Внутренние третейские суды

Третейский суд как предмет изучения в курсе арбитражного процессуального права

Приступая к изучению темы «Третейский суд для разрешения экономических споров» надо уяснить, о каких третейских судах идет речь и какие термины используются для их обозначения.

Термин «третейский суд» многозначен. В международном публичном праве под третейским судом понимают известную человечеству со времен Древней Греции и Древнего Рима форму мирного урегулирования межгосударственных конфликтов как альтернативу их военному урегулированию.

Реже можно встретить употребление термина «третейский суд» в значении — форма, способ урегулирования между сторонами не правовых, а «технических» вопросов, связанных с исполнением гражданско-правовых договоров. Например, на отечественных биржах начала XX в. и периода нэпа постоянно действующие третейские суды разрешали переданные на их рассмотрение по соглашению сторон споры о качестве зерна, иных биржевых товаров. В этом случае решения третейского суда не подлежали исполнению в порядке, установленном для исполнения решений по правовым спорам.

Таким образом, понятие «третейский суд» можно толковать как «технический третейский суд», «квази-третейский суд», третейский суд как способ урегулирования спора на основе экспертной оценки.

В предмете арбитражного процессуального права изучается третейский суд, который на основании соглашения сторон рассматривает правовые споры, подведомственные в отсутствие такого соглашения государственным судам. Именно поэтому третейское разбирательство называют также «альтернативной» (по отношению к государственным судам) формой разрешения споров.

Следующий трудный момент — сложившееся в отечественной доктрине и практике обозначение третейского суда словом «арбитраж». По-видимому, такой синонимический ряд возник в результате заимствования из английского языка слова arbitration, использованного не в дословном переводе — «третейский суд», а в виде «кальки» — «арбитраж».

Итак, слова «третейский суд» и «арбитраж» могут использоваться в законодательстве как синонимы. Говоря о третейском суде, слово «арбитраж» необходимо использовать в тех случаях, когда сложилась устойчивая традиция их употребления. Например, название всемирно известной Конвенции «On the recognition and the enforcement of the foreign arbitral awards» традиционно переводят как Конвенция о признании и исполнении иностранных арбитражных решений. Два авторитетных постоянно действующих третейских суда при «Торгово-промышленной палате Российской Федерации называются — Международный коммерческий арбитражный суд, Морская арбитражная комиссия.

Следующая сложность, с которой неизбежно встречаются отечественные юристы, бизнесмены, их зарубежные партнеры в том, что система государственных судов для разрешения экономических споров в России имеет в своем наименовании слово «арбитражный», традиционно понимаемое за рубежом в значении «третейский суд». Эту терминологическую путаницу надо иметь в виду во время деловых переговоров и особенно при подписании договоров.

Конечно, наши федеральные арбитражные суды не являются третейскими судами. В то же время представляется весьма вероятным, что именно термин «арбитраж» в значении «третейский суд», известный отечественным юристам как наименование постоянно действующих третейских судов для разрешения споров в той или иной области торгового оборота, дал название «прародителям» современных федеральных арбитражных судов — Арбитражным комиссиям ВСНХ, наркоматам, а затем и органам государственного и ведомственного арбитража.

Гражданско-правовые споры, подведомственные и федеральным судам общей юрисдикции (ст. 27 ГПК), и федеральным арбитражным судам (ст. 23 АПК), могут по соглашению сторон передаваться на рассмотрение третейского суда. Это отразилось на содержании разделов о третейском суде учебных программ и курсов как гражданского процессуального, так и арбитражного процессуального права. Авторы таких курсов, учебников и учебных пособий по гражданскому и арбитражному процессу «разделили» третейские суды как предмет изучения исходя из правил о подведомственности рассматриваемых в порядке третейского разбирательства споров федеральным судам общей юрисдикции и федеральным арбитражным судам.

Гражданское процессуальное право обычно имеет дело с третейскими судами, рассматривающими гражданско-правовые споры, подведомственные судам общей юрисдикции (споры между гражданами, а также споры, рассматриваемые в порядке международного коммерческого арбитража). В курсе арбитражного процессуального права принято изучать порядок организации и деятельности третейских судов для разрешения подведомственных федеральным арбитражным судам гражданско-правовых споров экономического характера между российскими организациями и гражданами-предпринимателями (так называемые внутренние экономические споры).

Такой подход к третейским судам в экономической сфере, как к предмету изучения в рамках предмета «Арбитражное процессуальное право», едва ли достаточен, особенно после введения в действие АПК РФ 1995 г., согласно которому федеральные арбитражные суды стали рассматривать экономические споры с участием иностранных лиц и организаций с иностранными инвестициями.

Поскольку подведомственные федеральным арбитражным судам экономические споры, в зависимости от их предмета и субъектного состава, рассматриваются третейскими судами на территории Российской Федерации в соответствии либо с Временным положением о третейском суде для разрешения экономических споров 1992 г., либо с Законом РФ от 7 июля 1993 г. «О международном коммерческом арбитраже». В настоящем учебнике к предмету изучения отнесены и так называемые внутренние третейские суды для разрешения экономических споров, и третейские суды, рассматривающие подведомственные федеральным арбитражным судам внешнеэкономические споры («международный коммерческий арбитраж»).

При изучении третейских судов необходимо знание доктрины, имеющей в ряде случаев непосредственное практическое применение (см., например, § 4 этой главы). Разработка такой доктрины в нашей стране на протяжении примерно 60 лет велась представителями науки международного частного права (международного гражданского процесса). В 90-е гг. эти положения были восприняты, адаптированы к третейскому суду для разрешения экономических споров.

Кроме того, изучение третейского суда только на основе действующего законодательства в известной мере бесполезно. Это законодательство не всегда совершенно и подвержено высокой динамике. Необходимо уяснить такие базовые понятия и конструкции, как «соглашение о третейском суде», «автономность арбитражной (третейской) оговорки», «виды третейских судов», «правила третейского разбирательства» и др., знание которых всегда поможет принять самостоятельное решение в практической работе.

Знание судебной практики федеральных арбитражных судов и федеральных судов общей юрисдикции, особенно касающейся принудительного исполнения решений третейских судов, совершенно необходимо ввиду того, что она содержит информацию, в отсутствие которой подчас невозможно дать удовлетворительную юридическую консультацию. Конечно, судебная практика может изменяться так же, как и законодательство. Однако навыки обращения к ней, коль скоро они выработаны, — хороший профессиональный инструмент. Именно поэтому в данной главе несколько оригинальных текстов судебных постановлений приведены в контексте анализа как теоретических конструкций, так и законодательства.

www.konspekt.biz

Внутренние третейские суды

Журнал «Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование»

Номер 4 (45), Декабрь 2010.

Третейский суд при саморегулируемой организации

Чапча В.В., заместитель председателя третейского суда при СРО НП «МОД «СОЮЗДОРСТРОЙ»

В статье анализируются особенности разрешения гражданско-правовых споров в третейском суде.

Ключевые слова: третейский суд, гражданские правоотношения, соглашение сторон, арбитраж, саморегулируемые организации.

В Российской Федерации в соответствии с действующим законодательством могут образовываться постоянно действующие третейские суды и третейские суды для разрешения конкретного спора. Постоянно действующие третейские суды образуются торговыми палатами, биржами, общественными объединениями предпринимателей и потребителей, иными организациями — юридическими лицами, созданными в соответствии с законодательством Российской Федерации, и их объединениями (ассоциациями, союзами) и действуют при этих организациях — юридических лицах.

