Федеральным законом о свободе совести и религиозных объединениях

Федеральный закон от 6 апреля 2015 г. N 80-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» и отдельные законодательные акты Российской Федерации»

Принят Государственной Думой 27 марта 2015 года

Одобрен Советом Федерации 1 апреля 2015 года

Внести в Федеральный закон от 26 сентября 1997 года N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, N 39, ст. 4465; 2002, N 12, ст. 1093; N 30, ст. 3029; 2003, N 50, ст. 4855; 2004, N 27, ст. 2711; 2008, N 30, ст. 3616; 2011, N 27, ст. 3880; 2013, N 27, ст. 3472, 3477; 2015, N 1, ст. 58) следующие изменения:

1) статью 1 дополнить словами «, в том числе особенности их гражданско-правового положения»;

«1. Религиозной организацией признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном законом порядке зарегистрированное в качестве юридического лица. Вопросы участия учредителей и иных юридических или физических лиц в деятельности религиозных организаций определяются уставом и (или) внутренними установлениями религиозных организаций. Учредитель (учредители) религиозной организации может выполнять функции органа религиозной организации или членов коллегиального органа религиозной организации в порядке, установленном уставом и внутренними установлениями религиозной организации.»;

б) дополнить пунктом 8 1 следующего содержания:

«8 1 . Порядок образования органов религиозной организации и их компетенция, порядок принятия решений этими органами, а также отношения между религиозной организацией и лицами, входящими в состав ее органов, определяются уставом и внутренними установлениями религиозной организации.»;

в) дополнить пунктом 10 следующего содержания:

«10. В отношении религиозных организаций положения пункта 5 статьи 50 и статьи 53 1 Гражданского кодекса Российской Федерации не применяются.»;

3) статью 9 дополнить пунктом 5 следующего содержания:

«5. В решении об учреждении религиозной организации указываются сведения об учреждении религиозной организации, утверждении ее устава, избрании (назначении) органов религиозной организации.»;

4) дополнить статьей 13 1 следующего содержания:

«Статья 13 1 . Реорганизация религиозной организации

Реорганизация религиозной организации осуществляется по основаниям и в порядке, предусмотренным гражданским законодательством. Религиозная организация не может быть преобразована в юридическое лицо другой организационно-правовой формы.».

Внести в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, N 32, ст. 3301; 2005, N 27, ст. 2722; 2006, N 52, ст. 5497; 2014, N 19, ст. 2304) следующие изменения:

1) в пункте 4 статьи 49 слова «в соответствии с» исключить;

2) пункт 2 статьи 123 26 изложить в следующей редакции:

«2. Гражданско-правовое положение религиозных организаций определяется настоящим Кодексом и законом о свободе совести и о религиозных объединениях. Положения настоящего Кодекса применяются к религиозным организациям, если иное не установлено законом о свободе совести и о религиозных объединениях и другими законами.

Религиозные организации действуют в соответствии со своими уставами и внутренними установлениями, не противоречащими закону.

Порядок образования органов религиозной организации и их компетенция, порядок принятия решений этими органами, а также отношения между религиозной организацией и лицами, входящими в состав ее органов, определяются в соответствии с законом о свободе совести и о религиозных объединениях уставом и внутренними установлениями религиозной организации.».

Пункт 1 статьи 19 Федерального закона от 30 ноября 1994 года N 52-ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, N 32, ст. 3302; 2014, N 19, ст. 2329; N 45, ст. 6156; 2015, N 1, ст. 59) дополнить абзацем следующего содержания:

«Указанные в абзаце первом настоящего пункта юридические лица, которые являются религиозными организациями, могут привести свои учредительные документы в соответствие с законодательством Российской Федерации и обратиться с заявлением о внесении сведений о них в единый государственный реестр юридических лиц в срок до 1 января 2016 года.».

Пункт 2 статьи 6 Федерального закона от 12 января 1996 года N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 3, ст. 145; 1998, N 48, ст. 5849) изложить в следующей редакции:

«2. Учредители, участники (члены) общественных и религиозных организаций (объединений) не сохраняют прав на переданное ими этим организациям в собственность имущество, в том числе на членские взносы. Учредители, участники (члены) общественных и религиозных организаций (объединений) не отвечают по обязательствам указанных организаций (объединений), а указанные организации (объединения) не отвечают по обязательствам своих учредителей, участников (членов).».

Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

rg.ru

Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26.09.1997 N 125-ФЗ ст 27 (ред. от 05.02.2018)

Статья 27. Заключительные положения

1. Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

2. Правительству Российской Федерации принять необходимые для реализации настоящего Федерального закона нормативные правовые акты.

3. Уставы и иные учредительные документы религиозных организаций, созданных до вступления в силу настоящего Федерального закона, подлежат приведению в соответствие с настоящим Федеральным законом. Уставы и иные учредительные документы религиозных организаций до их приведения в соответствие с настоящим Федеральным законом действуют лишь в той части, которая не противоречит настоящему Федеральному закону.

