)*(2).

Порядок применения предостережения урегулирован ст. 25.1 Закона о прокуратуре, ст. 6 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», а также указанием Генерального прокурора РФ от 6 июля 1999 г. N 39/7 «О применении предостережения о недопустимости нарушения закона», которыми определены основания применения, правовые последствия, а также соответствующая процедура*(3).

Несмотря на подробную правовую регламентацию применение предостережения на практике сопряжено с определёнными проблемами.

Первая из них связана с основаниями применения указанного акта реагирования.

Зачастую на практике возникают трудности с тем, каким образом понимать словосочетание «готовящееся противоправное деяние».

Как следует из смысла слов «готовить», «готовиться», они предполагают совершение субъектом активных действий, направленных на достижение поставленной перед ним цели*(4).

Вместе с тем нарушения закона могут заключаться не только в совершении целенаправленных поступков, но и в бездействии лица, обязанного их совершить.

При этом подобные деяния зачастую не менее опасны по сравнению с совершаемыми активно.

Например, прокуратура Тюменского района Тюменской области в ходе изучения муниципальной программы профилактики экстремизма на 2014-2016 гг. пос. Богандинский, принятой 1 августа 2013 г., установила, что она полностью финансово не обеспечена. Невнесение в проект местного бюджета статьи расходов, связанных с реализацией полномочий органов местного самоуправления в указанной сфере, могло повлечь нарушения требований законодательства о профилактике экстремизма, закреплённых в ст. 3 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», п. 7.1 ч. 1 ст. 14 Федерального закона от 6 октября 2003 г N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». В связи с изложенным 30 сентября 2013 г. прокурор объявил главе администрации муниципального образования предостережение. Необходимое финансирование было запланировано*(5).

О праве прокурора применять предостережение в подобных случаях свидетельствует в том числе практика судов Астраханской, Ярославской областей, города Москвы, которые сделали вывод о законности использования указанного полномочия для предотвращения нарушений, выраженных в форме бездействия*(6).

Вместе с тем в предостережении должна содержаться ссылка на конкретный федеральный закон, о недопустимости нарушения которого предостерегает прокурор*(7).

Следующий вопрос применения предостережения — круг сведений, которые могут свидетельствовать об указанных деяниях.

На основе анализа ст. 25.1 Закона о прокуратуре, ст. 6 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», указания Генерального прокурора РФ от 6 июля 1999 г N 39/7 «О применении предостережения о недопустимости нарушения закона», судебной практики можно сделать вывод о том, что основанием применения этого правового средства является наличие достаточных, предварительно подтверждённых сведений о готовящихся противоправных действиях. При этом в итоге то, какую именно информацию следует считать достаточной, а её источник — надёжным, остаётся на усмотрение прокурора.

Об изложенном свидетельствуют в том числе указанные судебные акты, в которых к числу таких сведений относят информацию о ранее совершённых предостерегаемым субъектом противоправных деяниях. Так, по мнению судов, установление прокурором факта нарушения закона является для него достаточным основанием полагать о возможности совершения повторного аналогичного нарушения тем же лицом, а потому в таких случаях прокурор вправе объявить предостережение о недопустимости нарушения закона.

Специфика деятельности прокуроров, которая направлена на обеспечение большинства общесоциальных и (или) государственных интересов предполагает ведение активного мониторинга ситуации в наиболее значимых для общества и государства сферах правоотношений с целью выявления информации о возможных нарушениях закона и последующего инициирования на её основании проверок соблюдения закона.

В указанных целях прокуратурой Саратовской области разработаны методики установления информации о возможных нарушениях в сферах бюджетного, трудового, природоохранного, антикоррупционного и других отраслей законодательства. При этом учтена как позитивная, так и негативная судебная практика по этому вопросу. Каждым прокурором организовано систематическое поступление сведений о состоянии законности, а также мониторинг средств массовой информации и информационно-телекоммуникационной сети Интернет. Активность проявляется лишь в рамках, определённых законом. Регламентированные законодателем средства используются только в случае, если поступили сведения о соответствующих фактах, требующих от прокурора принятия необходимых мер.

