18 видов судебного разбирательства по законам ману

Український юридичний портал

Законы Ману (Манусмрити — запомненное от Ману, Манавад-хармашастра — Наставление Ману в дхарме) представляют собой сборник религиозно-моральных наставлений, изложенных в стихо­творной форме от имени легендарного прародителя человечества по­лубога Ману и относящихся в своей окончательной редакции к сере­дине II в. н. э.

Слово «дхарма» происходит от санскритского «то единое, что ох­ватывает и поддерживает все вещи вместе» и означает вечный кос­мический порядок или закон (закон долга и благочестия, как форму­лировал его содержание Дж. Неру в книге «Мое открытие Индии»), включающий природные (естественные, в том числе космические) и моральные нормы, а также нормы обычного права и установления государства, не расходящиеся с первыми двумя разрядами норм. Распространено также восприятие дхармы и как истинного закона индивидуальной и общественной жизни, и следование ему образует основную добродетельную обязанность человека.

Законы Ману состоят из 12 глав, в которых содержится 2685 стихов-шлок. Стихотворная или, по крайней мере, ритмизированная форма изложения — характерная особенность многих древних зако­нодательных и в особенности религиозно-законодательных сводов и текстов. На главы и стихи подразделяются тексты Библии, ритмизированной прозой написаны Законы Хаммурапи и древнеримские За­коны XII Таблиц. Многие законодательные положения древних на­родов имеют также форму афоризма. Афористическая форма, как и стихотворная, имеет родственную близость с художественным твор­чеством и отчасти С Творчеством научным (искусством упорядочен­ного изложения определенных знаний). Афоризмы мы встречаем в гимнах «Ригведы», в комментариях к этим гимнам, которые имено­вались Упанишадами. Многие буддистские тексты представляют со­бой литературу изречений, например Собрание кратких изречений Кхуддака-никая, В которое входит переведенный на русский язык буддистский канон Дхаммапада. Насыщен многими афоризмами древнеиндийский эпос IV в. до н. э. Махабхарата, Включающий в качестве составной части знаменитую Бхагаватгиту. Помимо Зако­нов Ману запоминающиеся изречения можно найти в таких ученых трактатах, как Артхашастра (Наука политики) Каутильи (IV В. до н. э.) и Камасутра (Наука любви) Ватсьяяны (ок. III В. н. э.).

Зафиксированное афоризмом правило (в том числе дхарма) юри­дическим становится не сразу, а только после составления прозаиче­ских комментариев к нему (Д. Деретт). Таким образом, текст дхар-машастры, содержащий ритуальные предписания, становится тек­стом этическим (моральным) и юридическим лишь после «обрамления ритуальных предписаний этическими» (Самозван­цев А. М. Книга мудреца Яджнавалкьи. М., 1994. С. 8). В этом прояв­ляет себя один из характерных (и типичных) для древних обществ Востока и Запада способов возникновения правил этического и юридического назначения из обрядовых и ритуальных правил и со­ответствующих им способов праведного поведения.

Афоризм, таким образом, выполняет ту же просветительскую роль в существующих правилах праведного и законопослушного по­ведения, что и тексты дхармашастр или артхашастр, перечисляющие конкретные дхармы. При этом афоризм может охватывать правила и обыкновения не одной, а нескольких областей социальной жизни и деятельности в их добродетельном или греховном проявлении. «Зло­дею ученость служит для споров, деньги — для высокомерия, власть — для угнетения. Доброму же наоборот: ученость — для уве­личения знаний, деньги — для подаяния, власть — для защиты ближних». Нарушение законов и обычаев чаще всего связывается в них с проявлением какой-либо страсти и предосудительного влече­ния. «Пьяный, опрометчивый, безумный, утомленный, разгневан­ный, голодный, жадный, робкий, торопливый и влюбленный — все не знают закона» (Древние индийские афоризмы / Сост. и пер. А. Я. Сыркина. М., 1999. С. 20, 22).

Структура Законов Ману. Глава I Законов Ману излагает сведения о мироздании и его Творце (божественном Самосущем), о происхо­ждении основных четырех сословий (варн) и главенствующей роли брахманов в охранении сокровищницы вселенского Закона, которо­му следуют и люди.

Глава II повествует о воспитании правоверного индуса путем приобщения к знанию Вед, в частности «того священного Закона, которому следуют люди, изучившие Веды, и который запечатлен в сердцах людей добродетельных, всегда чуждых ненависти и стра­стей» (II, 1). После изучения Вед человек считался приуготовленным для новой духовной жизни — «дваждырожденным» (двиджати). В этой же главе говорится о роли обычаев, обрядов и ритуалов, а также «запомненной священной мудрости» дхармашастр.

Глава III содержит нормы и требования к семейной жизни, пра­вильному браку (анулома), А также повествует о последствиях непра­вильных браков (пратилома) И требованиях к соответствующим об­рядам.

