Вмешательство в деятельность суда это

Статья 294. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования

1. Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо арестом на срок до шести месяцев.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Ст. 294 УК РФ

1. Рассматриваемая статья, как и в целом гл. 31 УК, в качестве родового объекта уголовно-правовой охраны имеет отношения, складывающиеся в сфере осуществления государственной власти, а в качестве видового объекта — отношения, связанные с реализацией судебной властью функции осуществления правосудия, а также с деятельностью специализированных органов (предварительного следствия, дознания, прокуратуры, органов, исполняющих судебные решения), обеспечивающих реализацию целей и задач правосудия.

Непосредственным объектом преступлений, предусмотренных комментируемой статьей, являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное осуществление правосудия судом (ч. 1), а также деятельность лиц, осуществляющих предварительное расследование уголовных дел и надзор за ним (ч. 2).

2. В силу ст. ст. 118, 125 — 127 Конституции судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства соответственно КС РФ, судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Частью 4 ст. 4 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» также предусматривается возможность учреждения в субъектах РФ конституционных (уставных) судов. Установленная ч. 1 комментируемой статьи ответственность наступает за препятствующее осуществлению правосудия вмешательство в деятельность любого из указанных судов.
———————————
СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1.

3. Под осуществлением правосудия следует понимать любую деятельность суда, действующего как в коллегиальном составе, так и в лице единоличного судьи, в ходе которой он в соответствии с установленным процессуальным законодательством порядком рассматривает по существу соответствующие дела и разрешает иные отнесенные к его ведению вопросы (в частности, проверяет законность и обоснованность действий и решений следователя или дознавателя, дает разрешение на производство следственных и иных процессуальных действий, ограничивающих конституционные права и свободы участников судопроизводства).

4. Предусмотренные ч. 1 комментируемой статьи деяния могут быть совершены как в отношении профессионального судьи (коллегии профессиональных судей), так и в отношении иных участвующих в отправлении правосудия лиц — присяжных заседателей, арбитражных заседателей.

5. С объективной стороны преступление, предусмотренное ч. 1 комментируемой статьи, характеризуется как вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда. Причем такое вмешательство может выражаться как в оказании воздействия на суд с целью добиться от него желательного для лица решения, так и в создании каких-либо препятствий для осуществления судом правосудия, быстрого и объективного разрешения дела.

6. В соответствии с ч. 1 ст. 120 Конституции судьи независимы и подчиняются только Конституции и федеральному закону, в связи с чем любые попытки во внепроцессуальных формах навязать судье, присяжному или арбитражному заседателю позицию, не отвечающую закону, обстоятельствам дела, их внутреннему убеждению, должны расцениваться как посягательство на независимость судьи. Оказание воздействия на судью с целью склонения его к принятию определенного решения осуществляется, как правило, в форме активных действий: дачи указания или «настоятельного совета», высказывания угроз, шантажа, обещания каких-либо благ, совершения посягательств на судью, присяжного или арбитражного заседателя, их родственников или их имущество. Однако не исключается возможность оказания воздействия на судью и путем бездействия (например, путем длительного непредоставления судье жилья, неосуществления ремонта помещений суда и т.п.).

Не может расцениваться как вмешательство в деятельность суда по отправлению правосудия реализация сторонами своих процессуальных прав в форме заявления ходатайств, написания жалоб, представления суду в письменном виде предлагаемых формулировок решений, высказывания просьб о тех или иных действиях или решениях. Однако в случаях, если адресованные суду просьбы сопровождаются обещаниями отблагодарить деньгами или иными материальными благами, они могут расцениваться как подпадающие под признаки преступления, предусмотренного ч. 1 комментируемой статьи.

7. Как воспрепятствование осуществлению правосудия следует рассматривать также создание с этой целью помех в объективном и справедливом разрешении судом дела в разумные сроки путем уничтожения доказательств или иных материалов дела, невручения повесток участникам судопроизводства, недоставления в судебное заседание содержащегося под стражей подсудимого со ссылкой на якобы введенный в следственном изоляторе карантин.

8. Вмешательство в деятельность суда образовывает состав преступления, предусмотренного ч. 1 комментируемой статьи, как в том случае, когда оно связано с производством по конкретному делу, так и когда такое вмешательство направлено на достижение определенного результата по некой категории дел или воспрепятствование деятельности неугодного судьи с целью отстранения его от участия в деле или прекращения его полномочий.

9. Состав рассматриваемого преступления по своей конструкции является формальным, с учетом чего данное преступление признается оконченным после выполнения виновным соответствующих действий, независимо от того, привело ли это к ожидаемым им результатам. Вместе с тем наступление тех или иных общественно опасных последствий в результате вмешательства в судебную деятельность подлежит учету при назначении наказания. Если же наступившие последствия выразились в незаконном лишении свободы невиновного, причинении вреда здоровью или имуществу других лиц, содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 комментируемой статьи и соответствующей статьи Особенной части УК.

10. Субъектом преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 и 2 комментируемой статьи, может быть любое вменяемое физическое лицо, достигшее 16 лет. Для признания наличия в действиях лица признаков этих составов преступлений не имеет значения, является это лицо участником судопроизводства, близким родственником такого участника или субъектом, не участвующим в производстве по делу.

