Закон россия лоббизм

Лоббизм — в законе?

Петербургские законодатели хотят легализовать лоббистскую деятельность

Председателем Комитета по законодательству Законодательного собрания Петербурга Игорем Михайловым внесен проект закона «Об ограничении лоббистской деятельности в Санкт-Петербурге». Это первая в России попытка регламентировать институт лоббизма на уровне законодательства cубъектов Федерации, рассматриваемый в контексте норм Конституции РФ об участии граждан и их объединений в управлении государством.

Автор проекта убежден, что реальная борьба с коррупцией невозможна без четкого законодательного определения понятия лоббизма и его допустимых форм. «Основная идея закона — должна быть ясность: либо ты лоббист, либо госслужащий! — поясняет Игорь Михайлов. — Лоббизм является реальностью, но сегодня он принимает наиболее неприглядный — подковерный и криминальный облик. Легализовав и регламентировав занятия лоббизмом, мы создаем правовое поле для действий правоохранительных органов».

Все лоббисты, пытающиеся влиять на решения депутатов ЗакСа, должны проходить аккредитацию в уведомительном порядке. Лоббистами не могут быть чиновники, лица без высшего образования, судимые и т.д. «Все, кто сейчас, работая в ЗакСе, получают от кого-то деньги, должны признаться в этом, а некоторым известным лоббистам придется просто отказаться от депутатского мандата», — предупреждает Михайлов. Что же касается исполнительной власти, то аккредитацией лоббистов в Смольном должен заняться «силовой» вице-губернатор Валерий Тихонов, обладающий необходимой оперативной информацией.

Законопроект, прошедший согласования в ЗакСе, будет рассмотрен депутатами сразу после летних каникул. Шансы на его принятие призрачны. Впрочем, очевидно, Михайлов стремится прежде всего инициировать публичное обсуждение проблемы и, соответственно, конкретных примеров лоббизма руководителей Смольного.

expert.ru

Публикации

Алла Амелина, депутат Госдумы РФ первого созыва, журналист, сопредседатель историографического сообщества «Политика на сломе эпох»:

Будем откровенны: лоббизм — неотъемлемая составляющая деятельности органов власти. И парламент не являет здесь исключения. Лоббируются (продвигаются интересы) регионов, отраслей, профессиональных цехов… И аз, грешная, в бытность депутатом первой Госдумы лоббировала интересы СМИ (только не знала тогда, что это так называется). Да, термин для России был новым, как и само явление. И, естественно, возникла идея законодательно этот процесс урегулировать, тем более что сам термин в отечественной реальности носил негативную окраску.

К моменту, когда проект закона о регулировании лоббистской деятельности в федеральных органах государственной власти был представлен Госдуме (октябрь 1995 года), его «стаж» насчитывал уже более трех лет. По словам докладчика Владимира Лепехина (ПРЕС), первые наброски его были сделаны еще в бывшем Верховном Совете Российской Федерации. Комитет ГД по делам общественных объединений и религиозных организаций, взявший на себя миссию превратить проект в закон, постарался обеспечить преемственность в его разработке, для чего объединил несколько существовавших инициативных групп в одну рабочую группу. В итоге был подготовлен документ, внесенный на рассмотрение палаты.

По мнению разработчиков, закон о лоббизме является важной частью антикоррупционного законодательства и призван «высветить» процесс продвижения своих интересов (лоббирования) различными корпоративными «группами давления» (тем самым уменьшив коррумпированность власти, увеличив гласность и легитимность принимаемых властью решений и т.п.), а также придать процессу взаимодействия общества и власти более цивилизованный, правовой характер. Кроме того, законодательство о лоббизме призвано создать условия и предоставить возможности для воздействия на власть различным группам граждан и их общественным и некоммерческим объединениям.

Какие для этого предусматривались рычаги? В частности, проект давал лоббистам право на получение в государственных органах любой открытой информации, а также всех поправок и предложений по интересующему его законопроекту, иному нормативному акту — в качестве платной услуги. Лоббисту гарантировался допуск в органы исполнительной и законодательной власти, их структурные подразделения и департаменты. Ему предоставлялась возможность встреч с соответствующими депутатами и должностными лицами. Лоббист получал право передавать на рассмотрение в органы государственной власти информационно-аналитические материалы, а также предложения по законопроектам, политическим и административным решениям. При этом в обязанности лоббиста входила регистрация в налоговом органе, получение лицензии в Министерстве юстиции, аккредитация в том органе, в котором предполагается осуществлять лоббистскую деятельность.

