Екатерину зиновьеву против правил

Все книги Зиновьева Екатерина «katirinka»

  • 2857
  • 0

Наследник трона и студентка Академии Магии, что может быть общего? В нем с самого детства воспитыва.

Пророчество Богов

Зиновьева Екатерина Любить — это больно Глава 1. Вся эта история началась не так давно, а т.

Любить — это больно

Зиновьева Екатерина Против правил Глава 1 Апрель. Самый замечательный месяц в году. В возду.

Против правил

Зиновьева Екатерина Давай поиграем? Глава 1 — Евгения, обещай мне, что ты не сядешь за рул.

Екатерина Зиновьева Прошлое рядом Глава 1 Кира Вот я и дома. Надо готовиться выходить на работ.

Прошлое рядом

Давай поиграем? Глава 1 — Евгения, обещай мне, что ты не сядешь за руль автомобиля, пока тебе не и.

Давай поиграем?

Зиновьева Екатерина Курортный роман 15 августа -Ты когда уезжаешь? — Восемнадцатого авгу.

Курортный роман

Зиновьева Екатерина Лучше поздно, чем никогда Глава 1 В квартире Александры Громовой вовсю шло приг.

Annotation Вторая книга из серии «Несмотря ни на что». Что делать если любимая девушка лю.

Лучше поздно, чем никогда

В жизни Артема, все было отлично, он всегда был в числе лидеров. До тех пор, пока в институт не по.

Иногда я фантазирую, что жизнь – это путешествие. А если я здесь еду в путешествие, то получается пу.

18+ странствий

Твоя, моя точки зрения

Повезло. наверное

Как быть, когда в твоей голове происходит одно, а в жизни совсем другое? Что если ты ошибаешься, ду.

Так бывает

Внимание! Сайт может содержать информацию, предна­значенную для лиц, дости­гших 18 лет.

© “Ридли”, 2018. Все права защищены.

Для связи с администратором сайта заполните форму:

Если Вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на этом сайте, и хотите прекратить его распространение, то мы будем рады оказать Вам содействие, удалив соответствующие ссылки. Для этого Вам необходимо заполнить эту форму:

readli.net

Против правил

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

Апрель. Самый замечательный месяц в году. В воздухе начинает пахнуть весной, а яркое солнышко повышает настроение с самого утра.

Люди ‘просыпаются’. Зачастую, на лицах прохожих можно увидеть улыбку; все рады, что ‘крепкие’ морозы остались далеко позади. Впереди лишь тепло, лето, долгожданный отпуск.

На улице, все чаще можно увидеть оголенные коленки девушек. Юные девушки и не только, после зимы снимают брюки и влезают в коротенькие юбочки. Глупенькие, ведь весна — это самое опасное время года. Обманчивое тепло, заставляющее менять теплые куртки на лёгонькие ветровки, а потом различные простудные заболевания и их многодневное лечение.

Перепрыгивая через очередную лужу на своем пути, Таня спешила домой.

Леонова Татьяна — девушка среднего роста, угловатое телосложение, как у не сформировавшегося подростка, короткие волосы мышиного цвета. Стандартная внешность, как и у большинства людей в городе. Она ничем не выделялась на фоне серой массы. Тогда почему следующее событие приключилось именно с ней? Ведь она всегда старалась не впутываться в авантюры. Этот вопрос Таня задавала себе много раз, но так и не смогла найти ответа.

Она спешила в то место, где сейчас мирно спал смысл ее жизни. Именно из-за него Татьяна заставляла себя подниматься по утрам и что-то делать. Из-за него однажды не опустила руки, а решила строить свою судьбу сама, ни на кого не полагаясь.

Его зовут Алексей. Ему четыре года, но он уже настоящий мужчина. Самостоятельный, умеющий отстаивать свое мнение не криком, а ‘конструктивным’ диалогом, вежливый и заботливый.

— Вот блин! — наступив в самый центр лужи, Таня раздосадовано ругнулась.

Ругая себя за ротозейство, она быстрым шагом направилась к подъезду.

Ее внимание привлекла въехавшая во двор черная машина, которая остановилась у детской площадки. Из салона вылезли два амбала, и не обращая ровным счетом на Таню никакого внимания, открыли багажник и вытащили оттуда мужское ‘тело’. Сгрузив пребывающего без сознания мужчину на лавочку, ‘мальчики’ забрались обратно в машину и уехали.

— Красота, — прошептала, ошарашенная эпизодом Татьяна.

Движимая непонятным порывом, она подошла ближе к мужику.

— Вот это да! — ‘разукрашенное’ лицо незнакомца оказалось все в кровоподтеках.

Передернув плечами от холодного ветра, она осмотрела одежду ‘несчастного’: джинсы футболка и. все не считая ботинок.

Поразмышляв минуту о том, что помочь мужчине, значит поступиться собственными правилами ‘ни во что не вмешиваться’, Таня махнула на все рукой.

— Я дура, но ведь и на улице пусть и весна, но еще ранняя, так что я, возможно, ему жизнь спасаю, — сделав такое умозаключение, она постаралась растолкать здорового спортивного телосложения мужика. Он что-то простонал и попытался приоткрыть заплывший глаз.

— Вы можете подняться?

Попытавшись сфокусироваться на постоянно ‘уплывающим’ в сторону лице ‘девочки’, мужчина тихо прохрипел:

— Маму или папу позови.

Таня резко выпрямилась и, вздернув бровь, насмешливо спросила:

— А чем я Вас не устраиваю?

— Вот это новость, — воскликнула ‘спасительница’, и нагнулась к разбитой физиономии мужчины. — И сколько мне, по Вашему мнению лет?

Кое-как вглядевшись в лицо девочки, мужчина смог заметить мудреный жизнью взгляд и морщинки в уголках глаз.

— Прости. те, — извинился он и попытался привести свое тело в вертикальное положение.

Таня поддерживала его под руку и помогала подняться.

Он сел и осмотрелся.

— А куда Вам надо?

— Я задал прямой вопрос и рассчитываю получить на него прямой ответ, — начал раздражаться мужчина, а Таня охнув отступила.

Мужчина притронулся к своему глазу и что-то зашипел, а точнее то, что при детях говорить не рекомендуется.