Предостережения объявляются при наличии достоверных сведений о готовящихся противоправных деяниях.

Так, прокуратурой Александрово-Гайского района в ходе анализа сведений районного управления ПФР установлено, что в ООО «Сысоевский» есть задолженность в сумме 120 тыс. руб. по страховым взносам в пенсионный фонд, что составило около 30% месячного фонда заработной платы предприятия. Это обстоятельство свидетельствовало о финансовых затруднениях в организации, в связи с чем прокурор сделал вывод о возможности нарушения сроков выплаты заработной платы. Изложенное стало основанием для объявления руководителю ООО «Сысоевский» предостережения о недопустимости нарушения трудового законодательства. Своевременное принятие указанного акта реагирования позволило предотвратить нарушения трудовых прав граждан*(8).

Следующий вопрос связан со способом доведения предостережения до сведения предостерегаемого лица.

Закон о прокуратуре предусматривает возможность как направления предостережения, так и объявления его должностному лицу. В ст. 6 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» указывается лишь на его направление. То есть этот акт реагирования может доводиться прокурором до сведения предостерегаемого лица как путём личного объявления его содержания прокурором с последующим вручением, так и опосредованно — путём направления почтой, курьерской связью и т.п.

Опосредованное доведение предостережения путём его направления используется при отсутствии возможности личного вручения прокурором предостерегаемому лицу. Например, по причине сложных метеоусловий при удалённости места постоянного пребывания предостерегаемого, нахождения его в командировке и пр.

Кроме того, наиболее эффективным будет являться способ направления, предполагающий подтверждение факта получения адресатом. Указанное обстоятельство связано со следующим аспектом применения предостережения — его последствиями.

Как указано выше, к ним законы о прокуратуре и «О противодействии экстремистской деятельности» относят возможность привлечения к ответственности в установленном законом порядке должностного лица в случае неисполнения им требований, изложенных в предостережении.

Вместе с тем применение мер ответственности не может связываться с осведомлённостью совершившего противоправное деяние лица о наличии в законе соответствующих санкций.

Независимо от того, выносилось или нет предостережение, если соответствующее лицо нарушило закон, оно привлекается к одинаковой мере ответственности. Объявление предостережения должностному лицу не способствует её утяжелению. То есть предостережение прокурора о недопустимости нарушения закона не влечёт правовых последствий для предостерегаемого лица.

Указанный вывод подтверждается определением Верховного Суда РФ от 18 июня 2014 г N 82-КГПР14-2, который, признавая законным предостережение прокуратуры г Кургана, отметил, что этот акт реагирования никаких юридических последствий для лица, которому оно объявлено, не влечёт. Если это лицо всё же совершит в дальнейшем правонарушение, о недопустимости которого оно предостерегалось, то правовые последствия для него породят иные меры прокурорского реагирования, принятые в связи с последним нарушением законодательства, а не это предостережение.

Таким образом, содержащиеся в законах о прокуратуре и «О противодействии экстремистской деятельности» положения о возможности привлечения к ответственности указанного лица следует рассматривать лишь в качестве дублирующих иные правовые нормы. В первую очередь, это относится к положениям уголовного законодательства и законодательства об административных правонарушениях.

Как показывает практика, наибольший профилактический эффект оказывает личное объявление предостережения прокурором, в том числе с использованием элементов публичности.

Так, 14 сентября 2009 г Генеральный прокурор РФ в ходе выездного совещания с участием представителей общественности и профсоюзов лично объявил предостережения о недопустимости нарушений трудового законодательства руководителям предприятий, которые допустили образование крупных долгов по заработной плате перед своими работниками*(9).