Как сообщил докладчик, поскольку данная проблема является совершенно новой для российского законодательства, рабочая группа в течение года занималась в основном просветительской деятельностью: проводила семинары, научно-практические конференции, общественные слушания. Законопроект был направлен во фракции и в комитеты, от большинства которых были получены положительные заключения.

Однако скептическое отношение депутатов к представленному законопроекту достаточно красноречиво выразилось в последовавших вопросах, причем от разных фракций.

Владимир Никонов (ПРЕС): «Когда предусматривается возможность зарубежного лоббизма, совершенно не ограничивается перечень тех организаций, которые могут быть клиентами. Ну, например, ЦРУ, Моссад, разведка Зимбабве. Нет ли смысла установить некоторые ограничения перечня тех зарубежных организаций, которые могут осуществлять прямой лоббизм?»

Александр Цапин («Яблоко»): «Должен ли директор Горьковского автомобильного завода, перед тем как прийти на прием к Черномырдину, зарегистрироваться в Минюсте как лоббист?»

Михаил Лемешев (ЛДПР): «В одном из положений предлагаемого законопроекта сказано, что представители иностранного лоббизма действуют через российских граждан. Не кажется ли вам, что это как раз узаконение, придание законной формы получению взяток и подкупу российских граждан, в том числе и депутатов Государственной Думы?»

Юрий Иванов (КПРФ): «Подпадают ли под действие этого закона обладатели грантов, получаемых от Фонда Сороса и других западных фондов, и не только обладатели грантов, но и лица, представляющие структуры этих фондов в нашей стране?»

В защиту законопроекта выступил Владимир Лысенко (на тот момент — независимый депутат). Он напомнил, что был первым автором закона о политических партиях еще в Верховном Совете. «Когда мы его подготовили и вынесли на Президиум, то Руслан Имранович заметил, мол, неужели об этих паразитах еще какие-то законы нужно принимать. И закон был похоронен в Верховном Совете навсегда». По его мнению, «сегодняшняя наша дискуссия о лоббизме немножко напоминает тот случай: многие ораторы говорят, что рано, не дозрели, что мы еще не готовы к цивилизованному лоббированию законодательной деятельности. Но я хотел сказать, что, на самом деле, это единственный механизм, который может ввести деятельность каждого из нас в определенные законные рамки».

Владимир Лысенко назвал две мощные лоббистские группы, реально существующие в Госдуме первого созыва. Это аграрное лобби и лобби топливно-энергетического комплекса. По его убеждению, «чем больше больше таких групп в парламенте страны, тем лучше они будут уравновешивать друг друга, тем больше интересов здесь будет представлено». Он счел очень важным принять данный законопроект, который поможет парламенту работать лучше, качественней.

Тем не менее результаты голосования продемонстрировали, что большинство депутатов не разделяют эту позицию. «За» проголосовало всего 117 человек. Интересно, что «против» было всего восемь депутатов. Основная же часть — 320 человек — не приняли участия в голосовании. В числе 117 депутатов, поддержавших законопроект «О правовых основах лоббистской деятельности в федеральных органах государственной власти» — Аграрная партия России (31), КПРФ (17), «Выбор России» (14), «Россия» (12), ПРЕС (11), независимые депутаты и «Нова региональная политика» (по 10), «Стабильность» (6), «Женщины России» (4), ДПР и «Яблоко» (по 1). Законопроект был отвергнут.

К этой теме Госдума вернулась во втором созыве. В 1997 году был внесен аналогичный законопроект, который, судя по всему, так и пролежал в думском портфеле до третьего созыва.

А в 2000 году депутаты Виктор Зоркальцев (КПРФ), Гаджи Махачев («Народный депутат») и Александр Чуев (независимый) вновь предприняли попытку провести законопроект о регулировании лоббистской деятельности. Совет Думы предложил принять его в первом чтении, но тем все и кончилось — до включения документа в повестку дня дело так и не дошло.

И уже в очередной, четвертой, Госдуме ответственный Комитет ГД по делам общественных объединений и религиозных организаций вновь представляет законопроект на Совет Думы, который принимает окончательное решение снять его с рассмотрения в связи с отзывом субъектом права законодательной инициативы.

Сегодня существует лишь модельный закон «О регулировании лоббистской деятельности в органах государственной власти», принятый на двадцать втором пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ в ноябре 2003 года.

