Цели назначения уголовного наказания

Лекция 12. Уголовные наказания

12.2. Цели уголовного наказания

Государство, карая виновного за совершение преступного деяния, преследует определенные цели. В соответствии с ч. 2 ст. 43 УК РФ, наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений. Уголовный закон определяет цели применения наказания, но не гарантирует их безусловное достижение.

В новом уголовном законодательстве законодатель не включил цель перевоспитания осужденного. Это вызвано рядом обстоятельств. Сложно представить, чтобы человек, лишенный нормального общества, изменился бы в лучшую сторону. Но вместе с тем, ограничения и лишения, которые испытывает осужденный, назначаются на определенное время. При этом своим примерным поведением осужденный может сократить срок наказания. Таким образом, в определенных случаях цель перевоспитания все же достигается.

Восстановление социальной справедливости как цель уголовного наказания впервые закреплено законодательно и определяет, что каждое лицо, совершившее преступление, должно быть наказано. При этом, чем выше тяжесть содеянного, тем суровее наказание применяется к виновному. Иными словами, назначенное наказание должно быть соразмерным с тяжестью содеянного.

Наказание служит восстановлению нарушенных в результате совершения преступления прав и свобод потерпевшего, т.е. в конечном счете, восстановлению справедливости. Характер «восстановительных» уголовно-правовых санкций тесно связан со спецификой нарушенных преступлением прав и свобод. Чисто восстановительный характер носят имущественные санкции (штраф, конфискация имущества). Но не всякий причиненный ущерб может быть возмещен. Никакое наказание не может возместить ущерба здоровью, утраченному в результате преступления. Однако это вовсе не означает, что при наказании за такое преступление цель восстановления справедливости не может быть достигнута. Социальная справедливость наказания в этом случае достигается путем ограничения прав и свобод виновного, например, лишения его свободы на продолжительное время. Таким образом, карательное содержание наказания является своеобразным уголовно-правовым способом восстановления социальной справедливости и в этом случае.

Однако восстановление социальной справедливости не отождествляется только с целью кары по отношению к преступнику и применяется не для того, чтобы причинить осужденному моральное и физическое страдания.

Второй целью наказания является исправление осужденного, то есть превращение его в законопослушного гражданина. Исходя из общих принципов назначения наказания, суды должны назначать справедливое наказание с учетом личности виновного, чтобы оно могло достичь поставленной цели — исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Цель исправления осужденных при назначении и отбытии уголовного наказания заключается в том, чтобы нейтрализовать у них антиобщественные взгляды и привычки, под влиянием которых было совершено преступление, изменить их психологию и выработать в сознании виновных необходимость честно трудиться, точно исполнять и соблюдать законы и уважать Правила общежития.

Под исправлением осужденного понимается изменение его привычек и взглядов в такой степени, чтобы он больше не встал на путь совершения новых преступлений. На данном этапе осужденный должен прийти к выводу об антиобщественной направленности своего поведения и стремится приобрести правильное представление о правилах общежития.

Средства для достижения цели исправления осужденного весьма разнообразны, но основные из них — это режим отбывания наказания, общественно полезный труд, воспитательная работа, общеобразовательная и профессиональная подготовка осужденных.

Цель наказания заключается и в предупреждении совершения новых преступлений. Реальная задача наказания — убедить и заставить осужденного, хотя бы под страхом наказания, не совершать в будущем преступлений. Предупреждение совершения новых преступлений со стороны лица, к которому применено наказание, в теории уголовного права получило название специальной превенции.

Она достигается путем создания для осужденных таких условий, которые исключали бы возможность совершения ими нового преступления.

В отличие от цели специального предупреждения цель общего предупреждения заключается в предупреждении совершения преступлений иными лицами. В теории уголовного права эта цель известна как общая превенция.

Общая превенция достигается удержанием граждан от совершения преступлений путем устрашения. Угроза переживания тягот и лишений, содержащихся в наказании, удерживает значительную часть лиц, которые в условиях безнаказанности могут совершать преступления. Основным рычагом в механизме общего предупреждения является страх перед наказанием, нежелание лишиться определенных благ, на ограничение которых, и направлено наказание.

Эффективность общего предупреждения зачастую связывается с суровостью наказания. Однако чрезмерное повышение суровости наказания неминуемо ведет к уменьшению силы его воздействия. Уровень карательного воздействия того или иного вида наказания с точки зрения достижения оптимального результата носит объективный характер. Нарушение этого уровня может принести только вред борьбе с преступностью.

Для обще предупредительного воздействия имеет значение не только угроза наказания, вытекающая из уголовного законодательства, но и реальное применение наказаний к преступникам. Другие граждане могут воздерживаться от совершения преступлений именно в силу сознания реальности применения наказаний.

Всем известно, что наказание является средством борьбы с преступностью, но это не главное средство. Наказание вторично по отношению к преступлению, преступности и их причинам. В борьбе с преступностью основное значение приобретают экономические, политические меры, осуществляемые государством. И, тем не менее, наказание является не только важным, но и необходимым средством борьбы с преступностью, а из уголовно-правовых средств — наиболее важным. Именно наказание прерывает преступную деятельность лиц, совершивших преступление.

Цели наказания могут быть достигнуты в органическом единстве его назначения и исполнения. Наказание должно быть справедливым, соразмерным тяжести содеянного и общественной опасности виновного. Только в этом случае появляется возможность достижения поставленных при назначении уголовного наказания целей.

netprava.ru

НАЗНАЧЕНИЕ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ

Общие начала назначения уголовного наказания

В соответствии со ст. 10, п. «л» ч. 1 ст. 72 Конституции судебная власть в России является самостоятельной.

Уголовное наказание назначается судом в соответствии со ст. 60-72 УК, находит отражение в обвинительном приговоре и объявляется от имени Российской Федерации.

Назначение уголовного наказания — это вынесение судом обвинительного приговора с определением меры принудительного воздействия лицу, совершившему преступление.

Общие правила назначения уголовного наказания отражены в ст. 60 УК. При назначении уголовного наказания суд руководствуется:

→ пределами наказания, установленными санкцией уголовно-правовой нормы, отраженной в той статье Особенной части УК, по которой осуждается виновный;

→ положениями Общей части УК;

при этом учитываются:

— характер и степень общественной опасности совершенного преступного деяния;

— характеристика личности виновного, его возраст;

— количество лиц, участвовавших в совершении преступления;

— смягчающие и отягчающие участь виновного обстоятельства;

— цели и мотивы преступления;

— возможность достижения целей наказания;

— влияние назначенного наказания на условия жизни семьи осуждаемого, и т.д.

Характер общественной опасности преступного деяния зависит от установленных судом объекта посягательства, формы и вида вины, уровня низменности мотивов и целей совершенного преступления, отнесения УК преступного деяния к соответствующей категории преступлений. Степень общественной опасности преступного деяния определяется обстоятельствами содеянного, в частности, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда, тяжестью наступивших последствий, ролью подсудимого при совершении преступления в соучастии (подробнее см. 4.2).

Суду надлежит обсудить вопрос о назначении предусмотренного законом более строгого наказания лицу, признанному виновным в совершении преступления группой лиц (в том числе по предварительному сговору), организованной группой, преступным сообществом (преступной организацией), тяжких или особо тяжких преступлений, при рецидиве, если эти обстоятельства не являются квалифицирующими признаками преступления и не установлено обстоятельств, которые по закону влекут смягчение наказания.

Суду также следует с учетом конкретных обстоятельств по делу, сведений о личности виновного обсуждать вопрос о назначении менее строгого наказания лицу, впервые совершившему преступление, причем небольшой или средней тяжести, и не нуждающемуся в изоляции от общества. При назначении наказания несовершеннолетнему необходимо выяснять и оценивать условия жизни и воспитания подростка, данные о влиянии на его поведение старших по возрасту лиц, уровень психического развития, иные особенности личности (см. п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», ред. от 29.10.2009 (далее — постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 № 2)).

К сведениям о личности виновного относятся данные, имеющие юридическое значение в зависимости от состава совершенного преступления или установленных законом особенностей уголовной ответственности (наказания) отдельных категорий лиц, а также иные характеризующие личность подсудимого сведения, в частности, данные о его семейном и имущественном положении, состоянии здоровья, поведении в быту, наличии у него на иждивении несовершеннолетних детей или иных нетрудоспособных лиц (жены, родителей, близких родственников). Данные, свидетельствующие о наличии у подсудимого лица погашенной или снятой в установленном законом порядке судимости, не должны учитываться судом в качестве отрицательно характеризующих личность подсудимого (см. абз. 1 п. 2, п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.10.2009 № 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания» (далее — постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.10.2009 № 20)).