То есть основной целью применения этого акта является результат, находящийся, скорее, не в правовой, а в психологической сфере. Указанный результат связан с созданием у предостерегаемого лица внутренней модели внешнего мира через мысленное манипулирование*(10), одним из средств которого является применение предостережения. В ходе доведения соответствующей информации прокурором у её адресата формируется убеждение о недопустимости нарушения закона, а в определённых случаях — о необходимости принятия адекватных мер по его предотвращению.

Поэтому в случае невозможности личного доведения прокурором содержания предостережения наиболее эффективным будет способ направления, предполагающий подтверждение факта получения, в том числе уполномоченным представителем предостерегаемого. Осведомлённость предостерегаемого лица о фиксации получения служит дополнительным фактором в создании указанного психологического эффекта по воздержанию от нарушения закона.

Таким образом, предостережение о недопустимости нарушения закона — главный акт прокурорского реагирования профилактической направленности.

Несмотря на то, что его применение не влечёт правовых последствий, сложно переоценить его превентивное действие, способствующее пресечению возможных противоправных деяний.

Своевременность принятия рассматриваемой меры неразрывно связана с организацией прокурорами надлежащей системы мониторинга состояния законности в наиболее значимых сферах общественных отношений.

1. Абдулаев М.И. Теория государства и права: Учебник. Издание второе, дополненное. М., 2004.

2. Алексеев С.С. Теория государства и права: Учебник для вузов. — 3е издание. — М., 2005.

3. Алексеев С.С. Теория права. — 2-е изд., переработ. и доп. — М., 1995.

4. Бахрах Д.Н., Российский Б.В., Старилов Ю.Н. Административное право: Учебник для вузов. — 2е изд., изм. и доп. — М., 2005.

5. Безсалий О.Р. Современные проблемы правовой регламентации и практического применения предостережения прокурора: Дис. _ канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2016.

6. Васильев Л.В. Юридическая психология: Учебник для вузов. — 6-е изд. — СПб., 2009.

7. Ергашев Е.Р. Предостережение о недопустимости нарушения закона как надзорный акт прокурорского реагирования: Учеб. пособие. — Екатеринбург, 2009.

8. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. — М., 2004.

9. Мелехин А.В. Теория государства и права: Учебник. — М., 2007.

10. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. — М., 1999.

*(1) См. подробнее: Ергашев Е.Р. Предостережение о недопустимости нарушения закона как надзорный акт прокурорского реагирования: Учеб. пособие. Екатеринбург, 2009, с. 11.

*(2) Номенклатурное дело статистического отчёта «Надзор за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина» прокуратуры Саратовской области.

*(3) Предостережение обладает некоторыми признаками акта применения права: используется по результатам разрешения определённой правовой ситуации, заключает в себе властное веление, издаётся в конкретной форме. При этом любой правоприменительный акт дол жен иметь юридическое основание его принятия, создавать соответствующие последствия для определённого лица (лиц), реализовываться согласно установленной процедуре. См., напр.: Алексеев С.С. Теория права. 2е изд., переработ. и доп. М., 1995, с. 254-255, 260; Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М., 2004, с. 164; Мелехин А.В. Теория государства и права: Учебник. М., 2007, с. 378-380.

*(4) См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1999, с. 660; Ушаков Д.Н. Толковый словарь современного русского языка. М., 2013, с. 101.

*(5) Наряд управления Генеральной прокуратуры РФ в Уральском федеральном округе N 33/1342013 «Переписка по вопросам надзора за исполнением законодательства о меж национальных отношениях и противодействии экстремистской деятельности».

*(6) Апелляционное определение Ярославского областного суда от 6 сентября 2012 г. по делу N 33-4693/2012; кассационное определение Московского городского суда от 2 ноября 2011 г. по делу N 33-32220/2011; кассационное определение Астраханского областного суда от 1 февраля 2012 г. по делу N 33-213/2012.

*(7) См., напр.: Постановление Верховного Суда РФ от 27 сентября 2005 г. по делу N 45ад052.