11. Для субъективной стороны рассматриваемого преступления характерно наличие вины в форме прямого умысла, которым охватывается оказание воздействия на судей и иных лиц, осуществляющих отправление правосудия, либо создание иных препятствий для достижения целей правосудия, а также специальной цели — воспрепятствования осуществлению правосудия. С учетом этого не подлежат квалификации по ч. 1 комментируемой статьи действия, выразившиеся в склонении судьи к принятию законного и справедливого решения. В то же время в случае, когда такие действия образуют состав иного преступления (например, дачи взятки или причинения вреда здоровью), они подлежат квалификации по соответствующей статье Особенной части УК.

Мотивы вмешательства виновного в деятельность суда на квалификацию преступления не влияют, однако они могут быть учтены при назначении наказания.

12. Преступление, предусмотренное ч. 2 комментируемой статьи, по характеристикам его субъекта, объективной и субъективной сторон в основном совпадает с соответствующими элементами состава преступления, предусмотренного ч. 1 этой статьи. Основное различие между ними заключается в том, что ч. 2 устанавливается запрет вмешательства в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Действия, выражающиеся в оказании влияния на прокурора, следователя или лицо, производящее дознание, вне связи с их деятельностью по расследованию уголовных дел (например, в связи с участием прокурора в судебном разбирательстве по уголовному или гражданскому делу или в связи с осуществлением органом дознания разрешительных мероприятий), находятся за рамками состава преступления, предусмотренного рассматриваемой нормой. При определенных условиях такие действия могут быть квалифицированы как преступления против порядка управления или против личности.

13. Согласно п. 31 ст. 5 УПК под прокурором в уголовном судопроизводстве подразумевается Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры, их заместители и иные должностные лица органов прокуратуры, участвующие в уголовном судопроизводстве и наделенные соответствующими полномочиями федеральным законом о прокуратуре.

14. В соответствии с п. 41 ст. 5 и ч. 2 ст. 151 УПК следователем является должностное лицо следственного органа Следственного комитета РФ, ФСБ России, МВД России или органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу. Поскольку в силу ч. 2 ст. 39 УПК полномочиями следователя может обладать и руководитель соответствующего следственного органа, вмешательство в его деятельность, связанную с расследованием уголовных дел, также следует признать подпадающим под признаки преступления, предусмотренного ч. 2 комментируемой статьи.

15. В отличие от УПК РСФСР, в УПК не предусмотрен такой участник уголовного судопроизводства, как лицо, производящее дознание; использование же соответствующего термина в комментируемой статье дает основания полагать, что им обозначаются такие участвующие в уголовном судопроизводстве на досудебных стадиях лица, как дознаватель, начальник подразделения дознания и начальник органа дознания.

16. Квалифицирующим признаком составов преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 и 2 комментируемой статьи, является совершение соответствующих действий с использованием виновным своего служебного положения (ч. 3). Использование служебного положения, по смыслу данной нормы, может выражаться в применении для оказания воздействия на судью, прокурора, следователя или дознавателя либо для создания препятствий в их деятельности своего административного потенциала руководителями судов или правоохранительных органов, руководителями и должностными лицами государственных органов законодательной и исполнительной власти, органов местного самоуправления, должностными лицами негосударственных организаций, от которых зависит удовлетворение бытовых и иных потребностей судей, прокуроров, следователей, дознавателей. Круг субъектов, подлежащих ответственности в соответствии с ч. 3 комментируемой статьи, таким образом, не ограничивается лицами, являющимися в соответствии с п. 1 примечания к ст. 285 УК, субъектами преступлений, предусмотренных гл. 30 УК.

stykrf.ru

Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования

Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования (ст. 294 УК). Согласно ч. 1 ст. 120 Конституции РФ судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону. Поэтому никто не вправе вмешиваться в какой бы то ни было форме в деятельность суда или судьи по осуществлению правосудия. Установление уголовной ответственности за вмешательство в деятельность суда по осуществлению правосудия является серьезной правовой гарантией независимости судей при осуществлении правосудия.

В ст. 294 УК предусматривается три состава преступлений — вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия (ч. 1), вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела (ч. 2), и то и другое вмешательства, совершенные лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3).

Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия (ч. 1 ст. 294). Данное преступление является двухобъектным. Основным непосредственным объектом состава вмешательства в деятельность суда являются интересы правосудия, дополнительным — интересы личности, предприятий, организаций и учреждений всех форм собственности, а равно законные интересы общественных объединений.

Общественная опасность вмешательства в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия заключается в том, что такими действиями подрываются конституционное положение о самостоятельности и независимости судебной власти, авторитет судебной власти и доверие к ней народа, нарушается справедливость при принятии судебных решений, попираются права и законные интересы граждан, предприятий, организаций и учреждений всех форм собственности, а также общественных объединений.

С объективной стороны вмешательство в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия выражается в воздействии в какой бы то ни было форме на судью или коллегию судей (в том числе и коллегию присяжных заседателей) со стороны одного или нескольких физических лиц, не входящих в состав суда, принявшего к своему производству соответствующее дело (материалы) или приступившего к его разбирательству (рассмотрению). Вмешательство в деятельность суда или судьи может выражаться в просьбе или требовании к судье, присяжному или народному заседателю о решении дела определенным образом, подкрепленных обещаниями каких-либо выгод или благ; в высказывании угроз, в обращении к близким судьи или присяжного (народного) заседателя воздействовать на него с целью решения дела в интересах обратившегося. Вмешательство в деятельность суда может заключаться в организации пикетирования здания суда с демонстрацией плакатов и лозунгов, в которых сформулированы требования к суду по поводу решения дела, в организации голодовки в помещении суда, в проведении митинга и т. п.