Главы IV, V и VI содержат сведения о способах сакрализации по­вседневной жизни: повседневные правила гигиены, распорядка дня, перечисление запретных поступков, описание ритуалов очищения и аскетических норм и образа жизни.

Глава VII рассказывает о дхарме царя, о роли наказания в право­судии, поддержании порядка и «защите всех творений»; в ней дают­ся советы по делам административным, налоговым, военным и др.

Глава VIII посвящена 18 поводам для обращения в суд (наруше­ние договорных отношений, преступные деяния: кража, насилие, клевета, оскорбление действием, игра в кости, прелюбодеяние, оск­вернение ложа духовного наставника-гуру, распитие хмельных на­питков и др.), а также роли закона и правилам судопроизводства и вынесения решения о наказании, освобождению от наказания в слу­чае необходимой обороны (защита от насилия ребенка, женщины и священника-брахмана).

Глава IX повествует о «вечном законе для мужа и жены» в их се­мейной жизни, о личных и имущественных правах и обязанностях членов семьи, о наследовании, о наказаниях и роли царя в наложе­нии наказаний.

Глава X содержит правила, общие для трех дваждырожденных варн; семь законных способов приобретения собственности; десять способов существования, дозволенных всем людям в бедственном положении; дхармы, общие для всех четырех варн.

Глава XI посвящена регулированию образа жизни касты непри­касаемых (каста появляется вследствие заключения неправильных, смешанных, межварновых браков, нарушивших дхарму).

Глава XII дает предписания относительно культа, ритуалов и конкретных обязанностей их участников; говорит об ответственно­сти человека за недостаточный контроль за своими мыслями, слова­ми и своим телом.

Согласно толкованиям знатоков Вед, дхарма входит в состав Ри­ты (рты), Основного справедливого закона, направляющего жизнь Вселенной и всего, что в ней содержится. Дхармы имеют несколько разновидностей. Сакральные дхармы (учение, приношение жертв и раздача даров) входят в обязанности прежде всего брахманов.

Дхармы мирские включают уплату налогов (в шестую долю дохо­дов), охрану всех живых существ (в том числе родственников, ду­шевнобольных, неспособных к оплодотворению и др.). В обязанно­сти кшатриев входит исполнение наказаний (X, 70). Однако сущест­вуют дхармы для всех четырех варн одновременно.

В шлоке 63 гл. X говорится: «Ненанесение вреда, правдивость, неприсвоение чужого, чистота и обуздание органов — основная дхарма для четырех варн, — объявил Ману». И рядом, в шлоке 58, дается перечень запретных поступков и чувств: «Подлость, грубость, жестокость, неисполнение предписанных обязанностей отличают в этом мире человека нечистого по происхождению». Таким образом, исполнение обязанностей и правильное поведение с точки зрения морали порождают правильные последствия и сохраняют гармонию человека с вселенским порядком, с правилами (рта) И долгом (кар­ма).

Веды и связанную с ними литературу создали пришлые племена ариев (вначале «арья» означало «земледелец», затем — «благород­ный»). Они же участвовали в распространении Учения о варнах и че­тырех степенях земного совершенства ( с т а д и я х п р о х о ж д е н и я земного пути):

1. Отрочество и юность, период обучения, приобретения знаний, воспитания, самодисциплины, самообладания, сдержанности.

2. Жизнь семьянина и мирянина.

3. Жизнь лесного отшельника. По другим версиям, более поздне­го происхождения, — жизнь государственного деятеля, обладающего известной уравновешенностью, объективностью и способностью по­святить себя общественной деятельности без корыстного желания извлечь из нее выгоду.

4. Последняя стадия — жизнь отшельника, отрешившегося от всякой мирской деятельности. Так примирялись две тенденции, час­то живущие в человеке бок о бок, — приятие жизни во всей ее пол­ноте и отрицание ее.

Имущественные отношения. Древняя Индия, как и многие древ­ние общества, знает четыре вида собственности: царскую, священ­ную (жертвенные дары, земля, рабы), общины (ганы) И частную. В состав собственности входили скот, зерно, инвентарь, рабы, земля.

Существовало Семь законных способов приобретения имущества ( X, 115): приобретение лица в рабство, наследование, получение в каче­стве дара или в виде находки, покупка, завладение, ростовщичество, исполнение работы, получение приношений (7-й способ приобрете­ния — только для жрецов-брахманов).

После смерти отца и матери братья собирались и делили между собой в равных долях отцовское имущество, на которое они не име­ли права при жизни родителей.

Имущество, приобретенное ученым трудом или в виде дара от друга, а также свадебный подарок считались неделимыми.

