Экспертная оценка пособия

Методика экспертной оценки языка учебных пособий на основе корпусного подхода КАРАМНОВ Антон Сергеевич

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

КАРАМНОВ Антон Сергеевич. Методика экспертной оценки языка учебных пособий на основе корпусного подхода: диссертация . кандидата педагогических наук: 13.00.02 / КАРАМНОВ Антон Сергеевич;[Место защиты: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Тамбовский государственный университет им. Г.Р.Державина» http://www.tsutmb.ru/].- Тамбов, 2015.- 178 с.

Содержание к диссертации

Глава I. Экспертная оценка языка учебных пособий как лингводидактическая проблема 15

1.1. Экспертная оценка учебных пособий: современное состояние 15

1.2. Аспекты экспертной оценки языкового содержания учебных пособий на основе образовательных стандартов: обобщение отечественного и зарубежного опыта 35

1.3. Критерии экспертной оценки языкового содержания учебных пособий (на основе теории учебника) 58

Выводы по главе I 78

Глава II. Моделирование экспертной оценки языка учебных пособий 80

2.1. Лингводидактическая модель экспертной оценки языка учебных пособий 80

2.2. Опытная проверка методики экспертной оценки языка учебных пособий на основе корпусного подхода 106

2.3. Интерпретация результатов опытной проверки методики экспертной оценки языка учебных пособий на основе корпусного подхода 132

Выводы по главеП 142

Аспекты экспертной оценки языкового содержания учебных пособий на основе образовательных стандартов: обобщение отечественного и зарубежного опыта

Экспертное оценивание образовательной среды — это динамически развивающееся направление, которое характеризуется широкой областью применения. Экспертизе подвергаются учебники, учебные пособия и другие ресурсы перед тем, как стать неотъемлемым компонентом учебного процесса. Технологии экспертных оценок применяются при лицензировании образовательных учреждений, а также при аттестации педагогических работников. Экспертными функциями наделяются диссертационные советы, осуществляющие процедуру оценивания актуальности, научной новизны, теоретической и практической значимости исследований (Крулехт 2002).

Г.А. Мкртычян (2002) разделяет мнение о возрастающем значении экспертной деятельности в образовании и отмечает тенденцию к ее обособлению от традиционного вида профессиональной деятельности инспектора образовательной сферы. Д.А. Леонтьев и Г.В. Иванченко (2008) относят экспертизу, при всем многообразии ее трактовок, к методу научного познания, обращая внимание на то, что у нее есть ряд отличий от других способов познания. Так, по сравнению с собственно научными исследованиями, экспертиза ставит задачу прояснения реальности как таковой, в отличие от ориентации на получение нового знания. Кроме этого, экспертиза целиком не сводится к проверке и оценке, а также является менее технологичной, нормированной и стандартизованной, чем мониторинг. Отличается экспертиза и от классического эксперимента, так как не ставит своей целью вмешиваться в естественный ход событий, напротив, стремясь уменьшить подобное влияние.

В.А. Ясвин (2001) отмечает необходимость разработки аппарата формального описания экспертизы образовательной среды и предлагает использовать в этих целях систему параметров. Совокупность базовых параметров в этой системе составляют широта, интенсивность, модальность, степень осознаваемости и устойчивость.

Широта образовательной среды показывает, какие субъекты, объекты, процессы и явления в нее включены. Интенсивность образовательной среды определяется степенью ее наполненности различными условиями, влияниями и возможностями в совокупности с частотой их проявления. Модальность характеризует образовательную среду с качественной точки зрения, показывая степень выраженности того или иного показателя, а также степень использования учащимися учебных ресурсов. Так называемая осознаваемость образовательной среды является показателем включенности в нее всех субъектов образовательного процесса. Наконец, устойчивость образовательной среды позволяет судить о ее состоянии в диахронической перспективе.

Не углубляясь далее в описание комплекса измерений образовательной среды как сложной системы, отметим лишь, что кроме базовых параметров экспертизы образовательной среды В.А. Ясвин (2001) выделяет ряд параметров второго порядка, к которым относятся эмоциональность, обобщенность, доминантность, когерентность, принципиальность и активность. . Учебные пособия как объект экспертизы Учебные издания, являясь неотъемлемым компонентом образовательной среды, часто становятся объектами экспертизы. Учитывая тот факт, что создание учебного издания подразумевает расценивание его как системы знаний, дидактической системы и педагогической системы (Редакторская. 2002), экспертная оценка касается анализа всех этих компонентов.