В настоящее время в соответствии со ст. 11 Гражданского кодекса РФ третейский суд является одной из форм судебной защиты нарушенных или оспоренных гражданских прав. Статья 4 Арбитражного процессуального кодекса РФ (АПК РФ), как и ст. 3 Гражданского процессуального кодекса РФ (ГПК РФ), предусматривает, что по соглашению сторон подведомственный суду спор, возникающий из гражданских правоотношений, до принятия судом первой инстанции судебного постановления, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда. Подобная норма содержится и в Федеральном законе от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», согласно которому в третейский суд по соглашению сторон может передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.

Третейский суд — инструмент добровольно выраженного согласия спорящих сторон передать свой спор на рассмотрение третьей стороне, решение которой является для них обязательным.

Мировой опыт свидетельствует о высокой эффективности негосударственной формы разрешения споров, поэтому предприниматели зачастую предпочитают обращаться в негосударственные суды. Например, в США около 80% всех экономических споров в предпринимательской сфере рассматриваются при помощи негосударственных арбитражей и посредников.

Основной особенностью рассмотрения споров в третейском суде является необходимость добровольного соглашения сторон на передачу спора в конкретный третейский суд.

Стороны спора обладают следующими правами:

  • могут договориться о передаче спора в третейский суд уже после возникновения спора либо предусмотреть третейскую оговорку в конкретном договоре;
  • могут заключить между собой специальное третейское соглашение, действующее в отношении конкретного спора ;
  • могут присоединиться к многостороннему соглашению, действующему в отношении всех его сторон для любых споров, связанных с процедурами заключения и исполнения гражданско-правовых договоров.
  • Можно заблаговременно добавить в договор положение, содержащее третейскую оговорку в отношении любых споров сторон по данному договору, либо заключить дополнительные соглашения с третейской оговоркой к договорам, не содержащим таковой.

    Если одни и те же лица постоянно участвуют в системных договорных отношениях, можно подписать между ними долгосрочное третейское соглашение. Для упрощения документооборота можно присоединяться к нему и третьим лицам.

    Анализируя особенности разрешения споров в третейском суде, выделим следующие преимущества третейского разбирательства по сравнению с обычной судебной процедурой:

    • существенно меньший срок с момента подачи искового заявления до момента вынесения решения. Третейский суд (в отличие от государственных) не имеет многозвенной структуры, а значит, и нескольких инстанций, в которых можно было бы обжаловать решение. Его решение, как правило, окончательно и обжалованию не подлежит. Благодаря этому споры разрешаются значительно быстрее. Срок судебного разбирательства в третейском суде составляет в среднем 10-30 дней, в то время как в государственном — от 2-3 месяцев и более в первой инстанции, а с учетом апелляционного и кассационного обжалования он может увеличиться до 7-10 месяцев и более;
    • размер третейского сбора, как правило, ниже размера госпошлины, уплачиваемой при подаче иска в арбитражный суд;
    • возможность избрания сторонами третейского арбитра — независимого судьи из списка, в который включены юристы-практики с большим опытом работы, известные ученые, повлиять на которых затруднительно. Это особенно важно, когда рассматриваемый спор требует специальных знаний и высокой квалификации именно в соответствующей области;
    • единообразное рассмотрение экономических споров с учетом специфики отношений, возникающих в соответствующей отрасли, формирование методологической базы, регулирующей правоотношения в отрасли;
    • гарантия исполнения решения третейского суда. Если ответчик не исполняет решение третейского суда, компетентный суд выдает исполнительный лист на его принудительное исполнение, точно такой же, как и на свое собственное;
    • конфиденциальность третейской процедуры. Разбирательство дел в арбитражных судах согласно действующим нормам открытое. Судьи и сотрудники третейского суда не вправе разглашать сведения, которые стали им известны, а присутствие на заседании лиц, не являющихся представителями сторон, возможно только при согласии последних;
    • третейская оговорка о передаче спора на рассмотрение третейского суда является как бы дополнительной гарантией обоюдного исполнения договорных обязательств, поскольку сокращенный срок рассмотрения спора стимулирует стороны к добросовестности при исполнении договорных обязательств, ведь ответственность в случае нарушения договора наступает не через 3-5 месяцев и более, а через 1-2 месяца;
    • возможность исполнения решения третейского суда на территории другого государства, что особенно важно для участников внешнеэкономических связей. Исполнить решение третейского суда за пределами России намного легче, чем решение государственного суда, поскольку приведение в исполнение решения третейских судов регулирует Нью-Йоркская конвенция «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений» (Нью-Йорк, 10.06.1958), которую ратифицировали более 100 стран, включая страны бывшего СССР. В случае с государственным судом необходимо наличие двустороннего договора о правовой помощи между странами, а Россия такие договоры заключила далеко не со всеми государствами.
    • Хотелось бы отметить, что основная цель третейского суда заключается в достижении компромиссного решения путем примирения сторон. Разрешение экономических споров с участием третейских судов позволяет максимально быстро, с существенной гарантией исполнения решения добиться необходимого результата.

      Так, в результате принимаемых третейскими судами мер к примирению сторон ежегодно более 15% рассматриваемых дел заканчиваются миром: либо полным погашением задолженности на стадии третейского разбирательства, либо заключением сторонами мировых соглашений, которые утверждаются судом.

      Современная российская доктрина рассматривает третейские суды в качестве альтернативного способа защиты прав. Основанием применения этого альтернативного способа, как отмечалось выше, является исключительно соглашение сторон. Принципиальной особенностью применения третейского способа рассмотрения спора является обязательность арбитражного соглашения (арбитражной оговорки, третейского соглашения). Согласно российскому законодательству и в отношении «внутренних» третейских судов предусмотрена автономность арбитражной оговорки. Согласно Закону о третейских судах 2002 г. третейское соглашение, заключенное в виде оговорки в договоре, должно рассматриваться как не зависящее от других условий договора. Вывод третейского суда о том, что содержащий оговорку договор недействителен, не влечет за собой недействительность оговорки (ст. 17).

      Компетенция «внутреннего» третейского суда в законодательстве определена достаточно широко. В третейский суд по соглашению сторон может передаваться, как правило, любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом (п. 2 ст. 1 Закона о третейских судах).

      В принятом Законе о третейских судах 2002 г. наряду с общими положениями (гл. I) содержатся нормы о третейском соглашении (гл. II), составе третейского суда (гл. III), о расходах, связанных с разрешением споров в третейском суде (гл. IV), о самом третейском разбирательстве (гл. V), о решении третейского суда (гл. VI), об оспаривании решения третейского суда (гл. VII) и об исполнении решения третейского суда (гл. VIII). Таким образом, законодательство России не пошло по пути принятия единого общего закона о всех третейских судах, как было сделано в Армении и Молдавии.

      Закон о третейских судах 2002 г. прямо предусматривает, что его действие не распространяется на международный коммерческий арбитраж (п. 3 ст. 1). Это не означает, что в таком «внутреннем третейском суде» не может при наличии соответствующей записи о такой возможности в Положении о данном третейском суде и в соответствующей арбитражной оговорке осуществляться разбирательство дел с иностранным элементом.

