Использование криминалистических учетов в расследовании преступлений

Использование криминалистических учетов при раскрытии и расследовании преступлений

Деятельность следственных и оперативных сотрудников, направленная на раскрытие и расследование преступлений, связана, как правило, с преодолением барьеров, представляющих собой полное либо частичное отсутствие сведений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, и об источниках получения этих сведений. При этом действия сотрудника правоохранительного органа в процессе расследования сопряжены с предварительным анализом исходных данных. Вслед за анализом происходит мысленное моделирование ситуации, возникающей по уголовному делу, для последующего принятия соответствующих решений. Такую ситуацию принято называть «следственной ситуацией» .

Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск: Изд-во Урал. гос. ун-та, 1987. С. 17.

Все многообразие этих ситуаций можно условно свести к следующим трем разновидностям:

  1. преступник задержан при совершении преступления или после его совершения (личность преступника не установлена);
  2. преступник известен, но успел скрыться (личность преступника установлена);
  3. преступник неизвестен (сведения о нем отсутствуют либо носят отрывочный характер).

В рассматриваемых ситуациях зачастую практические работники не имеют четкого представления либо не знают о том, где можно получить дополнительную информацию, способствующую раскрытию и расследованию преступления. Большую помощь в преодолении возникающих в таких ситуациях трудностей и в отыскании дополнительной информации могут оказать криминалистические учеты, специально созданные в целях информационного обеспечения процесса раскрытия и расследования. Для их эффективного использования достаточно знать, какие сведения можно получить из того или иного вида учета. Между тем результаты проведенного нами опроса сотрудников оперативных и следственных подразделений органов внутренних дел показывают, что 7% из числа опрошенных никогда не обращались к криминалистическим учетам. Данный факт говорит либо о незнании возможностей учетов, либо об их недооценке.

Полагаем, что для решения вышеуказанной проблемы необходимо создать автоматизированное рабочее место (далее — АРМ) следователя и оперативного сотрудника, которое посредством алгоритмизации деятельности, связанной с обращением к криминалистическим учетам, позволит компенсировать недостаток знаний сотрудников органов внутренних дел по криминалистической регистрации. Это способствовало бы в дальнейшем повышению эффективности использования ориентирующей криминалистической информации, сосредоточенной в криминалистических учетах.

Основой для создания АРМ служит программа действий сотрудника, обращающегося в регистрационный массив. При ее написании прежде всего следует, исходить из следственной ситуации, возникающей по расследуемому уголовному делу.

Для создания программы действий сотрудника, обращающегося к криминалистическим учетам, необходимо следующее:

  • выделить из всего многообразия следственных ситуаций наиболее часто встречающиеся (типичные);
  • выделить фактическую базу данных;
  • определить базу поисковых данных;
  • наметить круг учетов, содержащих искомые данные.
  • Эффективное программирование деятельности сотрудников правоохранительных органов возможно путем применения метода обобщений ситуаций, другими словами — ситуационного моделирования . Как уже было отмечено выше, мы выделяем три следственные ситуации, для разрешения которых может быть использована криминалистическая информация, сосредоточенная в регистрационном массиве криминалистических учетов.

    Драпкин Л.Я. Ситуационный подход в криминалистике и программирование расследования // Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия: Межвуз. науч. сб. Уфа: Башкир. гос. ун-т, 1989. С. 28.

    Фактическая база данных представляет собой криминалистическую информацию, имеющуюся в распоряжении субъекта расследования. Она может быть получена при производстве следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

    База поисковых данных — это та информация, которую следователь или оперативный сотрудник намерен получить из регистрационного массива.

    Заключительным шагом для создания вышеуказанной программы является выделение криминалистических учетов, которые могут содержать искомую информацию.

    Рассмотрим подробнее программу действий сотрудника в зависимости от сложившейся по делу следственной ситуации и фактической базы данных. Первый вид ситуаций представляется наименее сложным в устранении противоречия между неизвестными искомыми элементами и имеющимися сведениями. Он возникает в тех случаях, когда задержано лицо, подозреваемое в совершении преступления, однако его установочные данные отсутствуют. В таких ситуациях наряду со сбором доказательств необходимо проведение мероприятий, направленных на установление личности подозреваемого лица. При этом целесообразно обращение к оперативно-справочному учету, который ведется в информационных центрах МВД, ГУВД субъектов Российской Федерации и Главном информационном центре МВД России. Оперативно-справочный (алфавитно-дактилоскопический) учет осуществляется в отношении граждан России и иностранных граждан (лиц без гражданства).

    Пофамильные картотеки содержат две группы сведений: анкетные данные учитываемого лица; сведения о судимости, сведения об изменении приговора, применении амнистии или помилования, месте и времени отбывания наказания, перемещениях осужденного, основаниях освобождения либо дате его смерти; номера уголовных дел; сведения о нахождении в федеральном или межгосударственном розыске, основания, время и инициатор розыска; задержания.

    Лица, на которых заводится регистрационная карточка, одновременно выставляются на дактилоскопический учет. Запросы о проверке оформляются на специальных бланках-требованиях и способствуют установлению личности задержанного в том случае, если лицо находится в розыске либо было ранее судимо. Причем по дактилоскопическому учету проверяются лица, у которых документы либо отсутствуют, либо они вызывают сомнение. В таких случаях в информационные центры направляются дактилоскопические карты этих лиц.

    Дактилоскопический учет ведется и в экспертно-криминалистических центрах и состоит из двух разделов — следотеки и дактилокартотеки. Дактилокартотека формируется из дактилокарт лиц, задержанных в порядке ст. 91 УПК РФ, лиц, взятых на учет оперативными подразделениями, других лиц из числа задержанных и доставленных в органы внутренних дел при наличии оснований подозревать их в совершении преступлений.

    Если у подозреваемого при задержании были изъяты предметы, принадлежность которых задержанному вызывает сомнение, то следует произвести проверку изъятого имущества по учету номерных вещей или антиквариата, что позволяет установить его принадлежность, нахождение в розыске как похищенного. Это, в свою очередь, создает возможность установить причастность задержанного лица к преступлению, при совершении которого было похищено данное имущество, что помогает установить его личность.

    Учет похищенных и изъятых документов общегосударственного обращения и номерных вещей ведется в информационных центрах региональных органов внутренних дел, в Главном информационном центре МВД России. Учету подлежат похищенные, неразысканные, изъятые у задержанных или арестованных лиц номерные вещи, похищенные и утраченные документы (бланки документов), а также паспорта, не изъятые у лиц, объявленных в федеральный розыск.

    Учет похищенных предметов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность (антиквариата), ведется в региональных информационных центрах и Главном информационном центре МВД России. Объектом учета являются похищенные из государственных хранилищ, частных коллекций, церквей, мечетей, а также изъятые или сданные предметы антиквариата, в качестве которых выступают картины и украшения, имеющие научную, культурно-историческую и художественную ценность, коллекции орденов, монет, медалей, музейное оружие, иконы и т.п.

    При совершении насильственных и корыстно-насильственных преступлений преступники зачастую используют оружие. В случае изъятия у задержанного лица нарезного огнестрельного оружия следует воспользоваться учетом утраченного и выявленного огнестрельного оружия и другого вооружения. Этот вид учета ведется в информационных центрах МВД, УВД и содержит сведения об утраченном (похищенном, утерянном) или выявленном (изъятом, найденном, добровольно сданном) боевом, учебном, спортивном и охотничьем огнестрельном оружии.

    Поскольку задержанное лицо может скрывать свои анкетные данные из-за нежелания нести ответственность за ранее совершенное преступление, следует обратиться к розыскному учету лиц, объявленных в федеральный и межгосударственный розыск, который ведется в региональных информационных центрах и Главном информационном центре МВД России. Проверка может осуществляться по письменному запросу, каналам телеграфной связи или по телефону.

    Второй вид из перечисленных выше следственных ситуаций возникает в том случае, если в распоряжении субъекта расследования имеются данные о лице, совершившем преступление, но отсутствуют сведения о его возможном местонахождении. Такую ситуацию еще называют розыскной, поскольку перед следователем встает задача найти лицо, совершившее преступление. В указанной ситуации действия сотрудников правоохранительных органов направлены на сбор данных, характеризующих личность разыскиваемого, выявление его связей, установление возможного местонахождения преступника и его задержание. При этом обращение сотрудников правоохранительных органов к криминалистическим учетам преследует главным образом цель — создать предпосылки для последующего задержания разыскиваемого преступника.

    Первым шагом должно стать направление имеющихся сведений в розыскной учет лиц, объявленных в федеральный и межгосударственный розыск. Этот вид учета служит для обеспечения мероприятий, связанных с розыском лица, скрывающегося от правоохранительных органов. Вынесение постановления установленного образца об объявлении преступника в розыск способствует привлечению его к уголовной ответственности в дальнейшем, в случае задержания другим органом внутренних дел.