— Простите, а как Вас зовут?

Он ненадолго задумался, но обреченно ответил:

— Саша и давай уже перейдем на ‘ты’, — он не спрашивал, а приказывал, чего Таня совершенно не переносила в отношении себя.

Хмыкнув она ‘другими’ глазами оценила на кого ее скромная персона имела счастье нарваться.

‘Так, что я знаю об Артемьеве Александре? — задумалась Таня. — Тридцать четыре года. Бизнесмен. Холост. Любит французскую кухню и не переносит алкоголь’, — все это Таня знала из сплетен девушек — официанток, с которыми работала в одном ресторане. Александра всегда можно узнать по коронной фразе: прямой вопрос — прямой ответ. Вот она и узнала, потому что постоянно обслуживала стол, за которым привык сидеть Артемьев.

— О чем задумалась?

Татьяна вздрогнула и вынырнула из своих размышлений.

— Вам надо кому-нибудь позвонить, что бы Вас забрали отсюда.

Сашу начало потряхивать от холода.

— Ты видела, каким способом я сюда попал?

— Нет, — зачем-то соврала Таня и увидела, как в удовлетворенной усмешке дернулись уголки губ Александра.

— Мне некому звонить, — в свою очередь обманул Саша.

‘Ну да, конечно’, — фыркнула про себя Татьяна, но на ее лице не отразилось ни одной эмоции.

Глянув на часы, она отметила, что скоро должен проснуться сын и перевела взгляд на Александра. Она знала его уже больше года, он не знал о ее существовании до сегодняшнего дня.

— Идемте ко мне домой, там решим что делать, — вздохнув, Таня развернулась и направилась к подъезду.

Не без труда поднявшись и держась за отбитые ребра, Саша последовал вслед за женщиной- подростком.

‘Ну, суки, я еще выясню, чьими стараниями я попал в такой переплет’.

Нагнав Татьяну, он аккуратно поинтересовался:

— А ты одна живешь? У тебя проблем-то не будет, что ты незнакомого мужчину в дом привела?

booksonline.com.ua

Софка Зиновьев – потомок Екатерины Великой

Софка Зиновьев – писатель, автор книг «Красная принцесса», «Дом на Парадайз-стрит». Описание родословной Софки Зиновьев может занять сотни страниц. Она – потомок князя Юрия Долгорукого и Екатерины Великой. Книга «Красная принцесса» посвящена жизни ее бабушки, которую тоже звали Софка. Княгиня Софка Долгорукая в детстве играла с детьми царя Николая Второго, при дворе которого служили ее родственники. Графский род Бобринских начался от Алексея Григорьевича Бобринского (1762-1813), внебрачного сына императрицы Екатерины II и ее фаворита Григория Григорьевича Орлова. Екатерина Великая всю жизнь была окружена фаворитами. Среди них самыми известными были Григорий Орлов, Григорий Потемкин, Платон Зубов, Александр Ланской. После смерти мужа Петра III в 1762 году она планировала брак с Орловым, однако по советам приближенных отказалась от этой идеи. Император Павел I вскоре после восшествия на престол возвел своего сводного брата Алексея Григорьевича Бобринского, сына Екатерины и Орлова, в графское достоинство.

Праправнучка Алексея Софья Бобринская (светлейшая княгиня Волконская) была выдающейся женщиной своего времени. Она рано вышла замуж за князя Долгорукого, после окончания медицинского института работала в военных госпиталях и получила во время сербско-болгарской войны награду из рук сербского короля Петра I за работу в холерном лагере. Она была одной из первых в России женщин-автомобилисток, в начале 1910-х годов увлеклась авиацией и получила удостоверение пилота. Во время Первой мировой войны ей отказали в службе в военной авиации, и княгиня Долгорукая ушла на фронт сестрой милосердия. И только весной 1917 года премьер-министр Временного правительства Керенский официально разрешил женщинам служить в армии. Софья Долгорукая совершила несколько боевых вылетов на разведку в качестве наблюдателя. После революции уехала в Англию, но в 1921 году возвратилась в Москву, чтобы вызволить из тюрьмы своего мужа князя Волконского, и уже вместе с ним вернулась в Лондон.

Ее дочь Софья (Софка) Скипуит, бабушка Софки Зиновьев, которой и посвящена книга «Красная принцесса», во время Второй мировой войны была арестована в Париже нацистами. С большим трудом ее удалось вызволить из лагеря, и она вернулась в Лондон. Тогда же ей удалось спасти еврейского ребенка, тайно передав его представителю Красного Креста. Спустя много лет за этот подвиг Софья Скипуит была посмертно награждена премьер-министром Англии Гордоном Брауном медалью «За службу во имя человечности». Несмотря на свое графское происхождение, Софка была убежденной коммунисткой. В 1931 году она вышла замуж за Льва Зиновьева, тоже русского аристократа, отец которого был депутатом 4-й Государственной думы и дипломированным английским инженером. Сын Льва и Софьи, Петр Зиновьев, получил степень доктора геологии в Оксфорде, но его призванием была электронная музыка. Он основал организацию под названием «Unit Delta Plus», ими был создан синтезатор EMS.

Софка – это ваше настоящее имя?

Да, но когда я была в России, то все называли меня Софья Петровна. Мою бабушку тоже звали Софка, что уже странно, ведь она родилась в России. Меня назвали в ее честь.

В детстве вы проводили с ней много времени? Она рассказывала вам о родственниках?

Да, мы были очень близки. Она рассказывала мне о них, но мы не столько разбирали семейное древо, сколько разглядывали чудесные фотографии. Я помню, как смотрела на фото ее деда князя Долгорукого, который был одет в чудной наряд – он собирался на бал-маскарад в Зимний дворец.

Эти Долгорукие – потомки Юрия Долгорукого, основателя Москвы?

Ваша бабушка говорила вам о другой семейной ветви – семье Бобринских?