      Законодательство исходит из наличия двух категорий третейских судов: к первой отнесены третейские суды, к компетенции которых относится рассмотрение споров внутреннего характера, а ко второй — третейские суды, рассматривающие споры, возникающие из договорных и иных отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, а также ряд категорий споров предприятий с иностранными инвестициями. Иными словами, это международные коммерческие арбитражные суды (МКАС и МАК при ТПП РФ). Не следует применять к МКАС, даже по аналогии, нормы Закона о третейских судах.

      Учитывая различия в сферах применения указанных законов, Регламентом третейского суда при Санкт-Петербургской ТПП предусмотрено, что на его рассмотрение могут быть переданы споры, вытекающие из гражданских правоотношений и подведомственные арбитражным судам в соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом РФ, Законом РФ от 07.07.1993 № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже», международными соглашениями и международными договорами. Таким образом, этому третейскому суду подведомственны как внутренние споры, так и споры с участием иностранных организаций и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Закон о третейских судах 2002 г. не исключает возможности рассмотрения указанных споров одним органом при условии, что внутренние споры должны рассматриваться по правилам Федерального закона «О третейских судах Российской Федерации», а споры с участием иностранных организаций и граждан — в соответствии с Законом РФ «О международном коммерческом арбитраже».

      Государственный арбитражный суд может отменить решение третейского суда в случае, если сторона, обратившаяся в суд с заявлением об отмене решения, представит ему доказательства того, что третейское соглашение недействительно по основаниям, предусмотренным федеральным законом (п. 1 ч. 2 ст. 233 АПК РФ).

      Если в третейском соглашении не предусмотрено, что решение третейского суда является окончательным, оно может быть оспорено стороной путем подачи заявления в государственный суд об отмене решения. Порядок оспаривания определяется арбитражным процессуальным или гражданским процессуальным законодательством России. Правила ст. 421 ГПК РФ и ст. 233 АПК РФ в основном совпадают, причем они представляют собой воспроизведение положений, содержащихся, в первую очередь, в Нью-Йоркской конвенции 1958 г., участницей которой является Россия. Приведем текст ст. 421 «Основания для отмены решения третейского суда».

      Согласно положениям этой статьи:

      1. Решение третейского суда подлежит отмене только в случаях, предусмотренных в настоящей статье.

      2. Решение третейского суда подлежит отмене в случае, если сторона, обратившаяся в суд с заявлением об отмене решения третейского суда, представит суду доказательства о том, что:

      1) третейское соглашение недействительно по основаниям, предусмотренным федеральным законом;

      2) сторона не была уведомлена должным образом об избрании (назначении) третейских судей или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, либо по другим уважительным причинам не могла представить третейскому суду свои объяснения;

      3) решение третейского суда принято по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения. Если постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, могут быть отделены от постановлений по вопросам, не охватываемым таким соглашением, суд может отменить только ту часть решения третейского суда, которая содержит постановления по вопросам, не охватываемым третейским соглашением;

      4) состав третейского суда или процедура третейского разбирательства не соответствовали третейскому соглашению сторон или федеральному законодательству.

      3. Суд также отменяет решение третейского суда, если установит, что:

      1) спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом;

      2) решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права.

      Эти же основания установлены для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (ст. 426 ГПК РФ, ст. 233, 239 АПК РФ).

      При этом Президиум ВАС РФ неоднократно обращал внимание судов на то, что пересматривать по существу решения третейских судов нельзя (см. Постановления Президиума ВАС РФ от 12.09.2006 № 4495/06, от 12.09.2006 № 4488/06, от 29.11.2005 № 8660/05).

      Несомненным достоинством новых ГПК РФ, АПК РФ, Закона о третейских судах 2002 г. является регулирование вопроса о полномочиях третейского суда выносить распоряжения о принятии обеспечительных мер и о помощи государственных судов. Поскольку сам третейский суд не является органом судебной власти, сторона может обратиться в компетентный государственный суд с заявлением об обеспечении иска. В ст. 25 Закона о третейских судах 2002 г. предусмотрено, что обращение стороны в государственный суд и принятие таким судом обеспечительных мер не могут рассматриваться как несовместимые с соглашением о передаче спора в третейский суд или как отказ от такого соглашения. Решение третейского суда об отказе в удовлетворении исковых требований, согласно п. 6 ст. 25 Закона о третейских судах 2002 г., является основанием для отмены компетентным судом обеспечительных мер.

      Ранее (в ст. 9 Закона 1993 г.) предусматривалась возможность обращения в суд до или во время арбитражного разбирательства с просьбой о принятии обеспечительных мер, но в отличие от нового законодательства не предусматривалось, в какой суд и в каком порядке надо было обращаться. Согласно ч. 3 ст. 90 АПК РФ обеспечительные меры могут быть приняты государственным арбитражным судом по заявлению стороны третейского разбирательства по месту нахождения или месту жительства должника либо по месту нахождения имущества должника.

      Решение третейского суда исполняется добровольно в порядке и в сроки, которые установлены в данном решении. Если в решении третейского суда срок не установлен, то оно подлежит немедленному исполнению.

      Если решение третейского суда не исполнено добровольно в установленный срок, то оно подлежит принудительному исполнению. Принудительное исполнение решения третейского суда осуществляется по правилам исполнительного производства, действующим на момент исполнения решения третейского суда, на основе выданного компетентным судом исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (далее — исполнительный лист).

      Заявление о выдаче исполнительного листа подается в компетентный суд стороной, в пользу которой было вынесено решение.

      В заключение хотелось бы отметить роль третейских судов в формировании единой судебной практики по гражданским делам применительно к предпринимательской деятельности и их преимуществах.

      В настоящее время характерной особенностью текущей судебной практики по хозяйственным спорам в России является то, что занимающиеся рассмотрением таких споров государственные арбитражные суды постоянно сталкиваются с необходимостью давать правовую квалификацию таким новым отношениям. Трудности, которые возникают при этом, носят как объективный, так и субъективный характер. К объективным обстоятельствам можно отнести переходное состояние отечественной экономики и связанную с этим нестабильность, а порой и противоречивость всей системы регулирования предпринимательских отношений. Субъективная сторона проявляется в лице как самих предпринимателей, стандарты профессионализма и деловой этики которых достаточно далеки от желаемого, так и в судебной системе, испытывающей трудности, определяемые инерцией и необходимостью адаптации к новым условиям деятельности, которые серьезно отличаются от того, что имело место в прошлом.

      Достаточно часто отсутствие у судей государственных арбитражных судов опыта и устойчивых традиций применения гражданско-правового регулирования, построенного на частноправовых началах, а также недостаточная осведомленность о текущей деловой практике, ставит их в безусловно трудное положение. Такая ситуация заканчивается порой принятием судебных решений, которые не соответствуют духу частного права и задаче создания правовой среды, необходимой для развития предпринимательской деятельности. Опыт разрешения споров, приобретенный в совершенно иной правовой среде, не допускавшей признания основного начала частного права — свободы договора — в хозяйственных связях, приучил судей государственных арбитражных судов к применению в основном императивных норм. Творческий подход в правоприменительной деятельности, что диктуется применением имеющих преимущественно диспозитивное содержание частноправовых норм, встречается в современной судебной практике еще достаточно редко.

