Клизма порка наказание

Клизма порка наказание

Посвящается моим коллегам по Высшей аттестационной комиссии.

С тех пор, как только я впервые осознал свою принадлежность к мужскому полу, я понял, что мне очень хочется унижать девушек и девочек. Видя на улице молодую и красивую девушку, я мечтаю выпороть ее ремнем, отшлепать ладонью или поставить ей клизму. Последнее было моим заветным желанием.
Однако, не будучи олигархом и не состоя в соответствующих клубах, я не имел возможности осуществлять свои мечты. Возможно, живя в большом городе, я сделал бы попытку нащупать связи в области подпольной секс-индустрии, но в нашем поселке с этим была напряженка. По этой причине я, будучи примерным гражданином и честно зарабатывая на жизнь своим трудом, не мог утолить свою тайную страсть. Однажды мне представился счастливый случай.
Рядом со мной жила семья, где была дочь-старшеклассница по имени Ксюша. Она была долговязая, одевалась довольно неряшливо, хотя и небедно. Девочка была исключительно плохо воспитана, она курила, бегала по ночным дискотекам и часто пропускала занятия в школе. Учиться она совсем не хотела, а парни, которые пытались за ней ухаживать, быстро ее бросали, потому что ужиться с ней было невозможно. Она была на редкость капризной, любила закатывать скандалы, как будто из желания разозлить окружающих. Их семья была явно из категории неблагополучных, отца она не помнила, а мать и тетка не уделяли ее воспитанию должного внимания. Вмешиваться в их проблемы никто не хотел, в том числе и я. Иногда я видел, как Ксюша, одетая далеко не целомудренным образом, пробегает мимо моего окна.
И вот однажды, когда Ксюша в очередной раз совершила хулиганский поступок, стащила у матери бутылку пива и выпила, ее родственницы пришли ко мне для разговора с глазу на глаз. Рассказ ее тети и матери сводился к следующему: дальнейшее пребывание Ксюши в школе находится под вопросом, им стоило огромных усилий добиться от администрации школы согласия не исключать ее. Директору было обещано, что воспитанием девочки займутся всерьез, и результаты будут видны в самом скором времени. Ксюша так отбилась от рук, что только порка может ей помочь. Все надежды они возлагали на меня. Я сначала слегка растерялся от этих слов, так как никогда не порол своих детей. Да этого и не требовалось.
В общем, воспитывать злую, строптивую и распущенную девчонку мне явно не улыбалось, если бы только это не давало мне право на совершенно законных основаниях (и более того, с благородными целями) выпороть юную девушку — осуществить свою давнюю мечту. Колебался я недолго, но внес встречное предложение: чтобы не оставлять следов на теле девушки, наказать ее хорошей клизмой, заодно очистив ее юный организм от последствий необдуманного поступка (последнее было притянуто за волосы, но ее мать и тетя не были медиками) . Они приняли мое предложение.
Выпроводив их, я стал подбирать то, что требовалось для моего дела. В шкафу у меня хранилась старая металлическая кружка Эсмарха, таких уже не делают, но она мне нравилась больше всего. К ней я приделал новый шланг с зажимом и толстый наконечник с отверстиями по бокам. Я взял и то, из чего можно было готовить раствор для клизмы.
Через час я пришел в их дом. Мы решили, что я свою педагогическую миссию я буду выполнять в комнате, которую они называли «зал» , туда мы принесли кушетку; туалет был рядом. На стенах не было ничего, на что можно было бы подвесить кружку, и я взял из прихожей пустую вешалку для одежды. Наполнив кружку водой я растворил в ней соль, поставил рядом с кушеткой позаимствованный эмалированный таз, смазал наконечник и спустив немного раствора, чтобы очистить шланг от воздуха, пошел к своей «пациентке».
Я узнал от женщин, что Ксюша, поругавшись с ними в очередной раз, сидела в своей комнате и дулась на всех. С собой у меня была самодельная мухобойка, которой я мог при необходимости припугнуть девушку. Когда я вошел в комнату, она сидела на маленьком диванчике. На ней была коротенькая мини-юбка и короткая футболка, оставлявшая открытой полоску живота. Попутно я отметил, что у Ксюши стройная фигура и плоский живот, а попка должна быть просто восхитительной. Не знаю, о чем она думала, но, оповестив ее о своем намерении, я встретил неподдельное возмущение вместе с насмешкой.
— Чего?! Ты меня накажешь? Ты что, охренел, что ли? Полудурок! — на меня обрушился поток ругани, которую не всегда можно услышать и в мужских компаниях.
Я не выдержал. Не знаю, педагогично ли это, но мой гнев сам нашел выход. Я схватил девушку за плечо, поднял с дивана, и размахнувшись хлестнул ее по попке своей мухобойкой. Ксюша взвизгнула и схватилась обеими руками за попку, сжав бедра. Мне показалась, что у нее покраснели щеки. Она перевела дух, и похоже, что была готова выбросить в меня новый поток нецензурщины, однако я ее опередил. Схватив девушку за руку, я потащил ее в зал, где ее мать и тетка уже ждали меня.
— Ах ты, бездельница! — сказал я, — Ты уже перешла всякие границы! Мы решили тебя наказать. Тебя следовало бы выпороть, но я подумал, что полезнее было бы прочистить тебя от последствий твоего поступка! Если не хочешь получить по заднице снова, делай, что тебе говорят. Иначе все будем тебя держать!