    При этом инициатор розыска должен заполнить и направить в информационный центр постановление об объявлении в розыск с последующей передачей в Главный информационный центр МВД России.

    Этой же цели служит и оперативно-справочный учет, так как объектом данного учета выступают не только обвиняемые и осужденные, но и разыскиваемые лица. Более того, посредством обращения к алфавитно-дактилоскопическому учету можно установить, был ли разыскиваемый ранее судим. При положительном ответе появляется возможность изучить архивное уголовное дело и получить дополнительную информацию о разыскиваемом и его криминальных связях. Кроме того, в ответе на запрос указывается место отбывания наказания, если он ранее был осужден к лишению свободы. В этом случае изучение круга лиц, с которыми разыскиваемый отбывал наказание, создает дополнительную возможность установления его местонахождения, поскольку он мог укрыться у кого-либо из своих бывших товарищей.

    Розыскной и оперативно-справочный учеты осуществляются Главным информационным центром МВД России и информационными центрами ГУВД, УВД субъектов Федерации.

    При совершении имущественных преступлений, когда предметом посягательства выступают номерные вещи, антиквариат, оружие, следует также предоставить сведения в соответствующие виды криминалистических учетов. Результаты исследования, проведенного В.Н. Долининым и В.И. Сорочинским, показали, что в 29% случаев преступники были задержаны при попытке сбыта похищенного имущества . В рассматриваемой ситуации своевременное поступление сведений в учет номерных вещей о похищенном имуществе также способствует задержанию преступника, если он попытается сбыть похищенные вещи.

    Долинин В.Н., Сорочинский В.И. Использование криминалистической характеристики в расследовании грабежей и разбойных нападений, совершаемых в жилище // Проблемы совершенствования расследования и профилактики преступлений на современном этапе. Уфа: Башкир, гос. ун-т, 1990. С. 116.

    Этим же целям служит учет похищенных предметов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность (антиквариат), а также учет утраченного и выявленного огнестрельного оружия и другого вооружения.

    Третья из рассматриваемых ситуаций представляется наиболее сложной в плане раскрытия и расследования преступления, так как она отличается наименьшей степенью информативности. Следователь поставлен в такое положение, при котором ему предстоит определить все возможные места нахождения источников дополнительных сведений. При этом основное внимание должно быть уделено установлению лица, совершившего преступление.

    Эта ситуация чаще всего приводит к приостановлению уголовных дел, способствуя росту количества нераскрытых преступлений. Одной из причин приостановления уголовных дел по п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ (за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого) является также и неиспользование сотрудниками правоохранительных органов информационных массивов криминалистических учетов.

    Общеизвестно, что при совершении любого преступления остаются следы. Все они могут быть сведены в две большие группы: следы преступника, следы орудий и средств совершения преступления. Соответственно при обращении к криминалистическим учетам следует исходить из такого деления.

    В ситуации, когда лицо, совершившее преступление, неизвестно, особое внимание должно быть уделено тщательному осмотру места происшествия с целью выявления и сбора следов, оставленных преступником либо орудиями и средствами, которые он использовал.

    При наличии следов рук преступника необходимо обратиться к дактилоскопическому учету экспертно-криминалистических учреждений, который состоит, как уже было указано выше, из двух разделов — следотеки и дактилокартотеки.

    В следотеке содержатся фотоснимки следов рук (пальцев и ладонных поверхностей), изъятых с мест нераскрытых преступлений. В случае совершения тяжкого преступления, а также если есть основания полагать, что преступление совершено преступником-«гастролером», фотоснимки следов рук могут быть направлены в ЭКЦ МВД России для проверки по центральной картотеке. Следотека позволяет установить причастность к совершению общественно опасного деяния лиц, оставивших следы рук на месте происшествия. Она способствует также решению вопроса об объединении нескольких нераскрытых преступлений, если следы рук оставлены одним и тем же лицом. Следы рук, поступающие с мест преступлений, в обязательном порядке проверяются по дактилокартотеке.

    Аналогичным образом при обнаружении на месте происшествия следов орудий взлома, следов ног или протекторов шин автотранспортных средств следует обратиться к соответствующему учету. Следотека орудий взлома, подошв обуви и протекторов шин транспортных средств ведется в экспертно-криминалистических учреждениях и позволяет установить факт использования одного и того же объекта при совершении нескольких преступлений или его использования при совершении конкретного преступления.

    Значительную помощь в рассматриваемой ситуации оказывает учет по признакам внешности. Если установлены лица, которые достаточно хорошо запомнили внешность преступника, работники экспертно-криминалистического подразделения могут составить его субъективный портрет. Изготовленный портрет наклеивается на карту единого образца и проверяется по имеющемуся массиву. При отрицательном результате проверки он помещается в картотеку субъективных портретов.

    В сложившейся следственной ситуации можно воспользоваться и сведениями, хранящимися в криминалистическом учете подозреваемых, обвиняемых и осужденных лиц. В данном учете сосредоточены сведения об особо опасных преступниках, в число которых включаются рецидивисты, «гастролеры», организаторы преступных групп и «авторитеты» уголовной среды.

    Из этого учета можно получить установочные данные и приметы подучетного лица, фотографии, сведения о его связях, информацию о противоправных действиях, об особенностях этих действий. Использование полученных сведений способствует раскрытию преступления, если оно было совершено лицом, относящимся к категории особо опасных преступников.

    В большинстве случаев прослеживается закономерная связь между такими структурными элементами, как способ совершения преступления и личность преступника. На выбор определенного способа влияют личностные качества преступника, как социально-демографические, так и психологические. Это позволяет обратиться к криминалистическому учету раскрытых и нераскрытых преступлений (по способу совершения). Учет ведется в информационных центрах МВД, УВД, а по особо тяжким насильственным преступлениям — в Главном информационном центре МВД России. Учет позволяет получить сведения о преступлениях: место, время, способ и т.д., а также дает возможность установить факты совершения преступления аналогичным способом и позволяет выявить общность примет преступников, совершивших преступления определенным способом.

    Нередки случаи, когда преступники совершают хищения из сейфов, металлических шкафов и ящиков. В целях информационного обеспечения процесса раскрытия и расследования этих преступлений создан централизованный криминалистический учет хищений ценностей из металлических хранилищ, который ведется Главным информационным центром совместно с Экспертно-криминалистическим центром МВД России и с участием Главного управления уголовного розыска и Следственного комитета.

    При совершении насильственных преступлений преступники часто используют оружие, в том числе огнестрельное. Поэтому большую помощь в раскрытии и расследовании этих преступлений может оказать коллекция пуль, гильз и патронов со следами оружия, изъятых с мест преступления, и утраченного оружия (пулегильзотека), которая ведется в региональных экспертно-криминалистических центрах и в ЭКЦ МВД России. Коллекция служит для установления фактов применения конкретного экземпляра огнестрельного оружия при совершении одного либо нескольких преступлений, выявления оружия, использованного при совершении преступления, среди изъятого, найденного и добровольно сданного.

    Среди преступлений против личности наибольшую социальную опасность представляют убийства, совершаемые наемными лицами, так называемые заказные убийства. Одной из особенностей такого рода общественно опасных деяний выступает оставление преступником орудия убийства на месте преступления. В большинстве случаев орудием убийства является нарезное огнестрельное оружие. Поскольку существует вероятность того, что оно было ранее похищено, при расследовании данной категории дел возникает необходимость его проверки по учету огнестрельного оружия и другого вооружения, который ведется в информационных центрах МВД, УВД. Это способствует получению дополнительной информации из банка данных информационных центров либо ее получению посредством обращения к материалам уголовных дел, возбужденных по факту хищения.

    Криминалистическая информация, сосредоточенная в криминалистических учетах, служит прежде всего для разрешения следственных ситуаций, возникающих в ходе расследования преступлений. Полагаем, что одним из возможных путей использования ситуационного подхода в деятельности, связанной с обращением к криминалистическим учетам, является программирование данного вида деятельности. На основе такой программы впоследствии становится возможным создание автоматизированного рабочего места сотрудника, обращающегося к криминалистическому учету.

    Между тем создание алгоритма действий субъекта расследования при обращении к криминалистическим учетам требует аналогичного подхода и ко всему процессу расследования. Значительная часть баз данных криминалистических учетов в настоящее время формируется на основе компьютерных носителей информации в рамках автоматизированных информационных систем. Их использование сотрудниками правоохранительных органов требует известной степени формализации самого процесса раскрытия и расследования преступлений и его информационных аспектов .