Цели наказания будут достигнуты с большей вероятностью, если вид и размер наказания будут соразмерны необходимости карательного воздействия. Так, назначение лицу наказания в виде исправительных работ или штрафа с большей вероятностью достигнет своих целей, если тому не будут препятствовать материальное положение виновного, наличие на его иждивении несовершеннолетних детей, престарелых родителей и т.д.

Назначаемое наказание должно оказывать максимальное влияние на исправление осужденного и минимум отрицательного воздействия на условия жизни его семьи. Для этого при назначении наказания суду надлежит учитывать, является ли подсудимый единственным кормильцем в семье, находятся ли на его иждивении несовершеннолетние дети, престарелые/больные родители или другие близкие родственники, имелись ли факты, свидетельствующие об отрицательном поведении виновного в семье (пьянство, жестокое обращение с членами семьи, отрицательное влияние на воспитание детей и т.д.). При этом могут быть приняты во внимание и фактические семейные отношения, не регламентированные СК (см. абз. 2 п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.10.2009 № 20).

studme.org

Понятие и цели наказания — комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП

Понятие и цели наказния – бесплатные ответы юристов онлайн

Понятие и признаки уголовного наказания

Уголовное наказание относится к центральному институту отрасли. Наказание позволяет наиболее полно раскрыть суть и направления государственной политики в сфере уголовного права, аспектов борьбы с преступлениями. Его содержание раскрывает эффективность средств уголовно-правового воздействия на антиобщественные деяния.

Юридическая литература содержит несколько значений определения уголовного наказания. В рамках юридической литературы данный вид наказания означает: правовое последствие совершенного деянию; форму реализации мер уголовного порицания; государственное воздействие на преступников; превентивную меру против преступлений; ущерб и кара, вменяемая преступнику приговором.

Важное значение уголовных наказаний заключается в реализации функциональных целей, поставленных предназначением отрасли. Охранительные и социально-превентивные направления являются наиболее специфичными. Функции права тесно связаны с наказанием, которое является острейшей мерой принуждения, проявляемого со стороны государства, путем ограничений, ущемлений, стеснений, имеющих моральный и имущественный характер.

Характер уголовного наказания не может быть направлен на причинение физического страдания и унижение, что отражено в законодательстве РФ путем недопущения применения телесного и позорящего наказания, что, в том числе, установлено международными нормами.

Положения ст. 3 УК содержат в себе принцип законности, который позволяет определить преступность совершенного деяния только путем применения УК. Статьей 43 УК наказание определено в качестве меры государственного принуждения, которая может быть назначена исключительно приговором суда. Весь спектр наказаний, который существует в УК, может быть применен лишь к тем лицам, которые совершили преступления.

Данное законодателем определение наказания содержит в себе его признаки:

  • наказание относится к мерам государственного принуждения, состоящим в лишении и уменьшении прав, которые предоставляются осужденному. Его применение понуждает преступника к законопослушным действиям. Уровень наказания определяется уровнем общественной опасности, что продемонстрировано наличием наибольшего наказания в виде смертной казни и наименьшего путем назначение штрафа;
  • государство реализует наказание путем его определения исключительно судебными органами. Лицо считается невиновным до того момента, пока в его отношении не будет вынесен обвинительный судебный приговор, относящийся к единственной форме процессуального назначения наказаний;
  • признак публичности, проявляющийся в назначении ответственности и освобождении от нее от государственного имени. Публичное порицание виновного направлено на исправление осужденных и предупреждение преступной деятельности в будущем;
  • индивидуализация наказания, что означает его назначение только тем лицам, чья вина установлена. Отсутствие вины в совершенном деянии не позволяет применять меры ответственности к их совершителям. Невозможность установления вины конкретного человека в совершении преступных действий, исключает его наказание. Не могут быть подвержены наказанию и те лица, которые не были причастны к преступлению;
  • карательное значение имеет проявление в виде лишений и ограничений;
  • наличие судимости, которое является последствием уголовно-правового направления.
  • Цели наказания

    Цели наказания определяют его социально-правовую направленность и отражают методику по исправлению осужденных. Эффективность, которая достигается уголовным правом, находится в прямой зависимости от самого наказания и определения его цели.

    Процесс определения целей является принципиальным вопросом, воздействующим на сам правоприменительный процесс. Правоохранительные органы и органы, исполняющие уголовные наказания, ориентируются на эффективность применения наказаний.

    Цели уголовного наказания устанавливаются в ст. 43 УК. Применение наказаний является основой восстановления общественной справедливости, исправления осужденных и недопущения совершения деяний в будущем. Объем наказания должен соответствовать общественной опасности преступления, личностным характеристикам виновных лиц, а также являться основанием для восстановления справедливости в глазах потерпевшего или его родственников.

    Эффективное достижение цели наказания определяется и процессе его исполнения. Положения УК понимают под справедливостью назначение такого наказания, которое находится в полном соответствии характеру самого деяния, его опасности и тем обстоятельствам, при которых оно совершено. В процессе определения уровня ответственности суд исходит и из личностных качеств виновного, наличия фактов противозаконного поведения в прошлом.

    Важной задачей наказания является исправление виновного, что достигается только в результате полного исполнения судебного приговора. Цель исправления отсутствует при назначении пожизненного заключения и смертной казни.

    Еще одним направлением наказаний является общепредупредительное влияние, которое можно заметить и в самом построении санкций статей, закрепленных Особенной частью УК. Виды ответственности являются предупреждением и устрашением для тех лиц, которые имеют намерения ступить на противозаконный путь.

    Система и виды наказаний

    Система наказаний является внутренне упорядоченным, исчерпывающим перечнем видов ответственности, которая может быть применена судом в пределах санкций статей УК за конкретные деяния. Российская система имеет гуманистическое направление, основанное на международном праве, общих принципах, гуманизме и справедливости.

    Уголовное законодательство делит систему на две составляющих. К первой группе относятся основные и полные наказания, которые подходят для общих субъектов. Вторая группа содержит дополнительные наказания и виды усеченной ответственности, которая применяется к несовершеннолетним.

    К видам наказаний относятся:

    • штрафы, заключающиеся в денежном взыскании;
    • лишения прав на занятие определенных должностей или занятие определенными видами деятельности;
    • лишения специальных званий, чина и наград государственного значения;
    • выполнения обязательных работ;
    • выполнение исправительных работ;
    • ограничения в военной службе;
    • ограничения свободы;
    • аресты;
    • лишение свободы на определенные сроки;
    • лишение свободы пожизненно;
    • применение смертной казни.

    Весь спектр наказаний изложен в таком порядке, который характеризуется повышением уровня общественной опасности деяний и ответственности за них.

    Достижение целей наказания

    Цели, которые поставлены государством перед уголовным наказанием, достигаются исключительно в процессе правосудия, результатом которого является приговор.

    Обвинительный приговор свидетельствует о том, что вина преступника в совершении им деяния, имеющего общественную опасность, доказана.

    Основная задача постановления таких приговоров лежит не только в наказании преступника, но и в формировании у него законопослушного поведения в будущем. Кроме того, наказание несет в себе предупредительную функцию, которая заключается в недопущении совершения преступлений лицами, ранее не участвующими в преступной деятельности.

    Наказание должно быть достаточным и для удовлетворения потребности в каре, требуемой со стороны потерпевшего или его близкого окружения.

    Недопущение безнаказанности за совершение преступлений является важнейшей целью наказаний, определенных санкциями статей УК.

    advokat-malov.ru

    § 3. СОЦИАЛЬНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ И ЦЕЛИ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ

    Наказание является одним из основных средств осуществления уголовной политики государства. А уголовная политика как одно из направлений деятельности государства имеет строго определенное назначение и в конечном итоге служит целям защиты прав и свобод человека и гражданина, собственности, экономической деятельности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя государства, мира и безопасности человечества.

    Наказание — общественно полезная деятельность государства, выражающая его официальную реакцию на преступление. Чтобы эта реакция была «существенной», она должна иметь своим содержанием возмещение причиненного преступлением вреда, а поскольку преступление есть нарушение общественных отношений, причиненный им вред наносится этой сфере и здесь же следует искать возможности его возмещения. Если считать, например, что причиненный преступлением вред выражается в дезорганизации общественных отношений, то наказание призвано восстановить

    их55. Наказание не возвращает к жизни убитого, оно не лечит причиненных телесных повреждений. Наказание, назначенное за вред, причиненный потерпевшему или предмету преступления без учета произведенной дезорганизации общественных отношений, является «голым воздаянием», лишенным социальной основы. Всегда назначаемое за что-то наказание применяется и для чего-то. Оно существует и действует только в этом единстве. Проблема «за что- то» в первую очередь рассматривается учение о преступлении; проблема «для чего-то» — учением о наказании.