Я не имел понятия, будет ли она мне подчиняться, но отступать было некуда. Выпустив ее, я взял тюбик со смазкой.
— Поднимай юбку, и ложись на кушетку.
К моему удивлению, Ксюша без возражений задрала юбку и спустила трусики, оголив попку. На ягодицах был виден розовый след от моего шлепка. В зале стало тихо, я даже услышал ее дыхание. Трусики немного сковывали ее бедра; она маленькими шажками приблизилась к кушетке и легла на живот, испуганно глядя на меня. Я набрал на палец смазку, раздвинул ее ягодицы и увидел розовое отверстие ануса, похоже, никогда не принимавшее в себя что-либо крупное.
Когда я раньше ставил клизму девушкам в клинике, я заставлял их полностью оголяться ниже пояса. Сейчас я упустил это из виду, и обнаружил, что попка, обрамленная поднятой юбкой и спущенными трусиками, выглядит намного привлекательнее.
Нанеся смазку на анус, а стал проталкивать палец внутрь, но девушка стиснула сфинктер. Я легонько шлепнул ее свободной рукой по ягодице.
— Не стискивай попу!
На короткое время она расслабилась, и мой палец прошел глубже. Размазав вазелин, я вытер руку салфеткой, и взял смазанный наконечник.
— Ложись на левый бок, — приказал я, — колени прижми к грудям.
Ксюша медленно повернулась на бок, и ее попка, видная сбоку, стала еще заманчивее. Раздвинув ее ягодицы, я спустил ей трусики до середины бедер, и отметил, что у нее выбрит лобок. Взяв наконечник, я задвинул его в анус девушки. Ксюша вскрикнула.
— Ничего, — успокоил ее я, — надо было бояться раньше. Дыши теперь ртом глубоко.
Я открыл краник, и «наказание» началось. Половые губки девушки широко раздвинулись и снова сомкнулись, очевидно, она ощутила поступление раствора в кишечник.
Одним из преимуществ металлический кружки Эсмарха перед резиновыми является то, что в ней легче контролировать уровень воды. Выпрямившись, я заглянул в нее. Уровень медленно падал. На первый раз я налил около литра. Между тем, анус Ксюши стал периодически сокращаться, а губки в такт ему — сходится и расходиться. Ксюша шумно дышала ртом, стараясь удержать воду. Чтобы не выказать своего интереса к прелестям девушки я снова заглянул в кружку. Воды оставалось немного, на первый раз я не хотел сильно мучить девушку, мне казалось, что само унижение должно было ее образумить. Когда воздух с урчанием стал засасываться в шланг, я перекрыл краник и осторожно извлек наконечник. Как это ни странно, но крупные наконечники с закругленным концом удобнее вводить, однако, при их извлечении пациентка не сразу справляется с о своим сфинктером, и может не удержать воду. На этот случай я подставил тазик. Вопреки моим ожиданиям, Ксюша воду удержала.
— Все? — спросила она.
— Да, — ответил я, но ты должна удержать клизму пять минут, пока не пересыплется песок. Потом можешь идти в туалет. Иначе я поставлю ее тебе снова.
С этими словами я достал песочные часы и перевернув поставил их на стол в центре зала.
Ксюша повернулась на спину, слегка раздвинув стройные бедра, между которыми натянулись сбившиеся в жгут спущенные трусики. Все еще лежа, она расправила их и надвинула на промежность, потом, перекатившись, встала, и слегка нагнувшись вперед, еще сильнее задрав тоже сбившуюся в жгут юбку, натянула трусики на попку, скрыв от меня свои прелести. Сделав это, она расправила юбку и опустила ее, окончательно лишив меня всякого удовольствия. Я отметил, что она слегка распустила пояс, видно клизма распирала ей живот. Все это время ее родственницы не проронили ни слова.
— Садись и жди здесь, — приказал я, показав на кушетку, — когда песок кончится, пойдешь в туалет.
Ксюша села на кушетку, не отрывая взгляда от песочных часов.
Я всыпал в воду для клизмы немало соли, и по моим расчетам это должно было сработать. Когда до окончания срока оставалось около минуты, девушка стала проявлять признаки беспокойства.
— А можно я пойду? — спросила она вдруг.
— Можно, — ответил я, — но тогда я снова сделаю тебе клизму.
Отказавшись от своего намерения, она стала дышать ртом и стискивать бедра, вертясь на месте. Когда песок кончился, она вдруг спросила:
— А можно я в таз? Я не добегу?!
— Хорошо, но потом вынесешь, — ответил я.
Рывком вскочив с кушетки, Ксюша стала спиной ко мне, задрала юбку, рывком стянула трусики почти до колен и села над тазом. Из ее попки вырвалась сильная струя воды вперемешку с калом. В зале распространился тяжелый запах. Под предлогом проветривания я встал, прошел к окну и открыл его, попутно оглядев девушку. Теперь она была еще соблазнительнее, ее попка с раздвинутыми ягодицами, белеющая под задранной юбкой, бедра и коленки, между которыми натянулись трусики, вызвали у меня нешуточное возбуждение.
Однако, все хорошее когда-нибудь кончается. Через несколько минут Ксюша опорожнилась, встала, сняла трусики совсем, и взяв таз удалилась с ним в туалет.
Ее родственницам я не сказал ни слова, потому, что пока было рано ждать результатов. После этого воспоминания о попке Ксюше, принимающей в себя воду, постоянно занимали мою голову. Я думал об этом и днем и ночью, рассеянно отвечал на вопросы близких, но вскоре все пришло в норму. Надеюсь, что за этим последует продолжение.