К числу Законных способов пропитания И Существования Были от­несены следующие: ученый труд, механические ремесла, работа за плату, служба, скотоводство, торговля, сельское хозяйство, довольст­во малым, милостыня, получение процентов на деньги. Государь по зрелом размышлении должен был всегда устанавливать в своих вла­дениях пошлины, налоги таким образом, «чтобы ему самому и чело­веку, который будет заниматься этим делом, это было выгодно».

Различались Следующие виды сделок: Купля, заем, дарение, пере­возка. Большой долг можно было отработать с помощью слуг или членов семьи. Представители высших варн могли отдавать постепен­но. При заключении договора важнейшими условиями его действи­тельности были вменяемость сторон, их честность. Другое важное требование к соглашению — его правомерность с точки зрения обы­чая или закона. «Соглашение, заключенное вопреки закону или ус­тановленному обычаю, не имеет законной силы, хотя бы оно обос­новывалось [доказательствами]» (VIII, 164).

Брак и семья. Различался брак торжественный (правильный), ос­нованный на свободном согласии (без взаимных обязательств). Умыкание невесты воспринималось похитителем как военный тро­фей. Выкуп за невесту осуждался как унижение человеческого дос­тоинства.

Власть отца в семье была значительной и беспрекословной. «Же­на, сын, раб, ученик и родной брат, совершившие проступок, могут быть биты веревкой или бамбуковой палкой» (VIII, 229). Особенно приниженным в таких взаимоотношениях было положение женщин, о которых сказано: «День и ночь женщины должны находиться в за­висимости от своих мужчин (отца — в детстве, м у ж а — в зрелом воз­расте, сыновей — в старости). Женщина никогда не пригодна к са­мостоятельности». В то же время в тексте Законов Ману имеется та­кое положение: «Мать превосходит почтенностью отца в тысячу раз» (II, 145). Многоженство признавалось: например, у брахмана могло быть четыре жены. Потомство и скот считались самыми основными видами человеческого богатства.

Организация Суда. Существовали суды царские и внутриобщин-ные, в каждой из 10 деревень создавались судебные коллегии из трех человек для суда и надзора за ворами. В городе помимо судебных коллегий имелись агенты судей с правом обыска и облав в мастер­ских, кабаках и частных домах. Общинные кастовые суды просуще­ствовали неофициально вплоть до XX столетия.

Царский суд состоял из царя, брахмана и советников, либо по назначению царя заседала коллегия из назначенного брахмана и трех членов судебной коллегии (сабха). У царя имелось право на ежегод­ные амнистии.

Существовало 18 поводов для судебного разбирательства споров и конфликтов:

• «неуплата долга, продажа чужого, неотдача данного» (VIII, 4);

• «неуплата жалованья, нарушение соглашения, отмена купли-продажи, спор хозяина с пастухом» (VIII, 5);

• «дхарма в споре о границе, клевета, оскорбление действием, кража, насилие, а также прелюбодеяние» (VIII, 6);

• «дхарма мужа и жены, раздел наследства, игра в кости, битье об заклад» (VIII, 7).

Допускалось самоуправство (кулачное право), однако при соблю­дении некоторых правил. Кредитор мог употребить хитрость, прину­ждение (путем захвата сыновей, животных либо осады дома должни­ка), силу. О последнем способе в сборнике говорится следующее: «. схватив должника, приводит его в свой дом и держит у себя, моря голодом и избивая до тех пор, пока тот не заплатит долг» (VIII, 176).

Правила судопроизводства. Сборник содержит помимо перечня поводов также некоторые характерные правила судопроизводитель-ной (процедурной) и одновременно религиозно-этической деятель­ности с элементами наставлений в тактике и технике судебного следствия. «Руководствуясь правилами судопроизводства, надо иметь в виду истину, предмет [иска], себя самого [не нарушать своей дхар­мы], свидетеля, место, время и обстоятельства» (VIII, 45). При ра­венстве голосов свидетелей предпочтение отдавалось брахману либо голосам «наделенных выдающимися качествами» (VIII, 73).

На случай пробелов в законах имелось следующее наставление: «Что имеется в практике добродетельных и дваждырожденных, то, не противоречащее обычаям страны, семей и каст, надо устанавли­вать [в качестве закона]» (VIII, 46).

Об иерархии источников правил для судебного решения красно­речиво повествуется в Трактате о политике (III В. до н. э.), извест­ном под санскритским наименованием Артхашастра. В нем говорит­ся: «Всякое спорное судебное дело решается на четырех основаниях, которые суть: 1) закон (т. е. дхармашастры); 2) судебное разбира­тельство; 3) обычаи и 4) правительственное распоряжение. Из них последнему отдается преимущество перед другими.

Закон основывается на истине, судебное разбирательство — на показаниях свидетелей, обычаи — на соглашении народа. Прави­тельственное же распоряжение является приказом, издаваемым вла­стями. » (Артхашастра. III, 39—40, 46).

