Закон о лобби

Закон и лобби: кто мешает госдуме помочь пациенту

«Московские аптеки», 2013, N 7

«Госдума раскачалась». Под этими словами председателя Комитета ГД ФС РФ по охране здоровья Сергея Вячеславовича Калашникова, наверное, подпишется любой участник мед- и фармсообщества. В весеннюю сессию депутаты успели обсудить 23 законопроекта, касающихся здравоохранения. 12 проектов были утверждены и вступили в законную силу. Сотрудники Комитета по охране здоровья жаловались на колоссальную нагрузку — за полгода им на рассмотрение поступило 7738 документов. Но, несмотря на внушительное число результатов, председатель Комитета не вполне доволен их качеством. По его мнению, «положить в копилку» можно лишь два закона — о донорстве крови и об ограничении курения табака .

По материалам пресс-конференции председателя Комитета ГД ФС РФ по охране здоровья С.В.Калашникова, РИА «Новости», 05.07.13.

Еще раз про 61-ФЗ: как сделать оригинальные ЛС доступными

Очередная попытка исправить недостатки Федерального закона «Об обращении лекарственных средств» (61-ФЗ) разбилась об невыполненное обещание правительства. Комитет, разработавший ряд новых норм, корректирующих структуру фармацевтической помощи, обратился к министрам с просьбой назначить рассмотрение «лекарственных» норм на весеннюю сессию. Правительство согласилось и заверило депутатов, что предложения обязательно будут рассмотрены до парламентских каникул.

В результате рассмотрение перенесли на осень. Спор о «лекарственном» законодательстве в Комитете по охране здоровья считают фундаментальным для фармотрасли. Документ должен урегулировать наиболее проблемные и актуальные сегодня вопросы: доступность лекарств, использование аналогов, применение дорогостоящих оригинальных препаратов.

Одно из предложений председателя думского комитета, пока не отраженных в законопроекте, — принудительное лицензирование для орфанных препаратов, о чем и было сказано в официальном письме, направленном в Правительство РФ. Право на принудительное лицензирование имеет любая страна — участница ВТО — при условии, что она неспособна обеспечить своих граждан необходимыми дорогими лекарствами. В этом случае государство может поставить зарубежному производителю ультиматум. Чтобы продажи препарата не были приостановлены, фармкомпания должна снизить его цену до тех цифр, на которые укажет правительство страны.

Например, лекарство от тяжелого заболевания стоит 300-400 долл. за упаковку. Сколько таких упаковок необходимо, чтобы спасти человеческую жизнь? У пациента и его близких средств может и не быть. Государство обращается к фармпроизводителю: либо вы снижаете цену до 30 долл., и мы единовременно покупаем тысячи упаковок препарата, либо препарат сохраняет неподъемную цену, но покидает наш фармрынок.

Сегодня Российская Федерация не покупает орфанные лекарства — по мнению государственных деятелей, никакому бюджету они не по карману. Тысячи людей остаются без помощи. Председатель Комитета по охране здоровья полагает, что предложение имеет все шансы быть принятым: немногие люди страдают редкими заболеваниями, поэтому ни о каких колоссальных убытках для фармкомпаний речь не пойдет.

Врачам запретили «лоббировать фарму»

Еще одна инициатива, связанная с доступностью препаратов, успела получить в весеннюю сессию законодательный статус. Речь идет о выписке врачами рецептов по МНН. В ряде государственных структур полагают, что без этого нововведения не будет и системы лекарственного возмещения. С их точки зрения, выписывать пациенту рецепт на конкретную торговую марку — значит, лишать человека выбора. А государственный бюджет — возможности возместить гражданину стоимость лекарственной помощи. Вот если бы граждане ориентировались на самые приемлемые по цене препараты. Все мы знаем: один дженерик может быть в десятки раз дороже другого. Если же указывать в рецепте лишь действующее вещество, пациент выберет подходящее «по средствам» ЛС.

Глава Комитета по охране здоровья согласен с нововведением. Он считает, что рецепт, где указано торговое наименование лекарства, в определенном смысле является лоббированием. Называя конкретный препарат, врач продвигает интересы его производителя. И фактически навязывает пациенту фармкомпанию.

«Выписка рецептов по МНН — международная практика, — говорит Сергей Калашников. — Сама формула, само международное непатентованное наименование уже дают понять, что это за лекарство. Другое дело, что у препаратов могут быть разные наполнители и разная оболочка. Но сам лечебный эффект достигается именно лекарственным веществом. А какая будет оболочка, кислая или сладкая — дело второе. Пациент имеет возможность выбрать, что ему больше нравится».