    Киселев В.И., Шаковец А.Н. Теоретические основы информационного обеспечения процесса раскрытия преступлений: Монография. Хабаровск: Дальневост. юрид. ин-т МВД РФ, 2002. С. 45.

    wiselawyer.ru

    КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ УЧЕТЫ И СОВРЕМЕННЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В РАСКРЫТИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

    Секция: 10. Юриспруденция

    XXII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

    КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ УЧЕТЫ И СОВРЕМЕННЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В РАСКРЫТИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

    Централизованные криминалистические учеты предназначены для оперативного информационного обеспечения раскрытия и расследования, а также предупреждения особо опасных серийных межрегиональных и региональных преступлений. Информационной основой учетов является сбор, накопление и анализ углубленных криминалистически-значимых сведений о субъектах и предметах преступлений и связанных с ними событиях. Полученная информация может использоваться в следственной, оперативно-розыскной и криминалистической деятельности правоохранительных органов как ориентирующий и диагностический материал, а также в целях идентификации.

    Информационные массивы, формируемые различными службами и подразделениями органов МВД края, взаимосвязаны между собой в едином банке данных, что позволяет осуществлять постоянную актуализацию данных и общее ведение, и сопровождение баз данных. Для расследования любого преступления достаточно владеть небольшим количеством информации и благодаря информационным массивам, заполненным полно и точно, можно по малейшей детали найти эпизод.

    В Информационный центр УМВД России по Забайкальскому краю постановке на криминалистические и розыскные учеты подлежат:

  • Преступления и лица, подозреваемые, обвиняемые в их совершении;
  • Лица, объявленные в розыск;
  • Несовершеннолетние, состоящие на учете в ОВД;
  • Лица, пропавшие без вести, неопознанные трупы и лица, не способные по состоянию здоровья или возрасту сообщить данные о своей личности;
  • Иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступления и административные правонарушения на территории РФ;
  • Огнестрельное оружие и иное вооружение (утраченное и выявленное), имеющее индивидуальный номер;
  • «Оружие-МВД» (сведения о зарегистрированных владельцах оружия);
  • Разыскиваемые транспортные средства (далее ТС);
  • Номерные вещи и документы, похищенные и изъятые в связи с совершением преступления;
  • Похищенные предметы антиквариата.
  • По данным на 2015 года сотрудники органов МВД края, обязаны самостоятельно формировать массивы банка данных. При расследовании уголовных дел и проведении оперативно-розыскных мероприятий работники правоохранительных органов используют информационные массивы, заполненные различными ведомствами РФ. Главным источником информации является Информационный Центр УМВД России и Главный Информационно-аналитический Центр МВД России.

    В УМВД России основным документом, регламентирующим ведение учетов, является «Наставление по формированию и ведению централизованных оперативно-справочных, розыскных и криминалистических учетов, экспертно-криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел Российской Федерации», утвержденное приказом № 400 от 21 августа 1993 г. (далее по тексту «Наставление 1993 г.»).

    Учет «преступлений и лиц, подозреваемых, обвиняемых в их совершении» пополняется информацией о преступлениях, совершенных на территории Забайкальского края и лицах их совершивших.

    Основанием для постановки объектов на учет является: постановление о возбуждении уголовного дела; постановление о привлечении в качестве обвиняемого и т. д.

    Данный документы заполняются следователем, дознавателем и заверяются подписью начальника ОМВД, после чего вводятся в информационный массив.

    Данные документы составляются одновременно с соответствующими документами первичного учета.

    Для упращения последующего поиска необходимо качественно и полно заполнять все обстоятельства совершенного преступления.

    При описании лица необходимо заполнять реквизиты описания особенностей внешности лица, татуировки, клички и т. д. Благодаря заполнению таких немаловажных факторов можно по одной небольшой метке найти преступника, задействованного в других преступлениях. Как известно, свидетели запоминают, ни цвет глаз, на рост, а яркие индивидуальные черты.

    Также обязательной фиксации в информационный массив принадлежат несовершеннолетние лица, состоящие на учете в подразделениях МВД края. Это необходимо, в первую очередь, для того, чтобы определить социогенную ситуацию в стране. Рост преступности несовершеннолетних, как правило, свидетельствует о неблагоприятных социальных процессах.

    Анализ преступности несовершеннолетних оказывается, с одной стороны, инструментом выявления криминогенных факторов в социуме, а с другой — базой для прогноза преступности в целом. Криминализация детей и подростков — это криминализация будущего страны. По процессам, происходящим в детской и молодежной среде, мы можем с большой долей вероятности судить о том, каким будет общество в перспективе (в том числе — какой будет преступность).

    В информационном массиве присутствуют так же учет без вести пропавших лиц. Проблема розыска без вести пропавших граждан является для правоохранительных органов нашего региона одной из основных. Еженедельно в крае фиксируется до нескольких десятков фактов безвестного исчезновения людей. Среди них есть дети и взрослые и «антисоциальные» граждане. Несомненно, что для того, чтобы разыскать безвестно исчезнувшего человека, органам полиции необходимо приложить немало усилий, привлечь для этого сотрудников службы, участковых уполномоченных милиции, уголовного розыска, подразделения по делам несовершеннолетних, следственных отделов, экспертно-криминалистических подразделений и т. д.

    Также информационный массив пополняется данными о лицах, поставленных на основании соответствующих приказов МВД, на профилактический учет («семейный дебошир», «карманный вор» и др.) в подразделениях МВД края.

    Массив «Похищенных и изъятых вещей и документов» содержит информацию о похищенных и изъятых (принадлежность которых не установлена) номерных вещах. Это — фальшивые купюры, холодное оружие, номерные документы, сотовые телефоны, бытовая техника, компьютеры и др. Данный массив ведется для содействия ро­зыску похищенных документов, например, ценных бумаг, сертификатов, и прочее, и вещей, имеющих индивидуальные номера и установление принадлежности документов и ве­щей, изъятых у преступников или подозреваемых.

    Так же информационному учету подлежит оружие, имеющее индивидуальный номер, утраченное (похищенное, утерянное) и выявленное (изъятое, найденное, добровольно сданное) всех видов.

    Объектами учета являются: гражданское оружие, служебное оружие, боевое ручное стрелковое и холодное оружие, огнеметы, ствольные и реактивные артиллерийские системы, боеприпасы и взрывные устройства, имеющие индивидуальный номер, специальные приспособления, военная техника, бесствольное оружие, сигнальное оружие, пневматическое оружие, иные виды вооружения.

    Если на изъятом или сданном оружии имеются следы изменения номера, серии, года выпуска, а также если эти обозначения забиты или неявно выражены, оно отправля­ется на исследование в экспертно-криминалистическое подразделение для установления этих обозначений. Если есть основания предполагать, что оружие применялось при совершении преступлений, после заполнения регистраци­онных документов его вместе с изъятыми патронами необ­ходимо направить в экспертно-криминалистическое под­разделение для экспериментального отстрела и последую­щей проверки по пулегильзотеке. Учет отстреляных пуль, гильз и боеприпасов со следами оружия ведется ЭКЦ МВД России и экспертно-криминалистическими подразделениями МВД в целях установления фактов применения преступниками од­ного и того же экземпляра оружия при совершении не­скольких преступлений.

    Информационному учету подлежит похищенный автотраспорт, им является легковой и грузовой автотранспорт, автобусы, прицепы, полуприцепы, трактора, мотоциклы, а том числе четырехколесные, мотороллеры, мопеды и мотоколяски, а также похищенные двигатели, шасси, кузовы транспортных средств.

    Основанием постановки транспортных средств на централизованный учет и коррекции являются:

    • Зарегистрированное в органах внутренних дел заявление (сообщение) об угоне или хищении транспортного средства;
    • Постановление о возбуждении уголовного дела по факту угона или хищения транспортного средства;
    • Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по основаниям, не дающим права на реабилитацию, по факту угона или хищения транспортного средства;
    • Постановление о возбуждении уголовного дела, по которому транспортное средство проходит как орудие совершения преступления;
    • Сообщение о розыске транспортных средств органами внутренних дел (полиции) государств — участников СНГ.
    • Данный учет предна­значен для сбора, систематизации, хранения и обработки информации о разыскиваемых и бесхозных транспортных средствах, и прицепах, а также для оперативности поиска похищенного (угнанного) транспорта. Учет используется при проведении розыскных мероприятий, а также при регистрации транс­портных средств в подразделениях УГИБДД по Забайкальскому краю.

      Криминалистические учеты содержат в своих банках данных абсолютно всю информацию обо всем, что касается действий органов МВД. Данная систематизация необходима для оперативности и полного контроля.