Далее разъяснялось, что если обычай или судебное разбиратель­ство не согласуется с требованием закона, то дело решается согласно требованию закона. Если закон сам находится в противоречии с пра­вительственным распоряжением, то отдается предпочтение распоря­жению, а книга закона (дхармашастра) теряет силу. Правительственное распоряжение в другом месте практически отождествляется с указом. Таким образом, в иерархии источников законных требова­ний самое высокое место и решающую силу имеет указ царя (прави­тельственное распоряжение).

«Указом называется [правительственное] распоряжение. Ведь главное для царей — это указы, ибо состояние мира и войны зависит от них. Поэтому тот, кто одарен качествами министра и знаком со всеми законами [и обычаями], кто способен быстро составить нуж­ный документ, обладает красивым почерком и умеет огласить напи­санное, должен быть назначен главным писцом. Выслушав внима­тельно решение царя, он должен составить документ, ясный и опре­деленный по своему смыслу. »

«Достоинства хорошо составленного документа» включают, по толкованию Артхашастры, следующие свойства и особенности напи­санного текста: последовательность изложения фактов, их логиче­скую согласованность, полноту изложения, изящество стиля, благо­родство слога, ясность языка.

Показания свидетелей учитывались при наличии их кастовой со­вместимости. Женщины должны были свидетельствовать о женщи­нах, члены касты о равных себе по статусу. Клятвы имели различие в своем словесном оформлении: брахман клялся своей правдиво­стью, иначе ему угрожал грех, распространяющийся на 1 0 0 после­дующих поколений; кшатрии клялись сохранностью колесниц и оружия, вайшьи — коровами, зерном и золотом, шудры — всеми тяжкими преступлениями. Если не было достаточных вещественных доказательств, сборник советовал следить за тем, как отвечает на во­просы обвиняемый, — «по выражению лица, по движениям, по по­ходке, жестам, речи» следовало улавливать его сокровенные мысли (Законы М а н у. VIII, 25, 26).

Об ордалиях (судебном испытании с участием богов) было сказа­но так: «. злодеи думают, что не видят их, но их видят боги» (VIII, 85).

В Этом разделе имеется описание результатов божеского суда, ко­торое сильно отличается от аналогичного истолкования в Законах Хаммурапи и ближе к толкованиям в христианизированной средне­вековой Европе. В случае возникновения такой потребности подоз­реваемый должен произнести клятву или «следует заставить обви­няемого погрузиться в воду, взять огонь, прикоснуться к головам жены или сыновей в отдельности. Тот, кого пылающий огонь не об­жигает, которого вода не заставит подняться вверх и с кем вскоре не случится несчастье, должен считаться чистым в клятве» (VIII, 114, 115). Законными видами ордалий были, согласно наставлениям в дхарме в других аналогичных сборниках, помимо огня и воды также весы (для женщин, детей и стариков: их взвешивали по специальной процедуре до и после принесения клятвы), а также яд («семь яв яда для шудры», — дхармашастра Вьявахарадхьяя, составленная в IIII Вв.).

Преступления и наказания. Сборник различает четыре самых тяж­ких проступка: убийство брахмана, осквернение ложа гуру, кражу золота брахмана, питье хмельных напитков (VIII, 349). К Разряду тяжких преступлений относились нанесение вреда живым сущест­вам, вкушение недозволенной пищи, воровство, прелюбодеяние.

Ряд прегрешений преступного характера влек за собой лишение варновой принадлежности и перемещение в низшие варны и кас­ты — похищение собственности брахмана либо имущества на хране­нии, а также лжесвидетельства о земле. При наказаниях за лжесвиде­тельства учитывалось, что виновный как бы убивает тем самым 100 ближних людей и родственников и за это ему уготован ад — так оценивалось лжесвидетельство в делах об убийстве лошади, высоко-ценимой в домашнем хозяйстве. Виновный убивает 1000 близких се­бе людей, когда речь идет об убийстве человека, и он же «убивает все», если речь идет о земле (дхармашастра Баудхаяна).

Законы Ману предусматривали освобождение от наказания за преступления, совершенные в ситуации вынужденной и необходи­мой обороны: «. убивающий, защищая самого себя при охране жертвенных даров, при защите женщины и брахмана, по закону не совершает греха» (при этом не имело значения, убит ли гуру, ребе­нок, престарелый или «даже брахман, весьма ученый») (VIII, 350).