Но, помимо ценовой доступности, есть еще доступность физическая. Каким бы дешевым ни был препарат, пациент не получит его, если аптеке запретят его продавать. Ряд болеутоляющих лекарств, необходимых при тяжелых заболеваниях и травмах, — проблема и для аптек, и для законодателя. Фармацевтическую розницу регулярно посещает ФСКН, у которой есть собственное мнение по поводу целесообразности реализации наркосодержащих ЛС. Неудивительно, что аптека, хранящая и продающая такие лекарства, испытывает ряд неудобств. На организацию хранения и учета наркосодержащих ЛС тратятся огромные средства. Избежать расходов не удастся: сэкономленное на соблюдении правил компенсируют штрафы, которые проверяющие выписывать не стесняются. Могут и запретить аптеке продавать «наркотические» препараты. А люди тем временем будут мучиться от жесточайшей боли. Как должен реагировать законодатель? Пока вопрос не получил однозначного решения.

Осенняя сессия: что ждет депутата и пациента?

После парламентских каникул Госдума рассмотрит ряд «здравоохранительных» законов. В их числе — знаменитые нормативные акты об исчислении времени. Но о летнем времени и переводе стрелок — немногим позднее. Первым из значимых осенних законов должен стать закон о донорстве тканей и органов. Цель акта — стимулировать развитие трансплантологии в нашей стране. Некоторые депутаты обеспокоены тем, что Россия делает в 15 раз меньше пересадок тканей и органов, чем т.н. развитые страны.

Второй законопроект, намеченный на осеннюю сессию, — «Об обязательном страховании пациентов при оказании медицинской помощи». Сегодня любой желающий может прочесть его на сайте Минздрава и комментарии к проекту. Содержание некоторых сводится к следующему: если прочесть текст будущего закона, станет понятно, что в его разработке не участвовал ни один врач. Даже в качестве консультанта. Законопроект в его сегодняшнем виде представляет собой Клондайк для обогащения страховщиков, но вряд ли сможет защитить пациента.

«Понимаю, что закон-то нужен, — говорит Сергей Калашников. — Другое дело, как его написать. Чтобы он был написан «по уму», необходимо широкое обсуждение во врачебном сообществе». Под вопросом остается рассмотрение законопроекта о медицинских изделиях. Будет ли он внесен на рассмотрение — неизвестно. Проект закона был разработан Минпромторгом еще 4 года назад, дальнейших действий не последовало. Доработкой будущего закона занялись депутаты, отправив доработанный проект в Минздрав.

А еще на очереди — поправки в закон об ОМС и основной закон здравоохранения «Об основах охраны здоровья граждан».

Куда идет национальное здравоохранение?

Главной проблемой Комитета Госдумы по охране здоровья остаются три основополагающих закона — об обращении лекарственных средств, об основах охраны здоровья граждан и об ОМС. Каждый из трех актов требует «исправлений и дополнений», и это еще мягко сказано.

Но как только шестой созыв Думы приступил к работе, глава Комитета по охране здоровья высказал предположение: не имея национальной идеи здравоохранения, «латать» и корректировать — дело неблагодарное и бессмысленное. На сегодняшний день предположение подтвердилось. Даже появилось несколько моделей национального здравоохранения. Все они активно обсуждаются, но пока что разбиваясь о существующую концепцию «помощи пациенту». В ее основе лежат нормы, делящие медпомощь на обязательную и дополнительную и дающие гражданину «право» платить за свое лечение. Неудивительно, что поправка об отмене платной медицинской помощи в государственных поликлиниках и стационарах будет рассматриваться лишь осенью.

Почему парламентарии хотят ограничить платную медицину? После того как вступило в силу постановление правительства о платных медицинских услугах, пациенты ощутили на себе, как важны доступность и качество медицинской помощи. И то и другое оказалось в дефиците. Однако меры, предложенные депутатами, вновь затрагивают интересы бизнеса, и потому второе чтение «запрета на платность» перенесено на сентябрь. Будущая судьба поправки неизвестна, как и судьба антитабачных санкций.

«Еще год назад и даже прошлой осенью приходилось доказывать, что нужна единая национальная модель здравоохранения, без которой оно разваливается, — вспоминает Сергей Калашников. — Сейчас в Интернете ходят три национальных модели здравоохранения. Это можно только приветствовать — есть предмет для обсуждения. Думаю, что осенняя сессия 2013 года будет для Комитета по охране здоровья и жаркой, и плановой. Сегодня уже сформулированы конкретные предложения, которые требуют четкого ответа: да или нет, принимаем или не принимаем. Это не абстрактные призывы улучшить, углубить и изменить закон. Перед нами поставлены конкретные вопросы: будет ли платной государственная медицина? Отказываемся ли мы от той модели, которую называем страховой? Вводим ли мы превентивную медицину? А если вводим, то для кого, в каком объеме и за какие деньги?»

Вопрос «За какие деньги?» особо актуален для российского здравоохранения. В государственном бюджете запланировано снижение «медицинских» расходов вплоть до 2015 г. И это несмотря на модернизацию и федеральные целевые программы. Законодатели обсуждают вопрос о том, чтобы увеличить бюджеты здравоохранения, но пока что неясно, в какие медицинские сферы будут направлены «дополнительные» средства.