До 12 ноября 2013 г. в России действовало Положение о порядке проведения экспертизы учебников, целью которого является обеспечение их качества и формирование федеральных перечней учебников. Согласно этому положению, «объектом экспертизы является учебное издание, содержащее систематическое изложение содержания учебного предмета» (Приказ. 2010).

После этого на основании Приказа Министерства образования и науки Российской Федерации № 1047 от 5 сентября 2013 г. оценка учебных изданий по английскому языку стала подразумевать проведение педагогической, научной и общественной экспертизы (Приказ. 2013).

В задачи педагогической экспертизы входит определение принадлежности учебника к завершенной предметной линии учебников, соответствия содержания учебника федеральному государственному образовательному стандарту, возрастным и психологическим особенностям учащихся, принадлежности издания к системе учебников, обеспечивающих преемственность изучения учебного предмета и к результатам освоения основной образовательной программы общего образования и так далее.

В процессе проведения научной экспертизы оценивается соответствие содержания учебника современным научным представлениям, где учитывается соответствующая ступень общего образования и требования федерального государственного образовательного стандарта, а также оценивается общий уровень научного содержания учебника, достаточность объема научных знаний, представленных в учебнике, и другие показатели.

В задачи общественной экспертизы учебников входит установление приемлемости использования издания в образовательном процессе, оценка качества учебника по критериям художественного оформления, цветового решения, эстетического восприятия, удобства использования и другим, а также определение того, насколько содержание учебника способствует развитию личности и созданию условий для самоопределения и социализации.

Проведением экспертизы учебников занимаются экспертные организации, в которые входят Российская академия наук, Российская академия образования и другие учреждения, действующие на основании своих уставов.

Проблематика экспертной оценки учебных пособий (в частности, по английскому языку) в теории и практике преподавания иностранных языков и культур заключается в текущей неопределенности в плане разграничения понятий «методика» и «лингводидактика» (Гальскова, Гез 2006; Ворожцова 2007; Крупченко 2007). В сфере экспертной оценки тематических учебных пособий эти термины также имеют неясное содержательное распределение. При этом особенно важным является соотношение методических и непосредственно языковых сторон содержания пособий, позволяющее выявить определенные признаки качества этих учебных изданий.

Критерии экспертной оценки языкового содержания учебных пособий (на основе теории учебника)

Изложенные выше концепции оценивания учебника иногда критикуется за свою объемность. Так, Т. Дадли-Эванс и М.С. Джон указывают на их недостаточную практичность в силу того, что оперировать двумя или тремя ключевыми критериями намного легче, чем всей системой категорий оценки сразу (Dudley-Evans, John 1998).

В добавление к этому, отмечается, что предлагаемые критерии оценки учебников и учебных пособий нередко оказываются привязанными к определенному педагогическому контексту, программе обучения, участникам образовательного процесса и не могут быть обобщены до той степени, когда они считаются общепринятыми, общеупотребительными и переносимыми с одного контекста на другой (Tomlinson, Masuhara 2004).

Еще одним аспектом критики традиционных критериев оценки учебных пособий выступает их недостаточная практичность (Mukundan, Ahour 2010). В частности, говорится о завышенных требованиях к экспертной квалификации для эффективной оценки учебных материалов по существующим критериям и трудоемкости всего процесса оценивания. Кроме того, некоторые критерии представляются трудными для понимания, недостаточно валидными или догматичными по своей сути.

Такое положение дел подталкивает исследователей к созданию альтернативных моделей оценки качества учебных пособий по иностранному языку. Так, Р. Эллис (2011) описывает достоинства ретроспективного оценивания учебных материалов, противопоставляя его прогностической оценке и утверждая, что это поможет учителям составить более реалистичную картину относительно качества и эффективности учебника и внести нужные модификации для оптимизации работы с ним в дальнейшем.

Еще один альтернативный путь включает комбинирование нескольких подходов к оценке учебных пособий. В данном случае не предполагается отказ от традиционной системы оценки бланкового формата с множеством различных критериев, но она дополняется практикой ведения рефлексивного журнала и использования программ автоматизированной обработки текстовых массивов (Mukundan 2006).