Да, Софкина мама, Софья, была родом из этой семьи. Она была интересным персонажем – стала доктором и скорее всего первой женщиной-пилотом в России. Бобринские были семьей просвещенной, широких взглядов, в то время как Долгорукие придерживались формальностей. Поведение Софьи вышло за рамки того, что ожидалось от молодой женщины. Она в 18 лет вышла замуж. Брак дал ей свободу. Ей было неинтересно появляться при дворе в красивых платьях. Она всегда одевалась просто – носила длинную юбку и блузку. Она научилась водить машину и вообще была очень эмансипирована, что было необычно для женщины ее социального статуса. Софка больше жила с Долгорукими – домашний распорядок было очень формален, день был организован до мелочей. Отец Софки в свое время развелся и женился на певице-цыганке, что вызвало большой скандал. Союз князя и певицы был немыслим! Скорее всего Софка унаследовала бунтарский характер от отца!

Жизнь Софьи после революции нельзя назвать легкой…

Она вернулась в Россию, чтобы спасти своего второго мужа, князя Волконского. Это было очень опасно. К счастью, ей помог Максим Горький и другие люди со связями. Она была везучей и очень сильной – пешком шла из Таллина, замаскированная под учительницу. В дороге у нее украли все вещи. Жилье ей предоставила Анна Ахматова – это была комната в Доме художников, которая Ахматовой была не нужна. Софья (прабабушка) и Софка (бабушка) обе написали книги: Софья – «Горький путь», Софка – «Софка: автобиография принцессы». В свою книгу «Красная принцесса» я включила многие детали, о которых Софка не упомянула.

Ваша бабушка Софка говорила по-русски – а как насчет ваших родителей?

Папа по-русски говорил плохо. Его воспитали дедушка и бабушка по отцовской линии, Зиновьевы, которые говорили с ним на не очень хорошем английском, с акцентом. От этого пострадал и его русский. Их сын, Кирилл Зиновьев, брат отца, которому сейчас 101 год, помог мне в написании книги. Он до сих пор отличается острым умом. По его воспоминаниям, в детстве во время прогулки по Санкт-Петербургу няня как-то показала ему на бородача в карете – это был Распутин. Кирилл шутит, что прожил от «Распутина до Путина». Его семья ненавидела Софку за плохое поведение, за то, что была коммунисткой, что крутила любовные романы, не была хорошей женой. Во мне шла внутренняя борьба между желанием понять его точку зрения и любовью к ней. Иногда я чувствую, что в какой-то степени ее защищаю. Но если подумать, то в то время, в 30-е годы, люди высшего класса имели нянек и гувернанток, с которыми оставляли своих детей, отправляясь в длительные поездки. Так что мы не можем применять к ней нормы воспитания детей, принятые сегодня. Но я думаю, что была в ней сторона характера, которая жаждала этих захватывающих путешествий, любовных романов, работы над книгами, и если дети находились под присмотром, то она была вполне довольна. Я поняла, что в жизни все не только или белое, или черное. Люди – сложные существа, что-то в них нам нравится, а что-то отталкивает. Может быть, тот факт, что она – моя бабушка, а не мама, позволил мне четко увидеть ее недостатки, в то же время позволяя оценить достоинства.

У всех женщин в вашем роду были сложные семейные отношения. Разводы Софьи и Софки, вашей мамы, оказали большое влияние на детей в семьях. Софка была замужем трижды, и ее детей воспитывала мама мужа. Вам было тяжело во время развода родителей?

Да, я осталась с отцом. Я быстро повзрослела. В случае со своими дочерями я поступаю наоборот – постоянно опекаю их, что, наверное, тоже не очень хорошо. Я до сих пор замужем, моим дочерям сейчас 16 и 19 лет, так что, может быть, я разрушила эту цепочку неблагополучных браков.

По линии отца ваши родственники – Волконские и Долгорукие, по линии матери тоже есть интересные личности и некоторые эпизоды истории касаются лорда Бернеса?

Это была экстраординарная история для того времени! Лорд Бернес был композитором, писателем, который жил красочной и активной светской жизнью в 1930-е. К тому же он был геем. С ним жил молодой человек, которого все звали «сумасшедший парень». Так вот в один день этот парень собрался и женился. Это был мой дедушка Роберт, и стали они все жить в красивом доме в Оксфордшире, там родилась моя мама Виктория. В этой истории завязаны такие люди, как Стравинский, Сальвадор Дали, люди из высшего английского общества, например, фотограф Сесиль Битон, – если бы эти стены его замка могли говорить! Я рассказываю о том, что там происходило, в новой книге c рабочим названием «Lord Berners, Mad Boy, My Grandmother and Me…» Я познакомилась с дедушкой Робертом, когда мне было уже 17 лет. Мы подружились. Я унаследовала дом лорда Бернеса в возрасте 25 лет, что было большим шоком – он не хотел передавать его матери. Сейчас он сдается в аренду.

Каковы были отношения мамы с ее отцом Робертом?

Они не ладили, но она сильно любила маму. Наверное, для нее оставалось загадкой, почему эти люди поженились. Но дело происходило во время Второй мировой войны, люди делали сумасшедшие вещи, зная, что в любой момент могут умереть. Они обладали необузданным темпераментом, вели жизнь, полную приключений, заводили романы, были завсегдатаями ночных клубов.

Что мама думает о вашей последней книге?

Она очень меня поддерживает. Для нее эти истории –
источник страданий, которые тянутся всю жизнь. А я, как представитель другого поколения, даже в этих трагедиях вижу комедию. К тому же времена изменились – в 30-е годы люди знали о гомосексуализме, но вслух об этом не говорили ни слова.

Чем занимается ваш муж?

Vassilis Papadimitriou – грек, занимается политикой. Он советник лидера греческой Социалистической партии Джорджа Папандреу. После окончания Кембриджа, где я изучала греческий и диссертации, я решила поехать в Москву, меня интересовали мои русские корни. Я писала статьи о греках в Советском Союзе – о тех греках, которые впервые хотели приехать на историческую родину. Я хотела взять интервью у консула Греции, но он не пришел на встречу. Вассилис, мой будущий муж, тогда работал в посольстве Греции. Он заметил, как я растерянно бродила по двору посольства. Я переехала с ним в Россию, мы поженились, затем уехали в Италию. Я брала уроки русского языка в Москве, и хотя так и не научилась свободно говорить, могла объясняться.

Ваши дочери считают себя англичанками, русскими или гречанками?