Как замечает Сергей Вячеславович: «Программа модернизации, которую мы продлили на 2013 год за счет тех средств, которые оставались неиспользованными в 2011-2012 годах, показала, что, не имея целевых показателей, тратить деньги бессмысленно. Количество перинатальных центров — при условии, что они становятся все более и более удаленными от рожениц — проблему доступности роженицам качественной медицинской помощи не решает. Нужна другая система. Но это можно отнести и ко многим другим вопросам, связанным со здравоохранением».

Стандарты и лечение: как врач стал нарушителем закона

«По поводу стандартов у меня двойственное мнение. Я ведь не врач, — сообщает председатель Комитета по охране здоровья. — В свое время ко мне пришли американцы и сказали: «Зачем вы создаете свои стандарты? Мы начинали создавать их еще в 1940-х годах и сейчас у нас есть все. Мы можем отдать их вам просто так, бесплатно, потому что это гуманное действие. А те стандарты, которые вы сейчас пишете, мягко говоря, абсолютно не соответствуют современному развитию медицины». Предложение поддержано не было. К настоящему времени к 550 стандартам, подготовленным еще при Зурабове, прибавилось 600. Об их качестве сейчас говорить не приходится — хотя бы потому, что большинство стандартов создавали специалисты Минздрава. В некоторых случаях они включили в систему лекарства, которые давно уже «сошли со сцены жизни». Почему — не знаю, но факт остается фактом».

«Высокое качество» стандартов лечения, авторами которых почему-то оказались не врачи, привело к тому, что государство. пошло на отступление от основного закона здравоохранения, четко установившего обязательность лечения по стандартам. Соответствующая норма должна была вступить в силу с 1 января 2013 г. Но сегодня стандарты лечения называют не медицинским регламентом, а финансовыми ориентирами. Государственные деятели уточняют: документы предназначены не для врача, а для главврача, чтобы он мог составить бюджет своего учреждения.

Сергей Вячеславович уточняет: «У меня состоялся разговор с министром Вероникой Игоревной Скворцовой, и я сказал, что уже 2 января 2013-го к любому врачу придет прокурор и предъявит ему обвинение: ты человека лечил не по стандартам. И что ему ответит врач, у которого нет даже лекарств для этого стандарта? Потом стандарты решили назвать ориентирами, документами для финансирования, хотя это противоречит закону».

«Качество» российских стандартов лечения — не единственный аргумент против их внедрения. В то время когда отечественный законодатель пытается загнать врача в жесткие рамки, медицина во всем мире отказывается от стандартов. Среди главных принципов современного лечения — профилактика и персонализация. Врач лечит не абстрактную болезнь, а конкретного пациента — с его образом жизни, режимом дня и сопутствующими заболеваниями.

По мнению Сергея Калашникова, «принцип персонализации лечения и принцип стандартов противоречат друг другу, но это противоречие на самом деле неглубокое. Должны быть и общие правила, и индивидуальная часть лечения. Вся проблема в том, что все знают, что делать, и говорят об этом, но те люди, которые должны решать вопрос, им не занимаются».

Чаще занимаются надуманными вопросами, которые лишь осложняют жизнь врача, пациента и фармацевта. Концепция современного российского здравоохранения, основанная на положениях ФЗ-323, противоречит декларируемым в этом же законе целям доступности и качества медицинской помощи.

wiselawyer.ru

Закон о лобби

Запланированное до конца весенней сессии принятие во втором чтении законопроекта «Об ответственном обращении с животными» снова может быть отложено: депутаты пока не могут согласовать дату его вынесения на пленарное заседание. В первом чтении этот документ, в котором, в частности, регулируются вопросы содержания домашних животных, содержится перечень опасных пород собак и запрет на содержание в домашних условиях диких животных, был принят еще в 2011 г., а в целом подобного закона зоосообщество добивается уже более 15 лет. Работа над законопроектом возобновилась в 2016 г., после того как о его необходимости заявил Владимир Путин.

Председатель комитета по экологии Ольга Тимофеева отказалась комментировать ситуацию с законопроектом, сказав лишь, что у комитета замечаний нет, но «в законопроекте есть жесткие нормы, которые блокируют различные лобби». По ее словам, за последнее время рассмотрение проекта переносилось дважды, в том числе из-за «беспочвенных» замечаний Государственно-правового управления президента. Среди таких лоббистов оказались, например, губернаторы Свердловской и Астраханской областей Евгений Куйвашев и Александр Жилкин, выступившие против предусмотренной проектом отмены контактной притравки в охоте, рассказали «Ведомостям» несколько собеседников в думском аппарате (пресс-службы обоих губернаторов ответить на запросы «Ведомостей» не успели).