Перерегистрация религиозных организаций, в отношении которых имеются основания для их ликвидации либо запрета их деятельности, указанные в пункте 2 статьи 14 настоящего Федерального закона, не производится. При отказе в перерегистрации по указанным основаниям федеральный орган юстиции или его территориальный орган в соответствующем субъекте Российской Федерации передает материалы в суд.

Абзацы третий — четвертый утратили силу. — Федеральный закон от 13.07.2015 N 261-ФЗ.

Местные религиозные организации, не входящие в структуру централизованной религиозной организации того же вероисповедания, в течение десяти лет со дня их государственной регистрации при создании не пользуются правами, предусмотренными пунктом 3 (за исключением права создавать образовательные организации, реализующие дополнительные общеобразовательные программы в отношении совершеннолетних граждан) и пунктом 4 статьи 5, пунктом 5 статьи 13, пунктом 3 статьи 16, пунктом 2 статьи 18 (применительно к средствам массовой информации), пунктом 2 статьи 20 настоящего Федерального закона, а также не вправе выступать учредителями централизованной религиозной организации.

4. Государственная перерегистрация религиозных организаций, созданных до вступления в силу настоящего Федерального закона, должна быть проведена не позднее 31 декабря 2000 года в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона. По истечении указанного срока религиозные организации, не прошедшие перерегистрацию, подлежат ликвидации в судебном порядке по требованию федерального органа юстиции или его территориального органа в соответствующем субъекте Российской Федерации.

5. Признать утратившими силу Закон РСФСР «О свободе вероисповеданий» (Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1990, N 21, ст. 240; Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, N 5, ст. 346) и Постановление Верховного Совета РСФСР «О порядке введения в действие Закона РСФСР «О свободе вероисповеданий» (Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1990, N 21, ст. 241) со дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

fzrf.su

Анализ закона о свободе совести и религиозных объединениях

Начнем, как говорится, от печки. Я всегда говорила, говорю и буду говорить одно: закон подлежит БУКВАЛЬНОМУ толкованию. То бишь – «добуквенному», «дозапятому», подробнейшему и въедливому. Значение слов необходимо смотреть в современных толковых словарях, а не устаревшем Дале или Ожегове, поскольку язык – это живая, постоянно видоизменяющаяся материя.

Итак. В самом начале Преамбула закона содержит дискриминационные положения, в соответствии с которыми признается «особая роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры», и указание на уважение «христианства, ислама, буддизма, иудаизма и других религий, составляющих неотъемлемую часть исторического наследия народов России». Какие именно религии к ним относятся? В чем проявляется «уважение»? Какие привилегии православным даст «особая роль» данной религии в России? И как быть с иными религиями, не относящимися к «историческому наследию»?

Далее, статья 1 говорит о предмете регулирования ФЗ – «правоотношения в области прав человека и гражданина на свободу совести и вероисповедания». Но, как видно из дальнейшего текста закона, о свободе совести никоим образом не говорится и не упоминается, закон регулирует лишь правоотношения, возникающие в связи с исповеданием человеком той или иной религии (естественно, вниманием обделены атеисты и агностики).

Часть 2 ст. 3 указывает, что «Право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства». И если более-менее понятно с основами, здоровьем, правами и интересами, обороной и безопасностью, то вопрос о нравственности как всегда остается открытым. Что это? От чего ее нужно защищать? Как должно проявляться негативное влияние на «нравственность» моего (вашего, или еще чьего бы то ни было) права на свободу совести и вероисповедания? И на чью нравственность оно должно влиять? Общественную или частную?

Часть 5 ст. 3 гласит, что «Никто не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться принуждению при определении своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях, в деятельности религиозных объединений, в обучении религии. Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих». Окей, замечательное положение. Но! Какого фига в таком случае совершаются обряды крещения младенцев? Заталкивание детей в церковь? Насаждение им ОПК в школах (об этом будет отдельная статья)?

Часть 6 той же статьи содержит веселенькое положение – «Проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются». То есть, вдали можно?))

Часть 3 ст. 4, гласящая об обеспечении государством налоговых или иных льгот религиозным организациям, а также об оказании им «финансовой, материальной и иной помощи», лично у меня вызывает лютый баттхерт, и заставляет биться многострадальной юридической головой об стол.

Часть 4 той же статьи говорит, что «Деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления не сопровождается публичными религиозными обрядами и церемониями». То есть непубличные религиозные обряды вполне себе могут иметь место где-нибудь в госдуре? Хотя, по-моему, они итак отправляют некие обряды, растафарианские, например.

Чудное указание на то, что «Должностные лица органов государственной власти, других государственных органов и органов местного самоуправления, а также военнослужащие не вправе использовать свое служебное положение для формирования того или иного отношения к религии» вхлам попирается всеми, от целующегося с Кирочкой Путина до какой-нибудь муниципальной мелкоты.