Публичные наказания в Древней Индии предусматривались за все серьезные преступления. Лестница наказаний была обширной — от легкого внушения до самой жестокой смертной казни (отдача на съедение собакам, разрезание на куски и др.). Предусматривались отсечения «виновных частей» тела, что было излюбленным наказа­нием в Древней Индии. Штрафы и конфискации, как правило, шли в пользу царской казны. Грань между грехом и преступлением в ряде случаев проводилась. Искупление и наказание считались альтерна­тивными средствами в деле погашения вины (IX, 236). В одном мес­те говорится также о наказаниях за преступления, которые «неудоб­но называть», при этом сообщается, что они «меньше, чем крово­смешение по прямой линии» (IX, 55). Общая оценка социальной роли наказания очень высока, особенно она важна в делах управле­ния. «Весь мир подчиняется посредством наказания». В этих услови­ях назначение власти состоит в том, чтобы «ревностно побуждать вайшьев и шудр исполнять присущие им дела».

Наказания предусматривались в следующих разновидностях: со­жжение, утопление, сажание на кол, наложение клейма на лоб, на бедро. Так, у пьяницы на лбу выжигалось клеймо «знак продавца спиртного», у вора — изображение собачьей ноги. Смертная казнь для брахмана не рекомендовалась. В ряде случаев от наказания мож­но было откупиться. Выкуп за кшатрия оценивался в 1 0 0 0 коров, за вайшью — 100, за шудру — 10 коров, причем на каждую партию ко­ров полагался дополнительно один бык.

Денежный штраф назначался «за всякие заклинания, направлен­ные против чьей-либо кармы, за наговоры над ядовитыми коренья­ми и за колдовство всякого рода с целью убить, не достигшие, одна­ко, цели» (IX, 290). Если же колдовство оказалось успешным, кара назначалась как за убийство (дхармашастра Яджнавалкья).

Несправедливый судебный приговор имел ряд последствий, в том числе духовного, морального значения. «Несправедливое наказание губит честь и разрушает славу среди людей, а в другом мире лишает неба. » (VIII, 127).

Для древнеиндийских политических текстов характерна своеоб­разная апологетика наказания как средства управления (в этом смысле они во многом перекликаются с древнекитайскими легистскими текстами). «Наказание правит всеми людьми. Наказание бодрствует, когда все спят» (VII, 18). Особенно жестокими были ка­ры за преступления против царской власти или за измену. В Артхашастре об этом говорится следующее: «Если кто посягает на госу­дарственную власть, проникает в терем царя. устраивает мятеж. то он должен быть казнен путем сожжения головы и рук (буквально: «его голова и руки должны быть сделаны факелами») (. ) У того, кто порочит государя, выдает государственные тайны, строит козни про­тив государя. должен быть вырван язык».

Другой не менее характерной особенностью текста дхармашастр является культ законности — религиозной и правосудной, которые внешне выступают в нерасчлененном виде, поскольку и тс и другие предстают реализацией дхармы царя. В Законах Ману об этом гово­рится следующее. Там, где закон гибнет от беззакония, а истина — от неправды на глазах судей, там и они гибнут. «Закон губит, когда его нарушают; закон охраняет, когда его соблюдают; поэтому закон нельзя нарушать, чтобы нарушенный закон не покарал нас» (VIII, 14 и 15). Единственный друг, который сопровождает людей даже по­смертно, есть правосудие (все другое гибнет вместе с телом). В од­ном месте гл. VIII Говорится о своеобразной иерархии законов, со­стоящей из священного закона, закона дхармы и закона для отдель­ного человека в конкретной ситуации. Эту иерархию должен хорошо сознавать либо выстраивать царь и соответствующим образом при­менять в своей судебной деятельности. «Царь, который знает свя­щенный закон, должен ознакомиться с законами Варн, Областей, с правилами торговых обществ и семейств и таким образом установить соответственный закон для каждого» (VIII, 41).

Артхашастра — трактат о политике, в переводе с санскрита озна­чающий «Трактат о науке об извлечении полезного». Авторство при­писывают Каутилье — другу, советнику и министру Чандрагупты I династии Маурьев. Содержание трактата очень разнородно — от ха­рактеристики основных философских школ до перечня практических рекомендаций правителю и отдельным варнам и кастам в их повседневном семейном, групповом и межсословном общении. Осо­бый интерес представляют характеристики правил и принципов дея­тельности отдельных учреждений власти и управления государством.

В книге III, целиком посвященной области деятельности судей, имеются следующие принципиально важные обобщения и рекомен­дации: штрафы следует назначать в зависимости от личности совер­шившего преступление человека и от характера преступления; судьи обязаны быть особенно заботливы и внимательны по отношению к тем, кто по тем или иным причинам «не имеют защиты и не прибе­гают к суду», — брахманам, женщинам, детям, старикам и больным. Этим лицам нельзя откладывать судебное разбирательство, «лживо отговаривать соображениями места, времени и пользы» (III, 21—22). Средства решения дела перечислены в такой последовательности: «очевидная истина, собственное признание, честное рассмотрение показаний обеих сторон, логика и клятва» (III, 39, 40, 46).