      Список литературы:

    • Белкин Р.С. Криминалистика: Краткая энциклопедия. — М.: Юридическая литература, 1993. — 111 с.
    • Криминалистика: Учебник / Под ред. А.Г. Филиппова. — М.: Высшее образование, 2007. — 670 с.
    • Постановление Правительства РФ от 23.01.2006 № 31 «О создании, ведении и использовании единого банка данных по вопросам, касающимся оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также противодействия их незаконному обороту».
    • Приказ Генпрокуратуры РФ № 39, МВД РФ № 1070, МЧС РФ № 1021, Минюста РФ № 253, ФСБ РФ № 780, Минэкономразвития РФ № 353, ФСКН РФ № 399 от 29.12.2005 «О едином учете преступлений» (вместе с «Типовым положением о едином порядке организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях», «Положением о едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений», «Инструкцией о порядке заполнения и представления учетных документов»).
    • nauchforum.ru

      Использование экспертно-криминалистических учетов в расследовании преступлений прошлых лет Морозов Алексей Викторович

      Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

      Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

      Морозов Алексей Викторович. Использование экспертно-криминалистических учетов в расследовании преступлений прошлых лет: диссертация . кандидата Юридических наук: 12.00.12 / Морозов Алексей Викторович;[Место защиты: Академия управления Министерства внутренних дел Российской Федерации].- Москва, 2016.- 186 с.

      Содержание к диссертации

      Глава 1. Общая характеристика системы экспертно-криминалистических учетов МВД России

      1. Исторический очерк генезиса системы экспертно-криминалистических учетов 17

      2. Экспертно-криминалистические учеты как подсистема криминалистической регистрации 32

      3. Современное состояние и содержание системы экспертно-криминалистических учетов 54

      Глава 2. Экспертно-криминалистические учеты в системе информационного обеспечения расследования преступлений прошлых лет

      1. Проблема раскрытия и расследования преступлений прошлых лет и роль экспертно-криминалистических учетов в их информационном обеспечении 73

      2. Совершенствование процессов формирования и использования экспертно-криминалистических учетов при расследовании преступлений прошлых лет 92

      3. Ситуационный подход и алгоритмизация действий в использовании возможностей экспертно-криминалистических учетов при расследовании преступлений прошлых лет 125

      Список использованной литературы .

      Введение к работе

      Актуальность темы диссертационного исследования. Одной из приоритетных задач, стоящих как перед органами внутренних дел Российской Федерации, так и всей правоохранительной системы, является повышение эффективности деятельности по расследованию преступлений прошлых лет. Анализ источников государственной статистической отчетности показывает, что на протяжении последних лет общее количество нераскрытых преступлений прошлых лет составляло более 16 млн. По состоянию на 1 января 2016 г. массив уголовных дел, приостановленных по п.п. 1, 2, 3 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, снизился до 9,1 млн., что обуславливается не результатами качественного их расследования, а снятием с учета в течение 2014-2015 гг. более 6,5 млн. преступлений, которые так и остались нераскрытыми.

      При этом из общего количества нераскрытых преступлений прошлых лет более 90% приходится на уголовные дела, приостановленные по п.1 ч. 1 ст. 208 УПК, когда на стадии предварительного следствия лица, подлежащие привлечению в качестве обвиняемых, не установлены.

      В результате создаются предпосылки для дальнейшей противоправной деятельности преступных элементов, что, в свою очередь, приводит к нарушению прав и законных интересов миллионов граждан, организаций, учреждений и, как следствие, нарушается такой базовый правовой принцип, как неотвратимость наказания, падает доверие и авторитет к системе правоохранительных органов.

      Комплексное исследование состояния деятельности, направленной на раскрытие и расследование преступлений прошлых лет, позволяет выделить ряд причин правового, научно-методического и организационного характера, отрицательно влияющих на установление причастности лица к событию преступления. Результаты проведенного анкетирования позволили установить, что одной из них является неэффективное использование возможностей экспертно-криминалистических учетов, в которых сосредоточена криминалистически значимая информация об объектах, имеющих причинно-следственную связь с событием преступления. Так считают 45 % сотрудников экспертно-криминалистических подразделений и 26 % сотрудников органов предварительного следствия. Данная информация не утрачивает своей актуальности во времени и позволяет выявить лиц, совершивших такие преступления.

      Учитывая процессуальный режим расследования преступлений прошлых лет, приоритет здесь должен быть отдан, по мнению автора, возможностям использования криминалистически значимой информации, содержащейся в следах и других вещественных доказательствах и сосредоточенной в экспертно-

      криминалистических учетах. Соответственно, необходима разработка новых подходов к вопросам функционирования экспертно-криминалистических учетов, отвечающих потребностям следственной практики и оперативно-розыскной деятельности.

      Требуют своего совершенствования и теоретические основы учения о криминалистической регистрации в части единого подхода к понятийному аппарату, научно обоснованному разграничению ее структурных составляющих (подсистем), что послужит не только определенным вкладом в развитие данного учения, но и основанием для практического совершенствования системы криминалистических учетов.

      Изложенное свидетельствует об актуальности темы диссертационного исследования, ориентирует на творческую постановку научных задач и их инициативное решение.

      Степень разработанности темы исследования. Вопросам криминалистической регистрации, использованию криминалистических учетов в раскрытии и расследовании преступлений уделялось значительное внимание, начиная от А. Бертильона и до настоящего времени. Учеными и практиками разрабатывались и обосновывались способы регистрации преступников, исследовались источники информации, выявлялись закономерности формирования, накопления, обработки и использования регистрационной информации, особенности криминалистических учетов как средств накопления и обработки информации о преступлениях и лицах, их совершивших, и т.д.

      Существенный вклад в разработку учения о криминалистической регистрации был привнесен такими видными учеными-криминалистами, как Р.С. Белкин, А.И. Винберг, А.Ю. Пересункин, Н.В. Терзиев, Б.И. Шевченко и др.

      Различным аспектам деятельности правоохранительных органов по раскрытию и расследованию преступлений прошлых лет, решением проблемных вопросов, возникающих в ходе установления лиц их совершивших, занимались: В.П. Антипов, В.М. Быков, Л.Н. Викторова, Б.Н. Коврижных, В.П. Лавров, В.Д. Ломовской, В.М. Мешков и другие.

      Современному состоянию криминалистической регистрации, ее целям, задачам, месте в системе криминалистической науки, определению возможностей использования информации, содержащейся в криминалистических учетах, в раскрытии и расследовании отдельных видов преступлений, выявлению проблем правового, научно-методического, организационного характера и путей их преодоления посвящены диссертационные исследования О.А. Белова, А.В. Брылевского, П.Н. Заблоцкого, М.А. Калужиной, В.Х. Каримова, В.А. Поликарпова, М.М. Эндреева.

      Однако, ни одна из этих работ не была посвящена проблемам использования экспертно-криминалистических учетов в расследовании преступлений прошлых лет.

      Объектом исследования является практическая деятельность субъектов органов предварительного следствия, дознания, оперативных и экспертно-криминалистических подразделений по использованию возможностей экспертно-криминалистических учетов в расследовании преступлений прошлых лет, когда лицо, их совершившее, не установлено, а также теоретические, правовые и организационные аспекты этой деятельности.

      Предмет исследования составляют закономерности функционирования экспертно-криминалистических учетов и их использования органами расследования преступлений по приостановленным уголовным делам, когда лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено.

      Цель и задачи исследования. Цель работы заключается в совершенствовании научных положений учения о криминалистической регистрации и разработке на этой основе практических рекомендаций, направленных на повышение эффективности использования экспертно-криминалистических учетов в расследовании преступлений прошлых лет.

      Достижение поставленной цели обеспечивалось постановкой и решением следующих задач:

      определить проблемы частной криминалистической теории — учения о
      криминалистической регистрации, разработать предложения по их решению;

      проанализировать различные подходы к существующей градации
      подсистем криминалистической регистрации — криминалистических учетов,
      разработать комплекс оснований для их классификации, уточнить место
      экспертно-криминалистическим учетам в системе криминалистической
      регистрации, предложить новую ее структуру;

      изучить современное состояние и содержание системы экспертно-
      криминалистических учетов органов внутренних дел Российской Федерации,
      разработать их классификации по различным основаниям;

      предложить авторские дефиниции базовых определений, входящих в
      терминологический аппарат учения о криминалистической регистрации и
      используемых в регистрационной деятельности правоохранительных органов при
      расследовании преступлений, в том числе прошлых лет;

      определить научные основы, цели, задачи, источники, субъектов
      использования экспертно-криминалистических учетов в расследовании
      преступлений прошлых лет;

      выявить проблемы формирования и использования экспертно-
      криминалистических учетов в расследовании преступлений прошлых лет,
      сформулировать предложения по их разрешению;

      разработать предложения по совершенствованию положений подзаконных
      нормативных правовых актов, регламентирующих информационное обеспечение
      деятельности по расследованию преступлений прошлых лет;

      определить типичную следственную ситуацию, характерную для
      большинства приостановленных уголовных дел, с учетом содержащейся в их
      материалах информации об объектах экспертно-криминалистических учетов,
      предложить криминалистические версии расследования таких дел в отношении
      лица, совершившего преступление в прошлом;

      разработать адаптированный к следственной ситуации
      криминалистический алгоритм по действиям субъектов расследования
      преступлений прошлых лет с использованием возможностей экспертно-
      криминалистических учетов и подготовить на этой основе практические
      рекомендации по решению задач раскрытия и расследования преступлений
      рассматриваемой категории.