Кроме этого, предлагается использовать двухуровневую модель оценки учебников и учебных пособий (McGrath 2002; McDonough, Shaw 2003). К первому уровню относится оценивание эксплицитно выраженных элементов издания в свободном формате по данным на обложке и оборотной стороне книги, ее введению и содержанию. На втором уровне оценки происходит проверка соответствия заявленного автором содержания пособия действительности, включая цели и задачи программы обучения. На данном этапе должен осуществляться детальный анализ, по крайней мере, двух юнитов (модулей) учебника или пособия.

В целом поддерживая описанную выше проблему ограниченности существующих критериев оценки учебных пособий на основе теории учебника, некоторые исследователи обращаются к инструментам количественной оценки языкового содержания учебника как способам более объективного оценивания (Chuang, 1993; Yong, Shutang 2005; Wang 2006; Wang et al. 2009; Hsu 2009; Liu, Liu 2011). Отметим, что все эти исследования рассматривают языковое наполнение учебника или учебного пособия как языковой корпус.

Так, Ю. Чуэнг (1993) предлагает выделить частотность слов и их принадлежность к частям речи в качестве показателей, влияющих на усвоение лексики в учебных пособиях. Результаты его исследования показывают, что по средним арифметическим показателям учащиеся усваивают новые слова, встречающие в текстах на чтение несколько раз, лучше, чем те, которые возникают в текстах один раз. Кроме этого, было установлено, что учащиеся неодинаково усваивают слова разных частей речи. Глаголы представляют наибольшую трудность по сравнению с именами существительными и прилагательными.

Другие критерии оценки учебных пособий на основе их лингвистического содержания включают анализ языка на уровне словаря, синтаксиса и дискурса (Yong, Shutang 2005; Wang 2006; Wang et al. 2009). В словарном отношении предлагается выделить такие пункты, как количество новых слов, средняя длина новых слов, плотность новых слов, охват новых слов, их средняя повторяемость и лексическая сочетаемость. На уровне синтаксиса предлагается анализировать количество предложений, их среднюю длину и повторяемость грамматических конструкций. На уровне дискурса анализ может проводиться в отношении установления типов предложений и средней длины текста. В добавление к перечисленным критериям языковое содержание учебных пособий может анализироваться на предмет их удобочитаемости (Liu, Liu 2011).

У. Хсу (2009) предлагает проверять языковое содержание учебных пособий на предмет его соответствия разным лексическим минимумам, которые могут включать в себя как перечень общеупотребительной лексики, так и списки академической лексики и междисциплинарных слов.

Опытная проверка методики экспертной оценки языка учебных пособий на основе корпусного подхода

Остановимся теперь подробнее на средствах экспертной оценки языка учебных пособий на основе корпусного подхода. К первой группе средств относятся электронные устройства обработки информации: персональные компьютеры, ноутбуки, нетбуки, планшеты, смартфоны. Оговоримся, что наличие доступа к сети Интернет может быть при этом необязательным, так как работа может выполняться и стационарно.

Вторая группа средств включает в себя программное обеспечение, с ролью которого обычно справляется многофункциональный корпусный менеджер, программа управления языковым корпусом, дающая возможность пользователю быстро находить и извлекать нужную информацию из корпуса (Захаров 2005).

Продолжая описание лингводидактической модели, необходимо рассмотреть алгоритм проведения экспертной оценки языка учебных пособий на основе корпусного подхода, который состоит из пяти этапов.

На аналитическом этапе происходит анализ поставленного для выполнения задания по лингвистическому оцениванию учебного пособия или отдельного аспекта его языкового содержания, определяются необходимые средства и технологии оценки, а также формируется метаязык описания проблемной области.

На подготовительном этапе создается объектный корпус и необходимое количество референтных корпусов для их дальнейшего сопоставления.

В качестве объектного выступает непосредственно корпус учебника или учебного пособия. Рассмотрим подробнее принципы создания такого корпуса. Их можно разделить на содержательные и конструирующие.

Процесс построения корпуса учебника или учебного пособия по иностранному языку связан с проблемой выделения текста, который следует включить в его состав, поэтому здесь следует придерживаться нескольких содержательных принципов, среди которых можно выделить принцип целостности, принцип соответствия задаче анализа, а также принцип структурированности.

Принцип целостности учебно-методического комплекта заключается в ориентации на определенную категорию учебников и учебных пособий в соответствии с исследовательскими требованиями. Западные пособия,

-97 например, в основе своей организации имеют определенный набор тем, вокруг которых строится вся учебная деятельность, подбираются задания, «подгоняется» содержание и так далее. Языковое наполнение таких многоуровневых курсов (от элементарных до продвинутых) определяется прототипическим подходом (Ghsoon 2003). Это означает, что с переходом на каждый последующий уровень расширяется лексическое поле той или иной темы.