stulchik.net

Наказание поркой и клизмой

Ночь для Юли прошла беспокойно. Сон был неглубоким — несколько раз она просыпалась, переворачиваясь неосознанно на спину.

Снилась какая-то муть. Состояние было таким, что можно было заподозрить и температуру. Но будильник назойливо стал брыкаться на телефоне в 7 утра, и надо было идти на работу. Может деньги дадут, наконец?

Переборов себя, женщина встала и стала собираться. Тут же возникла первая проблема — попа, после вчерашней порки, довольно настойчиво напоминала о себе. А учитывая, что на работе придётся целый день сидеть на ней, это серьёзная проблема.

Поскольку времени не так и много, то пришлось наспех стоя позавтракать — чтобы не встречаться с Любой, она не стала идти на кухню и разогревать еду, сжевав всухомятку пару ягодных корзинок.

Выбор нижнего белья пал на шелковые трусики-шортики, полностью обхватывавшие страдающие ягодицы. Поморщившись, Юля натянула на себя джинсы, прочую одежду, и крадучись прошла в ванну, а оттуда выскользнула из квартиры, нацепив сапоги и куртку. Люба, видимо, спала, и они не встретились.

По пути в офис женщина заскочила в аптеку и купила мазь с анестетиком. Объяснять фармацевту пришлось как сильную гематому. Впрочем, у женщины за прилавком не возникло каких-либо лишних вопросов, и бросив коробочку с тюбиком в сумку, Юля поспешила в коллцентр.

В офисе, чтобы не навлекать на себя угрозу штрафов и выяснения отношений с начальством, женщина решила не идти в уборную сразу же, а подождать хотя бы 20 минут. Эти 20 минут девочки-соседки по залу недоуменно поглядывали на то, как Юля постоянно ёрзает на стуле и отвечает странным неровным голосом на входящие звонки.

Выждав этот самостоятельно определённый для себя период времени, она поспешно схватив свою сумку, выскочила из зала. Заперев за собой дверь в туалет, женщина стянула с себя джинсы, а следом и трусы. Повернувшись спиной к щербатому зеркалу над раковиной, она попыталась оценить масштабы поражения. Впрочем, ощущения были страшнее, чем увиденное: кожа на ягодицах была лишь немного покрасневшей, но никаких страшных синяков и синих следов не было. Достав из сумки коробку с мазью, поспешно распаковав её и зачерпнув приличную порцию, Юля принялась растирать субстанцию по своей попке. Мазь приятно холодила кожу, поэтому ощущения были приятными. Вовремя опомнившись, женщина еще раз повернулась к зеркалу, чтобы оценить результат. Ягодицы лоснились в свете лампочки без плафона, освещавшей небольшое помещение уборной. Но вот другая деталь несколько смутила Юлю — она возбудилась.

Неожиданно ручка закрытой двери задёргалась — кто-то снаружи тоже хотел сюда попасть. Поэтому молодая женщина поторопилась натянуть на себя трусики и джинсы, и вернуться на рабочее место.

Мазь отлично справлялась со своей задачей, и оставшийся рабочий день прошел спокойно. Юля больше не ёрзала на стуле и была избавлена от подозрительных и любопытных взглядов соседок.

Но вот надежда на зарплату не оправдалась — денег по прежнему не было.

И чем ближе становился конец рабочего дня, тем менее уверенно себя ощущала женщина. Она так и не решила, как теперь вести себя с хозяйкой квартиры, выпоровшей её накануне. То, что Юля испытала удовольствие, смущало её более всего. Это просто рушило все представления о себе.

Впрочем, к облегчению женщины, она не встретилась с Любой — той просто не было дома. Поэтому в ускоренном режиме сделав все свои дела за пределами собственной комнаты, она с облегчением заперла дверь и выключила свет, притворившись спящей. И сон действительно скоро пришел.

Спалось Юле гораздо лучше, чем в предыдущую ночь — ягодицы уже не беспокоили. Поэтому, несмотря на вредность будильника, она проснулась с отличным настроением. Опасаясь всё так же встречи с Любой, женщина практически повторила предыдущее утро. Разве что завтрак на этот раз был заблаговременно запасён в комнате.

Юля чувствовала лёгкость, и даже некоторую игривость. И это отразилось в выборе гардероба: она решила надеть платье, открывающее ноги чуть выше колена, и подчеркнуть их чулками телесного цвета. Хоть на улице и стоял холодный питерский март, но солнышко уже начинало пригревать, а высокие зимние сапоги не дадут замёрзнуть. Зато в офисе она будет выгодно отличаться от сослуживец. И можно будет пофлиртовать с немногочисленными парнями на работе.

Заговорщически улыбаясь сама себе, Юля уже собиралась выскользнуть из квартиры, как услышала в спину:

— Куда собралась? — Жесткий требовательный голос заставил женщину нерешительно повернуться.

— Н. на работу, — робко промямлила она заикаясь. «Попалась», пронеслось в голове.

— Задери подол, — последовал хлёсткий приказ.

Почему-то эта фраза, сказанная ей в приказном тоне, не вызвала никаких возражений, даже внутренний голос молчал. Вместо этого руки сами взялись за края платья и поднялись вверх, оголяя бедра.

— Сними трусы. — Последовал следующий приказ. Люба стояла с прикуренной сигаретой в руке, и оценивающе смотрела на стоящую перед входной дверью молодую женщину.

От этих слов Юля оцепенела на доли секунды. Что-то внутри неё зашевелилось, но. звонкая пощечина обожгла её правую щеку. И вновь обидная пощечина отозвалась тягучим теплом в животе.