А лоббизм — он, как явление природы, живет и действует, поскольку присущ любой политической системе, независимо от того, прописан он в нормативных актах или нет.

rapsinews.ru

Лоббизм выходит из тени

Вопрос о необходимости формализовать продвижение тех или иных групп интересов через органы государственной власти предпринимательские организации, в частности «ОПОРА России», поднимали неоднократно. «В какой-то момент он был даже внесен в план работы совместной рабочей группы правительства и бизнеса при минэкономразвития, — напомнил «РБГ» Владислав Корочкин, вице-президент «ОПОРЫ России». — То, что вопросы, связанные с внутренним лоббированием, конфликтом интересов, извлечением необоснованной выгоды как главного признака коррупции должны быть определены где-то более четко, сомнения не вызывает».

Лоббизм в России существовал всегда, и при этом никто открыто не признавался, что «делает это». Неудивительно, что возникают инициативы, которые вводят законодательное регулирование тех видов деятельности, которые фактически существуют, но находятся в полузаконной зоне, полагает Роман Терехин, глава проекта «Общественная Дума»: «Сделать эту деятельность более цивилизованной, безусловно, нужно. Но решить проблему только введением закона не получится. Необходимо изменить отношение общества к этому процессу. Сейчас активно и открыто работают «лоббисты» отраслей — предпринимателей, ученых. И их роль в законотворческой деятельности последние годы возрастает. Но лоббирование интересов отдельных компаний — тема по-прежнему неоднозначная. Ведь органы власти по закону должны обеспечивать права и интересы всех граждан и компаний, а не заниматься судьбой отдельных представителей».

Безусловно, сама по себе попытка урегулировать лоббизм достойна уважения. Часто бизнесмены просто не могут донести свою точку зрения до чиновников, а то и просто попасть к ним на прием, и в этом случае наличие профессионального посредника сыграет положительную роль. «Идея законодательно урегулировать лоббизм сама по себе не плоха, поскольку он позволяет цивилизованно интегрировать интересы различных общественных групп в процесс принятия органами госвласти политически важных решений, а общество может понять, кто действительно стоит за принятием того или иного акта законотворчества. Отдельные законы о регулировании такой деятельности приняты в США, Канаде, Венгрии, Польше, Грузии, других странах, — рассказал «РБГ» юрист адвокатского бюро «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Артем Борисов. — В Великобритании отдельного закона, регулирующего такую сферу политической жизни, нет, но по факту процедуры лоббистской деятельности узаконены в иных нормативных актах, большинство из которых касается сферы взаимоотношений госслужащих с группами интересов».

Продвигать интересы кого-либо предлагается на коммерческой основе. Безусловно, размер платы за такие услуги будет немаленьким. Вполне возможно, что предприниматели, которые привыкли платить за продукт, имеющий реальную ценность, установят зависимость оплаты от достижения лоббистом конкретного результата, то есть положительного решения вопроса, аналогично с гонораром успеха у юристов.

«В развитых странах на услуги лоббистов ежегодно тратятся миллиарды долларов. Это бизнес на стыке консалтинга, пиара, юридической работы. Хорошие специалисты в этой сфере стоят дорого и за рубежом, и в России. Если говорить о почасовой оплате за консультацию, то, в зависимости от уровня специалиста, она может быть от 10 тыс. рублей в час до бесконечности. Но, как правило, лоббизм все же более эффективен при оплате «за результат». И тогда цена может определяться субъективно в зависимости от коммерческой выгоды, которую принесет компании то или иное решение», — отмечает Роман Терехин.

Однако у России свой путь. Представители бизнеса уже есть в ряде межведомственных рабочих групп, а РСПП, «Деловая Россия» и другие ассоциации и профобъединения уже установили цивилизованные правила продвижения бизнеса в органах власти. В основном лоббирование происходит через общероссийские общественные организации, которые имеют свою региональную и отраслевую структуру. «В этом смысле определенный вектор и направление развития был уже задан. Оставалось поставить одну важную, но существенную точку — дать возможность законодательной инициативы деловым организациям. Для организаций с общероссийским статусом — для федерального уровня и региональным организациям — для региональных парламентов. По моему мнению, развитие по заданному вектору стоило бы продолжить. Есть опасения, что новый закон может перечеркнуть длительную, трудную, но вместе с тем поступательную историю развития лоббизма в нашей стране и привести к хаосу, в котором придется начинать всю работу сначала», — опасается Николай Остарков, вице-президент «Деловой России».