    Общественная полезность наказания, его существеннейшая интегративная цель заключается в том, что применение наказания есть способ и средство восстановления возвращения нарушенного социально-психологического порядка. В результате применения наказания состоявшееся нарушение как бы «погашается» как в социальной действительности, так и в общественном сознании. Общественная полезность наказания выражается также и в том, что каждый акт его применения выполняет роль устрашения. Уголовное наказание по своему содержанию является причинением на основании судебного приговора определенного страдания лицу, виновному в совершении преступления, — ущемления его имущественных интересов, ограничения его свободы, умаления достоинства, а в исключительных случаях и пожизненного лишения свободы. Естественно беспокойство людей за благополучие — свое и своих близких, за свою и их жизнь, здоровье, душевное спокойствие, имущество, жилище. Поэтому страдания в результате применения наказания является сдерживающим фактором от совершения преступлений.

    Социальное назначение наказания заключается также в реальности угрозы уголовного наказания. Каждый акт применения наказания за совершенное преступление содействует ослаблению преступной склонности, и в этом смысле ненаказанное преступление и наказанное выступают как своего рода противоположности: ненаказанное преступление как отрицательный, а наказанное — как положительный пример для окружающих.

    Человек, раз пренебрегший угрозой наказания то ли в расчете на безнаказанность, то ли потому, что не думал о наказании или относился к нему безразлично, может и в другой раз поступить подобным образом. Общественная опасность преступления нейтрализуется, погашается наказанием в двух направлениях. Одно из них — принятие мер, направленных на лишение преступника возможности совершать новые преступления, например, лишение свободы. Другое направление погашения общественной опасности преступления, выражается в карательном воздействии на преступника. В этом также заключается общественная полезность уголовного наказания, а значит, и социальная его полезность.

    Исследование социального назначения уголовного наказания предполагает рассмотрение этого явления в его взаимодействии как с другими методами социального контроля, так и с теми формами человеческой деятельности в системе общественного поведения, на которые наказание призвано воздействовать и которые имеют общественно опасную, преступную черту. В первом отношении в наказании должны быть выявлены его родовые и видовые черты — стоящие перед ним интегративные, организационные и операционные карательные задачи и цели. Во втором отношении необходимо обнаружить содержательную зависимость наказания от преступления, определяемую его практическим социальным назначением — быть не только наказанием «за», но наказанием «для» достижения поставленных целей56.

    Социальное назначение наказания самым тесным образом связано с его целями, и даже можно утверждать, что социальная функция наказания — это в первую очередь достижение тех целей, которые преследуются применением мер государственного принуждения в случаях совершения преступления. Именно во взаимосвязи социального назначения и целей наказания выявляется его двойственная природа в определенном смысле. Дело в том, что наказание, с одной стороны, как мера государственного принуждения принимается судом к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в причинении осужденному определенных лишений и ограничений его прав и свобод, а с другой стороны, устанавливается государством в интересах общества для достижения полезного социального результата. При этом наказание выступает в качества средства, с помощью которого достигается желаемая цель.

    Вопрос о целях наказания издавна был дискуссионным и по сей день не получил своего однозначного решения. В психологии цель понимается в следующих значениях: 1) как осознанный образ предвосхищаемого результата, на достижение которого направлено действие человека (социальной группы, общества); 2) как предвосхищение в сознании человека средств, использование которых

    приведет к достижению желаемого результата .

    Юристы чаще понимают цель (применительно к наказанию) в ее первом значении, т. е. в виде социальных результатов, к которым стремится законодатель, устанавливая и применяя рассматриваемую меру воздействия. Согласимся, что «употребление словосочетания “цели наказания” не совсем корректно, поскольку само уголовное наказание цели иметь не может. Целеполагание присуще только человеку — носителю сознания, наказанию же присущи функции»57.

    Так чего же в настоящее время желает достичь общество и государство посредством применения наказания? Ответ на этот вопрос не прост. Не преодолены многие расхождения во мнениях по рассматриваемому вопросу и в современной уголовно-правовой науке58. В советской уголовно-правовой науке единство взглядов по вопросу о целях наказания также отсутствовало. Одни авторы ограничивали эти цели общим и частным предупреждением пре- ступлений59, другие — дополнительно называли исправление и перевоспитание осужденного60, и, наконец, третьи ставили перед наказанием еще одну цель — удовлетворение общественного правосознания (при характеристике данной цели чаще используется иная терминология: кара, заглаживание нематериального ущерба, восстановление справедливости и пр.)61. Таким образом, при полном единодушии относительно превентивных целей продолжает оставаться дискуссионным вопрос о тех целях наказания, которые выходят за пределы выполнения им своего социального назначения.

    Отмеченные расхождения во мнениях отражают различие исходных методологических позиций. Для сторонников сведения целей наказания к общей и частной превенции характерен сугубо институциональный подход; другие же авторы пытаются решать проблему с более широких социальных позиций и руководствоваться при этом (сознательно или интуитивно) социалистическими и аксиологическими соображениями.

    Одним из принципиальных вопросов, вызвавших острую, не закончившуюся до сих пор дискуссию в уголовно-правовой науке, является признание или отрицание кары и возмездия в качестве цели наказания в уголовном праве. До середины 30-х гг. среди марксистских теоретиков уголовного права подобный вопрос в качестве дискуссионного вообще не возникал. Он считался решенным в пользу разрыва с карой и возмездием как целями наказания, что нашло даже законодательное закрепление в «Основных началах» 1924 г. Однако с тех пор как в законодательстве был восстановлен термин «наказание», стало утверждаться, что наказание преследует двуединую задачу, кару и исправление преступника62. Лишь в начале 50-х гг. такое утверждение стало оспариваться от-

    дельными авторами , положившими начало дискуссии по указанному вопросу, не прекратившейся и по настоящее время. Суть дискуссионного вопроса, в котором необходимо еще раз разобраться, состоит в выяснении того, карает ли государство преступников во имя самой кары или кара необходима лишь как средство для достижения каких-то иных целей, поставленных государством перед наказанием. Как правильно отмечает И. С. Ной, очевидно, лишь такая формулировка проблемы может служить плодотворной основой для решения столь затянувшейся дискуссии по вопросу: считать или не считать кару одной из целей наказания по советскому уголовному праву63.

    Приоритет в постановке вопроса о каре как одной из целей наказания и аргументация этого положения принадлежит И. И. Карпецу. Еще в 1961 г. он писал: «Когда суд назначает наказание, то он руководствуется определенными целями: и покарать, и исправить преступника посредством применения наказания. Трудно представить себе применение наказания без цели покарать»64. В 60-х гг. с аргументацией в пользу не только кары как цели наказания, но и возмездия выступили Н. А. Беляев и В. Г. Смирнов. Отличительной особенностью их позиции является последовательное проведение взгляда о каре как о цели наказания и о наказании как о возмездии за совершенное преступление. «Под карой как целью наказания, — пишут Н. А. Беляев и В. Г. Смирнов, — мы понима- см причинение правонарушителю страданий и лишений в качестве

    возмездия за совершенное им преступление» .

    Смысл причиненных страданий они видят в удовлетворении чувства справедливости членов общества и тем самым в достижении иных целей наказания. Мы исходим из того, что кара— не самоцель наказания. Ее роль значительно скромнее. Кара необходима лишь как средство, хотя и важное, для достижения предупреждения преступлений. Мнение, что наказание имеет цепью кару, означает, что наказание является возмездием и имеет одной из своих целей причинение страдания за то, что сделано субъектом. Однако во многих случаях авторы, которые пишут, что наказание имеет целью кару, в действительности имеют в виду только то, что наказание должно устрашать, что, однако далеко не то же самое, что цель кары. Представление о возмездном характере наказания, укоренившееся в народном сознании, исторически возникло с давних пор, еще со времен кровной мести, и в течении многих веков прививалось религией. В Библии сказано: «Я взыщу кровь вашу за вас, от всякого зверя взыщу ее и от руки человека, от руки всякого брата его взыщу душу человека. Кто прольет человеческую кровь, того кровь прольется человеком». В Коране говорится: «Правоверные, закон возмездия установлен вами за убийство: свободный должен умереть за свободного, а слуга за слугу и і д. Женщина за женщину». В основе индийской религии лежит учение о воздаянии — возмездии за все благие и дурные поступки (Карма)65. В дальнейшем взгляд на наказание как возмездие был характерен для наиболее крупных представителей идеалистической философии (Кант, Гегель). Так, Гегель утверждал, что «с преступником должно быть поступлено так, как он сам поступил»66.