В соответствии с принципом целостности и руководствуясь поставленными в ходе исследования задачами, создаваемый корпус учебника или учебного пособия может включать в себя как содержание книг всей уровневой серии, так и отдельных частей. Если речь идет об анализе линейки УМК, то корпус может составляться как на основе каждой отдельной книги, так и учебников начального, среднего или старшего звена, а также всей линейки. Кроме того, может быть составлен корпус отдельных компонентов УМК (рабочей тетради, скриптов мультимедиа-приложений и т.д.) или всего комплекта.

Принцип соответствия задаче анализа ориентирует создателя корпуса на определение границ языкового пространства проблемной области, которое планируется отобразить в корпусе. При этом, исходя из цели и задач исследования, корпус учебника или учебного пособия может содержать все его текстовое наполнение, включая название самого издания и уроков, ссылки на словарные статьи, грамматический справочник и так далее, либо ограничиваться определенной выборкой данных.

Такая выборка может проводиться, например, по видам речевой деятельности, в результате чего будет сформирован корпус заданий и текстов на чтение, говорение, аудирование (включая аудио-скрипты), письмо. Другой критерий — выборка материала на предмет соответствия компонентам коммуникативной компетенции.

Принцип структурированности компонентного состава издания определяет такое направление стратегии создания языкового корпуса учебного пособия, которое ориентируется на компонентный состав книги. Структура учебника не раз рассматривалась в теории и практике обучения иностранным языкам, в частности в работах Д. Д. Зуева (1983), В.Г. Бейлинсона (1986), Э.Г. Гельфман, М.А. Холодной (2006).

Так, согласно указанному принципу, может быть смоделирован: а) корпус основного текста учебного пособия, который будет содержать материал, служащий ключевым источником учебной информации; б) корпус дополнительных текстов, который будет включать в себя материал подкрепляющего и углубляющего знания характера (например, тексты для домашнего чтения); в) корпус пояснительных текстов, объединяющий различные примеры, справки, примечания, словарные статьи и другой материал, призванный обеспечить более полное понимание и усвоение информации.

Кроме этого, здесь можно говорить и о построении корпуса учебных заданий (задач и упражнений), корпуса аппарата организации усвоения (АОУ) (заголовков, планов, параграфов, образцов, памяток, подписей к рисункам и схемам, рубрик типа «Progress Check» и т.п.) и корпуса аппарата ориентировки (АО) (предисловий, введений, оглавлений, рубрик, указателей и проч.).

Итак, содержательные принципы создания корпуса учебника или учебного пособия по иностранному языку подчеркивают идею целостности учебного материала в многоуровневых и линейных курсах, идею соответствия корпусного содержания конкретной задаче анализа, а также идею градуированной значимости структурных компонентов издания, исполняют роль ориентиров в планировании стратегии построения языкового корпуса.

Перейдем к конструирующим принципам, среди которых можно выделить принцип стилевой обусловленности, принцип репрезентативности выборки, принцип аутентичности, принцип анализируемости и принцип соблюдения авторских прав.

Интерпретация результатов опытной проверки методики экспертной оценки языка учебных пособий на основе корпусного подхода

Процентные данные диаграммы 2 позволили испытуемым установить, что треть корпуса учебного пособия составляла лексика, которая не входила в словарный состав ни одного из уровней лексического содержания обучения в соответствии с общеевропейской шкалой владения иностранным языком. На долю этого словарного блока приходились имена собственные, некоторые терминологические единицы, а также пласт менее частотной лексики.

По окончании описанных выше этапов количественного изучения проблемной области и качественного объяснения полученных результатов участники эксперимента приступили к этапу экспертной оценки лексического аспекта языкового содержания учебного пособия в соответствии с созданной лингводидактической моделью.

Так, в направлении изучения распределения слов по частям речи в корпусе учебного пособия испытуемые отметили довольно существенные расхождения между количеством имен существительных и других частей речи. Однако при этом они посчитали результаты по данному параметру удовлетворительными, так как «имена существительные более конкретны с семантической точки зрения, и ими легче овладеть», в то время как «система английского глагола очень сложна и представляет наибольшие трудности в плане усвоения». Это означало, что преобладание имен существительных в корпусе пособия было оправданным.