      Методологическая основа и методы исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составляют диалектический метод научного познания явлений и процессов в их взаимосвязи и взаимообусловленности, а также основанные на нем такие общенаучные методы, как исторический (при изучении процесса становления и развития как криминалистической регистрации в целом, так и отдельных ее учетов, в частности — экспертно-криминалистических), сравнительно-правовой (при изучении процессуального режима работы по расследованию преступлений, вообще, и по приостановленным уголовным делам, в частности; при анализе и выработке предложений по внесению изменений в законодательные и подзаконные акты), конкретно-социологический (при подготовке опроса сотрудников правоохранительных органов по проблемам использования экспертно-криминалистических учетов в раскрытии и расследовании преступлений, в том числе преступлений прошлых лет), системно-структурный (при выработке единого подхода к понятийному аппарату криминалистической регистрации и четкому разграничению ее структурных составляющих, выявлении связи системы с внешней средой), статистический анализ (при выявлении взаимосвязей и закономерностей использования экспертно-криминалистических учетов в раскрытии и расследовании преступлений прошлых лет), логические приемы индукции и дедукции (при формулировании рекомендаций, предложений, выводов).

      Использование указанных методов и приемов познания позволило рассмотреть исследуемую проблему в комплексе, систематизировать все полученные знания, выдвинуть и обосновать на этой основе целостные выводы, предложения и рекомендации.

      Теоретическую базу исследования составляют фундаментальные труды
      ученых в области философии, социологии, теории государства и права,
      уголовного процесса, теории оперативно-розыскной деятельности, уголовного
      права, уголовного процесса, судебной экспертизы, статистики, информационных
      технологий, других естественных и технических наук, а также работы в области
      криминалистики таких ученых, как Т.В. Аверьянова, Ф.Г. Аминева, Р.С. Белкин,
      А.И. Винберг, А.Ф. Волынский, Р.Е. Демина, В.А. Жбанкова, А.С. Железняк,
      А.М. Зинин, Е.П. Ищенко, В.Е. Корноухов, В.Я. Колдин, А.М. Кустов,
      В.П. Лавров, И.М. Лузгин, Н.П. Майлис, М.А. Миловидова,

      В.А. Образцов, А.Ю. Пересункин, Н.С. Полевой, Е.Р. Россинская,

      С.С. Самищенко, М.В. Салтевский, Н.А. Селиванов, В.А. Снетков, Р.А. Усманов, А.Г. Филиппов, Н.П. Яблоков, С.А. Ялышев и других.

      В процессе исследования автор опирался на идеи, концепции, подходы методологического характера, содержащиеся в учении о криминалистической регистрации и места в нем экспертно-криминалистических учетов, различных аспектов их использования при расследовании преступлений, в том числе прошлых лет.

      Нормативно-правовую базу исследования составляют положения Конституции Российской Федерации, действующего уголовного и уголовно-процессуального законодательства, федеральных законов, межведомственных и ведомственных нормативных правовых актов правоохранительных органов, регламентирующих деятельность по использованию экспертно-криминалистических учетов в раскрытии и расследовании преступлений, в том числе прошлых лет, а также международных нормативных правовых актов (конвенций, договоров, соглашений) по вопросам борьбы с преступностью, ратифицированных Российской Федерацией.

      Эмпирическая база исследования представляет собой результаты: анкетирования 1064 сотрудников экспертно-криминалистических подразделений (ЭКП) МВД России (Северо-Западного, Приволжского, Южного, Сибирского федеральных округов), в чьи обязанности входит формирование, ведение и использование экспертно-криминалистических учетов в раскрытии и расследовании преступлений в 2012-2014 гг.; анкетирования 2172 сотрудников органов предварительного следствия системы МВД России в 2012-2014 гг. (Северо-Западного, Приволжского, Сибирского федеральных округов), что составляет от 12 до 14% от генеральной совокупности; изучения 238 уголовных

      дел, приостановленных Следственными управлениями УМВД России по Архангельской и Вологодской областям в 2012-2014 гг. в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, в материалах которых имеются объекты экспертно-криминалистических учетов; анализа 353 анкет по уголовным делам, приостановленным в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого; изучения государственной статистической отчетности о зарегистрированных, раскрытых и нераскрытых преступлениях, о работе ЭКП МВД России за 2010-2015 гг., что свидетельствует о репрезентативности эмпирических данных.

      При проведении диссертационного исследования использован 20-летний опыт работы автора в экспертно-криминалистическом подразделении системы МВД России, в том числе, в качестве руководителя на региональном уровне.

      Научная новизна диссертационного исследования предопределена тем, что автором на монографическом уровне, путем комплексного исследования проблем правового, научно-методического и организационного характера, разработаны научные положения и практические рекомендации по использованию возможностей экспертно-криминалистических учетов в расследовании преступлений прошлых лет, в частности:

      определена типичная следственная ситуация, характерная для
      большинства приостановленных уголовных дел, связанных с расследованием
      преступлений прошлых лет, в материалах которых содержится информация об
      объектах экспертно-криминалистических учетов, сформулированы
      криминалистические версии в отношении лица, их совершившего;

      разработан адаптированный для положительного разрешения
      следственной ситуации криминалистический алгоритм по использованию
      актуально криминалистически значимой информации, содержащейся в
      экспертно-криминалистических учетах;

      предложен комплекс научно-практических рекомендаций и
      предложений, направленных на повышение эффективности использования в
      работе по приостановленным уголовным делам как всей системы экспертно-
      криминалистических учетов, так и наиболее востребованных практикой их
      подвидовых составляющих;

      на примерах практической деятельности правоохранительных органов
      показано, что система экспертно-криминалистических учетов является наиболее
      эффективным инструментарием получения розыскной и доказательственной
      информации при расследовании преступлений прошлых лет;

      предложен новый взгляд на структуру классификационной части учения
      о криминалистической регистрации, дифференцированы виды экспертно-

      криминалистических учетов по различным основаниям, сформулированы авторские определения понятийного аппарата системы экспертно-криминалистических учетов;

      сформулированы предложения по совершенствованию организационно-
      правового обеспечения использования экспертно-криминалистических учетов в
      расследовании преступлений, в том числе прошлых лет.

      Научная новизна диссертационного исследования нашла свое отражение в положениях, выносимых на защиту.

      Основные положения, выносимые на защиту:

      1. Авторское определение понятия «экспертно-криминалистические
      учеты», под которыми следует понимать самостоятельную
      структурообразующую подсистему криминалистической регистрации,
      представляющую собой массивы актуально криминалистически значимой
      информации об объектах учета, имеющих причинно-следственную связь с
      событием преступления, обладающих устойчивой совокупностью
      идентификационных признаков, выявляемых и фиксируемых посредством
      использования специальных знаний в области криминалистики и судебной
      экспертизы, ведущихся в ЭКП органов внутренних дел (правоохранительных
      органов) для последующего использования в раскрытии и расследовании
      преступлений, в том числе прошлых лет.

      Авторские дефиниции понятийного аппарата экспертно-криминалистических учетов: «актуально криминалистически значимая информация», «объекты экспертно-криминалистических учетов», «объекты проверки по экспертно-криминалистическим учетам».

      Комплекс оснований для разграничения подсистем криминалистической регистрации, в качестве которых рассматриваются: характер криминалистически значимой информации об индивидуализирующих признаках объектов учета; средства и методы их выявления, фиксации и сопоставления; функциональное предназначение подсистемы криминалистической регистрации; право-субъектная составляющая, отвечающая за организационные основы формирования и ведения учетов, позволяющий:

      уточнить понятие «криминалистические учеты» в терминологическом
      аппарате и классификационной части учения о криминалистической
      регистрации, дать его авторскую трактовку;

      дифференцировать систему криминалистической регистрации на четыре
      подсистемы криминалистических учетов (оперативно-справочные, оперативно-
      розыскные, экспертно-криминалистические и справочно-вспомогательные).

      4. Классификации экспертно-криминалистических учетов по различным
      основаниям: объектовому признаку; уровню централизации; степени
      регламентации; по виду судебных экспертиз, в рамках которых происходит
      выявление, фиксация и сопоставление идентификационных признаков объектов
      учета с объектами проверки; идентификационному периоду; природной
      составляющей следов, содержащихся в экспертно-криминалистических учетах;
      по категориям специальных знаний, которыми обладают субъекты ведения
      учетов; по степени распространенности и частоте обращений.

      Авторское определение «использование экспертно-криминалистических учетов в расследовании преступлений прошлых лет», под которым понимается совместная деятельность специально уполномоченных субъектов, направленная на реализацию источников актуально криминалистически значимой информации посредством проведения комплекса организационных и оперативно-розыскных мероприятий в целях установления лиц, их совершивших, решения иных задач, связанных с расследованием приостановленных уголовных дел.