По словам собеседника в аппарате, противоречия с администрацией президента пока сняты. Главным препятствием было отсутствие механизма регистрации бойцовых собак и опасных и экзотических животных, объяснял ранее человек, близкий к руководству Думы: для этого нужно разворачивать специальную структуру и передавать ей полномочия. Есть давление и по бесконтактной притравке со стороны охотничьего сообщества, признает собеседник: она намного сложнее, но международный опыт свидетельствует о том, что бесконтактная притравка правильнее. Контактная притравка используется в промысловой охоте, где сложно обойтись без специально обученных собак, поясняет другой чиновник.

Контактная борьба одинакова для медведя и для собаки, но для медведя эти укусы не болезненны и у собаки шансов укусить медведя гораздо меньше, чем у медведя – укусить собаку, говорит Лисицин. «Стоит один раз приехать на станцию и понять, что это шоу: собаки и медведь с двух сторон изображают схватку», – поясняет он.

«Есть здравомыслящие люди», – прокомментировал инициативу губернаторов главред портала «Охотники.ru» Александр Лисицин. «Ни в одной другой стране нет собак лаек, а их подготовка к работе на медведя – это основное, в чем нас пытаются обвинить зоозащитники», – объясняет он (см. врез). По его словам, готовить собак можно только на притравочных площадках, которые и хотят запретить депутаты. Несколько иная история с норными собаками: в российской глубинке это вопрос выживания, отмечает охотник: «Эти поправки – попытка увести людей от гораздо более жестоких явлений – например, от собачьих боев». Никакого отношения к охоте притравочные станции не имеют и против них выступают все охотоведы, возражает руководитель центра защиты прав животных «Вита» Ирина Новожилова. Из законопроекта уже выкинули животноводство и пушное звероводство, эксперименты и сферу развлечений, а противостояние профессиональных структур все равно огромное, но этот закон нужно принимать, пусть даже и выхолощенный, говорит она.

Законопроект перерабатывался пять лет, охватывая все новые сферы, поэтому он неминуемо затронет множество групп интересов, экологических активистов и связанные с этим вопросы бюджетного финансирования, констатирует политолог Александр Пожалов: «Регионам с развитым охотничьим промыслом не нравится запрет контактных притравок, а регионы, где есть социальная напряженность вокруг защиты традиционного уклада жизни, наоборот, хотели бы ужесточить требования к охотникам». Но на принятие этого закона в год экологии есть явная политическая воля и работа над ним должна наконец завершиться, полагает эксперт.-

www.vedomosti.ru

Охотничье лобби: кто мешает принять закон о защите животных

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Депутаты Госдумы встретились с защитниками животных для обсуждения законопроекта «Об ответственном обращении с животными». Зоозащитники попросили депутатов не откладывать законопроект на осень. Депутаты же уверяют, что им мешают охотничье лобби и производители препаратов для эвтаназии животных.

Законопроект, за который Госдума впервые голосовала еще в 2011 году, регламентирует работу приютов и цирков, обращение с опасными собаками, вводит запрет на контактные зоопарки и содержание дома некоторых животных. Он также описывает, как содержать домашних кошек и собак.

Документ предписывает относиться к животным «как к существам, способным испытывать эмоции и физические страдания» и содержит запрет на умерщвление здоровых животных.

Комитет Госдумы по экологии и охране окружающей среды подготовил текст проекта закона ко второму чтению еще в начале июня. Однако его рассмотрение несколько раз переносилось, в сам текст вносились правки, а на прошлой неделе в Госдуме объявили, что законопроект отложен до осенней сессии.

Депутатам мешают лоббисты

«Законопроект готов ко второму чтению. Но мы столкнулись с тремя очень мощными лобби. Это лобби производителей кормов для животных, производителей препаратов для эвтаназии животных и самое жесткое — лобби охотников, которые насмерть встали против запрета контактных притравочных станций», — заявила во вторник председатель профильного комитета по экологии Ольга Тимофеева.

Против нормы о контактной притравке животных [тренировке, которая позволяет охотничьей собаке напасть на привязанную дичь] выступили юристы государственно-правового управления (ГПУ) президентской администрации, сообщала газета «Коммерсант», По сведениям издания, это было единственное замечание, которое ГПУ прислало в своем заключении 10 июля.

Законопроект запрещает дрессировку собак и ловчих птиц для охоты любыми способами, которые предусматривают физический контакт с потенциальной целью или могут привести к жестокому обращению с животными.

По данным газеты «Ведомости», среди лоббистов, выступающих против запрета контактной притравки, оказались губернаторы Свердловской и Астраханской областей Евгений Куйвашев и Александр Жилкин.

Контактная притравка используется в промысловой охоте, где сложно обойтись без специально обученных собак, цитировало издание неназванного федерального чиновника.

Прописанный в законопроекте переход на бесконтактную притравку вызвал давление со стороны охотничьего сообщества: этот метод дрессировки намного сложнее, но международный опыт свидетельствует о том, что бесконтактная притравка правильнее, сказал «Ведомостям» источник, близкий к руководству Госдумы.