Кроме того, законопроект, к сожалению, не дает ответа на целый ряд вопросов. Например, неясно, почему решено запретить лоббизм в судах, но такого запрета нет для лоббизма в полиции, следственном комитете, прокуратуре. «Неясно, в каких конкретно формах могут осуществлять деятельность лоббисты, ведь приходить на прием к должностным лицам и направлять им обращения имеют право и рядовые граждане. Неясно, будут ли иметь иностранные коммерческие организации равное право с российскими предпринимателями на лоббизм, и если да, то как такое тесное взаимодействие — пусть даже и при российском посреднике — соотносится с интересами РФ», — вопрошает Дмитрий Титов, партнер адвокатского бюро «Юрлов и партнеры».

Законопроект устанавливает обязанность даже президента РФ и председателя правительства РФ взаимодействовать с «представителями интересов», причем в интересах конкретных предпринимателей, и нести ответственность за неисполнение такой обязанности». Получится ли ввести такую практику и сделать ее прозрачной, большой вопрос. И скорее всего, риторический.

rg.ru

В России может появиться закон о лоббизме

В России может быть принят закон, регламентирующий лоббистскую деятельность. Об этом «Известиям» рассказал источник, близкий к правительству. Законопроект разрабатывается в рамках борьбы с коррупцией как одна из мер, препятствующих использованию чиновниками должностных полномочий для продвижения интересов различных групп за откаты и взятки.

— Закон «О лоббизме» достаточно масштабный документ, он должен быть основательным и продуманным. Чтобы не погрязнуть в согласованиях, надо тщательно проработать положения и привлечь различные группы лиц. Думаю, разработка займет несколько месяцев и документ появится в начале 2014 года, — говорит правительственный служащий.

Попытки легализовать лоббистскую деятельность в России предпринимаются с 1990-х годов. Несколько раз эти попытки облекались в форму законопроектов. Последний раз законопроект, регламентирующий лоббизм вносили на рассмотрение нижней палаты парламента в 2003 году депутаты от блока «Союз правых сил» Борис Надеждин, Борис Немцов и Ирина Хакамада. В следующих созывах новые редакции законопроекта представлены не были, однако необходимость принятия такого закона неоднократно подчеркивал зампредседателя Госдумы Николай Левичев («Справедливая Россия»).

— Если лоббизм не вывести в легальную плоскость, мы еще долго будем бороться с коррупцией. В свою очередь, от того, насколько эффективно мы будем бороться с коррупцией зависит дальнейшее экономическое развитие страны. Сейчас слово «лоббизм» носит негативный оттенок. А ведь ничего зазорного в этом нет, это нормально — защищать интересы сферы, которую представляешь. Только делать это надо публично, с аргументами и расчетами, которые могут оценить независимые эксперты и которые дают основания для принятия решения. Чтобы вопросы решались не исходя из «близости к телу», а исходя из фактов, — сообщил «Известиям» Николай Левичев.

Также о необходимости принятия подобного закона заявил и председатель Совета при президенте по правам человека Михаил Федотов. СПЧ готовит по поручению президента закон «Об общественном контроле», который делает обязательной общественную экспертизу законопроектов, вплоть до введения административной ответственности чиновникам, которые провели документ мимо общественников. По мнению членов СПЧ, с одной стороны, это еще на стадии внесения позволяет проверить законодательную инициативу на предмет соответствия общественным интересам, с другой — открывает возможность для широкой лоббистской деятельность.

— Чтобы развести, где общественный контроль, а где лоббизм, чтобы они не смешивались, нужно принять закон о лоббизме. Лоббизм — это не только парламент, он может быть и на муниципальном уровне. И нужно сделать так, чтобы общество понимало, как действуют лоббисты, и чтобы общество понимало их деятельность. Пока лоббизм у нас реален, но не легален. Реально он есть, а юридически его не существует. Мы в совете, видим, что такой закон нужен, в периодической системе элементов правовой системы есть незакрытое окошечко, — уверен Михаил Федотов.

Лоббистские группы должны быть оформлены как обычные адвокатские конторы, считает сопредседатель партии РПР-ПАРНАС, автор последнего из вносившихся в Госдуму законопроектов о лоббизме Борис Немцов.