Мне категорически не нравится, не нравилось и никогда не понравится норма, в соответствии с которой родители имеют право на воспитание детей в соответствии со своими убеждениями, «с учетом права на свободу совести и свободу вероисповедания». Это положение ну никак не соотносится с самим понятие «свободы». И что значит «с учетом»? Вообще, родители не должны иметь права крестить детей, таскать их на религиозные обряды и т.д. Как говорил Докинз – «Нет детей-католиков, есть дети родителей католиков».

А вот это меня просто убивает: «По просьбам религиозных организаций соответствующие органы государственной власти в Российской Федерации вправе объявлять религиозные праздники нерабочими (праздничными) днями на соответствующих территориях». С КАКОГО, КАРЛ?!

Смотрим далее. Относительно религиозных организаций и групп – нигде не установлен минимальный допустимый возраст их членов, хотя при этом вроде как запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения.

И если более-менее нормальны, юридически сухи и относительно терпимы положения о регистрации религиозных организаций, их уставе и прочем, то с отказом в регистрации возникает загвоздка. Статья 12 указывает:

«Религиозной организации может быть (. ) отказано в государственной регистрации в случаях, если:
1)цели и деятельность религиозной организации противоречат Конституции и законодательству;
2)создаваемая организация не признана в качестве религиозной;
3устав и другие представленные документы не соответствуют требованиям законодательства Российской Федерации или содержащиеся в них сведения не достоверны;
4)в едином государственном реестре юридических лиц ранее зарегистрирована организация с тем же наименованием;
5)учредитель (учредители) неправомочен».
То есть – нет императива в отказе. А если его нет, должностное лицо никоим образом не привлечь к ответственности за то, что он зарегистрировал какую – нибудь «Божью волю» (хотя, к слову, они – «Некоммерческое партнерство гражданских инициатив»), или нечто подобное.
Радует, что хотя бы список основания для ликвидации религиозной организации и запрета на деятельность организации или группы императивен и достаточно грамотен.

Едем дальше. Так никто и ни хрена не понимает, что есть «богослужения, другие религиозные обряды и церемонии», чем они отличаются друг от друга и зачем все три использовать в законе.

Ну и самое «любимое». Право собственности религиозных организаций, которое у них имеется на имущество, «приобретенное или созданное ими за счет собственных средств, пожертвованное гражданами, организациями или переданное религиозным организациям в собственность государством». Государством, КАРЛ. Я молчу про то, что на имущество богослужебного назначения (движимое и недвижимое) не может быть обращено взыскание по претензиям кредиторов. Не может, КАРЛ.

А уж земля… ммм… «Религиозные организации вправе использовать для своих нужд земельные участки, здания и имущество, предоставляемые им государственными, муниципальными, общественными и иными организациями и гражданами, в соответствии с законодательством Российской Федерации. Передача в установленном порядке в пользование религиозным организациям культовых зданий и сооружений с относящимися к ним земельными участками и иного имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности, осуществляется безвозмездно». Ну разве не прелесть?))

В религиозных организациях есть еще и трудовые правоотношения, да. Но только в тех случаях, если таковые предусмотрены их уставами. А так – «Работники религиозных организаций, а также священнослужители подлежат социальному обеспечению, социальному страхованию и пенсионному обеспечению в соответствии с законодательством Российской Федерации». С какого, КАРЛ. И кто такие «священнослужители», КАРЛ. Нигде нет определения, которое бы юридически грамотно и понятно поясняло данный термин.

Меня, конечно, порадовало немного, что религиозные организации подвергаются по ФЗ внеплановым проверкам, но… но я так думаю, они заканчиваются осенением прокуренышей себя крестным знаменем, распитием кагора и совместным пилением бабла.

Вывод… надо же делать какой – то вывод. А нет вывода. Как пел Летов – «Всё летит в…».

zdravomyslie.info

Внесение изменений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»

Внести в Федеральный закон от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, №39, ст. 4465; 2000, № 14, ст. 1430; 2002, № 12, ст. 1093; № 30, ст. 3029; 2003, № 50, ст. 4855; 2004, №27, ст. 2711; 2006, №29, ст. 3122; 2008, №9, ст. 813, №30, ст. 3616; 2010, №49, ст. 6424; 2011, №27, ст. 3880) следующие изменения:

1) пункт 2 статьи 7 изложить в следующей редакции: «2. Граждане, образовавшие религиозную группу, в письменной форме уведомляют о ее создании и начале деятельности территориальный орган федерального органа исполнительной власти, уполномоченный в сфере государственной регистрации религиозных организаций (далее -федеральный орган государственной регистрации), по месту осуществления деятельности религиозной группы.