      Такая ситуация, в свою очередь, приводит к тому, что вместо необходимой правовой квалификации создаваемых практикой договорных связей суды предпочитают уходить от этого, отказывая в их правовом признании, что, по сути, разрушает в некоторых случаях здоровую и вполне оправданную с точки зрения развития рыночных отношений коммерческую практику. Нет необходимости доказывать, что такой подход может завести в «правовой тупик», в результате чего предприниматели будут избегать использовать правовые способы разрешения хозяйственных споров. Формированию такой ситуации также способствует то, что суды в силу высокого уровня формализма отечественного права весьма скептически относятся к применению складывающихся торговых обычаев.

      Для того чтобы свести к минимуму последствия указанных факторов в процессе применения гражданского права или, иными словами, обеспечить присущую ему гибкость, в особенности в части регулирования делового оборота, необходимо использовать и допускаемые законом более гибкие процессуальные формы. Представляется, что одной из мер, которая позволит обеспечить развитие отечественного гражданского права, может стать широкое использование третейского суда для разрешения хозяйственных споров.

      Выбирая третейский суд в силу присущих ему качеств как альтернативу разбирательству в государственном суде, предприниматели стремятся избежать излишних процедурных формальностей ради быстрого и эффективного урегулирования споров.

      Применение третейского суда для разрешения хозяйственных споров позволяет во многом облегчить решение проблемы повышения роли современного гражданского права как инструмента, обеспечивающего эффективное функционирование национальной экономики. Минимально формализованная процедура разбирательства коммерческих споров, предполагающая широкую автономию воли сторон при ее согласовании, позволяет деловому сообществу через использование института третейского суда влиять на содержание позитивного права, ориентируя законодателя на реальные потребности регулирования предпринимательских отношений.

      Стремлению предпринимателей обойтись при разрешении своих коммерческих конфликтов «без лишних формальностей» отвечают свойственные третейскому разбирательству особенности процедуры разрешения споров.

      Формируя практику разрешения коммерческих споров, третейские суды часто в силу отсутствия излишнего формализма заполняют пробелы в действующем праве, что также делает суд более прозрачным и предсказуемым. Более того, практика третейских судов может способствовать, что уже имело место в прошлом, формированию как новых торговых обычаев, так и лучшему уяснению содержания существующих.

      Это достаточно уникальное свойство третейского суда имеет вполне убедительное объяснение.

      Результаты разрешения конфликта третейским судом должны были соответствовать разумным ожиданиям спорящих сторон с точки зрения особенностей сферы их деятельности и не носить формального и абстрактного характера. И этот результат, конечно, скорее всего, мог быть обеспечен тем, что спор рассматривался судом, которому стороны доверяют с точки зрения его профессионализма.

      При всем вышеизложенном следует иметь в виду, что создание и деятельность самого третейского суда нуждаются в квалифицированном юридическом сопровождении, включая подготовку третейских соглашений с множественностью сторон, выработку соответствующих формул третейских оговорок и включения их в договорные отношения сторон и др.

      Все это мы детально прорабатываем и проходим у себя в саморегулируемой организации «Межрегиональное объединение дорожников «СОЮЗДОРСТРОЙ», при которой решением Совета СРО от 11.11.2009 был создан Третейский суд и утверждены документы, регламентирующие его деятельность.

      Одной из основных функций Партнерства согласно ст. 6 Федерального закона от 01.12.2007 № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях» и Положению Устава вышеназванного Некоммерческого партнерства является обеспечение урегулирования споров, возникающих между членами Партнерства, а также между ними и потребителями произведенных членами саморегулируемой организации товаров (работ, услуг), иными лицами, посредством создания и обеспечения деятельности органов альтернативного урегулирования споров — Третейского суда.

      Председателем Третейского суда при СРО НП МОД «СОЮЗДОРСТРОЙ» избран А.Е.Шерстобитов, д октор юридических наук, профессор кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова. Он является членом Научно-консультативного совета при Высшем Арбитражном Суде РФ, членом Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте РФ, членом Совета по совершенствованию гражданского и иных отраслей законодательства при Председателе Государственной Думы ФС РФ, арбитром МКАС при ТПП РФ.

      Судьями Третейского суда также утверждены профессора и руководители ведущих кафедр юридического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова, имеющие большой опыт нормотворческой и правоприменительной деятельности в различных отраслях законодательства, высококвалифицированные юристы-практики в области гражданского права, обладающие специальными знаниями в сфере как строительства, так и дорожного хозяйства. Все это, вне сомнения, позволит достаточно объективно и профессионально рассматривать любые споры, возникающие между членами саморегулируемой организации.

      В третейский суд по соглашению сторон может передаваться, как правило, любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.

      Выбирая третейский суд как альтернативу разбирательству в государственном суде, предприниматели стремятся избежать излишних процедурных формальностей ради быстрого и эффективного урегулирования споров.

      Если решение третейского суда не исполнено добровольно в установленный срок, то оно подлежит принудительному исполнению.

      ЧАПЧА Виктор Владимирович. Работал в Управлении хозяйственного законодательства Министерства юстиции СССР. Президент Коллегии адвокатов «Советник». Заместитель председателя третейского суда при саморегулируемой организации Некоммерческое партнерство «Межрегиональное объединение дорожников «СОЮЗДОРСТРОЙ».

      Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях) .

      Материал из журнала «Право и инвестиции». Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге «Пресса России» – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 — 2014 «Право и инвестиции».

      dpr.ru

      Реформа третейского судопроизводста: новый порядок разрешения хозяйственных споров

      С 1 сентября 2016 вступили в силу федеральные законы, существенным образом изменившие регулирование третейского судопроизводства как в сфере внутренних споров, так и в сфере международного коммерческого арбитража

      С 1 сентября — в третейский суд по новым правилам

      Материалы по теме

      Реформа третейских судов: 10 важных изменений в коммерческом арбитраже

      Вступили в силу федеральные законы, принятием которых завершилась длительная и широко обсуждаемая реформа законодательства о третейских судах, — 29.12.15 N 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее — Закон об арбитраже) и Федеральный закон от 29.12.15 N 409-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона «О саморегулируемых организациях» в связи с принятием Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации». Данные акты существенным образом изменяют регулирование третейского судопроизводства как в сфере внутренних споров, так и в сфере международного коммерческого арбитража.
      Новое регулирование содержит значительное количество изменений и нововведений: среди них можно выделить ключевые моменты, которые влияют на взаимоотношения участников гражданского оборота и на которых мы бы хотели остановиться в настоящей статье.

      Какие споры можно передавать в арбитраж?

      Первый вопрос, который встает перед участниками коммерческого оборота при заключении арбитражного соглашения: может ли их спор в принципе быть предметом арбитражного соглашения? Ошибка при ответе на данный вопрос стоит очень дорого, поскольку государственный суд вправе отменить решение третейского суда, если установит, что спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом (пункт 1 части 3 статьи 233 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; далее — АПК РФ). Причем это обстоятельство является безусловным основанием отмены решения третейского суда, которое проверяется по инициативе самого суда.
      Несмотря на то что в законодательстве Российской Федерации прямо предусмотрен запрет на передачу в третейский суд только нескольких категорий споров, судебная практика идет по пути расширительного толкования понятия арбитрабельности споров. В частности, ни для кого не секрет, что в последние годы суды признавали неарбитрабельными корпоративные споры , споры из государственных контрактов , споры из договоров аренды лесного участка .

      Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее по тексту — ВАС РФ) от 30.01.12 N ВАС-15384/11 по делу N А40-35844/2011 .
      Постановление Президиума ВАС РФ от 28.01.14 N 11535/13 по делу N А40-148581/12, А40-160147/12 .
      Постановление Президиума ВАС РФ от 11.02.14 N 11059/13 по делу N А26-9592/2013 .

      В результате такой неоднозначной позиции судов не было единого подхода к пониманию арбитрабельности спора. Участникам коммерческого оборота, прежде чем включить в контракт арбитражную оговорку, необходимо было не только проверить различные законодательные акты на предмет запрета на передачу споров в третейский суд, но и изучить соответствующую судебную практику, поскольку даже в отсутствие прямого законодательного запрета целый ряд гражданско-правовых споров признавались судами неарбитрабельными.
      С 1 сентября 2016 года перечень споров, которые не могут быть переданы в арбитраж, появится в АПК РФ и в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации (далее — ГПК РФ ). Данный перечень не является закрытым, и по-прежнему дополнительные ограничения могут устанавливаться федеральными законами. Тем не менее в отношении большинства категорий споров была внесена определенная ясность (часть 2 статьи 33 АПК РФ , часть 2 статьи 22.1 ГПК РФ ).
      К примеру, согласно новой редакции части 2 статьи 33 АПК РФ не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда подведомственные арбитражным судам:

    • споры о несостоятельности (банкротстве);
    • споры об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей;
    • споры, возникающие из отношений, регулируемых законодательством Российской Федерации о приватизации государственного и муниципального имущества;
    • споры, возникающие из отношений, регулируемых законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд;
    • споры, возникающие из отношений, связанных с возмещением вреда, причиненного окружающей среде;
    • часть корпоративных споров.

    Отдельно стоит сказать о корпоративных спорах и спорах из государственных контрактов.
    Большим шагом на пути развития третейского разбирательства стало прямое закрепление в законодательстве возможности рассмотрения корпоративных споров в третейском суде. Теперь по общему правилу корпоративные споры станут арбитрабельными за исключением нескольких категорий споров, прямо названных в законе. К примеру, согласно части 2 статьи 225.1 АПК РФ не могут передаваться на рассмотрение третейского суда:

  • споры о созыве общего собрания участников юридического лица;
  • споры, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью;
  • споры, связанные с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов;
  • споры, связанные с применением положений Федерального закона от 26.12.95 N 208-ФЗ » Об акционерных обществах «, касающихся сделок с заинтересованностью и приобретения / выкупа обществом акций;
  • споры, связанные с исключением участников юридических лиц, и ряд иных споров.
  • Обращаем внимание, что арбитражные соглашения в отношении корпоративных споров могут быть заключены не ранее 1 февраля 2018 года. Соглашения, заключенные до этой даты, считаются неисполнимыми. Также, для того чтобы корпоративный спор мог рассматриваться в третейском суде, законодатель устанавливает ряд дополнительных требований. В частности, для рассмотрения ряда споров требуется, чтобы все участники юридического лица, само юридическое лицо и иные лица, являющиеся истцами и ответчиками, заключили арбитражное соглашение и чтобы у институционного арбитража, рассматривающего такие споры, были утверждены, опубликованы в Интернете и депонированы в Министерстве юстиции Российской Федерации правила разбирательства корпоративных споров. Стоит иметь в виду, что арбитражное соглашение о передаче в арбитраж споров участников юридического лица и самого юридического лица может быть в определенных случаях заключено путем его включения в устав.
    Применительно к спорам, возникающим из государственных контрактов, необходимо отметить, что согласно новому законодательству эта категория споров становится арбитрабельной со дня вступления в силу федерального закона, устанавливающего порядок определения постоянно действующего арбитражного учреждения, которое вправе администрировать споры, возникающие из отношений, регулируемых законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд. Таким образом, на настоящий момент данные споры не подлежат рассмотрению в третейском суде, но законодатель дал надежду на то, что ситуация изменится.
    Кроме того, норма о применении Закона Российской Федерации от 07.07.93 N 5338-1 » О международном коммерческом арбитраже » (далее — Закон о международном коммерческом арбитраже , Закон о МКА ) также была изменена. Напомним, что ранее действие Закона о международном коммерческом арбитраже распространялось на споры сторон, если коммерческое предприятие хотя бы одной из них находится за границей, а также на споры между российскими организациями, если хотя бы одна из них является предприятием с иностранными инвестициями.
    Новая редакция, с одной стороны, расширяет сферу применения Закона, поскольку теперь в международный коммерческий арбитраж могут также передаваться споры в случаях, когда место, где должна быть исполнена значительная часть обязательств, вытекающих из отношений сторон, или место, с которым наиболее тесно связан предмет спора, находится за границей. Однако, с другой стороны, из Закона исчезло указание на возможность рассмотрения споров с участием предприятий с иностранными инвестициями. Теперь в международном коммерческом арбитраже могут рассматриваться только споры, возникшие в связи с осуществлением иностранных инвестиций на территории Российской Федерации или российских инвестиций за границей. Соответственно, как верно отмечает Ассоциация участников по содействию в развитии третейского разбирательства (далее — РАА), «предлагаемые изменения в Закон о МКА сужают сферу применения международного коммерческого арбитража. В силу этого предприятия с иностранными инвестициями, зарегистрированные в Российской Федерации, не смогут передавать на разрешение международного арбитража (в том числе и арбитража за пределами Российской Федерации) их споры между собой, а также с иными российскими субъектами, как это допускается сейчас» .

    Комментарии Ассоциации участников по содействию в развитии третейского разбирательства (РАА) по проектам законодательных актов, направленных на улучшение третейского судопроизводства в Российской Федерации. С. 30.

    Таким образом, теперь появилась определенная систематизация неарбитрабельных споров. Для того чтобы проверить, можно ли в отношении того или иного спора заключить арбитражное соглашение, в первую очередь необходимо изучить процессуальные кодексы. Также стоит учитывать, что если раньше судебная практика однозначно относила корпоративные споры и ряд иных споров к категории неарбитрабельных, то с принятием нового законодательства наше представление об арбитрабельности должно измениться.

    Что нужно знать о форме арбитражного соглашения?

    Как и прежде, арбитражное соглашение должно заключаться в письменной форме. Между тем Закон об арбитраже вводит понятие электронного документа и предусматривает, что письменная форма арбитражного соглашения считается соблюденной в том числе, если арбитражное соглашение заключено путем обмена электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющим достоверно установить, что документ исходит от другой стороны.
    В связи с данной формулировкой возникает вопрос: признается ли заключенным арбитражное соглашение в случае обмена письмами по электронной почте? На первый взгляд, нормативное определение электронного документа, передаваемого по каналам связи, прямо включает информацию, передаваемую по электронной почте. Между тем в статье, посвященной форме арбитражного соглашения, сделана дополнительная оговорка о том, что электронные документы, передаваемые по каналам связи, должны позволять достоверно установить, что документ исходит от другой стороны. Экспертное сообщество выражает опасения относительно того, что «наличие требования о «достоверности» отправителя может привести к толкованию, при котором только лишь документы, подписанные электронной подписью, могут рассматриваться в качестве «электронных документов», поскольку лишь они позволяют «достоверно» установить отправителя, и, таким образом, электронная переписка не будет рассматриваться в качестве электронных документов» .