Это преступление является оконченным с момента начала совершения соответствующих действий или акций, непосредственно направленных на воспрепятствование осуществлению правосудия по делу. Для правовой оценки содеянного как оконченного преступления не требуется, чтобы действия виновного как-то повлияли на коллегию судей или судью и принятие ими решения по делу.

Письменные ходатайства или обращения в суд граждан, представителей общественных объединений, руководителей предприятий, организаций и учреждений всех форм собственности об условном осуждении, о применении судом наказания, не связанного с лишением свободы, в отношении работника не может рассматриваться как вмешательство в деятельность суда по осуществлению правосудия, поскольку это допускается процессуальным законодательством.

С субъективной стороны вмешательство в деятельность суда может быть совершено только с прямым умыслом, т. е. когда лицо сознавало уголовную противоправность и общественную опасность своих действий, предвидело возможность принятия судьей (судом) решения дела в своих интересах и желало этого. Целью этого деяния является воспрепятствование принятию судом (судьей) законного и справедливого решения. Мотивами этого преступления могут быть личная заинтересованность, корыстные и иные побуждения.

www.bibliotekar.ru

1. Комментируемая норма предусматривает ответственность за вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда по осуществлению правосудия и в производство расследования.
2. Поскольку в соответствии со ст. 118 Конституции судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства, ответственность по ч. 1 комментируемой статьи наступает за вмешательство в рассмотрение как уголовных, гражданских и административных дел в судах общей юрисдикции, так и дел, находящихся в производстве Конституционного Суда РФ и арбитражных судов.
3. Согласно ст. 120 Конституции судьи независимы и подчиняются только Конституции и федеральному закону. Гарантии независимости судей и недопустимости вмешательства в их деятельность под угрозой ответственности предусмотрены также ст. 1, 9, 10 Закона РФ от 26.06.92 N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» (в ред. от 15.12.2001) .
———————————
Ведомости РФ. 1992. N 30. Ст. 1792; 1993. N 17. Ст. 606, ст. 607; САПП РФ. 1993. N 52. Ст. 5086; СЗ РФ. 1995. N 26. Ст. 2399; 1999. N 29. Ст. 3690; 2000. N 26. Ст. 2736; 2001. N 51. Ст. 4834.

4. Объективная сторона данного преступления заключается в пренебрежении приведенными нормами Конституции и федерального закона и в совершении противозаконных действий, которые выражаются во вмешательстве в деятельность суда по осуществлению правосудия.
Такое воздействие на судью, присяжного заседателя может быть оказано путем дачи указаний и советов по поводу того, как должно быть разрешено дело, либо путем высказывания об этом соответствующей просьбы и т.д.
Во всяком случае, независимо от способов вмешательства в осуществление правосудия и конкретной формы воздействия на судью, присяжного заседателя, лицо преследует цель — добиться вынесения по делу угодного ему судебного решения (например, об оправдании подсудимого, применении закона о менее тяжком преступлении, смягчении наказания либо, напротив, о назначении более строгого наказания, об удовлетворении иска либо об отказе в нем и т.п.).
5. Вмешательство в судебную деятельность с целью воспрепятствования осуществлению правосудия образует состав данного преступления как при условии, что указанное выше воздействие на судью было оказано в связи с рассмотрением им конкретного судебного дела, так и в случае, когда судьей рассматривается ряд дел, в том числе определенной категории. В последнем случае на судью может быть оказано воздействие с целью добиться отказа в удовлетворении исков (например, к коммерческим банкам) либо с целью назначения того или иного наказания и т.д. Непривлечение лиц к ответственности за такого рода воздействие на судью сведет на нет требование закона о запрете на какое бы то ни было вмешательство в осуществление правосудия.
6. Указанное в ч. 1 комментируемой статьи вмешательство в деятельность суда может быть осуществлено как путем непосредственного воздействия на судью, присяжного заседателя, так и через их близких, знакомых и т.д.
О факте вмешательства в осуществление правосудия судья должен сообщить прокурору для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по признакам комментируемой статьи.
7. Приведенные выше соображения относятся и к случаям вмешательства в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела (ч. 2 комментируемой статьи), с той лишь разницей, что в этом случае противоправное воздействие на этих должностных лиц оказывается для принятия ими противоречащих закону решений при досудебном производстве (например, незаконный отказ в возбуждении дела, необоснованное его прекращение и т.д.).
8. Квалифицирующим признаком данного состава преступления является совершение лицом указанных в статье действий с использованием своего служебного положения (ч. 3 комментируемой статьи).
В этом случае речь может идти, в частности, о противоправном воздействии на судью, прокурора, следователя или на лицо, производящее дознание, со стороны соответствующих должностных лиц вышестоящих судебных или правоохранительных органов.
Рассматриваемое преступление совершается только с прямым умыслом и с целью, указанной в самой норме. Мотивы деяния могут быть различными (например, стремление оказать содействие близкому или знакомому, оказавшемуся в сфере судопроизводства).

www.ukrf.net

Статья 294. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования

1. Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия —

наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела —

наказывается штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от трех до шести месяцев.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, —

наказываются штрафом в размере от пятисот до семисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до семи месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к статье 294

1. Согласно ст. 118 Конституции правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом, а судебная власть — посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону (ч. 1 ст. 120 Конституции). В ст. 1 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» устанавливается, что судебная власть в России осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных, народных и арбитражных заседателей . Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия. Судебная власть самостоятельна и действует независимо от законодательной и исполнительной властей. В своей деятельности по осуществлению правосудия судьи никому не подотчетны.