Не медля, молодая женщина стянула с себя трусики, немного замешкавшись, стягивая их вдоль сапог. И потом, не дожидаясь новой пощечины, опять задрала подол, предоставив хозяйке квартиры возможность рассмотреть аккуратную полосочку волос на её лобке.

— Молодец, — Люба взяла табуретку, стоявшую неподалёку, и поставив её по центру коридора, села, — иди сюда. — Она рукой указала себе на колени.

Юля не могла дать себе ответ, почему она так беспрекословно подчиняется этой женщине, которая неделю назад вызывала в ней даже некоторую брезгливость, но подошла и легла животом на колени хозяйки, уперевшись руками, как и в прошлый раз, в пол.

«Оштрафуют» — оберчённо подумала она.

В это время подол её платья был закинут на спину, открывая доступ для Любы к её голым ягодицам. Юля уже ждала, когда её начнут пороть, и готовилась принять первый удар. Её киска увлажнилась. Но ударов всё не было.

— Раздвинь ноги шире. — Реплика из-за спины была такой же хлесткой и жесткой, как и все предыдущие.

Юля развела ноги, насколько это было возможно в такой позе. Но этого оказалось недостаточно, и болезненными шлепками по внутренним сторонам бёдер хозяйка отрегулировала положение её ног. В промежности заныли связки, так широко были разведены ноги.

Не имея возможности видеть, что происходит, Юля прислушивалась к звукам, доносящимся из-за спины. А там что-то шуршало, по всей видимости что-то вынималось из полиэтиленового пакета.

— Ну что, козочка, сейчас я тебе сделаю подарок, — с этими словами нечто довольно крупное и гладкое вошло во влагалище молодой женщины. Беззвучный стон лёгким ветерком слетел с её губ.

Предмет, совершив несколько фрикций и вращений, так же беспардонно покинул женское лоно. И в следующий момент уже упёрся в сморщенное колечко заднего прохода. С первой попытки бастион не пал, поэтому рука Любы проникла под живот Юли, и пальцы, нащупав клитор, стали его довольно грубо ласкать. Добившись ласками стонов от лежащей на её коленях женщины, хозяйка выдернула руку и тут же зажала ей нос и рот.

Первое, что Юля почувствовала — это запах собственных выделений. Пальцы, зажимавшие ей сейчас нос, были все в смазке, скользкими. И от того пальцы сжимали нос еще сильнее, словно тиски. Впрочем, вскоре наступила нехватка воздуха, и внимание было отвлечено от этих неприятных ощущений.

Напор сзади, тем временем, усилился. Скоро нехватка воздуха заставила тело Юли задёргаться. Но хватка Любы не ослабла, удерживая женщину на месте и не давая вдохнуть. И вот, когда Юля уже думала, что потеряет сознание, рука отпустил её лицо. Сделав огромный, и такой долгожданный вдох, молодая женщина ощутила, что в её попе находится чужеродный предмет

Хозяйке квартиры удалось таки вставить что-то в её зад.

Юля не была девственницей в заднем проходе, более того, она довольно часто занималась анальным сексом со своим бывшим и получала от него удовольствие. Но вставленный сейчас предмет был гораздо больше, чем бывавшие там до него мужские члены.

— Вот и всё, — с этими словами Люба что-то провернула с щелчками во вставленном в задний проход квартирантки предмете, и выдернула из него, — вставай. — Увесистая оплеуха по голой заднице как бы подтвердила слова.

Юля встала. Предмет в заднем проходе вызывал дискомфорт, но не столь критично, как могло показаться в начале. Анус потихоньку отходил от пережитого вторжения, неприятные ощущения напоминали об экзекуции, но никаких травм, навроде надрывов, не ощущалось.

— У тебя отличная задница, Юля. Не думала, что всё будет так легко. — Рука Любы лениво, и даже нежно, теребила женское естество под опустившимся подолом. — Уже опаздываешь?

Всё, что женщина сейчас могла, это коротко кивнуть. Видимо понимая, что сейчас творится на душе у квартирантки, хозяйка квартиры не стала обращать внимание на такую форму ответа. Вместо этого она подобрала с пола тряпочку, которая оказалась снятыми ранее трусиками, и сунула в руки Юле.

— С этого дня тебе запрещено ходить куда-либо в трусах, — и немного задумавшись, — месячные давно были?

— На прошлой неделе закончились, Любовь Викторовна.

— Хорошо. Когда начнутся, будешь пользоваться тампонами. А сейчас засунь трусы себе в дырку и отправляйся на работу.

С дрожью в сделавшихся непослушными руках, женщина, подняв одной рукой подол своего платья до пояса, стала сантиметр за сантиметром пропихивать в себя ткань. Трусики были для повседневной носки, так что плотно набили собой влагалище, впитав в себя, попутно, обильный секрет. Удовольствия эта процедура никакого не доставила.

— Свободна. — Новая пощечина обожгла щеку.

Вспомнив, что просто так развернуться и уйти ей нельзя, Юля опустилась на колени перед хозяйкой и поцеловав ей руку, произнесла, — спасибо вам, Любовь Викторовна.

После этого тихонько выскользнула из квартиры, захватив куртку.

До офиса женщина добралась нормально. Как не странно, даже опоздала в пределах нормы. Попка привыкла к чужеродному предмету, и он стал практически незаметен. Хуже дело обстояло с трусиками, они впитывали в себя всю влагу и начали натирать. Но уже на подходе к офису пришло смс от Любы с разрешением их извлечь. Юля не медля воспользовалась этим разрешением, заперевшись в уборной. Мокрый, скользкий и еще хранящий тепло её тела кусочек ткани она тут же выбросила.