    Комментарии Ассоциации участников по содействию в развитии третейского разбирательства (РАА) по проектам законодательных актов, направленных на улучшение третейского судопроизводства в Российской Федерации. С. 10.

    Следовательно, вопрос о возможности заключения арбитражного соглашения путем обмена письмами по электронной почте остается открытым. Однако отметим, что в Законе о международном коммерческом арбитраже положения о форме арбитражного соглашения несколько иные: в данном Законе отсутствуют требования к достоверности отправителя.
    Стоит обратить внимание на то, что в новом Законе об арбитраже установлено очень важное правило, которое, на наш взгляд, должно иметь существенное влияние на практику. В части 8 статьи 7 Закона об арбитраже указано, что при толковании арбитражного соглашения любые сомнения должны толковаться в пользу его действительности и исполнимости.
    На настоящий момент в судебной практике можно встретить довольно много прямо противоположных решений. Так, например, в конце 2015 года Арбитражный суд Московского округа пришел к выводу об отсутствии арбитражной оговорки в соглашении, согласно которому «спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде тремя третейскими судьями, который будет проходить в Москве. Арбитражное разбирательство будет проходить в Международной торговой палате в Париже на английском языке» . Суд посчитал, что данное положение не позволяет прийти к однозначному выводу о согласованном сторонами волеизъявлении относительно передачи спора на рассмотрение Международной торговой палаты в Париже. В результате данный спор был рассмотрен не третейским, а государственным судом.

    Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11.11.15 по делу N А40-53190/2014.

    Остается надеяться, что в свете нового законодательства суды будут более либерально относиться к толкованию арбитражных соглашений.
    Также, безусловно, стоит приветствовать прямое указание в законодательстве на действительность арбитражной оговорки при перемене лиц в обязательстве. Теперь можно смело заключать договор цессии и не бояться, что на цессионария не будет распространяться арбитражная оговорка.
    При обсуждении законопроекта также были высказаны предложения по внесению в его текст положения о том, что для заключения арбитражного соглашения представителю достаточно обладать полномочиями по совершению сделок, специальное полномочие на заключение арбитражного соглашения по такой сделке не требуется .

    Комментарии Ассоциации участников по содействию в развитии третейского разбирательства (РАА) по проектам законодательных актов, направленных на улучшение третейского судопроизводства в Российской Федерации. С. 8.

    До недавнего момента в судебной практике арбитражных судов (в том числе на уровне ВАС РФ) была выработана позиция, согласно которой наличие в доверенности общих полномочий на заключение договора позволяет представителю заключить от имени и в интересах представляемого договор с условием о передаче связанных с ним споров в тот или иной третейский суд .

    Определение Арбитражного суда Нижегородской области от 15.04.15 по делу N А43-26801/2014, Постановление Президиума ВАС РФ от 12.04.11 N 12311/10 по делу N А72-14613/2009 .

    Однако неожиданно для экспертного сообщества Верховный Суд Российской Федерации высказал недавно прямо противоположную точку зрения . Верховный Суд Российской Федерации указал, что согласно части 2 статьи 62 АПК РФ полномочие представителя на передачу спора в третейский суд указано в перечне полномочий, право на совершение которых должно быть специально оговорено в доверенности.

    Подобная практика, на наш взгляд, основана на неверном толковании закона. Во-первых, законодательство о третейском разбирательстве не содержит требования о включении в доверенность на совершение сделок специальных полномочий представителя на заключение договора, включающего третейскую оговорку. Во-вторых, часть 2 статьи 62 АПК РФ устанавливает порядок предоставления полномочий представителю в процессуальных отношениях. Данную позицию разделял и ВАС РФ, который указал: «Часть 2 статьи 62 АПК РФ подлежит применению к случаям передачи на рассмотрение третейского суда такого дела, которое находится на рассмотрении в арбитражном суде. Эта норма не применима к доверенностям, выданным на заключение гражданско-правовых договоров (Постановление Президиума ВАС РФ от 01.06.10 N 18170/09)» .

    Тем не менее, поскольку в новом Законе об арбитраже отсутствуют разъяснения по вопросу о полномочиях на заключение арбитражного соглашения, учитывая последнюю практику Верховного Суда Российской Федерации, рекомендуем включать их в доверенность во избежание риска оспаривания третейских решений.
    Также в Закон не вошли разъяснения по вопросу о возможности заключения так называемых односторонних альтернативных соглашений, когда право выбора между судом и арбитражем предоставляется только одной из сторон спора.
    В международной практике заключение таких соглашений широко распространено, однако в российской судебной практике суды признают подобные оговорки ничтожными. Так, Арбитражный суд Московского округа со ссылкой на правовую позицию ВАС РФ , Европейского суда по правам человека разъяснил: из общих принципов осуществления защиты гражданских прав следует, что соглашение о разрешении споров не может наделять лишь одну сторону договора правом на обращение в компетентный государственный суд и лишать другую сторону подобного права. В противном случае нарушается баланс прав сторон .

    Постановление Президиума ВАС РФ от 19.06.12 N 1831/12 .
    Постановление Арбитражного суда Московского округа от 14.03.16 по делу N А40-125181/2013 .

    Соответственно исходя из сложившейся практики на настоящий момент мы рекомендуем избегать односторонних альтернативных оговорок.

    Какое арбитражное учреждение выбрать для рассмотрения спора?

    Одним из ключевых и наиболее обсуждаемых нововведений Закона был разрешительный порядок создания третейских судов (глава 9 Закона об арбитраже). Согласно новому регулированию постоянно действующие арбитражные учреждения должны создаваться при некоммерческих организациях, которые получили право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения на основании акта Правительства Российской Федерации.
    Официально задача таких нововведений звучит как борьба с так называемыми карманными третейскими судами. Действительно, на настоящий момент существует огромное количество третейских судов, чья репутация вызывает большие сомнения. Тем не менее эксперты приходят к выводу о том, что предложенный порядок создания третейских судов не сможет достичь поставленных целей. В частности, РАА отмечает:
    «Для компаний, которые имеют при себе «карманные» третейские суды, будет несложно создать некоммерческую организацию и при ней третейский суд. Точно таким же образом несложно будет сформировать органы управления такого третейского суда из лиц, формально не являющихся представителями такой компании, но по сути связанных с ней.
    Таким образом, поставленная цель — борьба с «карманными» третейскими судами не будет достигнута. Как показывает практика Украины и Латвии, где ранее ввели регистрацию третейских судов, практически все третейские суды, в том числе и «карманные», успешно прошли перерегистрацию» .

    Комментарии Ассоциации участников по содействию в развитии третейского разбирательства (РАА) по проектам законодательных актов, направленных на улучшение третейского судопроизводства в Российской Федерации. С. 21.