СЗ РФ, 1997, N 1, ст. 1.

Поэтому никто не вправе вмешиваться в какой бы то ни было форме в деятельность суда или судьи по осуществлению правосудия. Установление законом уголовной ответственности за вмешательство в деятельность суда по осуществлению правосудия является значительной правовой гарантией независимости судей при осуществлении правосудия.

В ст. 5 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в редакции Федерального закона от 17 ноября 1995 г. установлена недопустимость воздействия в какой-либо форме федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, средств массовой информации, их представителей, а также должностных лиц на прокурора или следователя с целью повлиять на принимаемое им решение или воспрепятствования в какой-либо форме его деятельности. Прокурор и следователь не обязаны давать каких-либо объяснений по существу находящихся в их производстве дел и материалов, а также предоставлять их кому бы то ни было для ознакомления, кроме случаев и в порядке, предусмотренных федеральным законодательством. Названные положения распространяются на деятельность дознавателей, следователей органов МВД, ФСБ и налоговой полиции.

Комментируемая статья предусматривает два состава преступления: состав воспрепятствования осуществлению правосудия (ч. 1) и состав воспрепятствования производству предварительного расследования (ч. 2). В ч. 3 комментируемой статьи предусматривается ответственность за названные выше преступления при квалифицирующих признаках.

2. Общественная опасность вмешательства в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия (ч. 1 ст. 294) заключается в том, что такими действиями подрывается конституционное положение о самостоятельности и независимости судебной власти, авторитет судебной власти и доверие к ней народа, нарушается справедливость при принятии решений судом, попираются права и законные интересы граждан, предприятий, учреждений, организаций и общественных объединений. Таким образом, объект преступления — интересы правосудия.

3. Под вмешательством в деятельность суда по осуществлению правосудия понимается воздействие на судью или коллегию судей (в том числе и коллегию присяжных заседателей) со стороны физических лиц, не входящих в состав суда, принявшего соответствующее дело к своему рассмотрению или приступившего к его разбирательству.

4. Объективная сторона данного преступления может выражаться в какой бы то ни было форме, а именно: просьба или требование к судье, присяжному заседателю или народному заседателю о решении дела определенным образом, подкрепленные теми или иными обещаниями им каких-то выгод или благ; высказывание угроз; обращение к близким судьи или присяжного либо народного заседателя воздействовать на него в целях решения дела в интересах обратившегося; дача совета или указания со стороны должностного лица органа государственной власти или местного самоуправления и т.д.

Вмешательство в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия может выражаться в организации пикетирования здания суда с демонстрацией плакатов и лозунгов, в которых сформулированы требования к суду относительно решения дела, в проведении митинга или демонстрации, организации голодовки в помещении суда и др.

5. Рассматриваемое преступление является оконченным с момента начала совершения действий или акций, непосредственно направленных на воспрепятствование осуществлению судьями правосудия по делу. Для квалификации действий виновного как оконченного преступления не требуется, чтобы они как-то повлияли на коллегию судей или судью и принятие решения в интересах данного лица.

6. Субъектом данного преступления (ч. 1 ст. 294) может быть любое физическое лицо, обладающее вменяемостью и достигшее шестнадцатилетнего возраста.

7. С субъективной стороны вмешательство в деятельность суда по осуществлению правосудия может быть совершено только с прямым умыслом, т.е. когда лицо сознавало общественную опасность своих действий, предвидело возможность принятия решения судьями в его интересах и желало этого. Мотивами этого преступления могут быть личная заинтересованность, корыстные побуждения, ложно понятые интересы учреждения или организации и т.д. Целью этого деяния является воспрепятствование осуществлению правосудия: принятию судьями (или судьей) законного и справедливого решения по делу.

8. Письменные обращения или ходатайства в суд отдельных граждан или руководителей предприятий, организаций или учреждений об условном осуждении, применении наказания, не связанного с лишением свободы, в отношении члена трудового коллектива не могут рассматриваться в качестве вмешательства в деятельность суда по осуществлению правосудия.

9. В ч. 2 ст. 294 УК предусмотрена ответственность за воспрепятствование осуществлению предварительного расследования. С объективной стороны названное преступление характеризуется вмешательством в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, с целью помешать всестороннему, полному и объективному расследованию дела. Формы воздействия на указанных должностных лиц те же, что и формы воздействия на судей, присяжных и народных заседателей.

10. Письменные обращения граждан или должностных лиц с ходатайством о прекращении дела, а также защитника подозреваемого или обвиняемого о производстве следственных действий, прекращении дела и т.п. не могут рассматриваться в качестве вмешательства в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях помешать всестороннему, полному и объективному расследованию дела, поскольку такие действия допускаются уголовно — процессуальным законодательством.