В направлении изучения средней длины слов в корпусе учебного пособия испытуемые также отмечали положительные стороны, указывая на то, что «для начального уровня односложные и двусложные слова полезнее и легче для восприятия, чем многосложные».

В направлении изучения охвата частотной лексики в корпусе учебника было выявлено, что учебное пособие, которое позиционировалось как соответствующее содержанию общеевропейских компетенций владения иностранным языком на уровне А1, покрывало лишь 70% соответствующей лексической выборки.

В направлении измерения плотности новых слов в корпусе пособия было сказано, что концентрация незнакомой лексики от одного модуля к другому показывало резкие колебания показателей, и хотя тенденция к ее снижению прослеживалась по мере приближения к последнему модулю, это происходило непоследовательно.

В направлении определения индекса повторяемости лексики в корпусе учебного пособия участники обучения указали на предельную величину, равную 63%. Руководствуясь данными исследований, которые устанавливали оптимальный индекс повторяемости лексики на уровне 95% (Laufer 1989), было установлено, что этот параметр реализован в учебном пособии в недостаточной степени.

В направлении определения степени повторяемости активного словаря в корпусе пособия испытуемые сделали выводы о том, что, во-первых, количество единиц лексики, предназначенной для продуктивного использования, сильно варьировалось от модуля к модулю (от 15 до 49), и во-вторых, только около 20% изученной лексики повторялось в последующем содержании корпуса учебного пособия.

В направлении проверки лексической наполненности корпуса пособия на предмет соответствия уровням владения иностранным языком участниками эксперимента было выявлено, что издание на 38% состояло из лексики, уровень которой был выше заявленного. Словарный состав, соответствующий уровню А1, соотносился лишь с 31% корпуса учебного пособия. Еще 31% составляла лексика, находящаяся за пределами содержания обучения, обозначенного для уровней А1-С2.

После интерпретации результатов проверки проблемной области, участники обучения обратились к формулированию выводов и рекомендаций по работе с пособием, среди которых отмечались следующие: унификация количества единиц активной лексики в модулях учебного пособия путем сокращения их списка за счет типов с минимальной повторяемостью; повышение показателя повторяемости активной лексики после ее первичного изучения в последующих модулях учебного пособия путем точечного добавления требуемых словарных единиц по тематическим областям. — увеличение словарной доли общеупотребительной лексики в корпусе пособия путем ее точечного добавления по тематическим областям за счет сокращения менее частотных единиц или разработки дополнительных материалов, содержание которых компенсирует недостаток нужной лексики; — более тесная интеграция тематики и содержания модулей учебника путем добавления общих сюжетных линий и повторяющегося контекста для использования словарных единиц; — сокращение малоупотребительной и редко повторяющейся лексики в пользу увеличения индекса повторяемости.

На этом завершалось занятие по обучению экспертной оценки лексического аспекта языкового содержания учебного пособия, которое послужило в данном исследовании иллюстрацией формирующего этапа обучения.

Отметим, что подобная процедура применялась в отношении всех аспектов языка учебных пособий, обозначенных в лингводидактической модели их экспертной оценки на основе корпусного подхода. По ходу каждого занятия во время аудиторных дискуссий осуществлялся регулярный мониторинг работы участников обучения в форме устных комментариев, замечаний и рекомендаций. После каждого занятия проводился текущий контроль знаний и умений в соответствии с принятыми и перечисленными на стадии диагностики критериальными показателями.

www.dslib.net

Экспертное заключение на учебные пособия, изданные в рамках образовательной системы «Школа 2100», серии «Свободный ум».

Факультет социальных наук
РГПУ им АИ Герцена

Заведующему кафедры
истории и теории социологии
А. В. Воронцову

Уважаемый Алексей Васильевич!

Просим организовать экспертизу учебников по чтению авторов Р. Н. Бунеева Е. В. Бунеевой Образовательной системы «Школа — 2100» в рамках компетентности специалистов вверенной Вам кафедры.

Данная экспертиза необходима в связи с рассмотрением обращений жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области по поводу плохого качества вышеуказанных учебников По мнению ряда заявителей, преподавание по учебникам РН Бунеева и Е В Бунеевой способствует разрушению традиционных семейных связей между детьми и их родителями, бабушками и дедушками, основанными на взаимной любви и доверии. Через обязательные уроки по чтению по методике Бунеевых детей неприметно обучают технике визуализации образов (например, во 2 классе — «младшего домового Афанасия и его дедушки»), формируют потребность в постоянном общении с «вызываемыми придуманными образами», а не с реальными старшими любящими родственниками. Обучение по учебникам Бунеевых способствует смешению реального и виртуального мироощущения у детей, их стремлению к мистицизму и оккультизму, смешению традиционных представлений о добре и зле. Оставляет желать лучшего видеоряд книг, который усиливает вышеуказанный отрицательный эффект.