Поправки Кремля

Зоозащитники, которые пришли во вторник на встречу с депутатами, попросили объяснить, каким образом проблема лоббистов решится до осени. Ответственный за законопроект депутат Владимир Панов сказал, что для этого «надо, чтобы вышли журналисты».

По словам депутатов, принятию закона летом мешает также необходимость написать для него подзаконные акты.

С момента публикации на сайте Госдумы в начале июня в текст законопроекта уже был внесен ряд правок. Как писал «Коммерсант», последний вариант документа учитывает требования, полученные ранее из государственно-правового управления президентской администрации.

После последнего обновления в законопроекте было расширено понятие «потенциально опасные собаки»: перечень опасных пород должно определить правительство, но строгие правила их содержания будут распространяться и на их помеси.

Выгуливать потенциально опасных собак без поводка и намордника будет запрещено вне зависимости от места прогулки. Исключение — собственная огороженная территория владельца, на которой есть предупреждающая надпись.

Правки внесли и в правила, касающиеся выгула всех остальных домашних животных. Предыдущая версия закона обязывала владельцев надевать на своих питомцев ошейники с контактами хозяев. Теперь этого требования в документе нет.

В законопроекте содержится пункт об обязанности хозяев убирать за своими животными на улице. Во второй версии, правда, не написано, что это надо делать незамедлительно. Из текста также исчез пункт, обязывающий владельцев «принимать меры к недопущению самостоятельного выхода домашних животных из мест содержания».

«Мы потеряем закон»

Защитники животных выступают за то, чтобы документ был принят как можно скорее. «Мы хотим жить в гуманной стране, и чтобы наши дети жили в такой стране», — объяснили они свою позицию. Больше всего они боятся того, что в итоге документ не примут вообще.

По мнению участников встречи, отдавать законопроект на откуп правительству, не приняв его во втором чтении, опасно. Предполагалось, что правительство к третьему чтению разработает подзаконные акты — такие, например, как список опасных пород собак и перечень животных, запрещенных к содержанию.

«Потом будет предвыборный год, всем будет не до того, мы так потеряем закон», — эмоционально обратилась к депутатам одна из защитниц животных.

В качестве примера быстрого принятия законопроекта они привели закон о реновации, принятый в трех чтениях без подзаконных актов. Депутаты не нашли, что ответить на этот аргумент.

В связи с этим участники встречи попросили Госдуму принять законопроект во втором чтении сейчас, а на осень перенести только третье. Однако депутаты сказали, что по процедуре это уже невозможно — весенняя сессия заканчивается 21 июля, и вся работа продолжится в правительстве.

Пикетировавшие здание Госдумы активисты сказали, что тогда пойдут пикетировать Белый дом. Депутаты в ответ пообещали им рассмотреть законопроект в первоочередном порядке в начале осенней сессии в сентябре.

Закон о защите животных пытаются принять семь лет

Документ, который вот уже месяц пытается рассмотреть во втором чтении нижняя палата парламента, был внесен еще в 2010 году. Тогда авторами инициативы выступила группа из 15 депутатов, в том числе Владимир Мединский, Николай Расторгуев, Владимир Пехтин и Мартин Шаккум.

В марте 2011 года законопроект прошел первое чтение, однако потом лежал в думе без движения.

В ноябре 2016 года Владимир Путин потребовал вернуться к обсуждению этого закона.

«Отсутствие норм и правил в этой сфере [обращение с бездомными животными] чревато ухудшением санитарной ситуации, а в отдельных вопиющих случаях выливается в жестокое, бесчеловечное отношение к животным. Насколько я знаю, законопроект на эту тему прорабатывается в парламенте, однако до сих пор он находится там без движения», — заявлял президент.

«Грубо говоря, все, что было в первом чтении, будет зачеркнуто и забыто. По сути, закон пишется заново», — сказал в интервью «Коммерсанту» спецпредставитель президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов.

По его словам, в российском законодательстве впервые будет зафиксировано, что животное может испытывать чувство страха. «А до этого-то у нас животное считалось вещью. Впервые в стране создается совершенно новая для нас сфера правового регулирования», — заявил Иванов.

Глава комитета по экологии Ольга Тимофеева в начале июня говорила, что именно спецпредставитель президента «помогал разбираться с этими вопросами».

Как скоро одобренный депутатами вариант закона дойдет до Совета Федерации, неясно. До третьего чтения по новому регламенту должны быть разработаны все необходимые подзаконные акты, а в случае с этим законопроектом их слишком много, сказал источник Русской службы Би-би-си в профильном комитете Госдумы.

www.bbc.com

В «языковом вопросе» либеральное лобби спелось с этнократическим: мнение

Ближе к вечеру 24 июля Госдума России во втором чтении приняла поправки к закону «О языках». Документ принимался в оперативном порядке. По вопросам и обсуждениям депутаты уложились в 11 минут — рекордно малое время для документа, от которого зависит межнациональный мир и безопасность страны.