11. При совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 294, воздействию подвергаются судьи, присяжные заседатели и народные заседатели, а при совершении преступления ч. 2 ст. 294 УК — прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, которые в соответствии со служебным положением осуществляют надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия либо приняли в соответствии с уголовно — процессуальным законом дело к своему производству. Состав данного преступления отсутствует, если в целях воспрепятствования производству предварительного расследования посягательство совершается в отношении лиц, занимающих должности прокуроров, следователей или дознавателей, при условии, что они работают в другом территориальном органе и в соответствии со своими процессуальными полномочиями не могут влиять на ход и результаты расследуемого дела.

12. Воспрепятствование производству предварительного расследования является оконченным с момента совершения соответствующего действия или акции, непосредственно направленных на воспрепятствование всестороннему, полному и объективному расследованию дела.

13. Субъектом рассматриваемого преступления (ч. 2 ст. 294) может быть любое физическое лицо, обладающее вменяемостью и достигшее 16-летнего возраста.

14. С субъективной стороны данное преступление совершается только при наличии прямого умысла. Мотивами этого деяния могут быть личная заинтересованность в исходе дела, корыстные побуждения и т.п. Цель действий виновного — воспрепятствовать всестороннему, полному и объективному расследованию дела.

15. Статья 20 УПК РСФСР обязывает прокурора, следователя и лицо, производящее дознание, принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства.

16. Определения понятий «прокурор» и «следователь» даны в п. 6 и 7 ст. 34 УПК РСФСР.

17. Под лицом, производящим дознание, следует понимать сотрудника органа дознания, который в соответствии со своей служебной компетенцией занимается расследованием уголовного дела в форме дознания и принял данное дело к своему производству, а также других сотрудников органа дознания, которым приказом его начальника поручено провести дознание по данному конкретному делу.

18. Виды органов дознания определены ст. 117 УПК РСФСР.

19. Квалифицирующим обстоятельством преступлений в виде воспрепятствования осуществлению правосудия либо производству предварительного расследования является совершение предусматриваемых ими деяний с использованием лицом своего служебного положения.

20. Служебное положение лица определяется его правовым статусом (совокупностью полномочий и обязанностей), устанавливаемым законом или иным правовым нормативным актом, исходя из принадлежности к категориям лиц, занимающих государственные должности государственной службы Российской Федерации или ее субъекта, соответствующие должности в органах местного самоуправления, в государственных и муниципальных учреждениях, в Вооруженных Силах, других войсках и формированиях, а также принадлежности к категориям государственных служащих и служащих органов местного самоуправления, не являющихся должностными лицами, и лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных негосударственных организациях.

21. Под лицами, которые использовали свое служебное положение в целях воспрепятствования осуществлению правосудия либо в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию уголовного дела, следует понимать не любое лицо, которое в той или иной форме воздействовало на судей или иных лиц, а лишь такое лицо, совокупность полномочий которого дает ему реальную возможность оказывать влияние на исход дела. Это в первую очередь лица, занимающие государственные должности государственной службы Российской Федерации и ее субъектов, должностные лица органов местного управления и т.п.

22. Указания прокурора следователю или лицу, производящему дознание, а также указания вышестоящего прокурора нижестоящему прокурору о направлении расследования по делу, данные в соответствии с уголовно — процессуальным законом, не могут рассматриваться в качестве вмешательства в расследование дела. Не образуют состава данного преступления и указания начальника следственного отдела, которые сделаны им в соответствии с его полномочиями, предусмотренными ст. 127 УПК РСФСР.

www.vuzlib.su

Вмешательство в деятельность суда это

Процессы укрепления государственной власти, повышение эффективности работы судебно-следственных органов и рост легитимности судебной власти требуют повышенного внимания к эффективной охране интересов правосудия. Представляется важным интересы правосудия в первую очередь обеспечивать посредством их действенной уголовно-правовой охраны. Ведь существование правового государства неотъемлемым образом связано с сильной и независимой властью судей, престиж и авторитет которой выступает критерием развития самой государственности. Однако имеющая место неэффективность всей системы уголовной юстиции по сути обусловлена двумя факторами – ресурсным перенапряжением, тщетностью усилий соответствующих органов в обеспечении целей уголовной политики государства и несоответствием правовых норм, в том числе уголовно-правовых, общественным отношениям в этой сфере.

В настоящей статье предлагается обсудить ряд некоторых проблем квалификации преступления, предусмотренного ст. 294 УК РФ, объективные признаки которого, как представляется, вызывают существенные проблемы научного толкования и практического применения.

Обращаясь к уголовно-правовой статистике, следует отметить, что она показывает нестабильный характер регистрируемых воспрепятствований осуществлению правосудия и производству предварительного расследования. Так, в 1997 г. по России было зарегистрировано 33 преступления, предусмотренных ст. 294 УК РФ, и выявлено 13 лиц, совершивших данное преступление, в 1998 г. – 34 преступления и 18 лиц, в 1999 – 47 и 14, в 2000 – 45 и 16, в 2001 – 30 и 7, в 2002 – 34 и 16, в 2003 – 53 преступления и 19 лиц. Таким образом, можно проследить волнообразный рост и снижение числа зарегистрированных преступлений при одновременном непропорциональном числу зарегистрированных воспрепятствований осуществлению правосудия и производству предварительного расследования, увеличении и снижении выявленных лиц, совершивших рассматриваемое преступление. Думается, что одной из причин рассмотренной ситуации видится проблема законодательного описания признаков воспрепятствования осуществлению правосудия и производству предварительного расследования, которая, в свою очередь, вызывает существенные вопросы квалификации рассматриваемого преступления.