      Источники получения актуально криминалистически значимой информации по преступлениям прошлых лет: материалы приостановленных уголовных дел, содержащие информацию о результатах проведенных исследований объектов экспертно-криминалистических учетов (следов, предметов, веществ) на стадии предварительного следствия; информационные массивы экспертно-криминалистических учетов; объекты учета и объекты проверки по ним, полученные в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий после приостановления расследования уголовных дел.

      Типичная следственная ситуация, характерная для большинства приостановленных уголовных дел — личность преступника не установлена, однако в их материалах имеются объекты экспертно-криминалистических учетов, для разрешения которой разработан криминалистический алгоритм и на его основе практические рекомендации по использованию в расследовании преступлений прошлых лет экспертно-криминалистических учетов.

      Предложения по совершенствованию организационно-правовой регламентации использования экспертно-криминалистических учетов в расследовании преступлений прошлых лет, предусматривающие:

      внедрение разработанного автором проекта «Инструкции об организации использования экспертно-криминалистических учетов в раскрытии и расследовании преступлений, в том числе прошлых лет», в которой изложены особенности использования актуально криминалистически значимой информации, содержащейся в регистрационных массивах, как на стадии предварительного следствия, так и после его приостановления;

      разработку межведомственного приказа, утверждающего «Инструкцию
      об организации формирования, ведения и использования экспертно-
      криминалистических учетов правоохранительных органов», в положение
      которой внести следующее: основанием для проверки и постановки объектов на
      экспертно-криминалистические учеты является их фактическое поступление в
      ЭКП на исследования; руководителей ЭКП наделить правом принятия решения
      по проверке и постановке объектов на экспертно-криминалистические учеты;
      определить сроки, устанавливающие временной период обмена
      криминалистически значимой информации, содержащейся в экспертно-
      криминалистических учетах, между органами расследования преступлений и
      ЭКП;

      создание на базе территориальных подразделений органов
      предварительного следствия, дознания, уголовного розыска, ЭКП регионального
      уровня постоянно действующих аналитических групп по комплексному
      организационно-методическому сопровождению расследования преступлений
      прошлых лет с обоснованием задач, форм взаимодействия, мероприятий по
      использованию источников получения актуально криминалистически значимой
      информации по приостановленным уголовным делам.

      Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования определяется тем, что сформулированные в работе теоретические положения и выводы нацелены, с одной стороны, на совершенствование учения о криминалистической регистрации в целом, а с другой — на пополнение потенциала науки криминалистики систематизированными знаниями по использованию современных достижений научно-технического прогресса в области естественных и технических наук в одном из наиболее перспективных направлений деятельности правоохранительных органов – деятельности по раскрытию и расследованию преступлений прошлых лет.

      Теоретические положения, выводы и рекомендации, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы в дальнейших исследованиях, направленных на совершенствование научных, правовых и организационных основ использования системы экспертно-криминалистических учетов в расследовании преступлений, а также послужат основой для конструктивной полемики, стимулируя развитие научной мысли в области криминалистической техники, тактики и методики.

      Практическая значимость исследования состоит в том, что в нем обобщен опыт организации функционирования и использования экспертно-криминалистических учетов при расследовании преступлений прошлых лет, сформулированы практические рекомендации и предложения по совершенствованию организационно-правового регулирования и методического

      обеспечения деятельности субъектов расследования приостановленных уголовных дел.

      Достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечены привлечением для решения поставленных задач значительного по объему и разнообразного по содержанию теоретического и эмпирического материала, представленного в виде результатов конкретно-социологического исследования, правильным выбором и использованием научных методов исследования по тематике диссертационного исследования. Кроме того, достоверность полученных результатов определяется их апробацией, в том числе внедрением в практическую деятельность органов внутренних дел и учебный процесс высших образовательных учреждений.

      Апробация и внедрение результатов диссертационного исследования.

      Сформулированные в диссертации положения, выводы и рекомендации нашли
      отражение в тринадцати статьях общим объемом 4,87 п.л., в том числе в пяти
      изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской
      Федерации. Основные положения диссертации также апробировались в
      выступлениях автора на заседаниях кафедры управления органами расследования
      преступлений Академии управления МВД России, на научных конференциях и
      семинарах различного уровня: «Проблемы организации административной,
      оперативно-розыскной, уголовно-процессуальной деятельности ОВД» (М., 2011);
      «Организация деятельности органов предварительного следствия и дознания в
      системе МВД России: управленческие и криминалистические проблемы»
      (М., 2012); «Информатизация и информационная безопасность

      правоохранительных органов» (М., 2012); «Современная криминалистика: проблемы, тенденции, имена (к 90-летию профессора Р.С. Белкина)» (М., 2012); «Использование криминалистической и специальной техники в противодействии преступности» (Санкт-Петербург, 2013); «Криминалистические средства и методы в раскрытии и расследовании преступлений» (М, 2014); «Криминалистическая тактика: современное состояние и перспективы развития» (М, 2015).

      Рекомендации и предложения, содержащиеся в материалах диссертации, внедрены в практическую деятельность УМВД России по Архангельской, Вологодской, Орловской областей, МВД по Карачаево-Черкесской Республике, в учебный процесс Академии управления МВД России, Юридического института ФГАОУ ВПО «Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова» (г. Архангельск), что подтверждается соответствующими актами.

      Подготовлено и внесено в федеральный сегмент автоматизированной информационной системы «Мониторинг» МВД России 12 предложений по совершенствованию нормативно-правового регулирования функционирования

      системы экспертно-криминалистических учетов, о чем имеются удостоверяющиеся письма и распечатки предложений.

      Структура работы соответствует логике исследования и его результатам. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы (Том 1) и приложений (Том 2).

      Экспертно-криминалистические учеты как подсистема криминалистической регистрации

      Эффективность деятельности правоохранительных органов по раскрытию и расследованию преступлений во все времена была невозможна без своевременного, достаточно полного и качественного обеспечения их такой информацией, которая по своей природе была бы тесно взаимосвязана с самим событием преступления, лицом его совершившим, предметами преступного посягательства, орудиями преступления, следами и другими объектами криминалистической направленности, обнаруженными и изъятыми в ходе осмотров мест их совершения.

      Сам по себе термин «экспертно-криминалистические учеты» позволяет говорить о том, что они изначально начали формироваться и вестись в экспертно-криминалистических учреждениях. Однако предпосылки их возникновения уходят своими корнями к истокам образования криминалистической регистрации, когда были предприняты первые попытки в регистрации преступников и совершаемых ими преступлений.

      Изучение историко-культурных, специальных литературных источников позволяет говорить о том, что изначально такая регистрация сводилась к так называемым «варварским» методам и способам, выражающимся в калечении и клеймении преступников (древнеиндийские законы Ману, законы Хаммурапи Древнего Вавилона). Такими видами «учетов» пользовались в Древней Греции, Римской империи, средневековых Англии, Франции, Германии, России и других странах

      Тем не менее, указанные методы и способы регистрации преступников сыграли важную роль в информационном обеспечении раскрытия и расследования преступлений, выполняя одновременно функции наказания, регистрации и поиска, однако ввиду своей примитивности и низкой эффективности, сопровождавшиеся бесчеловечной экзекуцией множества людей, приводящей к их калечению и уродованию, не отвечали все более возрастающим требованиям правоохранительной системы в борьбе с преступностью.

      Первые попытки описания человека по его признакам внешности встречались в ранних исторических документах. Одним из них является описание беглого раба, относящееся к 14 г. нашей эры, где помимо приведения социально-демографических данных указывались индивидуальные признаки его внешнего облика, по которым впоследствии можно было установить тождество «… приблизительно 18 лет от роду, среднего роста, безбородый, с прямыми ногами, с ямочкой на подбородке, с рубцом через левый угол рта, татуированный варварскими буквами на правом запястье»1. В своей книге «Уголовная техника» Роберт Гендель приводит данные о том, что еще за 300 лет до нашей эры в Египте существовал метод фиксирования физических признаков внешности человека по систематическому описанию «особых примет», носивший название «Кулай-Пулай». Он представлял собой описание двух видов: подробное («кулай», в котором отмечались такие данные как имя, рост, фигура, цвет кожи, глаз, волос, форма лица, носа, уха, размеры отдельных частей тела) и краткое («пулай» -описание возраста и особых примет)2. На наш взгляд, это описание в отдаленной форме напоминает современный метод описания признаков внешности человека – словесный портрет, который в настоящее время активно используется при составление субъективных портретов лиц, подозреваемых в совершении преступлений.