Женское любопытство пересилило, и она решила посмотреть с помощью зеркальца, что у неё во второй дырочке. Беглый осмотр показал, что анус плотно закупорен чем-то вроде пробки. Диаметр основания, торчащего из заднего прохода, был около 3—4 см. По центру располагалась небольшая затычка на резьбе. «По всей видимости, это если захочется в туалет» — пришла к выводу женщина. Вынуть эту пробку не представлялось возможным, так как и зацепиться-то не за что.

Отбросив мысли о потенциальном избавлении от предмета, Юля привела себя в порядок и вернулась на рабочее место.

Первые несколько часов на работе протекали как обычно, ничего особенного не происходило. Но спустя часа два, предмет в попе щелкнул и увеличился в объёме. Это было так неожиданно, Юля как раз говорила с клиентом, что её голос заметно дрогнул и изменился в тональности. Соседки недоуменно посмотрели на неё, потом переглянулись, но ни о чем спрашивать не решились.

К обеду произошел еще щелчок. Она как раз улучила свободные 15 минут, чтобы проанализировать сложившуюся ситуацию, почему она так безропотно стала подчиняться Любе и позволила всё это с собой делать? Но всерьёз подумать и поискать выход из неё она не успела — очередной щелчок одарил новыми ощущениями в заднем проходе, выгнав из головы все мысли.

К концу дня было еще два щелчка. Женщину буквально распирало в анальном отверстии, но боли не было. А вот как добираться домой с этим внутри себя — она представляла слабо, так как ходить приходилось сильно выпятив попку и расставляя ноги шире обычного. В офисе она тихонько сидела, стараясь привлекать к себе как можно меньше внимания, а вот как идти по улице?

Задержавшись, чтобы ушло максимальное количество коллег, женщина решилась на обратную дорогу. Конечно, длинная куртка служила некоторой маскировочной цели, но если присмотреться, то заметна становилась неестественность и странность женской походки. Да и выражение лица, хоть Юля и прилагала максимум усилий к тому, чтобы держать мину спокойствия, всё равно было неестественным. Да и как можно быть спокойной, когда нестерпимо хочется в уборную? Впрочем, даже если туда попасть, это не принесёт облегчения.

Войдя в квартиру, она сразу встретилась взглядом с Любой. — Привет, ягодка. Что так долго?

Под тяжелым пристальным взглядом хозяйки женщина стала снимать куртку, затем неуклюже стащила сапоги. И бросив робкий взгляд на Любу, стала неуверенно расстёгивать молнию на платье.

Когда процедура была закончена и Юля стояла перед хозяйкой квартиры на коленях, Люба продолжила. — Не гадила сегодня?

Такие слова резанули слух молодой женщины. Ведь с ней обращались, как с какой-то собачонкой. Но вслух она лишь произнесла: — Нет, Любовь Викторовна. Как с этим можно?

— А хочешь? Наверняка хочешь. Пойдём. — Хозяйка махнула рукой вслед за собой и направилась в ванную.

Юля сначала хотела по привычке встать на ноги, но ощутила давление в заднем проходе и изменила своё решение. Так и посеменила по-собачьи на всех четырех конечностях в открытую Любой дверь.

Люба легонько улыбалась, глядя на ползущую женщину. Потом приказала ей забраться в ванну и достала из тумбочки под раковиной клизму с длинной трубкой. Юля, забравшись в ванну, опять встала на коленки и оперлась в дно руками. Её попка была поднята вверх, а спина прогнута в пояснице. Она ощущала, что именно такая поза сейчас и необходима, несмотря на боль в коленях от соприкосновения с твёрдым покрытием дна.

Наполнив резиновое изделие тёплой проточной водой, хозяйка стала откручивать против часовой стрелки затычку в пробке, крепко сжимаемой юлиным анусом. Женщина ощущала, как медленно проворачивается по резьбе внутри неё какая-то деталь, а после ощутила, как свежий воздух прохладой хлынул внутрь её беззащитно открытой попки. Следом за прохладным воздухом помещения, в неё стала протискиваться трубка клизмы. Вставив сантиметров 25, Люба заткнула чем-то оставшуюся щель и пустила воду.

Чувствуя, как её кишечник наполняется водой, Юля стала ощущать себя даже не животным, и тем более не шлюхой. Скорее вещью, каким-то неодушевлённым предметом, ведь с ней сейчас выполняли какие-то манипуляции, нисколько не считаясь с её мнением. И это давало такие ощущения, которые она не испытывала никогда и ни с кем. Она поняла, что с неё буквально течет по ляжкам. Это было настолько неожиданным открытием, что стало каким-то спусковым механизмом, отключившим остатки внутреннего сопротивления женщины. Юля расслабилась и отдалась ощущениям, слушая журчание воды где-то глубоко внутри себя.

Тем временем, давление в кишечнике росло, вызывая спазмы и естественное желание. Но никто не спешил убирать клизму, и вода продолжала вливаться в молодую женщину. Дыхание стало заметно глубже, тяжесть и боль во внутренностях неумолимо нарастали. В какой-то момент Юля увидела, как желтоватая жидкость утекает в отверстие стока ванны прямо перед её лицом.

— Ах ты ж дрянь, не могла дождаться и обоссалась мне прямо тут! — Злобный комментарий Любы, сдобренный смачной оплеухой по беззащитным ягодицам, разъяснил квартирантке ситуацию. Это её же моча. Она описалась и даже не заметила этого. Всё внимание Юли было сосредоточено на своих бушевавших внутренностях. Непроизвольные слёзы, не от боли, нет, от переполнявших чувств униженности и какого-то сверхчеловеческого напряжения, стали капать на дно ванной, где еще недавно утекала золотистая струйка.