Содержание непосредственного основного объекта рассматриваемой уголовно-правовой нормы включает общественные отношения, обеспечивающие правильную деятельность суда и органов предварительного расследования, то есть реализацию интересов правосудия. Существо правосудия в этом случае проявляется в специфических общественных отношениях, заключающих внутренние связи между субъектами правосудия по поводу реализации важнейших социально-политических интересов – охраны законных прав и свобод личности, общества и государства, обеспечения законности и восстановления социальной справедливости, борьбы с преступностью. Таким образом, данные общественные отношения обеспечивают строго регламентированную законодательством нормальную деятельность суда и иных органов, способствующих решению стоящих перед ними задач и целей правосудия. Вместе с тем важным условием правомерности достижения данных задач и целей являются нормативные требования, определяющие порядок и условия осуществления определенных действий соответствующих должностных лиц и соблюдения при этом прав и свобод участников общественных отношений в сфере отправления правосудия.

Часть первая ставит под охрану деятельность судебной системы Российской Федерации по разрешению всех независимо от их характера дел – уголовные, гражданские, административные, а также дела о соответствии нормативных актов Конституции России или по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод. Подобные границы уголовно-правовой охраны установлены на основании толкования ч. 3 ст. 1 Федерального конституционного закона РФ от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»[1], указывающей, что «судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства».

В рассматриваемой норме предусмотрена ответственность за два самостоятельных преступления: в первой части – вмешательство в деятельность суда; во второй – вмешательство в деятельность органов предварительного расследования.

При этом следует отметить, что целый блок нормативных актов устанавливает независимость и неприкосновенность судей и соответствующих должностных лиц, их подчинение только Конституции России и закону. Это, прежде всего:

  • Федеральный закон РФ от 20 апреля 1995 г. № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов»[2], а также:
  • Федеральный конституционный закон РФ от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»;
  • Федеральный закон РФ от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации»[3] и некоторые другие.

В частности, ст. 5 закона «О прокуратуре Российской Федерации» закрепляет недопустимость какого-либо вмешательства в деятельность прокурора или следователя с целью влияния на принимаемые ими решения.

Уголовную ответственность влечет воздействие лишь на лиц, непосредственно осуществляющих рассмотрение и разрешение дел: судью, присяжного, народного или арбитражного заседателя. Так, согласно ч. 1 ст. 1 упомянутого выше закона «О судебной системе Российской Федерации» судебная власть в Российской Федерации осуществляется только судьей и привлекаемыми в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжным, народным и арбитражным заседателем. Следовательно, такие же действия в отношении иных работников суда, например, консультанта суда, судебного исполнителя, секретаря судебного заседания или должностных лиц других правоохранительных органов не могут признаваться воспрепятствованием осуществлению правосудия.

Объективная сторона состава данного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 294 УК РФ, выражается во вмешательстве в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия.

Согласно прямому указанию закона, форма вмешательства значения не имеет и охватывает любое ненасильственное неправомерное воздействие на судей, народных или присяжных заседателей либо вторжение в их профессиональную деятельность, существенно нарушающее принципы судопроизводства, закрепленные в законодательстве (всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств дела), осуществляемое для принятия судом такого приговора, решения или иного судебного акта, в котором заинтересовано виновное лицо. Вмешательство может выражаться, с одной стороны, в просьбах, уговорах, требованиях, советах, обещаниях оказать какие-либо услуги, непосредственно обращенных к судье, народному или присяжному заседателю, с другой – в неперсонифицированном воздействии на деятельность суда, например, путем физического или технического воспрепятствования работы суда. Однако, разглашение данных предварительного расследования или сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса, в целях воспрепятствования осуществлению правосудия и производству предварительного расследования следует квалифицировать по специальным уголовно-правовым нормам – ст. ст. 310 или 311 УК РФ соответственно, так как именно эти нормы регламентируют ответственность за подобные действия.

Такое воздействие может быть оказано также посредством средств массовой информации либо через третьих лиц – родственников знакомых, коллег и т.д. Для наличия рассматриваемого состава важным является то, что таким образом судья, народный или присяжный заседатель склоняется или понуждается к одностороннему рассмотрению дела, его разрешению в интересах виновного, потерпевшего или иных лиц.

Небезынтересным является мнение В. Мальцева, полагающего, что такое вмешательство возможно и форме создания судье неблагоприятных бытовых условий, посредством, например, многочисленных анонимных ночных звонков или подкупа соседей в целях проведения ими враждебных акций по отношению к судье[4]. Проблема квалификации здесь кроется в том, что действия по созданию неблагоприятных бытовых условий не всегда являются необходимым условием нарушения таких принципов судопроизводства как всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств дела, поэтому они, не обладая признаками вмешательства, не образуют объективной стороны рассматриваемого состава преступления[5].

Вместе с этим представляется, что простые просьбы заинтересованных лиц о вынесении, например, неправосудного приговора, не подпадают под признаки рассматриваемой уголовно-правовой нормы и по сути являются необоснованными заявлениями и жалобами граждан. В этой связи стоит согласиться с мнением В. Мальцева, что даже тогда, когда при этом оказывается достаточно серьезное психологическое воздействие на судью (в частности, мать преступника на протяжении длительного времени с одной и той же просьбой и мольбами встречает судью около двери подъезда его дома), можно говорить лишь об издержках судебной профессии[6].