Рекордная оперативность объясняется скорее факторами распорядка дня Госдумы. Во-первых, так повелось, что акты, которые вызывают в российском обществе особо острый резонанс, даются на рассмотрение Госдумы почему-то под вечер — когда парламентарии вот-вот готовы разойтись и голосуют, что называется, «на автомате». Во- вторых, в Госдуме на днях объявят каникулы, куда многие депутаты уже отправились мысленно. В- третьих, на повестке дня, кроме языковой «обязаловки» в нацрегионах, стояли не менее важные дела.

Приняли закон об изменении НДС и новых тарифах кассовых взносов. В первом чтении был принят законопроект о защите прав сельхозпроизводителей. Депутаты абсолютным большинством одобрили предложение правительства России о выделении регионам в связи с ростом цен на ГСМ компенсации в 5 млрд рублей, Палата обратилась к главе Минфина Антону Силуанову и вице-премьеру Алексею Гордееву с просьбой выделять ежегодно 15 млрд рублей производителям сельхозтехники. Данная инициатива вытекает из последних «социальных» мер правительства РФ, куда относится скандальная пенсионная реформа. За несколько часов до этого в Госдуме обсуждали безвизовый въезд для иностранных болельщиков и закон о том, чтобы сделать 19 апреля памятной датой в честь присоединения Крыма и Кубани к России при Екатерине II. Помимо этого, у многих депутатов (в частности, у главы Комитета ГД по обороне Владимира Шаманова) на тот день были расписаны рабочие встречи… С законом о языках, говоря на языке парламентских обозревателей, «расправились» быстро…

Самым важным для депутатов при голосовании по «Закону о языках»было следующее: как сохранить в тексте закона тезис президента России о том, что изучение ребенком неродного ему языка может быть только добровольным, и при этом избежать конфликтов с этнократическими элитами — сторонниками сохранения языковой «обязаловки»? Данный конфликт, в частности, обострился в конце мая — начале июня, когда парламентарии готовились к первому слушанию законопроекта. Как и ожидалось, в качестве тяжелой артиллерии лагеря «обязаловки» выступил госсоветник Республики Татарстан Минтимер Шаймиев. Он сказал, что поправки к закону о языках, якобы, принимаются в спешке, «а зачем так торопиться, вообще поразительно и непонятно». «Самое важное, что все это делается в нарушение законов и действующей Конституции Российской Федерации. Я уже не говорю о Конституции нашей республики» (Татарстана — EADaily), — сказал Шаймиев.

Реплика Шаймиева была поддержана разными слоями лагеря «обязаловки», по разным регионам. Тон в этой «огневой поддержке», само собой, задавали региональные политики и чиновники, сидевшие в тени. А «на передовую» вывели национал-активистов, которые путем митингов, кампании в СМИ и соцсетях и т. д. должны были создавать четко выверенный фон: якобы в России готовится «этноцид национальных языков». И чтобы этого не допустить, надо воздействовать на правительство, Федеральное собрание, суды, ведущие СМИ и прочие формальные и неформальные ветви власти. Судя по обширной географии языкового «майдана» — от Якутии до Северного Кавказа — не пожалели сил и средств. В том числе и денежных. Не секрет, что журналистские публикации и даже некоторые посты в соцсетях «против Путина за родные языки» авторам оплачиваются. А в большинстве случаев и с авторами заранее обговариваются по плану: что надо писать, что не надо, кого надо ругать, кого хвалить…

19 июня Госдума приняла «языковой» законопроект в первом чтении. Как только о голосовании стало известно в СМИ, «активисты из нацрегионов» перешли на «фортиссимо». Кроме Шаймиева, за языковую «обязаловку» выступил член Совета Федерации Арсен Каноков, экс-президент Кабардино-Балкарии. «Попытку сделать „необязательным“ изучение национальных государственных языков считаю шагом, способным пошатнуть доверие к органам государственной власти. Здесь нужен мудрый взвешенный подход. Ведь законы должны приниматься для того, чтобы жизнь людей улучшалась, а народы становились счастливее», — заявил Каноков в конце июня. Случай с Каноковым заслуживает особого внимания — как пример воздействия манипулятивных технологий на сознание людей. Каноков вряд ли хочет, чтобы русские дети в Нальчике или в Магасе насильно учили с первого класса неродные для них нацязыки. Экс-президент КБР воспринял добровольность изучения нацязыков как полный отказ государства от финансирования изучения и развития нерусских культур страны. Сам он так решил, или Канокову так преподнесли «доброжелатели», точно неизвестно. Однозначно то, что слова Канокова не отражают реальных намерений Москвы. Возможно, Каноков действовал «как Шаймиев» в рамках сугубо личной политической стратегии. Экс-главу КБР давно позиционируют как неформального лидера «черкесского» лагеря, оппозиционного политике федерального Центра в КБР, Карачаево-Черкесии, Красндарском крае и Адыгее. В этом лагере — как черкесоязычные активисты России, так и представители черкесского зарубежья. Включая традиционно антироссийскую черкесскую общину штата Нью-Джерси в США, где находится небезызвестный «Джеймстаунский фонд». Судя по всему, такая роль Канокова пока что устраивает. И он, похоже, пошел в отношении нацязыков против Москвы, еще и не желая прослыть трусом и компрадором в глазах своей аудитории. Впрочем, в национально-политическом поле есть личности куда более мелкого масштаба, чем Каноков, готовые ради не относящихся к языковому вопросу личных выгод выставить себя борцами за сохранение культур России от «злого Путина».