      В XVII-XVIII веках учеными и практическими работниками полиции предпринималось немало попыток в создании такой системы описания примет человека, которая была бы основана на научных данных и позволяла бы точно и безошибочно идентифицировать личность ранее зарегистрированного преступника.

      Постепенно в странах континентальной Европы стала появляться письменная регистрация преступного элемента (Франция 1790 г., Германия 1838 г., Италия 1865 г., Португалия 1872 г.), которая заключалась в создании реестров, картотек по их учету и велась параллельно: с одной стороны — судами и министерством юстиции, с другой – полицией. В них помимо общих анкетных данных преступников, способов совершения некоторых преступлений указывались и их особые приметы в целях возможности опознания при последующем задержании. Письменная регистрация после отмены калечения и клеймения во многих странах долгое время оставалась основным способом регистрации преступников1.

      В 1860 г. по предложению директора тюрьмы в Лувене (Бельгия) Стивенса на осужденных стали заводить специальные регистрационные карты, в которых наряду с демографическими данными указывались и антропометрические, т.е. размеры отдельных частей тела человека. Однако научно свою работу он не обосновал, систему такой регистрации, т.е. учет объектов-носителей информации, не предложил2.

      Современное состояние и содержание системы экспертно-криминалистических учетов

      Формами ведения экспертно-криминалистических учетов являются: картотека — основная форма ведения, которая реализуется через составление информационных карт, содержащих закрепленную и систематизированную актуально криминалистически значимую информацию об объектах, подлежащих учету; коллекция — комплектуется натурными объектами и в виде электронных баз данных на программно-аппаратных комплексах с использованием автоматизированных информационных систем. Процесс обработки и выдачи актуально криминалистически значимой информации, содержащейся в экспертно-криминалистических учетах, бывает ручной, автоматизированный и комбинированный.

      В настоящее время ведение экспертно-криминалистических учетов осуществляется с использованием современных автоматизированных информационных систем. Основным предназначением автоматизации процессов ведения учетов является приведение имеющегося многообразия объектов учета, значительных объемов массивов актуально криминалистически значимой информации, содержащейся в них, в целостную систему, позволяющую обеспечивать возможность неоднократного и быстрого обращения к ней всех правоохранительных органов в целях раскрытия и расследования преступлений, в том числе прошлых лет.

      Так, экспертно-криминалистический учет следов рук, изъятых с мест нераскрытых преступлений, ведется в ЭКП органов внутренних дел с использованием программно-аппаратных комплексов многоуровневой автоматизированной дактилоскопической системы АДИС «Папилон». Данная система позволяет обеспечивать процессы накопления, обработки, систематизации, поиска и хранения электронных баз данных дактилокарт, следов пальцев рук, ладоней в целях установления: личности проверяемого человека (неопознанного трупа) по отпечаткам и следам пальцев рук и ладоней, в том числе случаев представления под другими установочными данными; лица, оставившего следы рук на месте совершения преступления; фактов оставления следов рук одним и тем же лицом при совершении нескольких преступлений, в том числе прошлых лет.

      Для ведения федерального и региональных учетов пуль, гильз и патронов со следами огнестрельного оружия, изъятых с мест происшествий, в ЭКП МВД России используются две автоматизированные баллистические идентификационные системы (АБИС) «Таис» и «Арсенал». Указанные системы позволяют создавать электронные пулегильзотеки объемом в десятки и сотни тысяч объектов учета, а заложенные в них программно-технические решения дают возможность проводить баллистические экспертизы, исследования выстрелянных пуль, их фрагментов, стреляных гильз при расследовании преступлений, связанных с применением огнестрельного оружия. Использование возможностей АБИС «Таис» и «Арсенал» позволяет установить конкретный экземпляр огнестрельного оружия, применявшийся при совершении преступления, а также факты применения одного и того же неустановленного экземпляра оружия при совершении нескольких преступлений. В настоящее время в практическую деятельность ЭКП органов внутренних дел внедряется технология «Поиск», включающая в себя АБИС «Поиск», автоматизированную систему Фото-Модуль «Поиск» и фото-блок по огнестрельному оружию «Поиск». Технология «Поиск» позволяет осуществлять не только идентификацию огнестрельного оружия по следам, оставляемым их частями на поверхности пуль и гильз, но проводить криминалистические исследования оружия и его частей, в том числе и самодельного, а также исследование патронов стрелкового огнестрельного оружия.

      Предназначением учета субъективных портретов, ведущегося на региональном уровне, является розыск неустановленных лиц, подозреваемых в совершении преступлений, а также выявление фактов совершения нескольких преступлений одним лицом. Основной системой, используемой специалистами-криминалистами для ведения габитоскопических учетов, является автоматизированная система портретной идентификации «Портрет-поиск». Система позволяет изготавливать фотокомпозиционные (субъективные) портреты лиц с помощью программы «Фоторобот» и осуществлять поиск предъявляемых лиц по базе изображений лиц (модуль графического поиска по изображению лица человека). Результатом работы программы является сортированный массив изображений по степени «похожести» к предъявляемому лицу. Объектами сравнения являются фотографические изображения лица человека в фас. Система «Портрет-Поиск» позволяет конструировать информационно-поисковые системы, которые имеют архитектуру «клиент-сервер» и используют в качестве основной базу данных СУБД Oracle, обеспечивающую хранение и управление информационными массивами большого объема.

      Учет фонограмм речи (голоса) неустановленных лиц, предназначенный для установления неизвестных лиц, подозреваемых в совершении преступлений, и фактов совершения нескольких преступлений одним лицом по особенностям русской речи говорящего на фонограммах, ведется с использованием автоматизированных комплексов регионального фоноскопического учета (АКРФУ). Аппаратно-программные средства, входящие в состав комплексов, как и в случае АБИС «Таис» и «Арсенал», имеют двойное назначение: непосредственное ведение учета и производство фоноскопических экспертиз и исследований.

      Совершенствование процессов формирования и использования экспертно-криминалистических учетов при расследовании преступлений прошлых лет

      На наш взгляд, самое негативное влияние на эффективность использования экспертно-криминалистических учетов в раскрытии и расследовании преступлений прошлых лет оказывает отсутствие должного взаимодействия между указанными выше службами и подразделениями. В большинстве случаев сотрудники указанных подразделений работают в обособленном режиме, не считают необходимым и целесообразным обмениваться имеющейся в их распоряжении информацией, организовывать совместное планирование, реализовывать иные формы взаимодействия, выработанные и апробированные практикой. Об этом говорят и результаты анкетирования: 40,2 % следователей и 79,5 % экспертов считают решение данной проблемы одним из приоритетных направлений совершенствования оперативно-служебной деятельности.

      Определение понятия «взаимодействие» в русском языке трактуется как взаимная связь явлений, взаимная поддержка, «согласованные действия при выполнении боевой задачи», соблюдение обоюдности1. В аспекте организации процессов раскрытия и расследования преступлений под взаимодействием в широком смысле мы понимаем рабочий контакт, совместную деятельность правоохранительных органов в борьбе с преступностью. В узком — это основанная на законе и иных нормативных правовых актах совместная деятельность сотрудников органов предварительного следствия, дознания, оперативных, экспертно-криминалистических, других служб и подразделений, согласованная по своим целям, месту, времени, формам, методам, средствам и направленная на своевременное раскрытие и качественное расследование преступлений.

      К одному из основополагающих принципов взаимодействия относится непрерывность его осуществления на всех этапах раскрытия и расследования преступлений, которое может осуществляться на двух уровнях: внутриведомственное – ограниченное рамками взаимодействия между службами и подразделениями в пределах одного ведомства; межведомственное – подразумевающее совместное, стратегическое и тактическое использование сил и средств при раскрытии и расследовании тяжких, особо тяжких, серийных, межрегиональных преступлений, в том числе прошлых лет.

      Существенным недостатком, впоследствии напрямую влияющим на раскрытие и расследование преступлений прошлых лет, является не направление на экспертные исследования всех изымаемых с мест происшествий следов и вещественных доказательств. В результате потенциальные объекты экспертно-криминалистических учетов остаются не проверенными и, соответственно, не поставленными на соответствующие их виды и уровни. Так, по итогам работы ЭКП МВД России за 2015 г. полнота назначения дактилоскопических исследований составила 81,3 %. Не исследованными остались 23,5 % следов обуви и 24,6 % следов взлома1. Причины этого кроются как в недостаточном контроле со стороны руководителей органов предварительного следствия, дознания за деятельностью своих подчиненных, так и в отсутствии должной заинтересованности руководителей ЭКП в исследовании всего комплекса изъятых с мест происшествий следов и объектов.