В случае, если способом воздействия является угроза убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, либо их близких, содеянное должно быть квалифицировано по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 294 и 296 УК РФ.

Рассматривая содержание конститутивного признака состава преступления, предусмотренного ст. 294 УК РФ, нельзя не отметить встречающееся в литературе небезынтересное предложение о замене понятия «вмешательство» термином «неправомерное воздействие». Так, С. А. Денисов обосновывает данное предложение неопределенностью признака «вмешательство», проявляющееся в том, что вмешательство в процессе отправления правосудия и расследования уголовного дела может носить как правомерный, так и незаконный характер[7].

Преступление имеет формальный состав, и оно является оконченным с момента вмешательства в деятельность суда по рассмотрению конкретного дела независимо от того, привело ли это к вынесению неправосудного приговора или иного судебного решения или нет.

В качестве обязательного признака субъективной стороны в законе указана цель преступления – воспрепятствовать осуществлению правосудия. Отсутствие такой цели исключает ответственность по ст. 294 УК РФ. Посягательством охватывается вмешательство как с целью прекращения дела, оправдания, смягчения наказания, освобождения от исковых требований, так и, наоборот, с целью ужесточения ответственности и наказания, привлечения к ответственности других лиц, увеличения суммы взыскания. Необходимо только иметь в виду , что такое вмешательство будет преступным, если оно касается конкретного дела. Стремление путем воздействия на судью изменить карательную практику, судебную практику по отдельной категории уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях не образуют состава данного преступления.

Часть 2 ст. 294 УК РФ предусматривает ответственность за вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела.

Объективная сторона рассматриваемого преступления по признаку вмешательства по своему содержанию фактически тождественна вмешательству в деятельность правосудия. Надо лишь иметь в виду, что норма охватывает только уголовно процессуальную форму, поскольку вмешательство ограничивается рамками воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию (совокупности следственных действий и необходимо связанными с ними иными мероприятиями) дела. Следовательно, процессуальные закрепленные в законе формы воздействия являются правомерными способами поведения участников процесса и поэтому не образуют признаков состава преступления, предусмотренного как ч. 1, так и ч. 2 ст. 294 УК РФ.

Воздействие оказывается на прокурора, следователя или лицо, производящее дознание. Причем состав данного преступления при воздействии на прокурора будет только в том случае, если оно имело место либо в связи с осуществлением надзорных функций по конкретному расследуемому делу, либо с непосредственным его участием в расследовании дела, а не вообще из-за выполнения прокурорских обязанностей. То же самое относится к следователю и лицу, производящему дознание, касательно производства последними предварительного расследования. Поэтому вмешательство в деятельность следователя или лица, производящего дознание, например, по охране общественного порядка, не образует состава преступления, предусмотренного ст. 294 УК РФ. Ведомственная принадлежность указанных лиц значения не имеет.

Состав данного преступления сконструирован также по типу формального. Преступление считается оконченным с момента вмешательства в деятельность прокурора, следователя и лица, производящего дознание.

Преступления, предусмотренные ч. ч. 1 и 2 совершаются только путем действия. Сложно представить вмешательство в деятельность суда, прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в форме бездействия, так как в этом случае бездействие по существу представляет собой отказ от вмешательства, а именно – невмешательство и не охватывается признаками объективной стороны рассматриваемого преступления. Однако, в некоторых случаях лицо, обладающее специальными процессуальными признаками, способно причинить аналогичный вред интересам правосудия, создать реальные помехи либо осложнения для деятельности суда также в случае бездействия, например, отказом от дачи показаний, то есть путем невыполнения специальных требований процессуального законодательства. Такое поведение лица, а также иные деяния, совершаемые в форме действия и внешне напоминающие признаки вмешательства в деятельность суда, прокурора, следователя или лица, производящего дознание, с одной стороны, следует отличать от преступления, предусмотренного ст. 294 УК РФ, и квалифицировать по иным уголовно-правовым нормам, имеющим соответствующие признаки (в том числе признаки специального субъекта), – ст. ст. 298, 303, 304, 306, 308 УК РФ и др. С другой стороны, возможна ситуация, когда вмешательство осуществляется лицом, обладающим специальными признаками, указывающими на его служебное положение, путем невыполнения действий, которые оно обязано было совершить (например, секретарь суда утаивает важную для рассмотрения конкретного дела корреспонденцию). В этом случае весьма вероятно выполнение деяния, подпадающего под признаки ч. 3 ст. 294 УК РФ, в форме бездействия.

С субъективной стороны совершение этого преступления возможно лишь при наличии прямого умысла. В законе указана цель преступления, являющаяся обязательным признаком объективной стороны, – воспрепятствование всестороннему, полному и объективному расследованию.

В ч. 3 ст. 294 УК РФ в качестве квалифицирующего признака воспрепятствования как осуществлению правосудия, так и производству предварительного расследования указано использование лицом своего служебного положения.