    Наказание не должно быть возмездием прежде всего потому, что возмездие бессмысленно. Месть и возмездие отвечают во многих случаях чувствам потерпевшего, а иногда определенных кру- гов общества, но как государственная попытка борьбы с преступностью они уже давно проявили свою бесплодность и отвергнуты наукой. Цель кары есть в конце концов не что иное, как более современная форма примитивной мести.

    М. Д. Шаргородский совершенно верно отмечал: «Кара направлена в прошлое, и она в общественном отношении не имеет поэтому никакой ценности. Направленные в будущее теории, руководствующиеся осознанным процессом общественного развития, неминуемо должны отбросить кару как цель наказания»67. Итак, наказание не имеет своей целью кару. Это видно из того, что наказание в праве никогда не применяется для причинения страдания. Однако нет наказания, которое не причиняло бы страдания, — такое наказание бессмысленно, да оно и не является наказанием. В этом смысле мы полностью согласны с Н. А. Беляевым: «Наказание — это кара за совершенное преступление, наказание обязательно должно причинять преступнику лишения и страдания, без карательных элементов мера, применяемая к правонарушителям, не есть наказание»68. Из того, что причинение страдания является необходимым свойством наказания, что оно обладает в этом своем качестве свойством устрашать и предупреждать совершение преступлений, никак, конечно, не следует, что наказание имеет своей целью причинение страдания. Причинение страдания за вредное для общества деяние является одним из элементов содержания наказания, но не его целью.

    Рассмотрим прежде всего взгляды тех ученых, которые отрицали самостоятельное значение исправительно-воспитательной цели наказания. В последние годы наиболее активным сторонником такого решения был М. Д. Шаргородский69. Свою позицию он мотивировал тем, что воспитать сознательного гражданина не всегда удается даже в нормальных условиях и тем более утопично «ставить подобную задачу перед мерами уголовного наказания, где речь идет о наиболее трудном для воспитания контингенте, где ус- -Ювия воспитания в таком широком нравственном отношении значительно более затруднены»70.

    Необходимость рассматривать исправительно-воспитательную цель в качестве самостоятельной и весьма важной цели наказания вытекает не только из аксиологических, но и конкретносоциологических соображений. Каким бы продолжительным не было наказание, связанное с лишением или ограничением свободы, рано или поздно осужденный возвращается в общество и должен включиться во все многообразие тех видов общественно полезной деятельности, которые вытекают из социального статуса гражданина71. Если в процессе отбытия наказания осужденный утратит имевшиеся у него ранее положительные навыки, не приобретет те качества, которых ему недоставало, не приблизится к тому уровню и характеру социализации (понимаемой не в узком, институциональном, а в более широком, социологическом смысле), которые, постоянно повышаясь и совершенствуясь, будут присущи нормальному типу личности к моменту освобождения его от наказания, то, естественно, возвращение такого человека к нормальной трудовой, общественной, семейной, духовной и т. д. жизни будет чрезвычайно затруднено. Иначе говоря, общественные интересы требуют, чтобы разрыв между социальным развитием лиц, подвергаемых уголовно-правовым санкциям, и остальным населением в результате применения наказания не увеличивалось, а сокращалось.

    Вряд ли можно согласиться и с тем, что исправление и перевоспитание осужденных не обеспечено материальными гарантиями, а потому постановка перед наказанием такой задачи утопична. В этой связи можно отметить следующие обстоятельства.

    Во-первых, из того, что осужденные — наиболее трудный для воспитания контингент, вовсе не вытекает необходимость отказа от их исправления и перевоспитания. Наоборот, трудновоспитуе- мость данного контингента как раз и требует создания оптимальмы\ и, естественно, специфических условий для сокращения и ликвидации их социально-педагогической запущенности.

    Во-вторых, нет оснований считать, что объективные предпосылки для воспитания в исправительно-трудовых учреждениях и других органах, ведающих исполнением наказаний, во всех отношениях хуже, чем в «нормальной» обстановке. В обычных условиях человек в значительной мере свободен в выборе формирующей микросреды (трудовой коллектив, круг общения в нерабочее время и т. д.), источников воспитательного воздействия (образование, литература, средства массовой информации и пр.), образа жизни, включая проведение свободного времени и его личность по достижении определенного возраста формируется преимущественно в процессе самовоспитания. А в учреждениях по исполнению наказаний и при отбытии других видов наказания, связанных с исправительно-трудовым воздействием, он становится объектом целенаправленного, специализированного и индивидуализированного воспитательного воздействия, которое имеет обязательный характер и включает в себя лишь позитивные элементы (если отвлечься, конечно, от возможных отрицательных влияний со стороны других осужденных).

    Таким образом, в нашем обществе уголовное наказание не только может, но и должно выполнять в отношении осужденных как предупредительную, так и исправительно-воспитательную функцию. Причем следует исходить из того, что «эффективность правового регулирования возрастает по мере преобладания в нем воспитательного момента»72. Поэтому система уголовной юстиции должна отчитываться перед обществом не только за предупреждение преступлений, но и за отвечающие аксиологическим и социологическим требованиям исправление и перевоспитание осужденных.

    Однако новый УК Азербайджанской Республики пересмотрел вопрос о целях наказания и закрепил норму, по своему содержанию существенно отличающуюся от аналогичных уголовноправовых норм советского законодательства. Статья 41.2 УК Азербайджанской Республики гласит: наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений как осужденными, так и другими лицами. Таким образом, новый уголовный закон перед уголовным наказанием ставит три цели: I) восстановление социальной справедливости; 2) исправление осужденного; 3) предупреждение совершения новых поступлений. Причем последняя цель наказания включает частное и общее предупреждение.

    Предусмотрение названных целей означает, что законодатель всей системой уголовных наказаний преследует достижение именно этих целей. Юридическая обязательность и социальная необходимость наказаний определяются в первую очередь стремлением осуществить цели, названные в ст. 41.2 УК Азербайджанской Республики.

    Но закрепление этих целей в нормативном порядке еще не означает, что они будут полностью достигнуты. «Юридическая обязательность и социальная необходимость подчинять наказание целям, сформулированным в данной статье, не подрывается их неосуществимостью в отдельных случаях. Закон направляет наказание на достижение целей, но не может полностью гарантировать 81

    Закон, устанавливая цели наказания, всего лишь указывает основные направления деятельности органов правосудия, исполнения наказаний и других учреждений в сфере назначения, исполнения наказаний и осуществления иных мер, связанных с этим.

    В теории уголовного права общепризнанным является положение о том, что цели наказания — это те конечные результаты, которых стремится достичь государство, устанавливая уголовную

    ответственность, осуждая виновного в совершении преступлений к

    той или другой мере уголовного наказания и применяя эту меру . Осуществление целей наказания должны проявиться в тех социальных последствиях, которые наступят установлением, назначением и исполнением наказаний. В этом смысле социальные последствия наказания касаются не только конкретного правонарушителя, но и имеют значение для уяснения роли наказания в социальной жизни общества в целом.

    Законодатель в ст. 41.2 УК Азербайджанской Республики первую цель наказания обозначил как «восстановление социальной справедливости». При этом следует обратить внимание на то, что смысл социальной справедливости не совпадает с принципом справедливости, который закреплен в ст. 8 УК Азербайджанской Республики, а также с общим началом назначения наказания, названным в ст. 58 УК Азербайджанской Республики. Статья 8 УК Азербайджанской Республики гласит: наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т. е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного в совершении преступления. Однако смысл социальной справедливости не может быть сведен лишь к назначению виновному законного, обоснованного и справедливого наказания, что ошибочно делалось в ряде случаев. В этой связи уместно напомнить пункт 12 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 декабря 1985 г. «О дальнейшем укреплении законности при осуществлении правосудия». В нем разъяснялось, что с учетом принципа социальной справедливости судам необходимо строго соблюдать требования закона об индивидуализации наказания, не допускать случаев назначения как чрезмерно суровых, так и необоснованно мягких мер наказания, учитывая при этом, что законное, обоснованное и справедливое наказание является не только карой за совершенные преступления, но и имеют целью исправление и перевоспитание осужденных, а также предупреждение совершения новых преступлений как осуж-

    денным, так и иными лицами .