— Идея состояла в том, чтобы узаконить лоббистов-адвокатов, которые продвигают те или иные проекты. К адвокатам, защищающим клиентов ни у кого же нет вопросов. Если считать, что лоббисты — это криминал, коррупционеры, то выходить из тени и легализовать деятельность им невыгодно. Сейчас всё то же самое делается за откаты и за взятки. А узаконивание деятельности позволит юридическим компаниям открыто и легально продвигать и защищать интересы своих клиентов, — утверждает Немцов.

Принятию закона об антикоррупционной деятельности мешают сами лоббисты, отмечает член СПЧ, председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

— Закон не принимается, потому что не хотят лоббисты. Зачем ломать коррупционный рынок и уходить вбелую? Лучше работать втеневую. Поэтому лоббисты препятствуют принятию закона о лоббизме. А когда карты закрыты, то кто сильнее, тот и прав. Таким образом интересы тех, у кого больше личных связей и влияния, всегда будут превалировать над профессионализмом и эффективностью, — заявил Кабанов.

Закон о лоббизме потерял свою актуальность, потому что сейчас все вопросы решаются не депутатами в Думе, а чиновниками в министерствах, полагает экс-депутат Госдумы, соавтор последнего из вносившихся в Госдуму законопроектов о лоббизме Борис Надеждин.

— Когда я его предлагал, была совсем другая жизнь, депутаты Госдумы что-то решали, — пояснил он. — Именно в Думе решали, кому дать деньги, какому региону, на какой объект. Сейчас жизнь изменилась, и Дума принимает то, что вносит правительство. Поэтому актуальность этого закона сильно упала, и можно обойтись и без него. Все вопросы решаются не депутатами в Думе, а чиновниками в министерствах. Как решаются, мы в принципе знаем, от генерала Маркина узнаем.

iz.ru

«Закон о лоббизме может быть внесен в Государственную думу в осеннюю сессию»

Закон о лоббизме будет принят в России в самое ближайшее время. Об этом заявил депутат, член комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный. Председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов ответил на вопросы ведущей «Коммерсантъ FM» Светланы Токаревой.

По словам Выборного, закон нужен, прежде всего, чтобы разграничить легальный лоббизм и криминальный. Многие ассоциируют понятие лоббизм с деятельностью людей, которые, имея доступ к представителям власти, добиваются от них нужных кому-то решений коррупционными методами.

— Нужен ли России закон о лоббизме, как вы считаете?

— Во-первых, закон нужен, во-вторых, его пытались применять уже с 1998 года. Еще есть, в конце концов, указ президента, который утверждает национальный план противодействия коррупции, и в этом плане четко записано, что закон должен быть.

— Да, но это, как вы правильно сказали, по сути, пятая попытка протащить закон через Госдуму, почему не проходит и какие нормы нужно закрепить?

— Дело в том, что есть целый рынок криминально-коррупционный, высокоорганизованный, который работает по принципу кэша, наличных, и всегда это рынку выгодно. Выходить из тени не хотят очень многие, поэтому есть очень большое противодействие этому закону, этому подходу. Я думаю, что это противодействие удастся сломать, и мы не с Выборным, со многими другими коллегами в рамках этого правительства уже подготовили позицию, и эта позиция, думаю, в осеннюю сессию будет внесена в Государственную думу.

— Кирилл Викторович, что именно вы изменили в этой редакции закона, потому что он проходит уже пятый раз, что сейчас иначе сделано?

— Там не совсем изменения закона, там изменен подход.

— Лоббизм есть везде, есть целые отрасли, например, сельское хозяйство должно лоббировать свои интересы. Конечно, потому что они зачастую сталкиваются с интересами, например, добывающих компаний.

— У нас сегодня принимается закон об изменении статуса земель сельхозназначения. И многие говорят, что этот закон написан в интересах этих самых добывающих компаний. Идет откровенный лоббизм, потому что сельхозкомпании, Минсельхоз говорят: «Ребята, нельзя трогать особо ценные земли». А добывающим компаниям выгодно, они ищут свою выгоду. Но это публичная история. История лоббизма должна быть публичной и понятной. А для этого мы говорим, что есть люди, которые заявляют себя лоббистами, так называемые лоббистские клубы, как это сделано в большинстве стран в Европе, в США.

— Авторы законопроекта ссылаются на западный опыт, на европейский, но хотелось бы понять, насколько именно такой формат приемлем для России?

— Он уже существует, есть легальный лоббизм, который происходит именно в процессе публичных неких историй, процедур, обсуждение законопроектов, экспертные оценки законопроектов, обмен официальными мнениями. Это легальный лоббизм.

— Он уже существует?