*(8) Номенклатурное дело прокуратуры Александрово-Гайского района по надзору за соблюдением трудового законодательства.

*(9) Официальный сайт управления Генеральной прокуратуры РФ в Уральском Федеральном округе: http://www.genprok-urfo.ru/news-info6425.

*(10) См.: Васильев Л.В. Юридическая психология: Учебник для вузов. 6-е изд. СПб., 2009, с. 84.

Филипенко С.В. Проблемы применения предостережения о недопустимости нарушения закона

Filipenko S.V. Problems of application of warnings about the inadmissibility of violation of the law

С.В. Филипенко — прокурор Саратовской области

S.V. Filipenko — Public Prosecutor, Saratov region

В статье рассматриваются вопросы применения прокурорами предостережения о недопустимости нарушения закона. Рассмотрены основания объявления предостережения, способы доведения его содержания до сведения предостерегаемого лица, последствия применения.

The article deals with the issues of application by attorneys warnings about the inadmissibility of violation of the law. The reasons for announcing a warning, ways to bring its contents to the attention of a cautious person, the consequences of applying this authority.

Ключевые слова: надзорная деятельность; профилактика; должностное лицо; правовое средство; акт прокурорского реагирования; объявление; направление; предостережение о недопустимости нарушения закона; ответственность; активные действия; бездействие.

Keywords: supervisory activities; prevention; officer; legal means; an act of attorney’s response; pronouncing; directing, warning about the inadmissibility of violation of the law; responsibility; active action; inaction.

Ежемесячное научно-практическое издание, в котором публикуются:

— материалы, отражающие деятельность прокуратуры по осуществлению надзора за исполнением законов, а также деятельность других правоохранительных органов;

— новое законодательство и его комментарий;

— организационно-распорядительные документы Генеральной прокуратуры Российской Федерации, носящие нормативно-правовой характер, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина (кроме актов, содержащих сведения, составляющие государственную тайну, или сведения конфиденциального характера);

— материалы, освещающие прокурорскую, следственную, судебную, арбитражную практику;

— дискуссионные статьи по актуальным правовым проблемам.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

base.garant.ru

Проблемы нарушения закона

Нарушение уголовно-процессуального и (или) уголовного законов, неустранимые в суде апелляционной инстанции
Violation of the criminal procedure and (or) criminal laws that are inherent in the court of appeal

Автор: Борисевич Г.Я. / Author: Borisevich, G. Y.

В статье показан предмет судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции в соответствии с Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. и УПК РФ. Раскрыты полномочия суда апелляционной инстанции по устранению нарушений УК и УПК РФ. Дана характеристика устранимых нарушений закона. Показана природа нарушений уголовно-процессуального и (или) уголовного законов, неустранимых судом апелляционной инстанции. Проанализирован характер и виды нарушений уголов- но-процессуального закона. Выделены фундаментальные (неустранимые) нарушения УПК, а также нару- шения, предусмотренные ст. 237 УПК РФ. Дана характеристика неустранимых нарушений УК РФ. Мето- дологическую основу исследования составили комплекс обще- и частнонаучных методов исследования: диалектический, логический, исторический, сравнительно-правовой, формально-юридический, стати- стический. Раскрыто содержание нарушений уголовно-процессуального и (или) уголовного законов, не устранимых судом апелляционной инстанции. Показаны виды неустранимых нарушений уголовно-про- цессуального закона: фундаментальные, а также нарушения, связанные с выявлением обстоятельств, указанных в ч. 1 ст. 237 УПК РФ. Дана характеристика неустранимых нарушений уголовного закона, влекущих отмену обвинительного приговора и направление уголовного дела в суд первой инстанции либо прокурору.