Если ответить кратко, то они наполовину англичанки и наполовину гречанки. Их родной язык – английский, но по культуре они чувствуют себя гречанками. По крови они на четверть русские. В детстве я, кстати, читала им русские сказки.

И чем они будут заниматься в будущем?

Старшей 19 лет, она занимается музыкой – учится в Гилфорде по классу электрогитары, в сентябре переедет в Лондон.

Она не унаследовала музыкальные гены от вашего отца?

Наверное, он ведь был изобретателем синтезатора и вроде бы первым человеком в Англии, у которого дома появился персональный компьютер. В 60-е годы он построил дома музыкальную студию и работал с поп-музыкантами Полом Маккартни, Дэвидом Боуи и некоторыми авангардными композиторами. Младшая дочь разрывается между рисованием и политикой, надеется получить степень, которая соединит в себе оба направления. Где – она еще не решила.

Что ваш муж думает о ситуации в Греции?

Он по натуре оптимист, надеется, что Греция найдет выход из кризиса, заново отстроит экономику. Это случится, если у молодого поколения будут иные жизненные стандарты. Давайте не забывать о том, что демократия – новое явление для современной Греции. До 80-х здесь правила военная диктатура. Перемены не могут произойти за одну ночь. Можно здесь провести параллели с Россией.

Изучая историю вашей семьи, я подумала, что это потрясающая история для многосерийного фильма, ничуть не менее увлекательная, чем «Аббатство Даунтон»?

Я всегда чувствовала, что по мотивам жизни моих родственников можно снять кино. В моей книге «Красная принцесса» есть много сцен, которые прекрасно подошли бы для экранизации. Мне кажется, такие экстремальные личности прекрасно подходят для жизни на большом экране.

О чем ваша новая книга?

Она называется «Дом на Парадайз-стрит». Это первый мой роман. Ее героиня Антигона – гречанка, член движения сопротивления против нацистов во время Второй мировой войны. После гражданской войны в Греции, она вынуждена оставить своего 3-летнего сына. Она отправляется в Россию, как это случилось со многими партизанами во время войны, и возвращается через 60 лет на похороны своего сына. Это история о любви и потерях, о политических убеждениях и семьях, о Греции и Европе.

Среди лауреатов премии Rolex – русский эколог

newstyle-mag.com

Игры русского престола. Часть 3.

Екатерина пышно отметила свое восшествие на трон. Все причастные к «петергофской революции» — так в окружении императрицы именовали переворот — были осыпаны деньгами, титулами и прочими знаками царской милости. Как подсчитали историки, Екатерина для награждения своих сторонников истратила огромное состояние: 186 тысяч рублей и 15 тысяч крепостных крестьян.

Разумеется, самый жирный кусок этого пирога достался Орловым — все братья были пожалованы графскими титулами, и каждый из них получил «для прокорма» земли и по восемьсот душ крепостных крестьян. Сам Григорий Орлов получил орден св. Александра Невского, чин камергера и генерал-адъютанта. Император Франц I Габсбург дал ему титул Князя Священной римской империи — иИ бывший поручик тут же стал вести себя как будущий император — тем более, что вопрос о его свадьбе с императрицей уже казался решенным, а сама Екатерина, уже ни от кого не скрываясь, была беременна вторым ребенком от Орлова (правда, младенец родился мертвым). Французский посланник Беранже писал: «Чем более я присматриваюсь к господину Орлову, тем более убеждаюсь, что ему недостает только титула императора. Он держит себя с императрицей так непринужденно, что поражает всех, говорят, что никто не помнит ничего подобного ни в одном государстве со времени учреждения монархии. Не признавая никакого этикета, он позволял себе в присутствии всех такие вольности с императрицей, каких в приличном обществе уважающая себя куртизанка не позволит своему любовнику.»

Но планы Орловых совершенно не устраивали Панина. Не нужно было обладать даром пророка, что бы понять, что Григорий Орлов первым делом постарается избавиться от наследника Павла Петровича и передать престол своему сыну. А это значит, что и после «революции» его воспитаннику вновь грозила вечная тюрьма.

И поэтому Панин был обязан во что бы то ни стало остановить Орлова и разрушить их союз с императрицей.

Он, собственно, и не скрывал своих замыслов. Когда на очередном заседании Государственного совета Екатерина II словно случайно заговорила о подготовке свадьбы, граф Панин, резко выпрямившись в своем роскошном кресле, твердо и негромко произнес:

— Императрица может поступать, как ей угодно, но госпожа Орлова никогда не будет императрицей российской.

Повисла пауза. Все прятали глаза – до сих пор никто и никогда не смел подобным тоном разговаривать с императрицей. Но все знали, что мягкий и улыбчивый Панин не будет бросать слов на ветер. Тем более, что после «революции» именно в руках Панина были сосредоточены все рычаги управления империей – от вновь учрежденной Тайной канцелярии до министерства иностранных дел. Так что, дело принимало самый серьезный оборот.

И Екатерина отменила свадьбу, даже не посмев возразить.

Орлов в бешенстве крушил мебель, но понимал, что одной силой и гвардейской удалью Панина не возьмешь. Тут требовалось нечто иное, чем умение руками гнуть подковы. И тогда Орловы привлекли к делу престарелого интригана графа Бестужева-Рюмина, пообещав ему за свержение Панина вернуть пост канцлера.

Но Панин решил сыграть на опережение и первым запустил многоходовую интригу. Итак, он представил императрице проект манифеста о реформировании реформирования монархии по шведскому образцу. В частности, Никита Иванович предлагал учредить Императорский Совет – высший орган власти, куда вошли бы шесть – восемь высших сановников и министров, которые утверждали бы все самые важные решения; причем, императрица без предварительного одобрения большинства членов совета не имела бы права подписать ни одного ключевого указа. Екатерина II уже была готова подписать манифест, но Орлов с Бестужевым, как и следовало ожидать, убедили императрицу отвергнуть проект реформы — дескать, ваше величество, этот Панин хочет лишь отнять у вас власть, а потом посмеется над вами. И бумага с манифестом полетела в камин.