Уголовную ответственность по ч. 3 ст. 294 УК РФ несет как должностное лицо, государственный служащий или служащий местного самоуправления, так и лицо, использующее свое служебное положение. Отсутствие в диспозиции части третьей дефиниции «должностное лицо» свидетельствует о том, что рассматриваемое вмешательство может быть совершено как должностными лицами, так и лицами, таковыми не являющимися, но в силу своей профессиональной деятельности непосредственно обеспечивающими осуществление правосудия или расследование по уголовным делам.

Под использованием служебного положения понимается совершение, в первую очередь, действий, вытекающих из служебной компетенции виновного, находящихся в рамках предоставленных ему прав и полномочий. Однако использование служебного положения следует признавать и тогда, когда должностное лицо воздействует на других лиц служебным авторитетом, использует личные связи и т.д. При этом вовсе не обязательно, чтобы это должностное лицо обладало по отношению к судье, прокурору, следователю или лицу, производящему дознание, прямыми властными полномочиями. Дополнительная квалификация действий должностного лица в таких случаях по ст. 285 УК РФ не требуется.

В силу специфики субъекта преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 294 УК РФ, вмешательство в деятельность суда или в расследование по делу с использованием лицом своего служебного положения по своим внешним проявлениям намного разнообразней вмешательства, указанного в ч. ч. 1 и 2 ст. 294 УК РФ. К типичным случаям такого посягательства можно отнести вмешательство в деятельность суда или в расследование по делу со стороны: 1) должностных лиц, осуществляющих властные полномочия на конкретной административной территории (например, главы администраций, депутаты различных уровней); 2) лиц, которым судьи, прокуроры, следователи и лица, производящие дознание, подчинены по службе; 3) лиц, которые в силу своего служебного положения имеют возможность ущемить законные интересы судьи, прокурора, следователя или лица, производящего дознание (например, начальник бюро технической инвентаризации, руководитель учебного заведения, подразделения пенсионного фонда); 4) лиц, которые в силу специальных полномочий могут собирать информацию или имеют доступ к информации, оглашение которой для указанных лиц нежелательно (например, работник ЗАГСа, располагающий сведениями о факте усыновления либо удочерения)[8].

Проведенный анализ отдельных аспектов квалификации воспрепятствования осуществлению правосудия и производству предварительного расследования и предложенные коррективы призваны проиллюстрировать мысль о необходимости изучения перспектив совершенствования диспозиции ст. 294 УК РФ путем конкретизации ее признаков, а также практики применения рассматриваемой нормы.

[1] Собрание законодательства РФ. 1997. № 1. Ст. 1.

[2] Собрание законодательства РФ. 1995. № 17. Ст. 1455.

[3] Собрание законодательства РФ. 1995. № 47. Ст. 4472.

[4] См.: Мальцев В. Ответственность за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования// Законность. 1997. № 12. С. 13.

[5] В данном случае задействованы концептуальные основы причинной связи, смысл которой не сводится лишь к ее установлению между общественным опасным деянием (причиной) и наступлением общественно опасных последствий (следствием) в преступлениях с так называемой материальной законодательной конструкцией состава. Поэтому, хотя преступление, предусмотренное ст. 294 УК РФ (и некоторыми другими в Главе 31 УК РФ), по своей законодательной конструкции относится к разряду формальных для его правильной квалификации необходимо также исследовать и устанавливать все признаки причинной связи в составе преступления (ведь причинная связь наличествует и вне рамок состава). В этом плане причинную связь можно определить как связь между определенным общественно опасным деянием (причиной) и наступившим вредным изменением (последствием) в структуре охраняемых общественных отношений, заключенных в объект преступления. При этом деяние во времени должно обязательно предшествовать изменению и с необходимостью его производить.

[6] См.: Мальцев В. Указ. соч. С. 13.

[7] Подробнее см.: Денисов С. А. Актуальные проблемы уголовной ответственности за преступления против правосудия: Автореф. дис… д-р юрид. наук Спб., Университет МВД России, 2002. С. 37.

[8] Подробнее см.: Мальцев В. Указ. соч. С. 14–15.

www.law.edu.ru

Смотрите так же:

  • Пособия на гемоглобин Все выплаты и пособия для беременных в России в 2018 году Всем беременным женщинам полагаются льготы и компенсации, независимо от того, работает ли она или нет. Финансовая помощь гарантируется государством, однако размер этой помощи […]
  • Постановление по удо 2018 Постановление по удо 2018 Более 30,8 млн. рублей задолженности по заработной плате погашено в результате принятых органами прокуратуры Вологодской области мер реагирования В действительности основные нормы законодательства Российской […]
  • Приказ минтруда от 11102012 310н Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 11 октября 2012 г. N 310н "Об утверждении Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы" (с изменениями и дополнениями) Приказ […]
  • Заявление по форме 14001 при выходе участника Как правильно заполнить форму р14001 при выходе участника и образец заполнения при смене учредителя? Все изменения данных о юридических и физических лицах, находящихся в обществе одной организации, необходимо регистрировать с помощью […]
  • Красота есть в ней залог успокоения Красота есть гармония; в ней залог успокоения… Добавить комментарий Тогда только очищается чувство, когда соприкасается. Тогда только очищается чувство, когда соприкасается с красотою высшей, с красотою идеала. Искусство есть такая […]
  • Понятие и виды закона в рб Понятие, признаки и виды законов Закон - это нормативный акт, принятый в особом порядке органом законодательной власти или референдумом, выражающий волю народа, обладающий высшей юридической силой и регулирующий наиболее важные […]