В уведомлении о создании и начале деятельности религиозной группы указываются сведения о дате ее создания, вероисповедании, местах совершения богослужений, других обрядов и церемоний, руководителе и гражданах, образовавших религиозную группу, с указанием их фамилий, имен, отчеств, места жительства.»;

2) в пункте 9 статьи 8:

а) абзац первый изложить в следующей редакции:

«9. Религиозная организация обязана информировать орган, уполномоченный принимать решение о государственной регистрации религиозной организации, об изменении сведений, указанных в пункте 1 статьи 5 Федерального закона от 8 августа 2001 года № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»), за исключением сведений о полученных лицензиях, в течение трех дней с момента таких изменений. Решение о направлении соответствующих документов в уполномоченный в соответствии со статьей 2 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» федеральный орган исполнительной власти (далее — уполномоченный регистрирующий орган) принимается в том же порядке и в те же сроки, что и решение о государственной регистрации религиозной организации.»;

б) в абзаце втором слова «органа, принявшего решение о государственной регистрации религиозной организации» заменить словами «органа, уполномоченного принимать решение о государственной регистрации религиозной организации»;

а) пункт 1 изложить в следующей редакции:

«1. Учредителями местной религиозной организации могут быть не менее десяти граждан Российской Федерации, достигших возраста восемнадцати лет и постоянно проживающих в одной местности либо в одном городском или сельском поселении, объединенных в религиозную группу, ранее уведомивших орган, уполномоченный принимать решение о государственной регистрации религиозной организации, о создании религиозной группы или имеющих подтверждение о вхождении религиозной группы в структуру централизованной религиозной организации того же вероисповедания, выданное указанной организацией.»;

абзац четвертый дополнить словами «(далее — Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности»).»; 4) в статье 11:

а) в абзаце втором пункта 1:

в первом предложении слова «федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области государственной регистрации общественных объединений (далее — федеральный орган государственной регистрации),» заменить словами «федеральным органом государственной регистрации»;

в третьем предложении слова «Правительством Российской Федерации» заменить словами «федеральным органом государственной регистрации по согласованию с уполномоченным регистрирующим органом»;

абзац шестой изложить в следующей редакции:

«документ, подтверждающий вхождение религиозной группы в централизованную религиозную организацию того же вероисповедания, выданный руководящим центром этой религиозной организации;»;

абзац седьмой после слов «методах его деятельности,» дополнить словами «о местах паломничества,»;

абзац десятый признать утратившим силу;

5) в пункте 4 статьи 14:

в абзаце втором слова «орган, принявший решение о государственной регистрации данной религиозной организации при ее создании» заменить словами «орган, уполномоченный принимать решение о государственной регистрации религиозной организации в соответствии с пунктами 2-4 статьи 11 настоящего Федерального закона»;

в абзаце пятом слова «Правительством Российской Федерации» заменить словами «федеральным органом государственной регистрации по согласованию с уполномоченным регистрирующим органом»;

6) в пункте 3 статьи 27:

а) абзацы третий и четвертый признать утратившими силу;

б) дополнить абзацем следующего содержания:

«Местные религиозные организации, не входящие в структуру централизованной религиозной организации того же вероисповедания, в течение десяти лет со дня их государственной регистрации при создании не пользуются правами, предусмотренными пунктами 3 и 4 статьи 5 (за исключением образовательных организаций, реализующих дополнительные общеобразовательные программы в отношении совершеннолетних граждан), пунктом 5 статьи 13, пунктом 3 статьи 16, пунктом 2 статьи 18 (применительно к средствам массовой информации), пунктом 2 статьи 20 настоящего Федерального закона, а также не вправе выступать учредителями централизованной религиозной организации.».

При государственной регистрации местной религиозной организации уполномоченный орган самостоятельно запрашивает сведения о существовании религиозной группы на конкретной территории в соответствующем органе местного самоуправления в случае, если религиозная группа, в которую объединены учредители регистрируемой религиозной организации, создана до вступления в силу настоящего Федерального закона.

Признать утратившими силу:

1) абзацы седьмой и восьмой пункта 29 статьи 2 Федерального закона от 21 марта 2002 года № 31 -ФЗ «О приведении законодательных актов в соответствие с Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2012, № 12, ст. 1093);

2) пункт 1 статьи 22 Федерального закона от 1 июля 2011 года № 169-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2011, № 27, ст. 3880).

к проекту федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» и признании утратившими силу положений отдельных законодательных актов Российской Федерации»

Проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» и признании утратившими силу положений отдельных законодательных актов Российской Федерации» разработан по итогам мониторинга применения нормативных правовых актов Российской Федерации, регулирующих правовое положение, порядок создания и деятельности религиозных организаций, а также норм международного права в данной сфере и в сфере соблюдения прав на свободу совести и свободу вероисповедания.