Законы Ману и Артхашастра — самые известные и самые ком­ментируемые источники древнеиндийского законодательного и по­литического искусства, вполне сопоставимые по уровню развития юридических и политико-прагматических и социологических конст­рукций с образцами древнего ближневосточного и античного поли­тического искусства.

Как называются древнейшие индийские цивилизации? Как возник и менялся варно-кастовый строй? Как управлялось индоарийское государство? Какие поводы для обращения в суд предусмотрены Законами Ману?

Какая иерархия источников права выстроена в Артхашастре? В чем своеобразие преступлений и наказаний в Древней Индии?

radnuk.info

Запись на стене

ВЕДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. МАНУ — СМРИТИ

Ману-смрити также известна как Ману-самхита, Манава-дхармашастра и Законы Ману — памятник древнеиндийской литературы, древнеиндийский сборник предписаний благочестивому человеку в исполнении им своего общественного, морального и духовного долга, приписываемый традицией легендарному прародителю человечества — Ману. Является одной из девятнадцати дхарма-шастр, которые входят в литературу смрити.

«Ману-смрити» написана на санскрите, содержит 2684 стихов (шлок), которые разбиты на 12 глав:

I глава описывает представления о происхождении Вселенной, сословий (варн), человеческого общества;
II — правила жизни в период обучения;
III-IV — правила жизни семьянина-домохозяина;
V — некоторые религиозные нормы;
VI — правила жизни отшельника;
VII — наставления об обязанностях царя и управлении государством;
VIII — наставления о судопроизводстве и юридической практике;
IX-X посвящены семейным отношениям, наказаниям за различные преступления, обязанностям членов варн;
XI — предписания о покаяниях и обетах во искупление совершённых грехов;
XII — описание посмертных воздаяний за дурные дела в настоящей жизни.

«Ману-смрити» как кодекс правил

«Ману-смрити» выделяет четыре варны: брахманы, кшатрии, вайшьи и шудры. Согласно нему вайшьев следовало побуждать к занятию торговлей, скотоводством и земледелием, а шудр — к услужению «дваждырождённым». Также в «Ману-смрити» упоминаются лица, «презренные даже для отверженных».
Оружие могли носить только кшатрии, «дваждырождённые» могли браться за оружие только когда для них «наступает время бедствий». Войны были важным источником процветания государства. Почитался царь — мужественный воин, который добывал силой то, чего он не имел. Царю переходила бо?льшая часть награбленного имущества, в частности земля, оружие, золото, серебро; остальное подлежало дележу среди солдат. Армия выполняла также функции охраны государственного порядка, для чего воинские отряды помещались среди «двух, трёх, пяти, а также сотен деревень».
Главной задачей царя являлась охрана его подданных, за что он имел право назначить им налог (бали), однако он должен был быть умерен в его сборах. Также ему вверялось осуществление правосудия с помощью опытных брахманов, он являлся опекуном всех малолетних, больных, вдов. Царю предписывалось почитать брахманов, знающих Веды и поступать по их совету. Царь также назначал ряд должностных лиц и контролировал их деятельность.
Для каждой деревни царю следовало назначить старосту, для десяти, двадцати, ста и тысячи деревень — управителя.
В качестве судебной инстанции выступал суд, в который входили царь вместе с брахманами и опытными советниками либо назначенный царём брахман, «окружённый тремя судьями». Толковать нормы права в суде мог только брахман, в крайнем случае кшатрия или вайшья.
Существовало 18 поводов (пада) судебного разбирательства: неуплата долга, заклад, продажа чужого, участие в торговом или ином объединении, неотдача данного, неуплата жалования, нарушение соглашения, отмена купли-продажи, спор хозяина с пастухом, споры о границе (земельных участков), клевета и оскорбление действием, кража, убийство, насилие, прелюбодеяние, брачные отношения, раздел наследства, игра в кости и битье об заклад.
Большое внимание уделяется свидетельским показаниям в суде. Свидетель должен был являться равным по социальному статусу той стороне в процессе, относительно которой он дает показания. Только в случае тяжких преступлений (воровство, насилие и пр.) свидетели не проверялись слишком тщательно на предмет надёжности. При отсутствии надлежащих свидетелей разрешалось принимать свидетельства ребенка, старика, ученика (в отношении учителя), родственника, раба и женщины.

В «Ману-смрити» говорится о сроках давности пользования, владения вещью, влекущих за собой превращение владения в собственность. Данный срок составлял 10 лет. Правило давности не распространялось на залог и вклад. Существовало семь законных способов приобретения имущества: путём передачи вещи по наследству, получения её в дар, покупки, завоевания, исполнения работы, а также получения милостыни. Первые три способа были доступны для всех варн, четвёртый — только для кшатриев, пятый и шестой — для вайшьев, седьмой был привилегией брахманов.
Недействительными считались те сделки, которые были совершены путём обмана или насилия, пьяным или безумным человеком, находившимся в состоянии гнева, горя, а также рабом, стариком, ребёнком.
Наёмный труд был неприемлем для высших варн, так как услужение являлось «собачьим образом жизни», а брахману следовало его избегать.