    Среди оснований для получения некоммерческой организацией соответствующего разрешения Правительства Российской Федерации есть несколько формальных критериев, соблюдение которых можно оценить объективно, а именно:

  • соответствие представленных правил институционного арбитража требованиям Закона;
  • наличие рекомендованного списка арбитров, соответствующего требованиям Закона;
  • достоверность представленной информации о некоммерческой организации и ее учредителях (участниках).
  • Однако также среди таких оснований есть одно, которое не поддается объективной оценке и создает большой простор для усмотрения: разрешение выдается, если «репутация некоммерческой организации, при которой создается постоянно действующее арбитражное учреждение, масштаб и характер ее деятельности с учетом состава ее учредителей (участников) позволят обеспечить высокий уровень организации деятельности постоянно действующего арбитражного учреждения, в том числе в части финансового обеспечения создания и деятельности соответствующего учреждения, осуществление указанной организацией деятельности, направленной на развитие арбитража в Российской Федерации» .

    Иностранным арбитражным учреждениям также необходимо получать соответствующее разрешение на осуществление функций институционных арбитражей на территории Российской Федерации. Однако для них устанавливается только один критерий — наличие широко признанной международной репутации.
    Очевидно, что оценка критериев, касающихся репутации, носит исключительно субъективный характер, в связи с чем при обсуждении законопроекта высказывались предположения, что теоретически может сложиться ситуация, при которой получить такое разрешение станет практически невозможно. Представители третейского сообщества полагают, что подобный усиленный контроль со стороны государства противоречит природе третейского разбирательства.
    В поисках определенного баланса интересов законодатель предусмотрел, что разрешение Правительства Российской Федерации выдается на основании рекомендаций Совета по совершенствованию третейского разбирательства, который не может целиком состоять из государственных служащих. Не менее двух третей совета должны составлять представители общероссийских объединений предпринимателей, торгово-промышленных палат, представители юридического, научного и предпринимательского сообщества и иные лица.
    На осуществление процедуры перерегистрации законодатель предоставляет институционным арбитражам и третейским судам один год с момента установления Правительством Российской Федерации порядка выдачи разрешения некоммерческой организации. Правительству Российской Федерации, в свою очередь, предоставляется три месяца с момента вступления Закона об арбитраже в силу на утверждение соответствующего порядка. Учитывая, что Закон вступает в силу 1 сентября 2016 года, к декабрю 2016 года Правительство Российской Федерации должно принять соответствующий порядок и к декабрю 2018 года постоянно действующие арбитражные учреждения и третейские суды должны пройти процедуру перерегистрации.
    Таким образом, при заключении арбитражных соглашений в будущем мы рекомендуем выбирать третейские суды с надежной репутацией, вероятность перерегистрации которых велика.
    Также обращаем внимание, что Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате Российской Федерации освобождены от обязанности получения соответствующего разрешения.
    Кроме того, согласно изменениям теперь Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате Российской Федерации также наделены правом администрировать внутренние третейские споры в соответствии с Законом об арбитраже.
    Закономерный вопрос, который возникает в связи с необходимостью перерегистрации арбитражных учреждений: какова судьба ранее заключенных соглашений в случае, если установленные ими арбитражные учреждения не получат соответствующего разрешения Правительства Российской Федерации?
    Разобраться в предусмотренном на подобные случаи порядке довольно трудно. Согласно переходным положениям допускается создание организаций правопреемников по отношению к таким арбитражным учреждениям. При этом допускается создание только одного учреждения правопреемника по отношению к учреждению-правопредшественнику. Однако, даже если такого учреждения нет и организация не прошла перерегистрацию, споры все равно продолжают рассматриваться данным третейским судом, который осуществляет все функции как третейский суд ad hoc.
    В целом необходимо обратить внимание на различие между институционными арбитражами и арбитражами ad hoc. Последние находятся в менее выгодном положении, поскольку Законом запрещается:

    • рассмотрение корпоративных споров такими судами (часть 7 статьи 45 Закона об арбитраже);
    • обращение таких судов к государственному суду за содействием в получении доказательств (статья 30 Закона об арбитраже);
    • заключение соглашений об окончательности решения третейского суда (статья 40 Закона об арбитраже).
    • В этой связи необходимо тщательно формулировать арбитражное соглашение и выбирать арбитражное учреждение.

      Как выбрать арбитра?

      Одно из обязательных требований для институционных арбитражей — размещение на сайте рекомендованного списка арбитров, состоящего не менее чем из тридцати человек, давших согласие на включение в такой список (статья 47 Закона об арбитраже). Не менее половины арбитров должны иметь десятилетний опыт разрешения гражданско-правовых споров, и не менее трети арбитров должны иметь ученую степень. Одно лицо не может входить в рекомендованные списки арбитров более трех постоянно действующих арбитражных учреждений.
      Назначение этих списков остается загадкой, поскольку они не являются обязательными и сторона может выбрать любого арбитра, в том числе не из числа включенных в такой список. Появление данных списков также вызвало много критики среди практикующих юристов, в том числе потому, что подобные требования расходятся с практикой ведущих арбитражных институтов. Кроме того, представители арбитражных институтов отмечают, что наличие таких списков создает для них определенные репутационные риски в случае совершения арбитром неэтичных поступков . Особенно эта проблема актуальна в связи с тем, что отсутствует четкая процедура исключения таких арбитров из рекомендованных списков.

      Комментарии Ассоциации участников по содействию в развитии третейского разбирательства (РАА) по проектам законодательных актов, направленных на улучшение третейского судопроизводства в Российской Федерации. С. 24.

      С практической точки зрения эти списки могут быть полезны тем лицам, которые не имеют опыта участия в третейском разбирательстве и сформированных представлений о кандидатуре арбитра. Кроме того, велика вероятность, что при назначении арбитров непосредственно арбитражным учреждением кандидатура арбитра будет выбираться из таких списков.
      Также стоит отметить важное нововведение применительно к порядку назначения арбитров. Закон предусматривает в ряде случаев обращение к государственному суду с заявлением о содействии по вопросу назначения арбитра. В частности, обращение к государственному суду возможно в случае, если одна из сторон не изберет арбитра в течение одного месяца по получении просьбы об этом от другой стороны, или если два арбитра в течение одного месяца с момента их избрания не договорятся об избрании третьего арбитра, или если стороны не придут к соглашению по кандидатуре арбитра при арбитраже с единоличным арбитром. Данные положения позволяют выйти из тупика в ситуации с арбитражем ad hoc, когда стороны не могут договориться о кандидатуре арбитра. Если же порядок назначения арбитров предусмотрен в соглашении сторон или в правилах арбитража, то в случае недостижения согласия по кандидатуре арбитра необходимо в первую очередь руководствоваться указанными документами.

      Что нужно учесть при заключении арбитражного соглашения?