The article shows the subject of proceedings in the court of appeal in accordance with the Charter of criminal justice 1864 and the code of criminal procedure. It also discloses powers of court of appeal for the elimination of violations of the criminal code and the criminal procedure code of the Russian Federation. The disposable violations of the law are characterized. The author shows the nature of the violation of the criminal procedure and (or) criminal laws that are inherent in the court of appeal. He analyzes the nature and types of violations of the criminal procedure law and selects the fundamental (fatal) violations of the code of criminal procedure, as well as violations under Art. 237 of the code. The characteristic of fatal violations of the criminal code of the Russian Federation is given. Methodological basis for the study consisted of a set of General — and Astronautic methods: dialectical, logical, historical, comparative, formal and legal, statistical. The contents of violations of the criminal procedure and (or) criminal laws, that are inherent in a court of appeal is characterized. The article shows types of fatal violations of the criminal procedure law: fundamental type, as well as violations associated with the identification of the circumstances indicated in the first part of Art. 237 of the Criminal code of the Russian Federation. The author provides characteristics of fatal violations of the criminal law, entailing the abolition of conviction and forwarding the case either to a trial court or to the Prosecutor.

Количество просмотров статьи (c 01/12/2014): 1453

aprp-msal.ru

28.06.2018 — Проблемы оспаривания прокурором в арбитражном суде сделок, заключенных с нарушением закона

В органы прокуратуры зачастую обращаются представители хозяйствующих субъектов, органов власти и управления с требованиями защитить их интересы в возникшем экономическом споре.

Настоящая статья посвящена полномочиям прокурора по оспариванию заключенных между хозяйствующими субъектами сделок и проблем правоприменительной практики.

Реформирование гражданского законодательства продолжается уже почти десять лет. Основой для вносимых в Гражданский кодекс РФ изменений является Концепция развития гражданского законодательства РФ, подготовленная на основании Указа Президента РФ от «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации».

Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ были изменены общие положения об оспоримых и ничтожных сделках, а также нормы о недействительности сделок, не соответствующих закону или иным правовым актам. Основные правовые позиции по внесенным в ГК изменениям Верховный Суд РФ изложил в Постановлении Пленума от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Поскольку в силу своих непосредственных задач органы прокуратуры в подавляющем большинстве случаев обращаются в арбитражный суд с исками о признании недействительными сделок, не соответствующих закону, указанные изменения в значительной степени отразились на возможности использования прокурором полномочий по обращению в арбитражный суд с такими исками.

Суть внесенных изменений состоит в том, что существовавшая ранее презумпция ничтожности сделки, не соответствующей требованиям закона или иного правового акта, заменена на презумпцию ее оспоримости. Такой кардинальный поворот произведен в соответствии с положениями Концепции и с целью исключить излишне широкое распространение судебной практики признания сделок недействительными на основании названной статьи ГК.

Установление презумпции оспоримости сделки, нарушающей требования закона, помимо общего правила о том, что оспоримая сделка должна быть признана недействительной судом, а ничтожная сделка недействительна независимо от такого признания, влечет целый спектр сопутствующих последствий, заключающихся в том, что теперь действует иной перечень лиц, имеющих право предъявлять соответствующие иски, и другой срок исковой давности (не три года, а один год).

Применительно к практике использования полномочий прокурора по обращению в арбитражный суд это нововведение вызывает необходимость скорректировать свою работу так, чтобы своевременно выявлять сделки, не соответствующие требованиям закона, и оспаривать их в рамках годичного срока исковой давности.

Кроме того, возникают проблемы с доказыванием полномочий прокурора на оспаривание сделок с учетом позиций Верховного Суда РФ по применению ст. 168 ГК.

Сделки, нарушающие требования закона или иного правового акта, по общему правилу оспоримы, такие сделки ничтожны только в случаях, предусмотренных законом (п. 1 ст. 168 ГК).

В п. 75 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» приведен большой перечень сделок, которые являются ничтожными в силу прямого указания закона, при этом перечень не является закрытым. Из этого перечня прокурором в арбитражном суде исходя из положений о подведомственности споров могут оспариваться лишь некоторые: мнимая или притворная сделка (ст. 170 ГК); сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169 ГК), и некоторые другие. Вместе с тем оспаривание таких сделок прокурорами — редкий случай.