Обращает на себя внимание не только странный авторский текст, так называемых, «собеседников и друзей» учащихся = «путеводителей по учебникам», но и странная подборка изучаемых литературных текстов, которая, мягко говоря, не направлена на формирование любви к родителям, к семье, к Отечеству.

Общественность различных регионов России обеспокоена тем, что обучение по вышеуказанным учебникам может отрицательно повлиять на социализацию маленьких россиян и их психосамотическое здоровье (особенно легко внушаемых детей) Опасность применения подобных образовательных систем связана с временной отсроченностью явного проявления негативных результатов личностного развития подрастающего поколения.

Исполнительный директор
ГОНО «Институт нравственности»
Е. Ф. Матвейчук

ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

на учебные пособия, изданные в рамках образовательной системы «Школа 2100», серии «Свободный ум», (авторы-составители Бунеев Р. Н., Бунеева Е. В.: «Год после детства. 6 класс. Литература. Учебник-хрестоматия»: В 2-х кн. 2-е изд., испр. М.: Баланс, 2005; «Путь к станции «Я». 7 класс. Литература. Учебник-хрестоматия. Кн. 2. 2-е изд., испр. и доп. М.: Баланс, 2005. 240 с; «Дом без стен. 8 класс. Учебник по литературе: В 2-х кн. 2-е изд., испр. и доп. М: Баланс, 2005.), выполненное на основании официального запроса депутата 4-го созыва (2007–2012 гг.) Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Егоровой Любови Ивановны (№ 803782–3 от 16 апреля 2008 г.)

Экспертная оценка пособий по литературе для средней школы не относится к компетенции представителей кафедры истории и теории социологии. По поводу формальных и содержательных требований и погрешностей можно высказать только общие предварительные соображения.

Материал плохо организован. Общая структура вполне понятна: отрывки из произведений классической литературы сгруппированы в крупные тематические разделы. Однако организация текстов внутри разделов вызывает недоумение. Возьмем для примера два из них из 2-й книги учебника-хрестоматии для 6-го класса, учитывая яркую социально-историческую направленность содержания. Раздел № 3 «Следы во времени» посвящен эпосу, к которому авторы-составители причисляют и мифы (См.: Кн.2, С.66 указанного учебника-хрестоматии). Сюда вошли следующие произведения или, преимущественно, их отрывки: русские («прионежские») былины «Вольга и Микула Селянинович», «Илья Муромец и Соловей-разбойник», башкирский эпос «Урал-батыр», карело-финская «Калевала», «Песнь о Гайавате» Г.Лонгфелло, «Легенды и мифы Древней Греции» Н.А. Куна, Одиссея« («Одиссей у циклопов») Гомера. Каковы принципы отбора, и каковы принципы расположения — остается неясным. Пришлось перебрать возможные критерии: хронологический, географический, сюжетно-проблемный, эмоционально-сенсипативный, типологический и многие другие, — но все равно авторские принципы выявить не удалось. Возможно, разгадка хранится в каких-то неизвестных нам методических пособиях авторов-составителей.

Аналогичные проблемы возникают при знакомстве со следующим разделом (№ 4: «Открывая мир вокруг…»), где мы встречаемся с отрывками и целыми прозаическими и поэтическими произведениями К.Г. Паустовского («Старик в станционном буфете»), И.С. Тургенева («Муму» и «Записки охотника. Бирюк»), Л.Н. Толстого («Севастополь в декабре месяце»), М.Ю. Лермонтова («Сон»), С.Гудзенко («Перед атакой»), Б.Ш.Окуджавы («До свидания, мальчики»), К.М. Симонова (»Жди меня«), М.Петровых («Апрель 1942 года»), Б.Слуцкого («Лошади в океане«), А.Грина («Четырнадцать футов»), О.Генри («Последний лист»), А.С.Пушкина («Выстрел» и «Дубровский»). Здесь хотя бы читателю задается вопрос: «…почему именно с этого произведения К.Г. Паустовского мы начинаем новый раздел. Какие мысли писателя заставили вас задуматься?» (Кн.2, С.68 указанного учебника-хрестоматии»). Однако в учебных заданиях разбор вопроса преимущественно сводится к разбору понятия «художественная деталь» (Там же, С.72).