Внезапно с противным уркающим звуком вода в клизме закончилась. Люба тут же извлекла наружу трубку, и завинтила отверстие обратно, снова закупорив женщину.

Юля уже плохо соображала, что происходит. Она просто стояла в прежней позе в ванне, выпятив вверх попку. И хозяйка не замедлила воспользоваться этой позой. Смочив какую-то тряпку водой, она принялась хлестать ею по аппетитно выставленной заднице своей квартирантки. Кожа быстро приняла пунцовый цвет. При каждом ударе Юля издавала еле слышный стон, больше походивший на свистящий выдох воздуха из лёгких. Она боялась пошевелиться, чтобы вода внутри неё не раскачивалась. Конечно, это были тщетные попытки, и внутри женщины всё ходило ходуном.

— Будешь знать, как гадить, когда не разрешала. — Люба с большим энтузиазмом порола подставленную попу, — шлюшка. Я тебя выдрессирую, будешь только по моему приказу мочиться. Поняла?

Не услышав ответ, хозяйка особенно вложилась в удар. Сырая тряпка попала по промежности молодой женщины. И тут Юлю скрутил оргазм. Чувство разом накрыло всё тело, оглушив её, и вырвав из реальности на какое-то время. Спазм сладострастия заставил её свернуться в ванне калачиком.

Люба, продолжавшая какое-то время наносить удары, остановилась, и хитро улыбалась. Предоставив некоторое время квартирантке на возвращение в чувства, хозяйка потащила свою квартирантку за ухо из ванны, а позже так и препроводила в туалет.

— Там нащупаешь клапан. Против часовой стрелки открути. — С этими словами Любовь Викторовна захлопнула перед лицом плохо соображающей женщины дверь уборной. — И возвращайся в ванную.

sexreliz.com

Внимание! Этот текст целиком и полностью посвящен теме Фемдома. Прошу тех, кому неприемлема или неприятна данная тема, просто его закрыть.

С женой мы сошлись на почве любви к нестандартному сексу. И она, и я особую прелесть находили в использовании порки. Поэтому сначала о ней. «Поигравшись» так некоторое время мы решили, что просто порка, как массаж, перестает быть интересной, теряются такие ее прелести как ожидание, неизвестность, унижение, которые, может быть более, чем сама порка, несут возбуждение. Поэтому мы решили остановиться на следующем подходе.

Во-первых — порка не должна быть частой. Чтобы она не превратилась в рутинную процедуру, решено было наказывать меня один раз в месяц — в последнюю субботу месяца.

Во-вторых — наказание должно быть с учетом реальных провинностей. Если их нет — то для профилактики выдается 25 розог. Но разве может мужчина целый месяц ничего не натворить, хоть по мелочи?!

В-третьих — она все-таки должна нести воспитательный эффект. Поэтому выдав для начала стандартные 25 ударов, жена начинает перечислять мои провинности, обсуждает их со мной и добавляет. Причем не подряд сразу за все — а за каждую провинность в отдельности. Нахамил продавщице в магазине — вот тебе еще пять. Ах, не нахамил?! Ну тогда еще пять за непонятливость. Повышал голос на маму в каком-то споре — двадцать! Матерей нужно уважать! И так далее.

В-четвертых — обязателен элемент унижения. Порка производится на специальной скамье, к которой я, одетый в короткую футболочку и белые гольфы, крепко пристегнут ремнями в пояснице, чуть выше коленей, у щиколоток и, конечно же, за руки. Ноги широко разведены, а под живот кладется валик, от чего голый зад оттопыривается. Достаточно унизительная поза. А в середине порки жена, например, может позвонить своей или моей маме, или какой-то подружке и что-либо обсудить, связанное со мной. К примеру, со своей обсудить, что у меня слегка снизилась эрекция и десять минут записывать перечень продуктов, которые ее повышают. Моей пожаловаться, что у меня был насморк, а я, несмотря на это и ее уговоры, ходил в холод на рыбалку, затем приложить трубку к моему уху и дать выслушать мамину нотацию. Подружкам пожаловаться, что я не пропускаю взглядом ни одной юбки или что-то подобное.

Но это при мелких провинностях. При серьезных проступках (например, несанкционированная ночевка на рыбалке, поздний приход в состоянии опьянения и т. п.) наказание дополняется. После порки она может поставить меня коленями на горох в крохотной кладовке у кухни, закрыть дверь на ключ и пригласить молодую соседку выпить чашечку кофе. И стоять мне так пока они не наболтаются. Или сделать двухлитровую клизму не отвязывая меня от лавки, а сама уйти из квартиры на продолжительное время.

Все это происходит на фоне сексуального воздержания. Когда-то на меня был надет так называемый мужской пояс верности, который снимается только на моменты порок и для редкого классического секса. И еще в одном случае, о котором расскажу позже. В остальное время я воздерживаюсь, а жену удовлетворяю орально по ее требованию. Поэтому, я испытываю очень приятные чувства и мгновенную эрекцию, когда пояс снимается. Если я был хорошим мальчиком и сильно не «косячил» — жена порет меня медленно, скорее любя, и при этом играет моим членом. Буквально легких поглаживаний ногтиками и всего пары-тройки медленных движений несильно сжатым кулачком хватает для бурного оргазма. Чаще же я получаю такую порку, от которой член съеживается сам и она снова надевает на меня приспособление.