Необходимо подчеркнуть, что в силу п. 5 ст. 426 ГК условия публичного договора, не соответствующего требованиям, установленным п. п. 2 и 4 этой статьи, являются ничтожными. С учетом того, что п. 4 ст. 426 ГК предусматривает возможность издания Правительством РФ и уполномоченными им федеральными органами правил, обязательных для сторон при заключении и исполнении публичных договоров, условия договоров в сфере услуг связи, энергоснабжения, перевозок транспортом общего пользования и других публичных договоров, не соответствующие таким правилам, являются ничтожными.

Более проблемным для прокурорской практики обращения в арбитражный суд является применение положений п. 2 ст. 168 ГК, устанавливающего исключения из общего правила об оспоримости сделок, не соответствующих требованиям закона или иного правового акта.

Пунктом 2 ст. 168 ГК предусмотрено, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Исходя из такого понятия ничтожной сделки и направленности полномочий прокурора на защиту публичных интересов, прокурор при обращении в арбитражный суд с иском о признании недействительной ничтожной сделки в порядке ст. 168 ГК должен доказать: а) нарушение сделкой требований закона или иного правового акта; б) нарушение публичных интересов или интересов третьих лиц.

В п. 75 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 дано определение публичных интересов: «Применительно к статьям 166 и 168 ГК РФ под публичными интересами, в частности, следует понимать интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды. Сделка, при совершении которой был нарушен явно выраженный запрет, установленный законом, является ничтожной, как посягающая на публичные интересы, например, сделки о залоге или уступке требований, неразрывно связанных с личностью кредитора (пункт 1 статьи 336, статья 383 ГК РФ), сделки о страховании противоправных интересов (статья 928 ГК РФ). Само по себе несоответствие сделки законодательству или нарушение ею прав публично-правового образования не свидетельствует о том, что имеет место нарушение публичных интересов».

С тем, что под публичными интересами понимаются интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды, невозможно не согласиться. Указанные положения используются прокурорами при оспаривании сделок в первую очередь в судах общей юрисдикции исходя из положений о разграничении подведомственности споров. Вместе с тем предъявление в арбитражный суд исков о признании сделок недействительными по причине нарушения ими интересов неопределенного круга лиц, обеспечения безопасности жизни и здоровья граждан, обороны и безопасности государства также возможно.

Заслуживает также внимания позиция Верховного Суда РФ, высказанная им в Определении от 12 октября 2015 г. N 309-ЭС15-6673 по делу N А60-25477/2013, о том, что содержание конкретных публичных интересов может быть сформулировано путем перечисления целей законодательного регулирования той или иной сферы общественных отношений. Верховный Суд РФ при рассмотрении этого дела отметил, что целями Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции» являются обеспечение единства экономического пространства, свободы экономической деятельности, защита конкуренции и создание условий для эффективного функционирования товарных рынков. Из изложенного можно сделать вывод о том, что высшей судебной инстанцией нарушение требований законодательства о защите конкуренции расценивается как нарушение публичных интересов. Указанную позицию органы прокуратуры используют при оспаривании как ничтожных сделок, совершенных с нарушением требований антимонопольного законодательства, в первую очередь сделок, совершенных в нарушение закона без проведения торгов.

Явно положительным для прокурорской практики обращения в арбитражный суд является и положение о том, что ничтожна сделка, при совершении которой был нарушен явно выраженный запрет.

Применительно к использованию полномочий прокурора на обращение в арбитражный суд необходимо указать такие нормы, содержащие явно выраженный запрет, как ст. 27 Земельного кодекса РФ об ограничении оборотоспособности земельных участков; ч. 2 ст. 28.2 Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 190-ФЗ «О теплоснабжении» и ч. 2 ст. 41.3 Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении», содержащие запрет на передачу арендатором прав по договору аренды объектов теплоснабжения и водоснабжения; п. 5 ст. 18 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», содержащий запрет на сдачу в субаренду, передачу прав и обязанностей по договору аренды земельного участка.