Основными целями законопроекта являются:

1) отмена противоречащего положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод требования о необходимости подтверждения пятнадцатилетнего срока существования религиозной группы на данной территории для ее государственной регистрации в качестве религиозной организации;

2) совершенствование правового регулирования порядка создания и государственной регистрации религиозных организаций;

3) отмена обязанности религиозных организаций ежегодно помимо отчета по установленной форме предоставлять дублирующую информацию о продолжении своей деятельности.

Вступившим в законную силу 10 марта 2010 г. решением Европейского Суда по правам человека (далее — Европейский Суд) по делу «Кимля и другие против России» (жалобы №№76836/01 и 32782/03) установлено несоответствие части 1 статьи 9 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», согласно которой обязательным условием для регистрации религиозной организации является необходимость подтверждения существования религиозной группы на протяжении не менее 15 лет, положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Европейский Суд указал, что названная норма не отвечает критерию необходимости в демократическом обществе, который является одним из условий правомерного ограничения прав и свобод человека.

Европейский Суд отметил, что «такого рода положения о сроках рассмотрения и ожидания находятся в противоречии с обязательствами ОБСЕ о предоставлении религиозным группам юридического статуса хотя бы базового уровня. что конкретная форма юридического лица зависит от правовой системы, но возможность получать какую-нибудь из таких форм абсолютно необходима для согласия с принципами ОБСЕ» (пункт 68).

В соответствии с Конституцией Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права, наряду с международными договорами Российской Федерации, являются составной частью ее правовой системы (часть 4 статьи 15, часть 1 статьи 17 Конституции Российской Федерации).

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 5 февраля 2007 г. № 2-П, не только Конвенция о защите прав человека и основных свобод, но и решения Европейского Суда по правам человека — в той части, в какой ими, исходя из общепризнанных принципов и норм международного права, дается толкование содержания закрепленных в Конвенции прав и свобод, — являются составной частью российской правовой системы, а потому должны учитываться федеральным законодателем при регулировании общественных отношений.

В связи с изложенным предлагается отменить обязанность представлять для государственной регистрации создания местной религиозной организации, не имеющей подтверждения о вхождении в централизованную религиозную организацию, документ, подтверждающий ее существование в качестве религиозной группы на протяжении не менее пятнадцати лет (пункт 5 статьи 11 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»).

Отмена «правила 15 лет» позволит устранить препятствие в получении статуса юридического лица для представителей новых религиозных течений, существующих на территории Российской Федерации менее указанного срока и не имеющих собственных централизованных структур, при условии обязательного проведения в отношении таких религиозных организаций государственной религиоведческой экспертизы в порядке, установленном приказом Минюста России от 18 февраля 2009 г. №53 «О государственной религиоведческой экспертизе».

Данным изменением обусловлено предложение о корректировке ограничений, установленных действующей редакцией Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» в отношении религиозных организаций, не имеющих документа, подтверждающего их существование на соответствующей территории на протяжении не менее пятнадцати лет. Так, помимо отмены требования о ежегодной перерегистрации таких организаций до наступления указанного пятнадцатилетнего срока, законопроект предусматривает сокращение периода, в течение которого на местные религиозные организации, не входящие в структуру централизованной религиозной организации того же вероисповедания, будут распространяться ограничения, установленные абзацем четвертым пункта 3 статьи 27 действующей редакции Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Кроме того, законопроект предполагает изменение порядка уведомления о создании религиозной группы: такое уведомление будет представляться в территориальный орган федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в сфере государственной регистрации религиозных организаций.

Это позволит, с одной стороны, избежать необходимости представления для государственной регистрации местной религиозной организации, не входящей в структуру централизованной религиозной организации, специального подтверждения, выданного органом местного самоуправления.

С другой стороны, уведомление органа юстиции о создании религиозной группы, в котором будет содержаться информация о местах совершения богослужений, других обрядов и церемоний, позволит религиозной группе воспользоваться правом беспрепятственно без предварительного уведомления органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации или органов местного самоуправления проводить религиозные собрания в зданиях, помещениях и иных местах, специально предоставленных религиозной группе для этих целей на основании гражданско-правового договора. Актуальность подобных изменений обусловлена приведением статьи 16 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» в соответствие с Конституцией Российской Федерации в части регулирования порядка проведения публичных богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, включая молитвенные и религиозные собрания, вне культовых зданий и сооружений, а также вне специально отведенных или предоставленных для этого мест (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2012 г. № 30-П).

Наряду с указанным законопроект предусматривает внесение в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» изменений, направленных на приведение его положений в соответствие с нормами базового Федерального закона «О некоммерческих организациях» в части правового регулирования порядка взаимодействия органов юстиции с налоговыми органами и сроков принятия отдельных решений при государственной регистрации религиозных организаций. Законопроектом также предлагается отменить обязанность религиозных организаций ежегодно предоставлять, помимо отчета по установленной форме (статья 32 Федерального закона «О некоммерческих организациях»), дублирующую информацию о продолжении своей деятельности (статья 8 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»).

ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
РАСПОРЯЖЕНИЕ
от 24 марта 2014 г. № 434-р
МОСКВА

1. Внести в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» и признании утратившими силу положений отдельных законодательных актов Российской Федерации».

2. Назначить статс-секретаря — заместителя Министра юстиции Российской Федерации Любимова Юрия Сергеевича официальным представителем Правительства Российской Федерации при рассмотрении палатами Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» и признании утратившими силу положений отдельных законодательных актов Российской Федерации».

www.fondsp.org

«Антимиссионерский» закон подлежит отмене как антиконституционный

24 июня 2016 года в третьем чтении Государственная Дума все же приняла закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности».

Сказать, что принятый в завершении работы Думы закон вызвал недоумение специалистов, значит не сказать ничего. По сути, в утвержденной редакции указанный нормативно-правовой акт противоречит интересам Российской Федерации, так как нарушает фундаментальные права ее граждан (как минимум нескольких миллионов законопослушных россиян, исповедующих различные формы протестантизма) и не соответствует действующей Конституции Российской Федерации.

Так, принятый закон вносит дополнения в закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» в виде Главы III 1 , которая содержит определение миссионерской деятельности: «Миссионерской деятельностью признается деятельность религиозного объединения, направленная на распространение информации о своем вероучении среди лиц, не являющихся участниками (членами, последователями) данного религиозного объединения, в целях вовлечения указанных лиц в состав участников (членов, последователей) религиозного объединения, осуществляемая непосредственно религиозными объединениями либо уполномоченными ими гражданами и (или) юридическими лицами публично, при помощи средств массовой информации, информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» либо другими законными способами».

Таким образом, миссионерская деятельность, по сути, является известным российскому праву «распространением религиозных убеждений», право на которое гарантировано ст. 28 Конституции РФ и ст. 3 закона «О свободе совести и о религиозных объединениях».

В Российской Федерации каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

При этом конституционная норма подразумевает формулу именно «каждому», что включает как граждан, так и религиозные объединения. Принятый Государственной Думой закон, приводя «распространение религиозных убеждений» и «миссионерскую деятельность» как синонимичные понятия, наделяет этим правом только религиозные объединения, но не граждан.

В этой связи возникают закономерные вопросы:

1) Если гражданин будет распространять свои «религиозные убеждения», будет ли это являться осуществлением им «миссионерской деятельности»?

2) Если гражданин «распространяет религиозные убеждения» и призывает разделить их, включая его религиозную практику, состоящую в том числе в посещении богослужений определенного религиозного объединения, является ли он при этом миссионером этого религиозного объединения, если сам не является его членом, но ассоциирует себя с ним?

3) Почему индивидуальная свобода вероисповедания гражданина связывается законодателем с его членством в религиозном объединении? А если гражданин хочет воспользоваться своей свободой вероисповедания, распространяя свои убеждения, но членом объединения себя не считает, или не хочет связывать себя формальным членством, но богослужения религиозного объединения посещать хочет?

4) Если распространение информации о своем вероучении среди лиц, не являющихся участниками (членами, последователями) конкретного религиозного объединения, проводится не в целях вовлечения указанных лиц в состав участников (членов, последователей) этого религиозного объединения, как это определить? Так, проповедь Евангелия, которая является фундаментальной частью практики большинства протестантских конфессий, в какой именно момент перестает быть распространением религиозных убеждений и становится миссионерской деятельностью? Тот, на кого направлена проповедь, должен сразу изъявить желание стать членом религиозного объединения, или может принять такое решение спустя годы? А если у религиозного объединения нет цели сделать человека членом своей организации, только последователем своей религии в целом?

5) Если распространение информации о своем вероучении заключается в распространении общедоступных религиозных текстов (например, Библии) это уже «миссионерская деятельность» или еще нет? Для протестантов важно в первую очередь распространять именно «Слово Божие».

6) А если религиозное объединение распространяет информацию (например о христианской вере), а лица, которые эту информацию получают, принимают решение стать членами другого (похожего) религиозного объединения, – «миссионерская деятельность» будет иметь место или нет?

7) Кто будет контролировать и определять, была ли «миссионерская деятельность» и кем в конкретном случае (гражданином или членом объединения) были совершены миссионерские действия и какие? Как подобный контроль будет соответствовать праву граждан на охраняемую законом «религиозную тайну» [1] и праву на частную жизнь, гарантированную Конституцией РФ?

8) В чем разница между распространением «публично, при помощи средств массовой информации, информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»? Распространение через СМИ и Интернет – это всегда публично или нет? Так, по аналогии ст. 280.1 УК РФ подразумевает наказание за «публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации», а отдельный состав за те же деяния, совершенные с использованием средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»). Означает ли эта норма, что религиозное объединение, которое имеет «официальную страницу» в сети «Интернет», занимается миссионерской деятельностью? Но российское законодательство не имеет понятия «официальный ресурс организации в сети Интернет». Все зависит от того, кто является арендатором конкретного доменного имени. А если доменное имя приобрело физическое лицо, которое не является членом религиозного объединения, но симпатизирует ему и распространяет информацию о нем на добровольных началах и по своему внутреннему убеждению?