Брачно-семейным отношениям («дхарма жён и мужей») в Законах Ману посвящены в основном главы III и IX.
В них выделяется восемь форм брака, которые были распространены в Индии. Первые четыре, поощряемые брахманами, включали брахму (вручение отцом «наделённой драгоценностями» дочери жениху), дайву (вручение дочери жрецу, когда он исполняет обряд), аршу (отец выдаёт дочь жениху после получения от него быка и коровы или двух пар) и праджапатью (вручение отцом дочери жениху после слов «Исполняйте вместе дхарму»). Другие («дурные») виды включают асуру (покупка невесты), гандхарву (добровольный союз жениха и невесты без согласия родителей), ракшасу (похищение невесты) и самый худший вид — пайшачу (насилие над девушкой в состоянии алкогольного или наркотического опьянения). Брать в жёны несовершеннолетних не запрещалось. Многожёнство не поощрялось, но муж мог взять вторую жену, если первая была склонна к пьянству, злобна или расточительна.
Браки между различными варнами не поощрялись, но были возможными, если муж принадлежал к более высокой варне, чем жена. Однако их дети были неравны в своих правах на наследство, к примеру, сын шудрянки и дваждырождённого не имел права на наследство, кроме того, что давал ему отец.
Женщина согласно «Ману-смрити» должна была всю жизнь находиться под защитой мужчины (отца — в детстве, мужа — в молодости, сына — в старости). Главным её назначением считалось рождение и воспитание детей, особенно сыновей. Законным отцом ребенка считался муж матери независимо от того, кто им был фактически. В случае, если жена не рожала детей, муж мог взять новую жену через 8 лет, если рожала детей мертворожденными — через 10 лет, если рожала только девочек — через 11 лет. В случае грубости жены муж мог взять новую «немедленно».
Жёны, потерявшие мужей, не могли повторно выходить замуж, но в случае смерти бездетного мужа жена по требованию родственников должна была родить от его брата или другого близкого человека.

Преступления и наказания

Великими грехами (махапатака) согласно «Ману-смрити» являлись убийство брахмана, пьянство, кража, прелюбодеяние с женой гуру (учителя), а также сообщество с таким грешником. Следствием этих преступлений было наказание вплоть до лишения всей собственности и изгнания из страны. Однако такой великий грех, как сообщество с великим грешником не был отнесен к числу преступлений.
От наказания освобождался убийца, если он защищал себя при охране жертвенных даров и при защите женщин и брахманов. При этом не имело значения, был ли убит гуру, ребёнок, престарелый или брахман.
Наказание зависело от варны наказуемого. К примеру, за оскорбление словом или действием равного себе по положению или представителя низшей варны накладывался штраф, но такое же преступление шудры в отношении «дваждырождённых» влекло за собой телесное наказание — отрезание языка, губ, рук, ноги.
Прелюбодеяние относилось к тяжким преступлениям. Согласно Законам Ману людей, которые домогались чужих жён, царь должен был изгнать, «подвергать наказанию, внушающему трепет», к прелюбодеянию относились «услужливость, заигрывание, прикосновение к украшениям и одеждам, а также совместное сидение на ложе». Однако проституция жены с согласия мужа не наказывалась. Лишение чести девушки против её воли влекло за собой телесное наказание, отрезание пальцев в случае, если преступник был не равен по положению с потерпевшей. Равный по положению был обязан выплатить крупный штраф. Неверная жена должна была подвергнуться затравливанию собаками, а её сожитель — сожжению на раскалённом железном ложе. За преступное сожительство со свободной женщиной также накладывалось наказание в зависимости от варны мужчины.
«Собирание кореньев, плодов от деревьев, дров для огня и травы для корма скота» не являлись преступлением. Похищение «родовитых людей, особенно женщин наказывалось смертной казнью, воровство коров — отсечением половины ноги.
Царю предписывается использование следующих видов наказаний: заточение (ниродхана), заковывание в цепи (бандха) и различные виды телесных наказаний (вадха). К брахманам смертная казнь не применялась, вместо неё использовались другие виды наказания, связанные с публичным позором.

m.vk.com

ЗАКОНЫ МАНУ – ПАМЯТНИК ДРЕВНЕЙ ИНДИИ

Афоризм, таким образом, выполняет ту же просветительскую роль в существующих правилах праведного и законопослушного поведения, что и тексты дхармашастр или артхашастр, перечисляющие конкретные дхармы. При этом афоризм может охватывать правила и обыкновения не одной, а нескольких областей социальной жизни и деятельности-в их добродетельном или греховном проявлении. «Злодею ученость служит для споров, деньги — для высокомерия, власть — для угнетения. Доброму же наоборот: ученость — для увеличения знаний, деньги — для подаяния, власть — для защиты ближних». Нарушение Законов и обычаев чаще всего, связывается в них с проявлением какой-либо страсти и предосудительного влечения. «Пьяный, опрометчивый, безумный, утомленный, разгневанный, голодный, жадный, робкий, торопливый и влюбленный — все не знают закона» 2 .