Неискушенный Орлов даже не понял, что именно на это Панин и рассчитывал: фаворит императрицы разом настроил против себя всех чиновников и царедворцев. Российская бюрократия, привыкшая к стабильному режиму правления Елизаветы Петровны, и в самом деле была бы не прочь ограничить власть непредсказуемой и своенравной немецкой принцессы, которая к тому же не имела никакого опыта в государственных делах. И теперь все чиновники мечтали убрать из дворца эту клику гвардейских солдафонов в нечищеных сапогах.

Далее Панин перешел к дискредитации Орловых в глазах самой императрицы, что было весьма трудным предприятием. Дело в том, что стремительное возвысившиеся Орловы моментально нажили себе множество врагов и завистников. Хватало и тех, кто считал себя несправедливо обойденным при раздаче наград за «петергофскую революцию» — одним из них был камер-юнкер Федор Хитрово, который начал строить планы по убийству братьев Орловых. Камергеры Михаил Ласунский и Александр Рославлев, вовлеченные в заговор, согласились с Хитрово в том, что всех Орловых следует истребить, и что «Григорий Орлов глуп; но больше всего делает брат его Алексей: он великий плут и всему делу причиной».

А вот камер-юнкер князь Иван Несвижский после разговора с Хитрово сразу же настрочил донос на Хитрово, и заговор тут же и закончился. Впрочем, поскольку никаких действий, помимо опасных разговоров, камер-юнкер не предпринимал, Хитрово отделался легким испугом: Екатерина выслала Федора в родовое имение, да и остальные заговорщики отделались не более строгими наказаниями, получив строгое предписание, хранить всё дело в тайне.

Но с тех пор Екатерина и слушать не хотела ничего дурного о своем любимом, полая что все эти злые сплетни распускают завистники.

Панину неожиданно «помог» сам Григорий Орлов, который во время одного из балов принялся смеяться над незадачливым камер-юнкером Хитрово и стал хвастаться о своей популярности в гвардии.

— Ну что за дурак этот Федька! – запальчиво кричал он. — Да мне хватило бы и месяца, чтобы устроить новый переворот!

Потрясенные слушатели, разумеется, тут же передали эти слова Екатерине.

Ну что ж, переворот так переворот. Панину оставалось лишь придумать «заговор» и свалить все на ослепленных алчностью гвардейцев.

И Панин вновь вспомнил о несчастном Иване Антоновиче, который после гибели Петра III был вновь водворен в свои «апартаменты» в Шлиссельбургской крепости. Идея заговора лежала на поверхности: действительно, почему бы господам гвардейцам не утроить новой «революции» в пользу государя Ивана VI, который, несмотря на свое явное слабоумие, имел на трон ничуть не меньше прав, нежели сама Екатерина? К тому же, если подумать, то душевнобольной Иван был бы для Орловых куда более удобным императором – по крайней мере, он будет тихо сидеть во дворце и ни во что не вмешиваться, пока страной будут править гвардейцы.

Вскоре нашелся и идеальный исполнитель для «заговора»: Василий Мирович, 24-летний подпоручик Смоленского пехотного полка, солдаты которого и несли службу в Шлиссельбургской крепости в качестве гарнизонной команды.

Казалось, сама судьба толкала этого человека в пропасть. Когда-то Мировичи были самыми богатыми людьми на Украине, но потом его дед – гетман Федор Мирович — примкнул к украинскому гетману Мазепе. Естественно, добром это не кончилось. Петр I приказал конфисковать все имения «предателя», а его жену с детьми выслал на вечное поселение в Тобольск (сам Федор Мирович успел сбежать в Польшу). При императрице Анне Иоанновне семью Мировичей частично реабилитировали – в частности, она разрешила сыновьям беглого гетмана вернуться в Петербург, где они за короткий срок сделали неплохую карьеру. Так, старший Пётр служил секретарём царевны Елизаветы Петровны, а младший Яков устроился в канцелярию польского посланника графа Потоцкого. Братья уже мечтали о возвращении принадлежавших им земель, но тут при дворе стала раскручиваться интрига против царевны Елизаветы. В конечном итоге, как мы знаем, победила Елизавета, сославшая свою соперницу Анну Леопольдовну к самому полярному кругу, но эти политические баталии едва не стоили Мировичам жизни. Оба брата были обвинены в шпионаже и отправлены обратно в Тобольск. Там и родился Василий Яковлевич Мирович – «бунтовщик, сын и внук бунтовщиков», столь же одержимый идеей вернуть поместья. Ради этого он был готов практически на все. Оказавшись в Петербурге, он писал челобитные к императрице, но каждый раз ему отвечали отказом. Он пробовал было заручиться поддержкой у своего земляка Кирилла Разумовского, но и тот послал его прочь. В конце концов, как много лет спустя вспоминала княгиня Дашкова, Мирович обратился за помощью к генералу Петру Панину и даже стал частым гостем в его доме. Несомненно, в один из таких визитов он и познакомился с всемогущим Никитой Паниным, который и пообещал поручику решить его вопрос — в обмен за одну тайную услугу. Нужно было лишь «сделать то, что и Орловы сделали».

И подпоручик согласился. В ночь с 4 на 5 июля 1764 года Мирович, дежуривший начальником караула Шлиссельбургской крепости, поднял восстание. Преданные ему солдаты арестовали коменданта, закрыли ворота и пошли на штурм внутренней тюрьмы, где содержался Иван Антонович. Завязалась перестрелка, и тогда Мирович приказал выстрелить по воротам тюрьмы из небольшой пушки. Это и решило дело – охрана, побросав оружие, пропустила восставших в покои «колодника Григория».

Но Мирович опоздал. Как выяснилось, Ивана Антоновича охраняли не только тюремные надзиратели, но и два приставленных к нему офицера: прапорщик Власьев и подпоручик Чекин, которые получили от Панина секретную инструкцию: «Буде ж сверх нашего чаяния, кто б отважился арестанта у вас отнять, в таком случае противится сколько можно и арестанта живого в руки не отдавать».

Так что, как только во дворе крепости грянули первые выстрелы, Власьев и Чекин тут же бросились исполнять приказ начальства. Сцена убийства была ужасной. Иван Антонович, также разбуженный выстрелами, отчаянно защищался от наседавших на него офицеров. Он даже умудрился порезанными руками сломать одному из убийц шпагу, но другой в этот момент ударил его в спину.