Само собой, федеральный центр в вопросе нацязыков должен был учитывать мнение главы Чечни Рамзана Кадырова. Кадыров по нацязыкам высказался примерно так: чеченцы уважают русский язык как свой второй, но не потерпят ущемлений прав своего родного языка в ущерб русскому. Есть впечатление, что первое чтение по закону о языках было тестом на реакцию регионов. По результатам готовилось второе чтение. Это, в частности, косвенно подтвердил один из докладчиков по второму чтению — председатель комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслав Никонов. Никонов сказал, что рассматривались точки зрения и поправки от всех участников. В итоге было принято решение выдвигать на голосование «проходной» вариант — документ, который, как заявил Никонов, «устраивал бы всех». Если коротко, вызывающее зубную боль у этнократов определение «добровольность» была заменена на более обтекаемое «свободный выбор». По словам Никонова, свободный выбор языка образования из языков народов СССР, включая русский язык как родной язык, осуществляется по заявлениям родителей и законных представителей несовершеннолетних обучающихся при приеме — переводе на обучение по системам образования, имеющим государственную аккредитацию.

Помимо этого, Никонов поспешил успокоить этнократическое лобби, пояснив, что «никакой факультативности в отношении языков не вводится». «Они (обязательные нацязыки — EADaily) предусматриваются федеральным образовательными стандартами. В качестве родного языка в школах, где преподается предмет „Родной язык“, в качестве родного может быть выбран русский язык». Резюме: языковая «обязаловка» в нацрегионах остается. Но родителям и другим поручителям учащихся оставляется право написать заявление директору школы, что ученик хочет изучать русский как родной. То есть формально подтверждается заявление Владимира Путина о противозаконности языковой «обязаловки». Но в указанной Никоновым модальности «может быть» кроется и легитимное право чиновников в нацрегионах отказывать «нетитульным» и другим школьникам в праве выбора изучения русского языка как родного.

В тексте законопроекта, как его подал Вячеслав Никонов, главный акцент был сделан не на русском языке, а на факторе национального единства народов России — то есть многонациональности. «Напомню, Конституция Российской Федерации начинается со слов: „Мы — многонациональный народ Российской Федерации“», -сказал депутат.

Глава профильного комитета Госдумы обозначил, что еще в процессе первого чтения «языковых» поправок Комитет Госдумы по образованию поставил вопрос о создании фонда поддержки родных языков. «Мы предлагаем создать этот фонд указом президента Российской Федерации. То есть сделать его президентским фондом с соответствующим федеральным финансированием, что позволит готовить учебники и программы по родным языкам, готовить специалистов и проводить научные исследования», — сказал Никонов.

В данном пункте — с пока еще гипотетическим президентским фондом поддержки родных языков — оставлена опять же гипотетическая возможность претворить в жизнь то, о чем говорил Путин год назад в Йошкар-Оле. «В постановлении правительства России предусмотрено создание рабочей группы по выработке концепции по изучению родных языков России. Есть приглашение депутатам Государственой думы принять участие в работе над этой концепцией. На основании которой уже будут приняты новые образовательные стандарты и учебные планы. Кроме того, постановлением правительства предусмотрены планы, где уже обозначены шаги по реализации законодательных инициатив парламентариев». Ключевое слово здесь — новые. Президентский языковой фонд, опираясь на утвержденную концепцию по изучению родных языков, может развивать в нацрегионах русский язык и русскую культуру, не встречая никаких препятствий со стороны этнократов. Все потому, что язык Пушкина будет «в одном кейсе» с другими нацязыками, имеющими статус родных. Под этот «кейс» будут создаваться указанные Никоновым новые образовательные стандарты и программы, где будет место всем языкам России, включая русский.

Все это возможно. Федеральный бюджет на будущий год обещает быть с большим профицитом. Этнократы, как показывает практика, могут быть с Москвой мягкими и податливыми, только когда им выгодно. А особо одиозных национал-сепаратистов в регионах сейчас убирают с политического поля. Однако реализация планов по развитию русского языка и русской культуры в «национально ориентированных» субъектах РФ зависит от очень многих «если».