      Думается, что ощутимую помощь в устранении указанного недостатка могут и должны привносить сотрудники ЭКП, отвечающие за ведение конкретных видов экспертно-криминалистических учетов. Однако, как показывают данные их анкетирования, только 37,7 % опрошенных контролируют по суточным оперативным сводкам поступление изымаемых с мест происшествий криминалистически значимых следов и объектов для проверки и постановки их на соответствующий вид учета по всем происшествиям, 21,7 % — только по преступлениям, где были изъяты объекты экспертно-криминалистических учетов, 38,7 % — контролирующих функций вообще не осуществляют. При этом в случае не предоставления объектов учета на проверку 32,9 % респондентов по данным фактам не предпринимают никаких действий.

      Считаем, что субъекты расследования преступлений должны обеспечивать своевременное и полное направление всех следов, других объектов криминалистической направленности, изымаемых в ходе проведения следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий, на экспертные исследования с одновременной отдачей поручения по их проверке и постановке на экспертно-криминалистические учеты. При этом контролирующие функции за их направлением должны осуществлять их непосредственные руководители, а их поступление на исследования и проверку должны отслеживать сотрудники ЭКП, отвечающие за ведение экспертно-криминалистических учетов, посредством детального изучения суточных оперативных сводок. В случаях не поступления объектов сотрудники ЭКП обязаны докладывать об данных фактах своему непосредственному начальнику, который, в свою очередь, должен инициировать их направление посредством соответствующего обращения к руководителю субъектов расследования преступления. В случаях принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела по происшествиям, с мест которых были изъяты криминалистически значимые следы и объекты, необходимо контролировать обязательность проведения по ним экспертных исследований, а также проверок по экспертно-криминалистическим учетам.

      К факторам, отрицательно влияющим на оперативное раскрытие преступлений, в том числе «по горячим следам», относятся как длительные сроки предоставления объектов учета для организации проведения по ним проверок, так и недостаточно оперативное поступление информации из ЭКП о результатах этих проверок. Так, анкетирование показало, что только в 31 % случаев объекты экспертно-криминалистических учетов предоставляются в ЭКП для их проверки и постановки на соответствующий вид учета в течение первых суток с момента совершения преступления, еще в 40,8 % — в течение 3 суток, в 45,1 % – в течение 10 суток и в 23,8 % случаев – в более поздние сроки. Несколько иной расклад процентных соотношений показал анализ материалов приостановленных уголовных дел, где только в 8,4 % случаев следы поступили в ЭКП в течение первых суток с момента совершения преступления (см. приложения № 20-21).

      Что касается сроков поступления информации о результатах проведенных проверок и постановок объектов на учет, то 43,1 % респондентов среди следователей указали на 10-дневный срок, 33,4 % — в течение 3-х суток, 26,2 % — в срок, превышающий 10 суток.

      Ситуационный подход и алгоритмизация действий в использовании возможностей экспертно-криминалистических учетов при расследовании преступлений прошлых лет

      Представляется, что тактическими возможностями по решению первых двух криминалистических версий с использованием актуально криминалистически значимой информации, содержащейся в учетах следов рук, будет осуществление следующих мероприятий: планирование и проведение полного комплекса ОРМ, направленных на установление лица, подозреваемого в совершении преступления; если в ходе их проведения установлен подозреваемый – отбор у него отпечатков рук; проверка дактилокарты по учетам следов рук, изъятых с мест нераскрытых преступлений; при установлении совпадений отпечатков рук на представленной дактилокарте со следами рук, изъятыми с места нераскрытого преступления и поставленными в ходе предварительного следствия на учет – принятие мер к возобновлению производства приостановленного уголовного дела на основании того, что лицо, возможно подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, установлено; организация проведения дактилоскопической экспертизы в рамках возобновленного предварительного следствия; проведение в дальнейшем комплекса следственных действий и ОРМ, направленных на установлении причастности подозреваемого к событию преступления.

      Для реализации третей криминалистической версии, когда лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого по приостановленному уголовному делу, продолжает совершать противоправные деяния, оставляя на местах совершения других преступлений свою следовую информацию, сведения о которой уже имеются в информационных массивах, рекомендуется организовывать проведение повторных проверок следов рук, содержащихся в материалах приостановленного уголовного дела, по соответствующему учету, в том числе в близлежащих территориальных органах МВД России.

      Если при их проведении устанавливается совпадение следов рук («след-след»), изъятых по преступлению, расследование по которому приостановлено, со следами рук с другого (нового) места преступления, то принимаются меры к соединению уголовных дел в одно производство. В рамках производства расследования соединенных дел проводится дактилоскопическая экспертиза, осуществляется комплекс следственных действий, ОРМ, направленный на установление лица совершившего эти преступления.

      При установлении лица организуется проведение его дактилоскопирования с последующим направлением дактилокарт на проверку по учетам следов рук и постановку на дактилоскопический учет, назначаются дактилоскопические экспертизы, проводятся другие следственные действия и ОРМ, направленные на установление причастности лица, установленного с помощью экспертно-криминалистического учета, к совершению преступлений.

      Расследовать преступления прошлых лет практически невозможно без сбора и получения информации о событии преступления, способе, обстоятельствах и условиях его совершения, о личности преступника и потерпевшего. Значительная часть необходимых сведений для установления и изобличения виновного лица, уяснения обстановки содеянного содержится в следах и других объектах криминалистической направленности, оставляемых на месте происшествия в результате преступного деяния. Как показывает анализ экспертной практики, микрообъекты относятся к достаточно важным криминалистическим объектам, изымаемым с мест происшествий, которые впоследствии должны быть исследованы, проверены и поставлены на учет.

      Экспертно-криминалистический учет микрообъектов представляет собой систему накопления актуально криминалистически значимой информации об микроволокнах, частицах лакокрасочных покрытий, полимеров, металлов, которая напрямую используется в раскрытии и расследовании преступлений. В рассматриваемом контексте под такой информацией понимается индивидуальная 144 совокупность криминалистически значимых признаков микрообъектов, выявляемых и фиксируемых с использованием специальных знаний, физико-химических методов и средств микроскопии.

      Основной целью функционирования учета микрообъектов является установление однородности микроволокон, частиц лакокрасочных покрытий, полимеров и металлов, изымаемых с мест преступлений и изъятых в качестве образцов у лиц, подозреваемых в их совершении, с последующей подготовкой обобщенной криминалистически значимой информации об обстоятельствах их совершения, примененных орудиях и предметах, а также информации о внешнем облике преступника.

      Исходя из специфики параграфа, рассмотрим — каким образом учет микрообъектов может быть эффективно использован при расследовании преступлений прошлых лет?

      При проведении анализа материалов приостановленных уголовных дел, в которых фигурируют объекты данного вида экспертно-криминалистического учета, необходимо оценить результаты уже проделанной работы по изъятым с мест преступлений микрообъектам на стадии предварительного расследования.

      Во-первых, подвергались ли они физико-химическому исследованию? Как было отмечено ранее около 30 % микрообъектов, изымаемых специалистами-криминалистами при осмотрах мест происшествий, на исследование в ЭКП не направляются и их проверка и постановка на соответствующий вид учета, соответственно, не осуществляется. При установлении данного факта необходимо срочно организовать экспертное исследование микрообъектов с обязательной последующей проверкой и постановкой на данный вид учета.

      Во-вторых, если по изъятым микрообъектам проведена судебная криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий, результаты которой способствовали выявлению круга устойчивых идентификационных признаков, позволяющих впоследствии провести сравнительное исследование с объектом их оставившим, то проверяется следующее:

      www.dslib.net

    Смотрите так же:

    • Пособия на гемоглобин Все выплаты и пособия для беременных в России в 2018 году Всем беременным женщинам полагаются льготы и компенсации, независимо от того, работает ли она или нет. Финансовая помощь гарантируется государством, однако размер этой помощи […]
    • Оформить землю спб Оформление земли в Санкт-Петербурге и Ленинградской области Информация по оформлению земли в Санкт-Петербурге и Ленинградской области Перечень документов для оформления земли в Санкт-Петербурге и Ленинградской области Оформление земли в […]
    • Заявление по форме 14001 при выходе участника Как правильно заполнить форму р14001 при выходе участника и образец заполнения при смене учредителя? Все изменения данных о юридических и физических лицах, находящихся в обществе одной организации, необходимо регистрировать с помощью […]
    • Единый налог и подоходный налог Общая система налогообложения (подоходный налог) Налоги уплачиваются в общеустановленном порядке, если: деятельность не подпадает под единый налог индивидуальный предприниматель не хочет или не имеет права применять УСН. При […]
    • Юристы консультанты по дтп Бесплатная консультация по ДТП Компания «Консультирует юрист» в любое время дня и ночи готова предоставить консультацию юриста при ДТП – бесплатно и с соблюдением полной конфиденциальности. Однажды сев за руль, человек раз и навсегда […]
    • Помощник прокурора обязанности Прокуратура Московской области Условия и порядок приёма на службу в органы прокуратуры, требования, предъявляемые к лицам, назначаемым на прокурорские должности в прокуратуре, определены Федеральными законами «О прокуратуре Российской […]