В итоге ворвавшиеся в камеру солдаты увидели лишь бездыханное тело на полу, залитом кровью. В итоге Мирович и все его сообщники были вынуждены сложить оружие и сдаться на милость коменданта. Ареста и допросов он, судя по всему, нисколько не боялся – ведь за его спиной стоял сам начальник Тайной канцелярии.

На первом же допросе Мирович выдал тщательно продуманное признание: дескать, после восстания в Шлиссельбурге он планировал тайно переправить Ивана Антоновича в столицу и поднять восстание армейских полков против «немецкой царицы». Заранее уже были подготовлены манифесты от имени нового царя, разработан план штурма Зимнего дворца. Особенно же поразило Екатерину, как точно Мирович рассчитал время для «революции» – еще в середине июня она со всеми придворными покинула Петербург и отправилась в давно запланированную поездку по Прибалтике. То есть, если бы план поручика увенчался успехом, то к тому моменту, когда бы она узнала о перевороте, в столице все было бы уже давно закончено.

Конечно, тут же возникли вопросы о сообщниках – ясно же, что Мирович никак не мог рассчитывать, что ему удастся в одиночку провернуть весь переворот. Кроме того, следователям очень хотелось понять, откуда поручик вообще смог узнать о существовании Ивана Антоновича? За два десятилетия, прошедших с переворота, Елизавета Петровна постаралась уничтожить все, что было хоть как-то связано с именем малолетнего императора, были сожжены все книги и архивные указы. Истории известны случаи, когда на каторгу отправлялись чиновники только за то, что они вовремя не уничтожили бумаг с титулом Ивана VI. Никто не должен был знать, что свергнутый император жив, а уж о месте заключения «безымянного колодника» знал лишь самый узкий круг придворных, которых можно было бы сосчитать на пальцах.

Но тут Мирович проявил потрясающее упорство – как его ни пытали, он не выдал следствию ни одного человека, за исключением лишь своего приятеля – некоего Аполлона Ушакова, поручика Великолуцкого пехотного полка, также расквартированного в Петербурге.

Но именно фигура Ушакова и была ключом ко всему заговору. Дело в том, что Аполлон Ушаков служил адъютантом генерал-аншефа Михаила Никитича Волконского, командовавшего корпусом русской армии на западных границах империи. А князь Волконский был родным племянником бывшего канцлера Бестужева-Рюмина, который, в свою очередь, был тесно связан с братьями Орловыми. Да и самого Ушакова не раз видели в пьяной кампании гвардейцев, вываливавшихся из ночного трактира. Словом, как только Мирович назвал фамилию Ушакова, так сразу же все и прояснилось.

Правда, проверить показания Мировича было уже невозможно – как раз накануне мятежа поручик Ушаков погиб при весьма странных обстоятельствах. Его вместе с курьером Новичковым отправили в ставку Волконского под Смоленском – требовалось срочно доставить генералу 15 тысяч рублей серебром. Как рассказал Новичков, где-то возле города Порхов поручик Ушаков серьезно заболел лихорадкой и буквально свалился с ног. В итоге казну к генералу повез один Новичков, оставивший Ушакова в бессознательном состоянии какой-то крестьянской избе. А через несколько дней труп Ушакова с проломленной головой нашли в реке Шелонь. Но расследования о смерти поручика решили не проводить, сославшись на несчастный случай. Дескать, пошел поручик погулять по берегу, да поскользнулся случайно, упал в воду и ударился головой о камушек.

Интересное совпадение: примерно в то же время скончался и другой адъютант князя Волконского – 28-летний князь Михаил Дашков – супруг Екатерины Дашковой. Потрясенной княгине объявили, что князь умер от какой-то «лихорадки». Что ж, похоже, кто-то старательно «рубил концы» этого мнимого заговора.

«Дело Мировича» старалась замять и сама императрица Екатерина, спешно вернувшаяся из Риги. Видимо, она всерьез опасалась, что от Ушакова нити заговора могут привести в ее самое ближайшее окружение. При дворе, как вспоминала княгиня Дашкова, и так уже пошли разговоры, что этот дерзкий поручик как две капли воды был похож на ее фаворита: «В человеке без воспитания, надменном своим невежеством и неспособном даже оценить последствия своего предприятия, трудно было не узнать развернутую характеристику Григория Орлова». Теперь императрица и сама убедилась, несколько было опасно приближать к трону всех этих беспринципных и алчных солдафонов, жаждавших только удовлетворения своих.

Но Екатерина предпочла сделать вид, что на самом деле ничего не произошло. По повелению императрицы расследование «заговора» было прекращено, а Мирович объявлен «сумасшедшим одиночкой». Что ж, логика императрицы понятна. Да, пусть Орловы будут хоть трижды подозреваемы в заговоре, но лучше уж вообще не выносить сор из избы. Екатерина решила сама быть судьей для Орлова, чем допустить, что их личные взаимоотношения могут стать предметом для осуждения чиновников Тайной канцелярии.

Панин так или иначе добился своего: вскоре после «заговора Мировича» Екатерина начала операцию «по равноудалению» фаворитов – настолько осторожную, что никто и не мог заподозрить подвоха.

Итак, в том же 1764 году Бестужев-Рюмин был уволен со службы. Старший Иван Орлов был отправлен подальше из столицы –императрица подарила ему богатые поволжские имения, настоятельно порекомендовав заняться садоводством. Иван намек понял и навсегда уехал из Петербурга.

Алексея Орлова императрица отправила на южные границы России – нужно было провести обстоятельную инспекцию всех армейских полков. Оттуда, понимая, видимо, что прежней жизни при дворе уже не будет, Алехан сам уехал в Италию.

Федор Орлов был назначен представителем дворянства Орловской губернии. Императрица хотела принять новое законодательство, и Орлов должен был собрать у местных помещиков все толковые предложения по части земельных вопросов.

Наконец, самый младший Владимир Орлов был на три года отправлен учиться в Лейпциг.