Абсолютно неясно, почему пособия позиционируются как учебники-хрестоматии, а аналогичное по построению и содержанию пособие для 8-го класса — даже имеет подзаголовок: «учебник по литературе». Вряд ли современная «постмодернисткая» тенденция отказа от литературных жанров и издательских форм в пользу тематических текстов и парадигмально-проблемных дискурсов относится к произведениям, допускаемых к изданию Министерством образования и науки Российской Федерации. В данном случае перед нами типичные учебные хрестоматии, обычно выпускаемые в качестве приложения к конкретным учебникам и методическим пособиям для учителей. Если учебные задания как таковые, в целом, соответствуют жанру хрестоматии, то сопроводительные и пояснительные статьи не соотносятся, на наш взгляд, с этим жанром, не говоря уже об уровне учебника. Некие интермедии в форме диалога ребенка и взрослого (Вера — тетя Лена) и весьма «скромные» (на 0,5–1,5 страницы) итогово-обобщающие статьи к разделам не могут заменить полноценных вводных статей, а ведь хрестоматии для седьмого и восьмого классов лишены даже этого. По-видимому, авторы-составители считают школьников настолько «подкованными» в области анализа и интерпретации литературных текстов, что считают вполне достаточным ограничиться учебными вопросами, скромными комментариями со значительными лакунами и весьма краткими терминологическими или биографическими словарями (соответственно, пособия для 6,7-го и 8-го классов).

Впрочем, предоставим решение специальных вопросов профессионалам: анализ содержания литературоведам, а анализ дидактической составляющей — ученым-педагогам. Поэтому сосредоточимся на проблеме, соответствующей профилю нашей кафедры. Речь идет о формировании представлений у школьников об общественной жизни в целом, и об обществе, в частности.

Создатели образовательной системы и авторы-составители прекрасно понимают социальное «звучание» предлагаемых школьникам материалов. Недаром в сопроводительной инструкции («Как работать по учебнику») к пособию для 8-го класса отмечается: «Цель нашей Образовательной системы — помочь каждому научиться решать разные возникающие в его жизни задачи, проблемы, строить взаимоотношения с окружающими» (С. 3 указанного учебника). Но вот как реализуется эта цель?

Можно согласиться с автором запроса депутатом Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Л.И. Егоровой, ссылающейся на обращения жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области, что содержание пособий не направлено на формирование любви к родителям, семье, к Отечеству, а обучение по данным материалам может отрицательно повлиять на социализацию школьников. Причем подобное положение возникло, на наш взгляд, не из-за «злокозненной» мировоззренческой и/или социально-политической позиции авторов, а по причине низкого профессионального уровня последних.

Так, вся первая книга учебника-хрестоматии для 6-го класса посвящена традиционным фантастическим жанрам (Разделы № 1 «Пролетая над снами…» и № 2 «Сказки для взрослых»). Сложнейшие взаимоотношения «идеального» и «материального» сведены к весьма банальным и кратким рассуждениям о сходстве и непохожести реальной и воображаемой действительности, уникальности и типичности художественных миров (три абзаца, С. 151), о жизненной правде литературной сказки (четыре абзаца, С.235).

Аналогичная ситуация складывается в уже рассматриваемой второй книге пособия (Раздел № 3 «Следы во времени», раздел № 4 «Открывая мир вокруг…», раздел № 5 «Смеясь сквозь слезы…», приложение «Стихи из заветной тетради»). Два абзаца — о мифопоэтическом и эпическом мировоззрении (С.66), один абзац — о соотношении автора и героя художественного произведения (С. 186), а понятия «смешное» и «грустное» вообще в разъяснениях не нуждаются, школьник разберется сам, ознакомившись с текстами и учебными вопросами.

Первая книга учебника-хрестоматии нам представлена не была, так что сразу перейдем ко второй книге (Разделы: № 2 («Я и Я» (продолжение), № 3 «Я и другие», № 4 «Я и мир: вечное и преходящее»). Авторские комментарии (статейки «Подведем итоги» иначе не назовешь) становятся еще более «куцыми» (С.70: «Приемы создания характера литературного героя»; С.151: «Авторская позиция в оценке литературного героя»; С.248–249: «Лирический герой и автор лирического произведения»). Опять весь гуманитарно-социальный, да и художественный потенциал классических произведений школьник вынужден осваивать самостоятельно, опираясь на учебные вопросы.