Также супруга считает, что в основе подчинения мужчины должно быть регулярное манипулирование его анусом. Поэтому часто в моей попе оказывается то градусник, то клизма, то прибор для массажа простаты. «Что-то ты неважно выглядишь! Ну-ка, давай измеряем температуру», встряхивает градусник жена — и я должен беспрекословно оголить попу и улечься на кровать или диван, чтобы дать поставить себе градусник. Или — «Позавчера ты съел много мяса в гостях, и я не видела, чтобы ты сходил в туалет», и мне приходится полностью снять одежду и идти в ванную, где уже приготовлена двухлитровая клизма. Причем перед процедурой я должен сказать «Да дорогая», а после поблагодарить за заботу о себе. Иначе мне это припомнится пятью розгами в конце месяца.

Супруга очень заботится о моем здоровье! Поэтому, зная, что воздержание вредно для мужчины, водит меня к урологу. Но не в поликлинику, а к матери своей бывшей однокурсницы. Обычно это происходит раз в два-три месяца на выходные, предшествующие порке. К тому моменту после предыдущей порки у меня отрастают волосы на лобке и попе (да-да, перед поркой я должен быть начисто выбрит), сходят следы розог и я ничем не отличаюсь от простого среднестатистического мужчины. Супруга заранее договаривается с врачом, в день посещения делает мне очистительную клизму, снимает пояс верности, и мы с конфетами и вином или шампанским идем в гости. И пока жена с подругой пьют чай на кухне, я снимаю перед ее мамой-врачом штаны, становлюсь в позу и раздвигаю ягодицы. Пока таких визитов было всего два, но в обоих случаях мне сначала нужно было заголиться и нагнуться, а затем ждать, пока врач наденет перчатку и смажет ее вазелином.

Учитывая, что секса перед этой процедурой у меня, как правило, долго не было, мой член встает. Наконец, врач вставляет в меня палец, от чего я дергаюсь и ойкаю. Некоторое время палец давит на меня внутри и так же резко выходит. Врач зовет жену, констатирует некоторое увеличение простаты и советует ее массаж хотя бы дважды в месяц. И уже порывается открыть жене мастерство этого массажа, но, глядя на ее длинные ногти, советует приобрести специальный прибор. Он в этот же день был куплен, и теперь после каждой недели воздержания и перед поркой жена вставляет его мне. В следующий визит врач была удовлетворена состоянием моей простаты. Оба раза после процедуры мы все вместе садились пить чай и я густо краснел. Меня за столом не обсуждали, но я понимал, что все три женщины знают, что только что в моей заднице был палец, и что жена держит меня в строгости, если в моем возрасте наблюдается увеличение простаты.

wapbox.net

Из рассказов Валентина Распопова. «Порка, наказание клизмой»

-…Так, я тебе полы говорил помыть? – отец стоял прямо напротив меня, и, еле сдерживаясь от желания меня ударить, смотрел на меня испепеляющим взглядом,- Говорил, или нет?!

-Не успел? А чем ты занимался? Учился? Или работал может? Ты на работу когда устроишься, засранец.

Папа схватил меня за волосы и грубо потащил в комнату.

-Двадцать лет уже скоро оболтусу, а он до сих пор работу нормальную найти не может! И дома его помочь не допросишься.

Отец бросил меня на кровать, и приказал:

Лежа на кровати, я поспешно стал стягивать с себя одежду.

-Трусы спускай… так… и в позу становись…

Я послушно спустил трусы и повернулся к папе попкой, оттопырив ее как можно сильнее.

-Раздвинь! – скомандовал отец. Я раздвинул попу, и отец, смачно харкнув мне в очко, резко всунул туда палец. Я дернулся и на мгновение сжал попу, и тут же получил сильный шлепок по ягодице:

— Стой спокойно, сколько можно учить тебя!

Отец пошуровал в попке пальцем и, с силой раздвинув мне пальцами анус, снова плюнул туда. Затем принес из ванной резиновую грушу с длинным твердым наконечником, большую миску с водой и, поставив все это на табуретку рядом со мной, набрал в клизму воду. Я почувствовал, как наконечник резко вошел в меня, и вода побежала мне в попу. Через несколько секунд отец вынул грушу, и повторил процедуру…

-Нет. Не так! – вдруг сказал он, сделав вторую клизму.- Снимай трусы вообще, становись на середину…

Я покорно разделся до конца и встал на середину комнаты.

-Щас ты сам себе делать будешь, пидар! Повернись спиной ко мне! И ноги расставь пошире! Шире! Да еще шире, что ж ты за дебил у меня такой.

Я расставил ноги на максимальную ширину, и отец подставил мне под попу табуретку. На ней вскоре оказалась наполненная водой, и нацеленная снизу вверх прямо на мой анус клизма.

— Садись на нее! – приказал отец.

Чуть согнув ноги, я присел, и стал осторожно нащупывать дырочкой клизму.

-Да вот же она! – отец взял меня за бедра, и буквально насадил меня на наконечник. Он вошел немного неправильно, и я тихонько заскулил от боли.

-Что, сука, не нравится? А хуи валять целыми днями нравится тебе? Садись! Дальше опускайся, выдавливай!

Я начал опускаться на грушу всем своим весом. Клизма стала больно давить и распирать анус, из наконечника брызнула вода…

-…Так, теперь вторую. Пошёл!

Я стал садиться на вторую подставленную отцом клизму. Груша снова больно надавила на анус, и вода стала просачиваться и выливаться на табуретку. У меня задрожали ноги от страха и нервного напряжения…

Влив в меня таким образом еще три клизмы, отец взял меня за ухо, и повел к кровати:

-Щас я тебя отшлепаю, и только попробуй обосрись мне!