— Конечно, фактически он существует. Я только что привел примеры позиции, например, объединения фермеров, Минсельхоза, позиции по конкретному закону.

— И нужно закрепить это законодательно?

— Конечно, потому что это разграничение, когда люди официально, в том числе, эксперты, получают за это деньги, только теперь они будут получать официально, не нужно будет продумывать, как эти деньги легализовать и как вести эту деятельность, поэтому мы говорим. Но когда человек приходит и говорит: «Ты знаешь, вот тебе денежка, я хочу выиграть тендер — это не лоббизм, это взятка, откат». Мы хотим разграничить одну деятельность от другой.

— Как это будет действовать в законодательном поле? Если кто-то придет и предложит деньги — это уже лоббизм?

— Нет, это взятка. Вопрос в том, что если ты приходишь к должностному лицу, предлагаешь деньги за его деятельность, но в ущерб другим, именно в ущерб другим интересам, тогда это взятка. Это все четко определено Уголовным кодексом.

— А по закону как это будет, если будет принят соответствующий закон о лоббизме, как это будет происходить?

— Так и останется.

— Это вот уголовное преступление, взятки, останутся. А публичные процедуры просто будут официально называться лоббизмом, и тогда люди будут платить экспертам, а не должностным лицам, будут платить за это деньги — а почему нет? У нас сегодня Торгово-промышленная палата является лоббистом промышленников. «Опора России» тоже является лоббистом среднего бизнеса.

— Если раньше приходили определенные представители компаний или, допустим, руководители компаний куда-либо и предлагали деньги, в частности чтобы выиграть тендер, то сейчас он просто наймет специального человека, который будет этим заниматься?

— Нет, тендер — это частная история. Лоббизм — это немного другое. Еще раз говорю, лоббизм — это отстаивание интересов отрасли, может быть, больших компаний. Но это публичная процедура, она не закрытая.

— Тогда у меня возникает вопрос: где гарантия, что этот закон у нас будет работать эффективно, взвешенно и профессионально?

— Дело в том, что у нас уже есть опыт лоббизма, он уже работает. Вопрос в том, чтобы мыразграничили именно, когда люди нам говорят: «— Вы знаете, мы лоббисты. Мы говорим: «Извините, вы взятки раздаете». — «Нет, мы лоббисты». Вот для того, чтобы четко»разграничить вот эту историю, мы и говорим об этом законе.

— Сейчас они обрастут официальным статусом и будут называться по-прежнему лоббистами, но на официальном уровне.

— Нет. Это невозможно, потому что для того, чтобы был лоббизм, должны быть публичные открытые процедуры. А, как правило, если человек приходит и говорит: «Я хочу публично, чтобы моя компания выиграла тендер». Мы говорим: «Извините, пожалуйста, это нарушение. Идите на тендер. Это публичная процедура, вы хотите ее нарушить в ущерб другим компаниям на этом рынке. Вы предоставляете некие финансовые средства — это подкуп, это взятка».

www.kommersant.ru

Смотрите так же:

  • Пособия на гемоглобин Все выплаты и пособия для беременных в России в 2018 году Всем беременным женщинам полагаются льготы и компенсации, независимо от того, работает ли она или нет. Финансовая помощь гарантируется государством, однако размер этой помощи […]
  • Постановление по удо 2018 Постановление по удо 2018 Более 30,8 млн. рублей задолженности по заработной плате погашено в результате принятых органами прокуратуры Вологодской области мер реагирования В действительности основные нормы законодательства Российской […]
  • Приказ минтруда от 11102012 310н Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 11 октября 2012 г. N 310н "Об утверждении Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы" (с изменениями и дополнениями) Приказ […]
  • Заявление по форме 14001 при выходе участника Как правильно заполнить форму р14001 при выходе участника и образец заполнения при смене учредителя? Все изменения данных о юридических и физических лицах, находящихся в обществе одной организации, необходимо регистрировать с помощью […]
  • Красота есть в ней залог успокоения Красота есть гармония; в ней залог успокоения… Добавить комментарий Тогда только очищается чувство, когда соприкасается. Тогда только очищается чувство, когда соприкасается с красотою высшей, с красотою идеала. Искусство есть такая […]
  • Понятие и виды закона в рб Понятие, признаки и виды законов Закон - это нормативный акт, принятый в особом порядке органом законодательной власти или референдумом, выражающий волю народа, обладающий высшей юридической силой и регулирующий наиболее важные […]