Суды учитывают указанную позицию Верховного Суда РФ при принятии решений по конкретным делам и удовлетворяют требования прокуроров о признании недействительными сделок в силу ничтожности при нарушении сделкой явно выраженного запрета, установленного законом (например, дело N А39-5692/2015 по иску прокурора Республики Мордовия о признании недействительным договора об ипотеке спортивных сооружений, приватизация которых запрещена).

Наибольшие трудности в правоприменительной прокурорской практике вызывает последнее предложение приведенного понятия публичных интересов, данного Верховным Судом РФ в п. 75 Постановления Пленума N 25.

С позицией о том, что само по себе несоответствие сделки законодательству не свидетельствует, что имеет место нарушение публичных интересов, еще можно согласиться, так как она следует из общего посыла новой редакции ст. 168 ГК. Однако позиция, согласно которой нарушение сделкой прав публично-правового образования не свидетельствует о том, что имеет место нарушение публичных интересов, является спорной.

При обращении прокурора в арбитражный суд необходимо также учитывать положения п. п. 9 и 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 марта 2012 г. N 15 «О некоторых вопросах участия прокурора в арбитражном процессе», которые предусматривают, что, предъявляя иск о признании недействительной сделки или применении последствий недействительности ничтожной сделки, совершенной лицами, названными в абзацах 2 и 3 ч. 1 ст. 52 АПК РФ, прокурор обращается в суд в интересах публично-правового образования.

Если в соответствии с последним предложением п. 75 Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 признать, что «публичный интерес» и «интерес публично-правового образования» — это абсолютно разные и никак не пересекающиеся понятия, то с учетом положений ст. 52 АПК и п. п. 9 и 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 марта 2012 г. N 15 обращение прокурора в арбитражный суд с иском о признании сделки недействительной в силу ничтожности становится совершенно невозможным.

С учетом изложенного, по нашему мнению, судебная практика может пойти одним из двух путей. В первом варианте суды вынуждены будут признавать, что все-таки нарушение прав публично-правового образования всегда есть нарушение публичных интересов. Во втором варианте, и он является более вероятным, при признании нарушения прав публично-правового образования в каждом конкретном случае для признания сделки ничтожной суды будут выяснять, нарушаются ли ею интересы неопределенного круга лиц, находятся ли под угрозой обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, оборона и безопасность государства, охрана окружающей среды, не нарушен ли явно выраженный запрет, установленный законом.

Кроме того, необходимо указать, что положения п. 75 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 о том, что нарушение сделкой прав публично-правового образования не свидетельствует о том, что имеет место нарушение публичных интересов, является по своей сути не толкованием закона (в нашем случае ст. 168 ГК), а фактически новой нормой права. Профессор МГУ им. М.В. Ломоносова В. Белов прямо говорит о том, что в 133 пунктах Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 при самом скромном подсчете обнаруживается более полусотни норм, неизвестных ГК. К таковым, по нашему мнению, относится и приведенное выше спорное положение п. 75 Пленума.

Обращение в суд прокурора с исками такой категории возможно с учетом того, что прокурор обращается в суд в интересах публично-правового образования и оспаривает сделки, совершенные органами публично-правовых образований. Например, когда федеральной собственностью распоряжаются органы местного самоуправления.

Более дискуссионным является вопрос о нарушении прав публично-правового образования как третьего лица при оспаривании сделки, совершенной государственными и муниципальными предприятиями и учреждениями, так как нарушение прав в таком случае носит как бы опосредованный характер. Судебная практика по этому вопросу еще не сформирована. Вместе с тем нам представляется возможным обращение в арбитражный суд прокурора в такой ситуации.

Необходимо также остановиться на полномочиях прокурора по обращению в арбитражный суд с иском о признании недействительной противоречащей закону оспоримой сделки.