9) Что такое распространять «другими законными способами»? Если верующий крестится в подъезде, заходя в лифт, или демонстрирует религиозную атрибутику в одежде или поверх ее (хиджаб, платок, ряса священника, ношение креста) – это будет «миссионерской деятельностью»? И в какой момент это будет определено как совершенное им как членом религиозного объединения? Произошла ли «миссионерская деятельность» в момент демонстрации или после того, как сосед, увидевший священника в рясе, станет членом религиозного объединения? А если сосед станет членом другого религиозного объединения, но с похожим учением?

Принятый закон излагает ч. 3 ст. 17 Жилищного кодекса РФ в следующей редакции: «Не допускается осуществление в жилых помещениях «миссионерской деятельности», за исключением случаев, предусмотренных статьей 16 Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Ч. 2 ст. 16 настоящего Федерального закона, которая подразумевает, что богослужения, другие религиозные обряды и церемонии беспрепятственно совершаются: в зданиях и сооружениях, принадлежащих религиозным организациям на праве собственности или предоставленных им на ином имущественном праве для осуществления их уставной деятельности; в помещениях, принадлежащих религиозным организациям на праве собственности или предоставленных им на ином имущественном праве для осуществления их уставной деятельности.

А кто будет определять, что является «религиозным обрядом и церемонией» а что «миссионерской деятельностью»? Так, для протестантов и обрядом и религиозной церемонией является публичная проповедь Евангелия и призыв к покаянию и принятию веры. Это особенности вероучения большинства протестантских конфессий.

Для осуществления религиозным объединением «миссионерской деятельности» в жилом помещении, в соответствии с текстом закона, достаточно иметь договор аренды с собственником помещения. Если же собственник помещения распространяет свои религиозные убеждения, которые аналогичны убеждениям религиозного объединения, установить, когда он делает это индивидуально, а когда от лица объединения, очевидно, не представляется возможным. Кроме того, собственник-арендодатель может симпатизировать религиозному объединению, но отнюдь не быть его членом.

Абсурдно в этой связи положение ст. 22 принятого закона, которая дополняет ч. 3 2 ст. 17 Жилищного кодекса РФ: «Перевод жилого помещения в нежилое помещение в целях осуществления религиозной деятельности не допускается». Предположим, гражданин передал в собственность религиозной организации свой дом, имеющий статус жилого помещения. Осуществлять религиозную (включая миссионерскую) деятельность в таком доме возможно в соответствии со ст. 16 «О свободе совести и о религиозных объединениях», а перевести его в нежилое нельзя.

Ст. 24 2 принятого закона определяется порядок осуществления «миссионерской деятельности»: «Граждане, осуществляющие «миссионерскую деятельность» от имени религиозной группы, обязаны иметь при себе решение общего собрания религиозной группы о предоставлении им соответствующих полномочий с указанием реквизитов письменного подтверждения получения и регистрации уведомления о создании и начале деятельности указанной религиозной группы, выданного территориальным органом федерального органа государственной регистрации».

«Миссионерскую деятельность» от имени религиозной организации вправе осуществлять руководитель религиозной организации, член ее коллегиального органа и (или) священнослужитель религиозной организации.

Иные граждане и юридические лица вправе осуществлять «миссионерскую деятельность» от имени религиозной организации при наличии у них документа, выданного руководящим органом религиозной организации и подтверждающего полномочие на осуществление «миссионерской деятельности» от имени религиозной организации. В данном документе должны быть указаны реквизиты документа, подтверждающего факт внесения записи о религиозной организации в единый государственный реестр юридических лиц и выданного федеральным органом государственной регистрации или его территориальным органом.

Вышеуказанные правила не распространяются на «миссионерскую деятельность», предусмотренную п. 2 ст. 24 1 настоящего закона.

Непонятно, как в данном случае быть с правами граждан, которые не принадлежат ни к религиозной группе, ни религиозной организации, но религиозные убеждения распространяют и призывают стать членом той или иной конфессии, подразумевая, очевидно, местную церковь. Однако они не действуют от лица конкретной религиозной организации и никто их не уполномочивал, но они имеют, например, убеждение, что человеку «для спасения» необходимо начать посещать богослужения конкретной церкви. Данное убеждение является внутренним религиозным убеждением гражданина, беспрепятственное распространение которого гарантирует ему Конституция РФ.