    Представляется, что такое сужение понятия социальной справедливости неверно, особенно если учесть, что восстановление социальной справедливости предусмотрено как одна из основных целей наказания. Социальная справедливость есть более объемное явление, чем принцип справедливости. Социальная справедливость имеет морально-правовое содержание. Она означает соответствие между практической ролью индивидов в жизни общества и их социальным положением, между их правами и обязанностями, между трудом и вознаграждением, преступлением и наказанием, заслугами человека и их общественным признанием.

    Анализ содержания цели восстановления социальной справедливости следует провести именно с этой позиции, так как только при таком подходе может быть правильно понята и эффективно осуществлена данная цель наказания. Совершение преступления и назначение наказания, как его последствие, затрагивают интересы четырех субъектов: 1) преступника (осужденного); 2) потерпевшего; 3) общества; 4) государства. С позиции каждого из этих субъектов социальная справедливость имеет свой особенный аспект и отдельный смысл.

    Интересы преступника (осужденного) выражаются в том, чтобы ему назначалось наказание, соразмерное совершенному деянию, его личности и иным обстоятельствам совершенного преступления. Преступник старается добиться назначения ему минимального размера наказания или даже иной меры уголовноправового воздействия.

    Отметим, что такого рода интересы наиболее часто встречаются в судебной практике. Например, по данным нашего анализа, при рассмотрении уголовных дел в кассационном порядке в 1999-2001 гг. Апелляционный Суд Азербайджанской Республики в среднем ежегодно рассматривает из их общего количества около 70% дел только по жалобам осужденных, их законных представителей и адвокатов, касающимся исключительно вопросов смягчения наказания73.

    Практика рассмотрения таких дел показывает, что по названному основанию приговоры в каждом году изменялись примерно в отношении 4% осужденных. Подобные результаты характерны и для кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации.

    Эти данные, на наш взгляд, являются одним из обоснований того, что судебные органы особое внимание уделяют вопросам соблюдения принципа справедливости, одного среди иных аспектов социальной справедливости, при назначении наказания конкретному лицу. Именно с позиции подсудимого особое значение приобретает принцип справедливости, закрепленный в ст. 8 УК Азербайджанской Республики, и данный принцип выступает как неотъемлемая составляющая часть социальной справедливости. В данном случае восстановление социальной справедливости заключается в назначении осужденному законного, обоснованного и справедливого наказания.

    Вторым субъектом, интересы которого затрагиваются совершением преступления и назначением наказания, является потерпевший. Согласно ст. 87 УПК Азербайджанской Республики в качестве потерпевшего признается лицо, которому в результате деяния, предусмотренного уголовным законом, нанесен моральный, физический или материальный вред. Потерпевшим может быть как физическое лицо, так и юридическое лицо, от имени которого выступает уполномоченный для этого представитель. В уголовном судопроизводстве потерпевший может осуществлять свои права и обязанности как лично, так и с помощью представителей, а в случае смерти потерпевшего его права осуществляются близкими родственниками.

    Социальная справедливость с позиции потерпевшего имеет иное значение и находится в определенном противоречии с интересами осужденного. Потерпевший заинтересован в том, чтобы меры государственного принуждения, применяемые к осужденному, были более суровыми и соответствовали страданиям, причиненным ему преступлением, которые часто воспринимаются им субъективно. Восстановление социальной справедливости потерпевший понимает прежде всего как назначение осужденному наказания в соответствии с законом и с учетом тяжести содеянного и его последствий для потерпевшего. Однако восстановление социальной справедливости для потерпевшего не имеет никакого смысла без возмещения в полном объеме материального ущерба, причиненного преступлением, и компенсации морального вреда в соответствии с законодательством. Поэтому суд при рассмотрении уголовного дела кроме назначения наказания еще должен решать вопросы о возмещении материального ущерба и о компенсации морального вреда. А если эти вопросы останутся нерешенными, цель восстановления социальной справедливости не будет достиг-

    нута как минимум с позиции потерпевшего .

    Важное значение для потерпевшего имеют вопросы возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда. В этой связи, как разъяснял Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 23 марта 1979 г. «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением», по каждому делу о преступлении, приинившем материальный ущерб, суд при постановлении приговора должен разрешить гражданский иск, а если иск не предъявлен — обсудить вопрос о принятии решения о возмещении ущерба по собственной инициативе74.

    Что же касается компенсации морального вреда, то при разрешении этого вопроса суд, определяя его размер, обязан участь: степень вины осужденного при совершении преступления, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, и другие, заслуживающие внимания обстоятельства.

    Третьим субъектом, заинтересованным в восстановлении социальной справедливости, является общество. При этом следует обратить внимание на то, что общество, в отличие от осужденного и потерпевшего, занимает совершенно нейтральную позицию в вопросах социальной справедливости. Как верно отмечает М. Н. Становский, общественный аспект социальной справедливости заключается в том, что граждане убеждаются в способности государства обеспечить правопорядок, наказать преступника в соответствии с законом и с учетом начал гуманизма, соразмерности и эффективности, а также организовать исполнение наказания в соответствии с приговором суда75. Одним словом, общество заинтересовано в том, чтобы преступник по заслугам получил справедливое наказание, соответствующее тяжести содеянного, а потерпевшему были компенсированы все его страдания.

    Изложенное дает основание сказать, что суд должен учитывать общественное мнение при разрешении уголовных дел и назначении наказания. Однако следует учесть, что в некоторых случаях общественное мнение расходится с позицией закона, а, как известно, законность назначаемого наказания является первоочередным вопросом и суд должен обеспечить это требование уголовного закона. Во всяком случае, назначаемое судом наказание, с одной стороны, не должно быть воспринято обществом как слишком суровая и несоразмерная кара в отношении преступника, с другой — как его поощрение, защита его прав вместо прав потерпевшего. Обе эти крайности являются вредными для общества, так как в первом случае государство в глазах граждан становится карательным аппаратом, а во втором случае налицо безнаказанность, что содействует росту преступности. Слишком суровое наказание ущемляет интересы осужденного, а безмерный гуманизм в отношении преступника часто оборачивается нарушением законных интересов потерпевшего.

    Четвертым субъектом, интересы которого затрагиваются совершением преступления, несомненно, является государство. Интересы государства при восстановлении социальной справедливости удовлетворяются тем, что государство частично возмещает причиненный ему ущерб за счет штрафа, исправительных работ, конфискации имущества и других видов наказания. Но государство в лице своих органов является еще и субъектом, обязанным осуществить данную цель уголовного наказания — восстановить социальную справедливость.

    Цель восстановления социальной справедливости может считаться достигнутой тогда, когда примененная виновному мера уголовно-правового воздействия будет соответствовать его деянию и общественное мнение сочтет ее справедливой. Назначение виновному слишком мягкого наказания не только не восстанавливает нарушенную социальную справедливость, но и грубо нарушает принцип справедливости и порождает в обществе настроение безнаказанности. Так, гражданин 3., начиная с 1993 г., в составе вооруженной банды совершил несколько тяжких преступлений. Суд Азербайджанской Республики по делам о тяжких преступлениях признал его виновным в совершении преступлений, предусмотренных в ст.

    По содержанию ст. 41.2 УК Азербайджанской Республики вторая цель уголовного наказания — исправление осужденного. В отличие от прежнего определения УК Азербайджанской Республики 1960 г., законодатель в новом уголовном законе не связывает цель исправления с перевоспитанием осужденного. Чтобы правильно понимать позицию законодателя при установлении данной цели уголовного наказания, прежде всего следует рассмотреть сущность обеих этих категорий. Что же такое «исправление» и «перевоспитание»? В понимании этого вопроса в юридической литературе также нет единства. Одни авторы рассматривают его в двух аспектах: как специфический воспитательный процесс и как определен-

    ныи положительный результат этого процесса .