По президентскому фонду: если его создадут, выделят ему без проволочек необходимый бюджет, укомплектуют патриотически настроенными профессионалами… По концепции развития изучения родных языков: если депутаты Госдумы, общественность, федеральные и региональные чиновники придут по концепции к такому знаменателю, который устроит и этнократов, и русскоязычных родителей школьников… Опять же, Госдума в конце июля уходит на каникулы, а после каникул на повестке дня может быть такой вопрос, который задвинет вопрос с родными языками на периферию. Еще более сложный вопрос — работа над региональным законодательством, «последним бастионом» этнократов. Вряд ли этнократы сдадут этот бастион без боя.

Идущие более года баталии вокруг выступления Путина в Йошкар-Оле высветили важную деталь. В лагере «обязаловки», вместе с этнократами и националистами оказались вполне «пропрезидентские» респектабельные люди. К примеру, заместитель главы Совета муфтиев России Дамир Мухетдинов счел распоряжения Путина «нападками на татарский язык». «Когда внимательно слушаешь Владимира Путина, других чиновников, говорится, что обучение русскому языку обязательно. Мне это непонятно. Почему во всей Российской Федерации обучение русскому языку должно быть обязательно? Российская Федерация — это не русское государство, она федерация. Там все языки равноправны — как у малочисленных, так и многочисленных народов», — заявил Мухетдинов еще в ноябре 2017 года «Интерфаксу». Совет муфтиев России — авторитетный источник по языковому вопросу и для тех сил, которые не являются ни татарами, ни мусульманами, ни представителями якобы «оскорбленных» нацменьшинств.

Речь идет о либералах, как системных, так и нет. Либеральное лобби, используя свои ресурсы в СМИ, научных, общественных и других структурах, эксплуатирует языковую тему в таком ключе: «друзья Путина вместе с попами уничтожают в России последнее святая святых демократии — свободу слова и право народов на самоопределение». На поверку оказывается, что в данном вопросе эти «защитники народов России» вообще не разбираются и даже не пытаются этого делать. Для них ущемление русского языка в Татарстане (как впрочем в Латвии и на Украине) — «сурковская пропаганда», если вообще не бред сумасшедшего. Так получилось, что поддержку «сислибам» и их электорату в вопросе языков оказывает поддержку столь нелюбимая ими ранее фигура как последний председатель Верховного Совета России Руслан Хасбулатов. В беседе с корреспондентом EADaily в прошлом году Хасбулатов сказал, что Татарстан при Шаймиеве был «единственным местом в России, которое вызывало гордость». Добровольность изучения неродных языков у Хасбулатова не вызвала возражений. Но теперь он счел инициативу Путина попыткой Кремля вернуть в Россию великодержавный шовинизм. «Исключительные права русского языка — столь же опасная авантюра, как и попытки протащить в Конституцию России государствообразующую, то есть исключительную роль русского народа. Это опасный для страны бред. При Сталине и после него Советская власть вымарала подвиги чеченцев в Великую Отечественную войну из исторических анналов. Мы до сих пор видим, какой ужас из этого получился в Чечне и по всей России», — сказал Хасбулатов.

Третьи чтения по поправкам к закону о языках назначены на 25 июля. В свете вышеизложенного, вызывает интерес, какой же документ будет утверждать своей подписью президент России Владимир Путин.

Муса Ибрагимбеков, специально для EADaily

eadaily.com

Смотрите так же:

  • Определение об отмене судебного приказа копия Обращения граждан Вы имеете право обратиться в судебный участок с запросом (предложение, заявление, жалоба), который будет зарегистрирован и рассмотрен в соответствии с порядком, установленным законодательством Российской Федерации. Архив […]
  • Изменения в законе от 21 октября Федеральный закон от 21 октября 2013 г. № 274-ФЗ "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон «О рекламе» в связи с принятием Федерального закона «Об охране здоровья граждан […]
  • Приказ мвд о работе с обращениями граждан Приказ МВД России от 12 сентября 2013 г. N 707 "Об утверждении Инструкции об организаций рассмотрения обращений граждан в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) 26 февраля, 20 апреля, 23 […]
  • Приказ от 17 декабря 2010 г N 1122н Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 17 декабря 2010 г. N 1122н "Об утверждении типовых норм бесплатной выдачи работникам смывающих и (или) обезвреживающих средств и стандарта безопасности труда "Обеспечение […]
  • Об экологической экспертизе краснодарского края Закон Краснодарского края от 12 марта 2007 г. N 1205-КЗ "Об экологической экспертизе на территории Краснодарского края" (с изменениями и дополнениями) Закон Краснодарского краяот 12 марта 2007 г. N 1205-КЗ"Об экологической экспертизе на […]
  • Закон 15 статья 12 "Антитабачный" закон и особенности его применения с 1 июня 2013 года С 1 июня 2013 года, за исключением нескольких положений, вступает в силу Федеральный закон Российской Федерации от 23 февраля 2013 г. № 15-ФЗ "Об охране здоровья граждан […]