В «учебнике» «Дом без стен» сопроводительные материалы к разделам сводятся только к вопросам и темам сочинений. Однако тон и уровень вводных и заключительных статей не меняется. Приведем две типических цитаты:

1) «Человечество шагает по векам. Что же успело оно за это время узнать о себе? И много и мало. Все зависит только от тебя. Чем больше знаний о Человеке ты сможешь почерпнуть из книг, тем легче тебе будет разобраться в других людях и в себе. Это твое знание не будет иметь государственных или национальных границ, потому что хоть мы — люди и разные, но в чем-то похожи друг на друга. Если ты научишься понимать Человека, то поймешь и мир, в котором живешь» («Вступление от авторов», Кн.1,С5);

2) «Надеемся, что теперь ты стал настоящим, вдумчивым читателем. Ты знаешь много литературных произведений, познакомился с талантливыми писателями, которые оказали влияние на развитие человеческой духовности и гуманизма. Думаем, многое из прочитанного нашло отклик в твоей душе, и может быть, ты стал ощущать себя частью духовного пространства. Хочется, чтобы привычка читать осталась с тобою на всю жизнь» («Письмо к читателю», С.214).

Заслуживает ли молодое поколение разговора в таком ключе? Чем данный «дискурс» отличается от столь критикуемых ныне нравоучений и назиданий дореволюционной и советской эпох? Могут ли рассуждения о любви к чтению быть стилистически неряшливыми? Вряд ли.

ВЫВОДЫ. Учебные пособия нуждаются в кардинальной переработке. Необходимо уточнить жанр (хрестоматия, учебник, учебник-хрестоматия) и в соответствии с авторским выбором разработать учебно-методическую составляющую (цели и задачи, пути и приемы их реализации, категориально-понятийный аппарат, номенклатуру разделов и способы организации материала внутри них). Только после решения этих принципиальных вопросов можно переходить к решению вопросов узко-дидактических.

Крайности либерально-индивидуалистического подхода н ичем не лучше крайностей социально-ориентированного и деятельностного подходов. На материалах такого уровня невозможно сформировать независимую, свободомыслящую личность. А незрелая личность вряд ли сможет эффективно адаптироваться к любой социальной среде, оказавшись изолированной и от жизни гражданского общества, и от всемирного творческого процесса.

  • Доктор философских наук, профессор, заслуженный работник высшей школы, заведующий кафедрой истории и теории социологии, факультета социальных наук Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена А.В. Воронцов
  • Доктор филологических наук (специальность — «Книговедение»), профессор кафедры истории и теории социологии РГПУ им. А.И. Герцена А.В. Шевцов

ansobor.ru

Смотрите так же:

  • Ипотека морских судов Ипотека морских судов, воздушных судов, космических объектов Абрамова Мария Викторовна Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время Уведомить о поступлении Диссертация - 480 руб., доставка 10 […]
  • Пенсия в 2013 году для работающих пенсионеров Индексацию пенсий некоторым работающим пенсионерам могут вернуть С такой законодательной инициативой 1 выступил депутат Госдумы Борис Резник. Планируется, что пенсия будет индексироваться тем пенсионерам, размер пенсии которых составляет […]
  • Сумма материнского капитала в 2017 году СМИ узнали размер материнского капитала в 2017 и 2018 году Размер материнского капитала составит 480 000 рублей в 2017 году и 505 000 рублей в 2018 году в случае продления программы маткапитала на два года, сообщила в четверг газета […]
  • Приказ министерства сельского хозяйства 345 Приказ Министерства сельского хозяйства РФ от 8 мая 2015 г. № 178 “О внесении изменений в приказ Минсельхоза России от 11 октября 2010 г. № 345 «Об утверждении формы и порядка ведения похозяйственных книг органами местного самоуправления […]
  • Расчет пенсии по инвалидности калькулятор Порядок расчета трудовой и страховой пенсии по инвалидности Порядок и пример расчета трудовой и страховой пенсии по инвалидности Трудовая пенсия по инвалидности выплачивается физическим лицам в качестве компенсации зарплаты либо прочего […]
  • Материнский капитал сколько можно снять денег Сколько в 2018 году можно снять денег с материнского капитала Федеральная программа по выплате материнского капитала была основана в 2007 году. В первый год женщины могли получить только 250 тысяч рублей. С 2007 года условия выдачи данной […]