    Н. А. Беляев считает, что «перевоспитание — это не только уничтожение таких свойств характера личности, которые привели данное лицо к совершению преступления, но и воспитание у человека сознания, характерного для настоящих строителей коммунизма. В отличие от перевоспитания. исправление— это та минимальная задача, которая должна быть решена при исполнении наказания. Об исправлении преступника можно говорить тогда, когда под влиянием наказания в его сознании происходят изменения, при наличии которых преступник, хотя и не превращается в активного и сознательного члена нашего общества»77. И. Д. Перлов включает исправление в содержание перевоспитания, как его составную часть78. Ю. М. Ткачевский высказывает мнение, что между понятиями исправления и перевоспитания есть отличие по глубине и объему тех изменений, которые достигнуты в результате оказанного на осужденного воздействия. Автор указывает, что перевоспитание как процесс предполагает осуществление сложного и более или менее значительного воздействия, упорную и трудную борьбу за человека. «Исправление, — полагает Ю. М. Тка- евский, — менее сложный и менее длительный процесс. Оно связано с изменением лишь отдельных черт характера человека, отдельных, еще не глубоко укоренившихся, антисоциальных привычек и побуждений»79. Весьма оригинальной является точка зрения И. Рагимова. По его мнению, «исправление и перевоспитание — это специфическое социально-правовое и психологопедагогическое явление, которое должно рассматриваться в различных органически взаимосвязанных аспектах; 1)как важнейшая цель наказания и деятельности ИТУ; 2) как педагогический процесс, направленный на достижение данной цели; 3) как результат исправительно-трудового воздействия; 4) как внутренний процесс качественного изменения сознания, чувств, взглядов, представлений, привычек и всего поведения личности»80. Анализ рассмотренных нами в качестве примера позиций по этому вопросу, без всякого сомнения, приводит нас к выводу, что между ними нет никаких принципиальных разногласий. Все авторы без оснований противопоставляют друг другу понятия «исправление» и «перевоспитание». Такой подход является неверным, как с теоретической, так и с практической стороны. Прежде всего, хочется обратить внимание на то, что оба понятия — исправление и перевоспитание — в УК Азербайджанской Республики 1960 г. \ потреблялись вместе. Следовательно, законодатель полагал, что важнейшая цель наказания — исправление и перевоспитание рассматриваются и применяются только в единстве. Однако, как справедливо отмечают некоторые авторы81, близость по содержанию этих двух понятий, а также нереальность перевоспитания преступника путем применения к нему наказания требовали уточнения этого положения ст. 20 УК Азербайджанской Республики 1960 г. Поэтому законодатель при подготовке нового УК учел этот момент и посчитал целесообразным именовать эту цель наказания только «исправление осужденного». Такой подход основан на следующих соображениях. Исправление — улучшение, изменение к лучшему. Перевоспитание — воспитание заново, переделка сознания. Следовательно, «исправить человека, совершившего преступление, — значит, изменить к лучшему лишь его отдельные взгляды, привычки. Перевоспитать человека — значить заново его воспитать, воспитать новые взгляды, представления, привычки, в совокупности образующие его личность. Поэтому, хотя УК Азербайджанской Республики 1960 г. наряду с исправлением предусматривал и перевоспитание, однако вряд ли реально ставить перед уголовным наказанием все те признаки, которыми характеризуется понятие «перевоспитание». Максимум чего можем добиться путем наказания — перестройка самосознания и самооценки осуж- денного и формирование на этой основе субъективной и объективной готовности к изменению его образа жизни и поведения, к овладению собой и самоуправлению с учетом общественных интересов, требований и норм поведения.

    Применение наказания в первую очередь направлено на то, чтобы восстановить нарушенные общественные отношения и в дальнейшем минимизировать случаи совершения преступлений. Поэтому для общества главное значение имеет то, чтобы осужденный в результате исполнения наказания стал честным, правопослушным гражданином и не совершал новых преступлений. А это может быть достигнуто путем исправления осужденного. Что же касается его перевоспитания — выработки у него новых морально- этических качеств, то для общества это имеет второстепенное значение, поскольку дефекты в моральном облике человека, в отличие от его преступных навыков, не представляют большую общественную опасность.

    Несомненным является тот факт, что перевоспитание осужденного тоже возвращает его в нормальную жизнь и исключает случаи совершения этим лицом новых преступлений. В этом смысле перевоспитание даже во многом опережает исправление осужденного, так как у перевоспитанного человека уже имеются глубоко укоренившиеся внутренние убеждения не совершать преступных деяний. Но процесс перевоспитания достаточно длительный и сложный, и вряд ли в течение 3-5 лет осуждения можно убежденно перевоспитать человека, тем более если учесть, что большинство осужденных являются совершеннолетними лицами, уже прошедшими основные этапы воспитательного воздействия окружающих.

    Все это свидетельствует о том, что применением наказания невозможно достичь цели перевоспитания осужденного, для этого наиболее приемлемы средства социально-педагогического воздействия и другие средства, применение которых должно иметь место до совершения преступления. Невозможно осуществить изменение в сознании и взглядах уже деградированной личности только с помощью средств уголовно-правового воздействия. Как справедливо отмечает профессор Ф. Ю. Самандаров, в условиях существующей системы уголовно-исполнительных учреждений наказание как социальное явление не способно осуществить цель перевоспи- іания осужденных82.

    Таким образом, мы видим, что цель перевоспитания осужденного путем исполнения в отношении него наказания нереальна как и теоретическом, так и в практическом плане. Главное здесь не в і ом, чтобы применением наказания формировать новую личность, а в том, чтобы осужденный в дальнейшем воздержался от преступных деяний. Эта цель, т. е. цель исправления, вполне реальна, и при этом неважно, осужденный не совершает новые преступления из-за боязни повторения наказания или в силу внутренней нравственной переоценки.

    Исправление как цель наказания означает, что человек, осужденный к определенному виду и размеру наказания, отбывая нака- ?ание, понял недостойность своего поведения и больше не совершает новых преступлений. Однако, как справедливо отмечают некоторые авторы, трудно провести разграничение, когда один освобожденный не совершает нового преступления из-за страха перед наказанием, а другой — вследствие изменения взглядов и убе-

    Поэтому в качестве объективных критериев при оценке того, достигнута ли цель исправления путем применения наказания, следует рассматривать только поведение осужденных лиц, отбывших наказание или освобожденных от его отбывания. А это может быть определено отношением этих лиц к режиму в уголовноисполнительных учреждениях, к труду, учебе, участию в общественной жизни и т. д.

    Исправление осужденного возможно и без применения к нему особых мер уголовно-правового воздействия. Иногда один только факт осуждения виновного от имени государства является достаточным для его исправления. Игнорирование этого часто приводит к отмене или изменению судебных приговоров. В связи с этим ин- іересньїм является постановление Апелляционного Суда Азербайджанской Республики от 14 июня 2002 г. Гражданин М. путем со- ставлення поддельных документов оформил на свое имя автозаправочную станцию, доверенную ему братом. За это Кюрдамир- ский районный суд по ст. 178.2, 221.1, 320.1 и 320.2 УК Азербайджанской Республики приговорил М. к трем годам лишения свободы. Апелляционный Суд Азербайджанской Республики, рассмотрев апелляционную жалобу адвоката М., установил, что обвиняемый может быть исправлен и без лишения свободы. Исходя из этого, апелляционная коллегия изменила приговор суда первой инстанции в отношении М. и его условно осудила к 1 году 6 месяцам лишения свободы с установлением 1 года испытательного срока83.

    Кодекс об исполнении наказаний (КИН) Азербайджанской Республики в перечень принципов уголовно-исполнительного законодательства включает такие принципы как целенаправленное использование средств исправления осужденных, повышение исправительного воздействия наказания (ст. 7). А ст. 8 КИН Азербайджанской Республики исправление осужденных определяет следующим образом: исправление осужденных — это поощрение у них законопослушности, воспитание у них уважения к человеку, обществу, труду, правилам и традициям общежития. К основным средствам исправления осужденных относятся следующие: предусмотренный порядок исполнения и отбывания наказания (режим); воспитательная работа; общественно полезный труд; общее образование; профессиональное образование и профессиональная подготовка; общественное воздействие. Средства исправления применяются к осужденным с учетом вида наказания, степени общественной опасности и характера преступления, личности и поведения осужденного. Иначе говоря, уголовно-исполнительное законодательство предусматривает индивидуальный подход к вопросу исправления осужденных.

    Уголовный закон, закрепив исправление осужденного в качестве цели наказания, предусматривает такое изменение его личности в результате применения к нему уголовно-правовых мер, которое превращает его в безопасного и безвредного для общества человека. Иными словами, исправление осужденных в качестве итогового результата нацелено на то, чтобы не допустить или же хотя бы снизить рецидивную преступность. При этом следует обратить внимание на то, что рецидив, с одной стороны, есть криминологическое понятие, а с другой — уголовно-правовое. Большинство авторов к криминологическому рецидиву относят совершение лицом нового преступления после однажды уже совершенного им, независимо от фактов судимости, истечения сроков давности и погашения судимости за первое преступление, но при наличии определенной связи между этими преступлениями, свидетельствующей о стойкости преступных устремлений личности виновного84. Уголовно-правовое понятие рецидива дано в ст. 18.1 УК Азербайджанской Республики: совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление, образует рецидив преступлений.