В итоге Григорий Орлов остался в одиночестве, потеряв прежнее влияние. Вскоре он влюбился во фрейлину императрицы Екатерину Николаевну Зиновьеву. Орлов еще долгое время оставался при дворе, но для Панина он перестал представлять реальную опасность, став лишь источником раздражения.

Монарший гнев обрушился и на голову вдовы Дашковой, которой Екатерина приказала покинуть двор и сам Петербург. Дашкова отправилась в деревню, где она всеми забытая прозябала в полной нищете. В своем дневнике она писала: «Если бы мне сказали до моего замужества, что я, воспитанная в роскоши и расточительности, сумею в течение нескольких лет лишать себя всего и носить самую скромную одежду, я бы этому не поверила».

И Панин стал самым могущественным человеком в империи.

. «Золотой» панинский век продолжался до 1781 года, когда смертельно заболевший Никита Иванович, уехавший в свое смоленское имение Дугино, был отстранен Екатериной от всех дел. В последний раз Екатерина вспомнила о Панине в 1782 году — по случаю 25-летия своего коронования она учредила орден св. Равноапостольного князя Владимира и наградила им знатнейших сановников империи: Потемкина, фельдмаршала Румянцева, Григория Орлова, Репнина и Панина.

Весной 1783 года из заграничного путешествия вернулся великий князь Павел, и сразу же навестил Панина. Никита Иванович хоть и был слаб, но нашел силы выйти и целый вечер провести со своим бывшим воспитанником, а на следующий день — 31 марта 1783 года — граф Никита Иванович Панин скончался.

Панина похоронили в Александро-Невской лавре, императрица на похороны не пришла.

Примечательно, что через две недели — 13 апреля 1783 года – в Москве умер и его вечный враг Григорий Орлов. Рассказывали, что граф перед смертью был запойным пьяницей, сошел с ума и гонялся с топором за призраком убитого им Государя.

В своих мемуарах Екатерина Великая утверждала, что ее восшествие на престол было встречено народным ликованием. Но на самом деле, никакого ликования не было и в помине. Напротив, как писал австрийский посланник граф Мерси д’Аржанто, народ встретил новую глухим недовольством. «Большая часть нации казалась раз и навсегда нерасположенною к иностранному происхождению новой Государыни, — отметил граф. — Русский народ при въезде упомянутой Государыни выразил лишь общее любопытство, обыкновенно вызываемое каждым новым общественным зрелищем. Вне сего не было никакой возможности побудить публику к выражению малейшей радости или удовольствия, и радостные восклицания некоторого числа деньгами подкупленных людей дали мне тем яснее понять, что недовольные действительно составляют большинство».

Даже самые лояльные подданные были сбиты с толку. Сначала императрица объявила, что она, отстранив своего мужа, лишь печется о восстановлении справедливость – якобы покойная Елизавета Петровна в своем завещании хотела передать престол юному Павлу Петровичу, при котором царица Екатерина была бы регентшей, а Петр III будто бы сжег завещание и незаконно захватил трон. Потом появился манифест о смерти Петра, которая стала шоком для всей России. А следом и сама Екатерина, начисто позабыв о воле покойной Елизаветы, объявила себя императрицей. И народ пришел к выводу, что его обманывают.

«Государь жив, но находится сейчас на чужбине», — шептались в народе. Другие утверждали, что «настоящий царь сбежал, а похоронили куклу тряпочную, но скоро настоящий царь вернется». Третьи утверждали, что «государь находился в крепости, но его выкрали донские казаки», и сейчас собирает армию, что бы наказать врагов и отвоевать трон. Словом, мнений насчет местонахождения императора Петра было много, но все сходились в одном: «Петр Федорович после возвращения станет льготить крестьян». Либеральные реформы Петра III не прошли не замеченными, и многие были убеждены, что Катька со своими дворянами потому и свергли «истинного государя», что бы скрыть от народа уже подписанный им «манифест о вольности мужицкой». Дескать, если дворяне ныне были не обязаны служить государю, то почему мужики должны были служить дворянам? И народ решил во что бы то ни стало отвоевать украденные у него свободы.

В итоге Петр III стал рекордсменом мира по числу самозванцев, выдававших себя за чудом спасшегося «истинного государя».

Первый самозванец появился в том же 1764 году. Некий купец Антон Асланбеков из Курской губернии объявил себя «чудесно спасенным государем» и стал собирать сообщников, что бы вести их на Петербург. Правда, вскоре Асланбеков был схвачен, бит плетьми и выслан на вечную каторгу.

Но уже в следующем году в России объявилось сразу четыре «лже-Петра». Например, ыв Нижегородской губернии императором был провозглашен беглый солдат Иван Евдокимов, в Воронеже – крестьянин Гаврила Кремнев, в Чернигове – Николай Колченко, а на Украине недовольных собирал бывший солдат Петр Федорович Чернышев. Правительство жестоко карало самозванцев, но новые «государи» все равно появлялись каждый год в самых разных губерниях. Самым известным из них стал казак Емельян Пугачев, объявивший в 1773 году настоящую войну против Екатерины. И тогда на верность «истинному императору Петру III» присягнула почти треть населения России. Для Екатерины подобная статистика означала полную катастрофу. И именно ради того, что бы разубедить подданных в августейшем происхождении Пугачева, его и привезли в Москву для опознания и публичной казни.

Самозванцы появлялись даже за границами империи. Так, в 1776 году в Черногории, которапя тогда вела борьбу за независимость против турок, объявился некий сельский знахарь Стефан по прозвищу Малый. Строго говоря, этот человек, явившийся неизвестно откуда, никогда не объявлял себя «истинным императором», но некий капитан Танович, бывший в Петербурге, «узнал» в нём Петра. Собравшиеся на совет старшины сумели найти какой-то портрет Петра III, и тоже обнаружили, что Стефан весьма похож на изображение государя. В итоге старцы убедили Стефана принять власть над страной, и он показал себя весьма дельным правителем, чем окончательно убедил черногорцев в своем «царственном происхождении». Правда, правил Стефан всего пять лет, а потом его по приказу турков убил его личный врач. Но пример Стефана оказался заразительным – в истории известно еще как минимум три «лже-Петра», действовавших на Балканском полуострове.