Между тем, право граждан рассматриваемым законом связывается с деятельностью религиозной организации. И, по сути, происходит попытка введения некоего религиозного «крепостного права». Может ли при этом религиозная организация отвечать за все действия граждан, которые в той или иной мере связывают свою веру с верой, исповедуемой религиозной организацией? Очевидно, что нет. В уставе каждой религиозной организации говорится, что организация не отвечает по обязательствам своих членов, а члены – по обязательствам организации. Иначе пришлось бы декларировать, что члены религиозной организации суть одно, но этого не может быть. Даже Семейный кодекс РФ, предусматривающий особый статус супругов, тем не менее, проводит различие между гражданами, вступившими в брак, чего не делает принятый закон.

Аналогичную проблему принятый закон создает и для иностранных граждан и лиц без гражданства, законно находящихся на территории Российской Федерации, которые теперь вправе законно осуществлять «миссионерскую деятельность» только: от имени религиозной группы – только на территории субъекта РФ, в котором расположен территориальный орган федерального органа государственной регистрации, выдавший письменное подтверждение получения и регистрации уведомления о создании и начале деятельности указанной религиозной группы; при наличии документа, указанного в п. 1 настоящей статьи; от имени религиозной организации – только на территории субъекта или территориях субъектов РФ, в соответствии с территориальной сферой деятельности указанной религиозной организации при наличии документа.

Иностранные граждане, въехавшие на территорию Российской Федерации по приглашению религиозной организации, в соответствии со ст. 20 настоящего закона вправе осуществлять миссионерскую деятельность только от имени указанной религиозной организации на территории субъекта или территориях субъектов РФ в соответствии с территориальной сферой ее деятельности при наличии документа.

Почему право иностранных граждан и лиц без гражданства распространять свои религиозные убеждения, гарантированные Конституцией РФ, связано с принадлежностью к религиозному объединению? Для любого протестанта важно ежедневное свидетельствование о своей вере, распространение убеждений. Получается, что конституционное право иностранного гражданина или лица без гражданства распространять свою веру, оказавшегося на территории России, во время путешествия в другой регион (например, в поезде или самолете) больше не действует, а по приезде связано с «крепостным» религиозным объединением, к которому он приписан?

Вызывает серьезную озабоченность и ст. 11 принятого закона, которая дополняет Кодекс РФ об административных правонарушениях частью 3, подразумевающей ответственность за осуществление религиозной организацией деятельности без указания своего официального полного наименования, в том числе выпуск или распространение в рамках миссионерской деятельности литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов без маркировки с указанным наименованием или с неполной либо заведомо ложной маркировкой.

Если по поводу маркировки продукции все более или менее понятно, то как быть с «осуществлением религиозной организацией деятельности без указания своего официального полного наименования»? Каким образом и где именно религиозная организация обязана указывать свое официальное полное наименование? Например, при проведении богослужения в арендованном помещении должен ли это быть баннер на двери, или священники должны прикреплять соответствующие бейджи (наклейки) к облачениям во время совершения обряда, с указанием полного наименования своей местной религиозной организации (или, может быть, централизованной религиозной организации, или и той и другой)?

Вышеприведенные существенные недостатки принятого закона выявляют, по сути, его несостоятельность как противоречащего Конституции РФ.

[1] Андреев К.М. Понятие и особенности религиозной тайны в рамках реализации конституционной свободы вероисповедания. – М.: Юриспруденция, 2015. – 232 с.

www.sova-center.ru

Смотрите так же:

  • Получение взятки ст Ук рф Получение взятки. Состав преступления и сроки наказания Удручает статистика исследований в области взяточничества на просторах российского государства – более 300 млрд. в год – и это сумма совсем не в государственной валюте. Основываясь […]
  • Этапы квалификации преступлений Этапы квалификации преступлений. Лонерт Наталья Рудольфовна, аспирант Ростовского Юридического Института МВД России, адвокат, заведующая филиалом Ростовской областной коллегии адвокатов. В современной юридической литературе […]
  • Как можно получить гражданство киргизии Процедура получения гражданства РФ гражданином Киргизии в 2018 году Россия является одной из наиболее развитых стран на постсоветском пространстве. Это приводит к тому, что большое количество жителей других государств приезжают в Россию […]
  • Пенсия накопительная заморозили Какие пенсии опять заморозили? Госдума приняла в третьем чтении закон, продлевающий мораторий на накопительную часть пенсии до 2020 г. Ярослав Нилов, председатель Комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов Мера касается […]
  • Подразделение районного суда Суд Стародорожского района Минской области 222932, Минская область, г. Старые Дороги, ул. 8 Марта, 32 Председатель суда: Зык Наталья Александровна Электронная почта: stardorogi@court.by Тел./факс 8 (01792) 58500 (приемная) Тел./факс 8 […]
  • Несовершеннолетние в клубе миасс Британцы высмеяли историю про стриптиз несовершеннолетних за 500 рублей в клубе Миасса Таблоид Daily Mail и его читатели с иронией отнеслись к пикантному инциденту. На онлайн-версии британского таблоида Daily Mail появилась публикация, […]