    Как видим из вышеизложенного, с уголовно-правовой точки зрения рецидив ограничен лишь рамками закона, а его криминологическое понятие намного шире, так как охватывает все случаи совершения лицом любых следующих после первого преступлений, в том числе независимо от погашения либо снятия судимости за предыдущее деяние. Именно по этой причине при характеристике степени достижения исправления осужденного за основу следует принимать криминологическое понятие рецидива. Законодатель, предусмотрев в числе целей наказания «исправление осужденного», стремится к тому, чтобы исключить случаи криминологического рецидива. Таким образом, об эффективности осуществления цели исправления можно судить на основе несовершения лицом, ранее осужденным, нового криминального деяния85. При этом неважно, произошли ли коренные изменения во взглядах и «духовном мире» осужденного или из-за страданий в результате примененного к нему наказания он боится совершить новое преступление.

    Следующая цель наказания — предупреждение преступлений. С. В. Полубинская считает, что цель предупреждения преступлений — наиболее важная по отношению к другим целям наказа-

    Предупреждение совершения преступлений другими лицами является одной из целей наказания, называемой общим предупреждением, или общей превенцией. Ее смысл заключается в том, чтобы угрозой наказания воздействовать на неустойчивых граждан, предупреждая тем самым возможность совершения ими преступлений. Угроза наказанием фактически направлена против тех качеств, потребностей, желаний, которые толкают человека на совершение преступления, предупреждая его о невыгодных последствиях. Иначе говоря, общее предупреждение противопоставляет ожидаемой от преступного деяния пользы невыгоду от его совершения. «Мысль о наказании, — отмечает Б. С. Волков, — если даже она не уничтожает намерение совершить преступление, во всех случаях играет роль противодействующего стимула, на фоне которого более отчетливо проявляется стойкость, сила и стремительность господствующих побуждений»86. Угрозой наказания уголовный закон, как известно, выражает требование должного поведения, поэтому осознание наказуемости поступка является важнейшей частью психологического содержания волевого процесса и выступает как контрмотив антиобщественного поведения. В общем предупреждении особую роль играют условия, в которых отбывают наказание осужденные. И. М. Гальперин пишет, что «угроза применения лишения свободы должна оказывать устрашающее воздействие на неустойчивых лиц не только возможностью назначения сравнительно большого срока этого наказания, но и условиями его отбывания, ограничениями, ему присущими»87.

    Исходя из того, что наказание и угроза наказанием — одна из детерминант человеческого поведения, мы констатируем, что их воздействие происходит через волю и разум людей. Для оценки роли психической угрозы наказания важно четкое определение круга лиц, на которых оно воздействует. Многие авторы считают, что угроза наказанием обращена на тех, кто намерен совершить преступление в силу своих аморальных качеств, пережитков прошлого. Так, например, И. С. Ной пишет: «Конечно, специфической особенностью уголовно-правовой превенции является устрашение, її в этом смысле ее действие распространяется лишь на неустойчивых граждан»88. Что касается остальных граждан, то уголовноправовые нормы, по его мнению, оказывают на них только воспитательное воздействие. Другие полагают, что общее предупреждение воздействует на всех граждан нашего общества89.

    Представляется, что будет правильным, если исходить из того, что угроза наказанием направлена на всех, но психологическое отношение самих граждан к этой угрозе, к общему предупреждению различное. Существует категория лиц, которые бояться наказания, поэтому они не совершают преступлений. Это потенциальные преступники. Есть люди, которые не боятся наказания или боятся, но не настолько, чтобы это удержало их от нарушений закона90. Это— преступники. Остальные же, как известно, не совершают преступлений, потому что преступные действия противоречат интересам общества, принципам морали и нравственности и тем самым находятся в противоречии с их собственными интересами, взглядами, убеждениями. Но это ни в коей мере не означает, как утверждает И. И. Карпец, что для всех членов общества угроза наказанием безразлична, поскольку подавляющее большинство лю- и и соблюдаю! нормы права добровольно, а не под угрозой нака-

    I ражданс. насколько бы они не были высокосознательными, не мої vi быть безразличными к существованию уголовного нака- іання Действительно, наказание в отношении высокосознательных. законопослушных граждан предупредительной роли не играем. да и сами они в этом не нуждаются. Тем не менее определенное психологическое воздействие наказания имеет место. Если даже гражданин и не намерен, не склонен совершать правонарушение, он все равно знает, что за те или иные противоправные действия наступает наказание. Поэтому он все-таки чувствует, значит, психологически оценивает угрозу наказания. Таким образом, как удерживающий эффект наказание воздействует на потенциальных преступников, объектом же общепредупредительного воздействия уголовного наказания является внутренний механизм человеческого поведения. Это означает, что нельзя недооценивать роль угрозы наказания как фактора воздействия на психику людей. Тот факт, что наказание может оказаться не самым эффективным средством воздействия на цели и поступки людей, еще не говорит о принципиальной невозможности с помощью наказания «повернуть» мысль человека в нужную сторону.

    Однако общепредупредительная цель уголовного наказания не может быть достигнута лишь в силу того, что будут предусмотрены устрашающие санкции за преступления и преступники будут жестоко караться. Успех в достижении должной цели заключается не в жестокости наказания, а в его неотвратимости, в неизбежности применения наказания или иной меры уголовно-правового принуждения в каждом случае совершения криминального деяния. Применение наказаний в отношении всех преступников оказывает воздерживающее воздействие на психику членов общества, поскольку в сознании каждого уже сформирована мысль о том, что нарушение уголовно-правовых запретов обязательно приведет к лишениям и страданиям, содержащимся в наказаниях.

    Таким образом, общее предупреждение заключается в том, что наказание воздействует на граждан самим фактом своего существования и возможностью применения, а каждый конкретный случай применения наказания к осужденному еще раз реально напоминает об этом и удерживает людей от аналогичного преступного посягательства. Данная цель уголовного наказания осуществляется с момента предусмотрения в уголовном законе наказания за то или иное деяние до момента окончательного исполнения наказания. Однако различают три стадии осуществления общепредупреди- іельной цели наказания, каждая из которых отличается своей спецификой и формами воздействия на сознание граждан: 1) издание \ головного закона, предусматривающего определенное наказание « конкретное антиобщественное деяние; 2) назначение в открытом судебном заседании конкретной меры наказания лицу, виновному и совершении преступления; 3) исполнение примененного наказания.

    Общепредупредительное воздействие уголовного наказания имеет место уже с момента издания уголовного закона, его публикации, объявления в нем того или иного деяния преступлением и наказуемым. Немаловажную роль при этом могут играть разъяснения уголовного закона для широкой общественности, проведение других мероприятий по повышению правосознания населения. В достижении общепредупредительной цели уголовного наказания особую роль играют открытые судебные разбирательства уголовных дел, проведение выездных судебных заседаний и других мероприятий, вытекающих из принципа открытости уголовного судопроизводства. Вышеизложенное свидетельствует о том, что общепредупредительная цель наказания имеет комплексный характер и рассчитана воздействовать на психику всех в обществе.

    Предупреждение совершения осужденным новых преступлений является одной из целей наказания и в уголовном праве называется специальным предупреждением, или специальной превенцией. Эта цель наказания весьма близко соприкасается с другой, уже рассмотренной целью уголовного наказания — исправлением осужденного. Близость этих целей состоит в том, что и в одном и в другом случае несовершение осужденным нового преступления — необходимое обстоятельство их реализации. Однако если цель исправления направлено на то, чтобы осужденный впредь не совер- шал преступлений, то цель специальной превенции должна показать преступнику, что за его антиобщественное, противоправное поведение он в обязательном порядке будет наказан. Таким образом, если для достижения цели исправления в отношении осужденного применяются меры воспитательного воздействия наряду с другими мерами уголовно-правового характера, то цель специальной превенции может быть достигнута применением уголовного наказания в неизбежном порядке. Цель предупреждения совершения новых преступлений со стороны осужденного может осуществляться более широкими средствами, чем цель его исправления. Эта цель может быть достигнута и путем исправления преступника, и путем его устрашения, равно как созданием условий, физически исключающих возможность совершения осужденным новых преступлений.