Устанавливая презумпцию оспоримости сделки, законодатель ввел в ГК несколько новелл, касающихся оспаривания сделок и применения последствий их недействительности.

Применительно к оспоримым сделкам круг лиц, которые могут их оспорить, несколько расширен. Ранее к ним относились только лица, указанные в ГК, теперь же таким правом по общему правилу наделена сторона по сделке, а также лица, указанные в законе, к которым можно отнести и прокурора.

При предъявлении требований о признании недействительной оспоримой сделки прокурору с учетом Постановления Пленума N 15 и требований п. 2 ст. 166 ГК необходимо в каждом конкретном случае доказывать, что сделка нарушает права или охраняемые интересы публично-правового образования, в том числе что она повлекла для него неблагоприятные последствия, а также то, что применение последствий недействительности сделки приведет к восстановлению нарушенных прав публично-правового образования.

Также могут возникнуть сложности при применении п. п. 2 и 5 ст. 166 ГК, законодательно закрепляющих добросовестность как условие оспаривания сделки, в связи с тем, что прокурор в арбитражном процессе является процессуальным, а не материальным истцом, поскольку обращается в суд в интересах публично-правового образования. Исходя из этого проблематичным является доказывание недействительности сделки, если из поведения должностных лиц публично-правового образования явствует воля сохранить сделку в силе.

Таким образом, анализ изменений, внесенных в ГК в ходе реформирования, а также толкование этих изменений Верховным Судом РФ, в том числе в Постановлении Пленума от 23 июня 2015 г. N 25, создают новые условия для реализации прокурором полномочий по обращению в арбитражный суд, нацеливая его на защиту публичных интересов, под которыми в первую очередь понимаются интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды. При этом в каждом конкретном случае при обращении прокурора в суд необходимо доказывать нарушение прав и законных интересов публично-правового образования, а в случае обращения с иском о признании сделки недействительной в силу ничтожности — также нарушение публичных интересов в толковании, данном Верховным Судом РФ.

Информацию предоставил начальник отдела прокуратуры края Андрей Арутюнов

xn--80aa2apegcbrhd.xn--80aaaac8algcbgbck3fl0q.xn--p1ai

Смотрите так же:

  • Закон и порядок енисей Закон и порядок енисей Родился 25 декабря 1958 года в городе Алдан Якутской ССР. В 1976 году окончил среднюю школу.1977-79 - служба в рядах Советской армии.С 1979 по 1984 гг - студент Красноярского Политехнического Института.В апреле 2003 […]
  • Штрафы турагентство Туроператоры не имеют права устанавливать штрафы в процентах от стоимости тура Туроператоры не имеют права устанавливать штрафы в процентах от стоимости тура Крайне важную справку составила Правовая комиссия Российского союза туриндустрии […]
  • Приказ профессиональный стандарт педагога 2014 Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 5 августа 2016 г. № 422н “О внесении изменений в профессиональный стандарт «Педагог (педагогическая деятельность в дошкольном, начальном общем, основном общем, среднем общем образовании) […]
  • Закон о гражданских инициативах Федеральный закон от 4 апреля 2005 г. N 32-ФЗ "Об Общественной палате Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 4 апреля 2005 г. N 32-ФЗ"Об Общественной палате Российской Федерации" С изменениями и […]
  • Когда предоставляется досрочная пенсия Кто имеет право на досрочную страховую пенсию по старости? Досрочная страховая пенсия по старости назначается в зависимости от следующих условий (ст. ст. 30 — 32, ч. 3 ст. 35 Закона от 28.12.2013 N 400-ФЗ): возраста; размера […]
  • Льготна педагогическая пенсия Льготная пенсия для педагога - психолога Здравствуйте. Я проживают в республике Башкортостан. С 1989 по 1997 г.г. я работала воспитателем в детском саду. С 1998г.и до настоящего времени я работаю в гимназии педагогом - психологом. На […]