      В Законе об арбитраже появилось понятие «прямое соглашение». В предусмотренных Законом случаях стороны вправе своим прямым соглашением изменить общие правила третейского разбирательства, установленные Законом, и это соглашение будет иметь приоритет по отношению к правилам арбитража. Такую возможность необходимо иметь в виду при формулировании арбитражного соглашения. В частности, Закон предусматривает, что стороны своим прямым соглашением могут исключить следующие полномочия государственного суда:

    • по назначению арбитра;
    • по рассмотрению заявления об отводе, если такое заявление не было удовлетворено арбитром или третейским судом;
    • по рассмотрению заявления о прекращении полномочий арбитра, если он оказывается юридически или фактически неспособным участвовать в рассмотрении спора или по иным причинам в течение неоправданно длительного срока не участвует в рассмотрении спора;
    • по рассмотрению заявления об отсутствии у третейского суда компетенции, если третейский суд выносит предварительное постановление по данному вопросу.
    • Некоторые эксперты прогнозируют, что в большинстве арбитражных оговорок появятся специальные правила, исключающие вышеперечисленные полномочия государственных судов, поскольку их недобросовестное использование может привести к существенному затягиванию арбитражного разбирательства.
      Также в прямом соглашении стороны могут договориться не проводить устные слушания, избирать арбитров только из рекомендованного списка и предусмотреть, что арбитражное решение является для сторон окончательным и не подлежит отмене.
      Применительно к окончательности решения обращаем внимание, что до внесения соответствующих изменений возможность договориться в арбитражном соглашении о том, что арбитражное решение является окончательным и не подлежит обжалованию, была предусмотрена только для внутреннего арбитража. В Законе о международном коммерческом арбитраже аналогичное положение отсутствовало. Тем не менее зачастую и в международных контрактах появлялось такое условие. Перед российскими судами неоднократно вставал вопрос о возможности обжалования решения международного коммерческого арбитража при наличии подобной оговорки в арбитражном соглашении . Несмотря на отсутствие законодательного обоснования, суды приходили к выводу о невозможности оспаривания таких решений. Так, недавно город Санкт-Петербург оспаривал в Арбитражном суде города Москвы решение международного коммерческого арбитража, вынесенное на основании концессионного соглашения, предусматривающего строительство Орловского тоннеля. Данное соглашение содержало оговорку об окончательности третейского решения. Однако город Санкт-Петербург ссылался на тот факт, что статья 40 Федерального закона от 24.07.02 N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» неприменима в отношении решений международного коммерческого арбитража и данная оговорка не ограничивает право сторон на оспаривание третейского решения. Арбитражный суд города Москвы прекратил производство по делу, аргументировав свое решение окончательностью решения третейского суда . Арбитражный суд Московского округа согласился с предыдущей инстанцией и отклонил доводы города Санкт-Петербурга .

      Определения ВАС РФ от 22.12.08 N 16125/08 по делу N А40-827/08-68-22 , от 10.06.13 N ВАС-6353/13 по делу N А40-124997/12-25-588 .
      Определение Арбитражного суда города Москвы от 18.09.15 по делу N А40-66296/15.
      Постановление Арбитражного суда Московского округа от 24.11.15 по делу N А40-66296/15 .

      Специалисты отмечали, что подобные решения противоречат законодательству . Теперь эта неопределенность должна быть устранена. Даже при заключении международных контрактов, предусматривающих рассмотрение споров институционными арбитражами, можно предусмотреть оговорку об окончательности решения третейского суда. В этом случае такое решение не может быть оспорено.

      Карабельников Б.Р. Международный коммерческий арбитраж: Учебник. 2-е изд. М., 2013. С. 275 — 276.

      Таким образом, в свете нового законодательства о третейском разбирательстве участникам коммерческого оборота нужно учитывать следующее.
      При заключении арбитражного соглашения необходимо помнить о том, что категории споров, которые могут быть предметом третейского разбирательства, теперь установлены в процессуальных кодексах и иных законах. Прямо предусмотрена возможность рассмотрения ряда корпоративных споров. После создания специализированного арбитражного учреждения также станет возможным рассмотрение споров из государственных контрактов. Сфера применения Закона о международном коммерческом арбитраже также была изменена, и теперь споры предприятий с иностранными инвестициями между собой и с российскими организациями, не относящиеся к категории инвестиционных споров, не подлежат рассмотрению в международном коммерческом арбитраже.
      В связи с появлением в Законе правила о толковании любых сомнений в пользу действительности и исполнимости арбитражного соглашения мы надеемся в ближайшее время увидеть в судебной практике проявление проарбитражного подхода. Тем не менее следует очень внимательно формулировать арбитражную оговорку, дабы минимизировать риски признания ее недействительной. Также важно помнить о последних тенденциях в судебной практике касательно признания ничтожными альтернативных односторонних оговорок и необходимости, по мнению Верховного Суда Российской Федерации, наделения представителя специальными полномочиями по заключению арбитражного соглашения.
      При выборе арбитражного учреждения стоит ориентироваться на учреждения с надежной репутацией, которые с наибольшей вероятностью получат разрешение Правительства Российской Федерации. При этом надо учитывать, что Международному коммерческому арбитражному суду при Торгово-промышленной палате Российской Федерации не требуется получать разрешение и он вправе теперь администрировать в том числе и внутренние споры.
      Арбитры могут быть выбраны из рекомендованных списков, однако это не является обязанностью сторон. Теперь, в случае если спор рассматривается арбитражем ad hoc и стороны не могут договориться о кандидатуре арбитра, данная тупиковая ситуация может быть преодолена путем обращения в компетентный суд.
      При заключении арбитражного соглашения также следует проанализировать необходимость прямого указания в арбитражном соглашении на неприменение ряда положений Закона об арбитраже.
      В целом стремление законодателя к реформированию актов в сфере третейского разбирательства стоит поддержать. Отметим, что в рамках работы над данными законопроектами большое количество представленных замечаний и дополнений, разработанных экспертным сообществом, было учтено. Безусловно, остался еще целый ряд вопросов, которые не получили должного отражения в Законе или были сформулированы не самым удачным, на наш взгляд, образом. Тем не менее федеральные законы, принятые 29 декабря 2015 года, содержат большое количество важных и полезных нововведений. Надеемся, что практика их применения будет также ориентирована на поддержку и развитие третейского судопроизводства в России.

      m.ppt.ru

Смотрите так же:

  • Жукова пособие по истории История России с древнейших времён. Справочник для школьников и выпускников. Жукова Л.В. 9-е изд., перераб. и доп. - М.: 2016. - 5 28 с. Данное пособие полностью соответствует федеральному государственному образовательному стандарту […]
  • Правила коммуналок Я живу в коммуналке как во дворце 16 декабря 2016 в 16:32 В конце октября в паблике «Старый фонд» — важном фотохранилище интерьеров дореволюционного Петербурга — опубликовали снимки необычной коммунальной квартиры: сначала — эркер с […]
  • Единый налог на недвижимое имущество это Единый налог на недвижимость: история вопроса Разговоры о введении в России единого налога на недвижимость ведутся уже много лет. Если точнее – с далекого 1995 года. За это время очень многое в трактовке нового налога изменилось, […]
  • Переговоры как метод разрешения конфликтов Переговоры как способ разрешения конфликтов Общая характеристика переговоров Использование переговоров, прямых или с участием посредника, для разрешения конфликтов имеет столь же давнюю историю, что и сами конфликты. Однако объектом […]
  • Приказ минрегиона 820 от 28122010 Зоны (территории) исторической застройки ". зоны (территории) исторической застройки: включают всю застройку, появившуюся до развития крупнопанельного домостроения и перехода к застройке жилыми районами и микрорайонами, т.е. до середины […]
  • Правила стиле на канале дисней "Правила стиля": вечер Buro 24/7 и Канала Disney Мирослава Дума, Елена Перминова и Ольга Томпсон Марина Жигалова-Озкан, Мирослава Дума и Лиза Курченко Сегодня сложно найти человека, который не смог бы назвать тройку любимых персонажей […]