    Необходимо заметить, что такая цель наказания, как частная превенция, должна быть направлена на лиц, совершивших умышленное преступление. «Наказания, предусмотренные за неосторожные преступления, например, связанные с использованием транспортных средств (источника повышенной опасности), — вообще трудно обосновать с точки зрения специальнопредупредительного воздействия, поскольку лица, их совершающие, по своим психологическим и нравственным характеристикам вряд ли отличаются от среднестатистического законопослушного гражда- нина»

    Не менее значимым в социологическом аспекте является постановка перед наказанием и достижение им такой цели, как удовлетворение общественного правосознания. Среди значительной

    части криминалистов до сих пор наблюдается недооценка данной

    цели, и даже ее категорическое отрицание , хотя достаточно представительна, как уже отмечалось выше, и группа сторонников, считающих, что одной из целей наказания является воздействие на правосознание тех членов общества, которые не относятся к кате- юрии фактических или потенциальных правонарушителей. В чем же суть признания целью наказания удовлетворения общественного правосознания и почему несостоятельна критика данной позиции?

    В сущности, никем на оспаривается мысль о том, что законодательная и правоприменительная деятельность должны оказывать воспитательное воздействие на все население, способствуя формированию у него правосознания91. Но столь же неоспоримо, что с точки зрения категориальной принадлежности воспитание общественного правосознания следует рассматривать не в качестве цели наказания, а в качестве одного из его принципов.

    В современных условиях, несмотря на значительные успехи в правовом воспитании населения, еще не достигнут такой уровень общественного правосознания, при котором не существовало бы различий (иногда существенных) между требованиями общественности и решениями, вытекающими из научного анализа объективных потребностей общественного развития92. В этой связи возникает вопрос, должны ли законодатель в процессе правотворчества, а суд при применении уголовно-правовых санкций считаться с реальным состоянием общественного правосознания, стремиться к удовлетворению и тех его требований, которые не в полной мере обладают атрибутами научности, или же, ориентируясь исключительно на научные представления, они могут полностью игнорировать требования общественного правосознания, расходящиеся с этими представлениями? Любой однозначный ответ был бы неправильным, потому что поставленные вопросы отражают реально существующие диалектические противоречия между объективным и субъективным, рациональным и эмоциональным, должным и сущим, а потому разрешать их в большинстве случаев следует не путем отрицания одной из сторон противоречия, а посредством «снятия» в результате определенного компромисса. Стремясь в процессе построения и применения уголовно-правовых санкций к \ дои ісіпореиию общественного правосознания, законодатель и еооі неї степно суд не должны забывать о воспитательной задаче, осуществляя воспитательную функцию, о необходимости не всту- нап. в острый конфликт с требованиями, вытекающими из обыденного правосознания населения. Это взаимосвязанные процессы, и правосознание людей составляет необходимую идеологическую и социально-психологическую предпосылку подлинной демократичности правотворческого и правоприменительного процессов93.

    Судебной деятельности по назначению наказания принадлежит важная роль в поддержании общественного правосознания на определенном уровне, в обеспечении нормального режима его функционирования, в устранении из него деструктивных элементов. Преступления ведут к отрицательным сдвигам в индивидуальном правосознании людей и тем самым деформируют общественное правосознание. Они не только находятся в противоречии с господствующими правовыми взглядами и убеждениями, но и вызывают отрицательные правовые эмоции, образующие один из элементов правосознания. Преступления порождают в общественном правосознании гнев и возмущение, а вместе с этим и требование, чтобы преступник, причинивший вред другим людям, и сам претерпел определенные лишения и страдания в качестве возмездия за содеянное.

    Широкое обсуждение законопроектов, разъяснение социальноправовой сущности принятых законов, правильное и убедительное их применение в соответствии с потребностями общества укрепляют у населения правосознание, усиливают уверенность в незыблемости правопорядка и неотвратимости ответственности правонарушителей, формируют нетерпимое отношение к нарушениям законности. На необходимость удовлетворения общественного правосознания при выработке и осуществлении уголовно-правовой политики следует обратить особое внимание.

    Игнорирование требований общественного правосознания при построении и применении уголовно-правовых санкций может иметь неблагоприятные последствия не только для процесса дальнейшей демократизации, интенсивно проходящего во всех сферах развитого общества, но и для организации борьбы с преступностью.

    На современном этапе, когда роль общественности в борьбе с преступностью неизмеримо возросла, поддержка общественностью мероприятий по борьбе с преступностью, ее активное участие в ликвидации этого отрицательного социального явления могут быть обеспечены лишь при наличии у населения убежденности в том, что законодательная и правоприменительная деятельность развиваются по правильному пути. Важным средством активизации участия населения в борьбе с преступностью является удовлетворение общественного правосознания при построении и применении наиболее острого оружия — уголовно-правовых санкций. Достижение этой цели на практике ничего антигуманистического в себе не содержит и отнюдь не ведет к тому, что «неизбежно вся карательная система будет проникнута духом неоправданной жестокости, встанет в явное противоречие с задачей разумного и целесообразного построения борьбы с преступностью. »94.

    При выработке правильного отношения к этой цели нельзя упускать, однако, из виду, что она корреспондирует с общевоспитательной функцией уголовного права. Законодателю и суду, заботясь об удовлетворении общественного правосознания, следует идти «немного впереди», выполняя тем самым воспитательную роль. Как справедливо замечает В. Н. Кудрявцев, «необходимо учитывать реальное состояние правосознания населения, включая общественное мнение о существующих мерах государственного принуждения, вместе с тем следует активно повышать уровень правовой культуры населения, расширять его знания в области государственного и правового строительства ш.

    Анализ целей наказания показывает, что они составляют целостную систему. Данная система состоит, как уже было отмечено, из четырех элементов, взаимосвязь и взаимодействие которых дает в совокупности особенности системности. Хотя эти цели отличаются как по своему значению, так и по формам и средствам осуществления, их связывает конечный результат — сведение к минимуму преступности и тем самым надежная, гарантированная охрана тех социальных ценностей, на которые посягают преступники. Система целей наказания может быть представлена с помощью следующей схемы:

    Несомненно, приведенная схема и разделение в ней целей наказания на две группы имеет весьма условный характер, поскольку, с одной стороны, все цели наказания существуют вместе и осуществляются общими усилиями государственных органов и общественности, а с другой стороны, нет резкой границы между целями наказания и применением наказания, начинает действовать вся система целей наказания как единый правовой механизм. Составные элементы рассматриваемой системы не являются равнозначными. Ранжирование их социального значения должно производиться в зависимости от видовой принадлежности преступлений и лиц, их совершающих. Конкретное определение значимости целей наказания должно производиться судом.

    Однако такая классификация целей наказания имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение. Дело в том, что суд должен индивидуально подходить к вопросу выбора вида и размера наказания, учитывая степень достигаемости той или иной цели наказания. Это касается в первую очередь целей наказания, осуществляемых в отношении конкретного осужденного.

    Подводя итог рассмотренным вопросам, мы полагаем, что при избирании того или иного вида наказания суд обязан исходить из того, что цели наказания достигаются органическим единством его назначения и исполнения. Назначение справедливого, соразмерного тяжести содеянного и общественной опасности виновного наказания является залогом успешного достижения целей наказания. Вместе с тем не менее значимо и надлежащее исполнение назначенного судом наказания.

    lawbook.online

    Смотрите так же:

    • Приказ врт минздрав Приказ Министерства здравоохранения РФ от 1 февраля 2018 г. № 43н "О внесении изменения в порядок использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказания и ограничения к их применению, утвержденный приказом Министерства […]
    • 228 ст ук россии 228 ст ук россии Законодательство Российской Федерации Поправки в УК РФ, вступившие в силу с 12 мая 2004 года, существенно изменили ситуацию уголовно-правового регулирования ответственности за незаконный оборот наркотических средств и […]
    • Помощник прокурора обязанности Прокуратура Московской области Условия и порядок приёма на службу в органы прокуратуры, требования, предъявляемые к лицам, назначаемым на прокурорские должности в прокуратуре, определены Федеральными законами «О прокуратуре Российской […]
    • Приобретение право собственности на недвижимость Основание приобретения прав на недвижимое имущество - договоры и сделки Пункт 1 ст. 8 ГК РФ устанавливает девять оснований возникновения гражданских прав и обязанностей. В пункте 2 этой статьи содержится правило, согласно которому […]
    • Если пострадавшие не являются в суд Последствия неявки в судебное заседание (С.Пунько, судья суда № 2 г. Петропавловска) судья суда № 2 г. Петропавловска В гл. 11 ГПК предусмотрены разнообразные способы извещений и вызовов граждан в судебное заседание, но достоверным […]
    • Правила на тему дружба Урок ОРКСЭ на тему «Дружба» Презентация к уроку Внимание! Предварительный просмотр слайдов используется исключительно в ознакомительных целях и может не давать представления о всех возможностях презентации. Если вас заинтересовала данная […]