Отец взял в руки большую деревянную щетку с ручкой и, положив меня к себе на

колени, заломил мне за руку за спину. Щетка стала «гулять» по всей моей попе, оставляя

красные следы (я не видел этого, но хорошо знал, к чему приводит такая экзекуция). Я

постоянно вздрагивал, извивался от боли всем телом, болтал в воздухе ногами и тихонько

-Что, не нравится? Не нравится тебе, сученок? Или нравится? Чё у тебя хуй встает?

Я молчал, вцепившись зубами в простыню, и только тихонько постанывал. (Еще рассказы — на xgay.ru). Мое тело

постоянно соскальзывало с отцовских колен, и он то и дело подтягивал меня на место, больно

хватая за яички (каждый раз при этом я не мог удержаться и издавал глухой утробный стон).

-Это начало только! Я тебя научу отца слушать.

Отец сбросил меня на пол, и от при падении я нечаянно выпустил на ковер небольшую

порцию мутной жижи.

-Ах ты засранец блядь! Ну ладно, ты у меня языком потом все полы вылижешь.

Отец схватил меня за волосы, подтащил к столу, и с силой нагнул, вынудив встарь раком,

оперевшись локтями о столешницу. В руках у него появилась собственноручно выточенная им

увесистая дощечка для порки. Отец прикоснулся ею к моей подрагивающей попе, погладил

меня дощечкой по ягодицам, провел ребром доски по межъягодичной складке… Я затрясся

от нахлынувшей вдруг волны возбуждения.

-Что, нравится, педрила?

Отец поднял доску, и сделал вид, будто замахивается. Я напрягся всем телом, и услышал

довольное гоготанье отца:

-Что, сука, страшно?

Удара не последовало. Отец снова замахнулся, и… снова не ударил. Он повторил это еще несколько раз, с удовольствием наблюдая, как его сын-«оболтус» всякий раз напрягается и очкует в предвкушении удара. Но вскоре на мою бедную задницу обрушился первый настоящий, и по-настоящему сильный удар. Я взвыл, и инстинктивно подался вперед, резко уткнувшись в стол стоячим членом и чуть не сломав его. От боли на моих глазах выступили слезы, и член начал быстро опадать. Последовал второй удар, третий, четвертый… Пятый удар был чудовищно сильным, и я «выстрелил» сразу «из двух стволов» — вырвалась наружу небольшая порция клизмы из задницы, и из моего обмякшего уже стручка брызнула на пол тонкая струйка мочи.

-Ты что?! Ты что, обоссался, что ли? – отец заглянул под стол. – Ну ссысь блядь, все равно тебе убирать все…

Посыпались новые удары, и я затрясся крупной дрожью, судорожно глотая слюну и повизгивая…

Закончив, отец заломил мне руку и отвел в туалет, позволив мне прокакаться. Потом грубо подтер мне задницу и, взяв меня за яйца, потащил в спальню. Там он связал мне спереди руки и, достав из шкафа женские розовые стринги и черные чулки с поясом, напялил все это на меня, приговаривая:

— Я тебя научу… научу, гаденыш…

В таком виде он вывел меня в коридор, вручил ведро с тряпкой, и приказал немедленно вымыть пол во всей квартире…

Я ползал на коленях в чулках и стрингах около получаса, и уже почти заканчивал мыть пол в коридоре, когда входная дверь вдруг неожиданно открылась, и в квартиру вошла моя старшая сестра с подругой.

— Ой, а что это? – подруга даже опешила, увидев мою оттопыренную задницу в розовых кружевных стрингах.

-А, это у нас Валечке так нравится, — с издевкой, театральным тоном ответила сеструха,- ему просто так полы не нравится мыть, когда его по-хорошему просят, ему нравится только если ему по заднице надают и клизму поставят!

Я густо покраснел от стыда и уткнулся лицом в мокрую половую тряпку…

rugay.top

Смотрите так же:

  • Пособия на гемоглобин Все выплаты и пособия для беременных в России в 2018 году Всем беременным женщинам полагаются льготы и компенсации, независимо от того, работает ли она или нет. Финансовая помощь гарантируется государством, однако размер этой помощи […]
  • Какие статьи ук не попадают под амнистию 2018 Предполагается ли амнистия в 2018 году? Здравствуйте.в 2013 году моего брата гражданина узбекистана заключили под стражу,три года отбыл наказание в московском сизо после чего огласили приговор по статье 159 4 части и дали 5.6 лет и […]
  • Какие вышли новые законы в 2018 году Новое в российском законодательстве 2 августа 2018 года ОСНОВЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ Постановление Правительства РФ от 28.07.2018 N 881 "Об установлении требований к эксплуатации государственной информационной системы, указанной в […]
  • Отличия ликвидации от банкротства Ликвидация и банкротство объясните пожалуйста,есть ли разница между понятием ликвидация компании и ее банкротством?или это одно и тоже? Ответы юристов (6) Да, есть. Ликвидация - прекращение деятельности фирмы по решению учредителей, […]
  • Приказ от мз 541 Приказ Минздравсоцразвития России от 23.07.2010 г. № 541н "Об утверждении Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих, раздел "КВАЛИФИКАЦИОННЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ДОЛЖНОСТЕЙ РАБОТНИКОВ В СФЕРЕ […]
  • Нотариус партнера Нотариус партнера Целью статьи "Раздел имущества, в состав которого входит исключительное право, между наследниками" является поиск правового механизма использования и распоряжения исключительным правом и иными видами неделимого имущества […]