В конце концов за убитого отца Орловым отомстил император Павел I, который велел извлечь из склепа Александро-Невской лавры гроб с истлевшим телом отца и поставить его рядом с гробом матери в Петропавловском соборе. Один из убийц Петра III — Алексей Орлов — по воле Павла стоял у гроба императора, а потом нес на подушке корону, которую некогда сам сорвал с головы несчастного царя.

А что же случилось с тем мальчиком, сыном Екатерины и Орлова, которого верный слуга Василий Шкурин вынес из пылающего Зимнего дворца?

Когда ребенка тайно передавали в семью камер-лакея Шкурина, Екатерина запомнила, как Алексея спрятали в шубу из бобра. Она увидела в этом особый знак. А спустя некоторое время фамилию Алексей получит по названию Бобринской волости, хотя первоначально самодержица хотела «определить» сына князем из угасшего рода Сицких (потомки Всеволода «Большое Гнездо»). Черновик ее указа на этот счет так и не был обнародован.

Зато она пожаловала сыну герб, на котором изображены двуглавый орел, зверек бобер и графская корона. И девиз: «Богу — слава, жизнь — тебе».

Разговоры вокруг сына императрицы всегда бродили в обществе, он вызывал у всех особый интерес. Когда Алексею было четыре года, он вместе со своим опекуном Иваном Бецким, который знал о тайне Екатерины II, на год уехал в Швейцарию. После этого Екатерина едет с Алексеем по Волге. Эта поездка имела серьезное значение для нее. Сын императрицы Павел заболел, и у Алексея появилась возможность стать заметной фигурой в России, быть может, наследником самой Екатерины. Однако все обошлось, Павел выздоровел.

Вскоре Бецкой поместил мальчика в Кадетский корпус, который тот и закончил в 1782 году. Мальчик был выпущен поручиком и тут же уволен для обучения за границей. Накануне путешествия мать и сын встретились. Но что это была за встреча! Запись в дневнике Бобринского: «Я имел счастие поцеловать у нее руку и приветствовать ее. Она играла в биллиард с Ланским. Ея величество села и стала говорить со мною о предстоящем мне путешествии. Она милостиво сказала мне, что надеется, что я доволен распоряжениями, сделанными относительно меня. У меня выступили слезы и я едва сдержался, чтобы не расплакаться. Через несколько времени она встала и ушла».

Бобринский отправился в Вену в компании еще двух молодых людей и наставника. Оказавшись за пределами России, на свободе, русский человек становится таким, как его создала природа. Природа тотчас проявилась и в Бобринском. Выяснилось, что все годы он носил в себе чувство превосходства над другими, одновременно с проявившейся спесью и пренебрежением к людям, в нем был виден замеченный еще Бецким сон души. Как писал сопровождающий, «из главных слабостей есть в нем еще беспечность и нерадение видеть или узнать что ни есть полезное. Его ничто не трогает, ничто не заманивает».

Дальше — больше. Мать посылала Бобринскому довольно много денег, и вскоре он прославился в Париже и Лондоне своими кутежами, вел, как пишет современник, «жизнь развратную, проигрывал целые ночи в карты и наделал множество долгов». Екатерина потребовала немедленного возвращения сына, он отказался.

С большим трудом, 6 лет спустя после отъезда, Бобринского, обремененного огромными долгами, удалось заманить в Россию, и императрица посадила сына под надзор в эстляндском имении. Там он и жил до смерти Екатерины. Она была настроена против сына — он не оправдал ее надежд. А на что же она рассчитывала?

Впрочем, жизнь эта тратилась впустую. С годами Бобринский стал ленивым барином. Вопроеки воле матери, мечтавшей женить его на какой-нибудь немецкой принцессе, он женился на немецкой баронессе Анне Унгерн-Штернберг – дочери коменданта крепости Ревель, которая вскоре родила сына Алексея.

Когда к власти пришел Павел I, он разрешил Алексею приехать в Петербург, назвал его братом, пожаловал генералом и графом, определил в службу. Но близкими людьми они так и не смогли стать.

Бобринский ушел в отставку и до самой смерти в 1813 г. жил помещиком то в Бобриках, то в Эстляндии.

Современники описывали его как обычного барина: неопрятный, в засаленном сюртуке, кое-как прикрыв плешивую голову париком, он слонялся по имению, строгал какие-то палочки и, не мыв рук, шел обедать. Обычный помещик, каких были тысячи.


Граф А.Г. Бобринский

www.istpravda.ru

Смотрите так же:

  • Приказ от мз 541 Приказ Минздравсоцразвития России от 23.07.2010 г. № 541н "Об утверждении Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих, раздел "КВАЛИФИКАЦИОННЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ДОЛЖНОСТЕЙ РАБОТНИКОВ В СФЕРЕ […]
  • Пенсии для работавших в районах крайнего севера Подписка на новости Письмо для подтверждения подписки отправлено на указанный вами e-mail. 24 апреля 2014 Для граждан нашей страны, которые проживают или когда-то работали в тяжелых климатических условиях Крайнего Севера, предусмотрено […]
  • 3 февраля 2018 года закон Постановление Правительства РФ от 3 февраля 2018 г. № 99 "О внесении изменения в Положение об управлении находящимися в федеральной собственности акциями акционерных обществ и использовании специального права на участие Российской […]
  • Закон о федеральном бюджете 2013-2018 Принят федеральный бюджет на 2018 - 2020 годы Бюджет сформирован исходя из прогнозируемого объема ВВП 97 462,0 млрд. рублей и уровня инфляции, не превышающего 4,0 процента. Предполагается, что общий объем доходов составит 15 257,8 млрд. […]
  • 15-процентный налог на депозиты Как платить налог с процентов по депозитам. Пять простых вопросов и ответов TUT C 1 апреля 2016 года в белорусы будут платить налог с процентов по вкладам: граждане отдадут в казну часть того, что заработают на некоторых депозитах. […]
  • Гибдд новые правила с 15 ноября Поправки в КоАП, касающиеся водителей, с 15 ноября 2014 года Опубликован Федеральный закон (ССЫЛКА), который вносит поправки в Кодекс об административных правонарушениях. Поправки вступят в силу с 15 ноября 2014 года. Закон содержит и ряд […]