Структура Законов Ману. Глава I Законов Ману излагает сведения о мироздании и его Творце (божественном Самосущем), о происхождении основных четырех сословий (варн) и главенствую щей роли брахманов в охранении сокровищницы вселенского Закона, которому следуют и люди.

Глава II повествует о воспитании правоверного индуса путем приобщения к знанию Вед; в частности «того священного Закона, которому следуют люди, изучившие Веды, и который запечатлен в сердцах людей добродетельных, всегда чуждых ненависти и страстей» (II, 1). После изучения Вед человек считался приуготовленным для новой духовной жизни — «дважды рожденным» (двиджати). В этой же главе говорится о роли обычаев, обрядов и ритуалов, а также «запомненной священной мудрости» дхарма-шаетр. .

Глава III содержит нормы и требования к семейной жизни,
правильному браку (анулома), а также повествует о последствиях неправильных браков (пратилома) и требованиях к соответствующим обрядам.

Главы IV, V и VI содержат сведения о способах сакрализации повседневной жизни: повседневные правили гигиены, распорядка дня, перечисление запретных поступков, описание ритуалов очищения и аскетических норм и образа жизни.

Глава VII рассказывает о дхарме царя, о роли наказания в правосудии; поддержании порядка и «защите всех творений»; в ней даются советы по делам административным, налоговым, военным и др.

Глава VIII посвящена 18 поводам для обращения в суд (нарушение договорных отношений, преступные деяния: кража, насилие, клевета, оскорбление действием, игра в кости, прелюбодеяние, осквернение ложа духовного наставника-гуру, распитие хмельных напитков и др.), а также роли закона и правилам судопроизводства и вынесения решения о наказании, освобождению от наказания в случае необходимой обороны (защита от насилия ребенка, женщины и священника-брахмана).

Глава IX повествует о «вечном законе для мужа и жены» в
их семейной жизни, о личных и имущественных правах и обязанностях членов семьи, о наследовании, о наказаниях и роли царя в наложении наказаний.

Глава X содержит правила, общие для трех дваждырожденных варн; семь законных способов приобретения собственности; десять способов существования, дозволенных всем людям в бедственном прложении; дхармы, общие всем четырем варнам.

Глава XI посвящена регулированию образа жизни касты неприкасаемых (каста появляется вследствие заключения неправильных, смешанных, межварновых браков, нарушивших, дхарму).

Глава XII дает предписания относительно культа, ритуалов и конкретных обязанностей их участников; говорит об ответственности человека за недостаточный контроль за своими мыслями, словами и своим телом.

Согласно толкованиям знатоков Вед, дхарма входит в состав риты (рты), основного справедливого закона, направляющего жизнь вселенной и всего, что, в ней содержится. Дхармы имеют несколько разновидностей. Сакральные дхармы (учение, приношение жертв и раздача даров) входят в обязанности прежде всего брахманов.

Дхармы мирские включают уплату налогов (в шестую долю, доходов), охрану всех живых существ (в том числе родственников, душевнобольных, неспособных к оплодотворению и др.). В обязанности кшатриев входит исполнение наказаний (X, 70). Однако существуют дхармы для всех четырех варн одновременно.

В шлоке 63 гл., X говорится»Ненанёсение вреда, правдивость, неприсвоение чужого, чистота, и обуздадие органов — основная дхарма для четырех варн, — объявил Ману». И рядом, в шлоке 58, дается перечень запретных поступков и чувств: «Подлость, грубость, жестокость, неисполнение предписанных .обязанностей отличают в этом мире человека нечистого по происхождению». Таким образом, исполнение обязанностей и правильное поведение с точки зрения морали порождают правильные последствия и сохраняют гармонию человека с вселенским порядком, с правилами (рта) и долгом (карма).

Веды и связанную с ними литературу создали пришлые племена ариев (вначале «арья» означало «земледелец», затем — «благородный»). Они же участвовали в распространении учения, о вар-пах и -четырех степенях земного совершенства (стадиях прохождения земного пути):

Древняя Индия, как и многие древние общества, знает четыре вида собственности: царскую, священную (жертвенные дары, земля, рабы), общины (ганы) и частную. В состав собственности входили скот, зерно, инвентарь, рабы, земля.

Существовало семь законных способов приобретения имущества (X, 115): приобретение лица в рабство, наследование, : получение в качестве дара или в виде находки, покупка, завладение, ростовщичество, исполнение работы, получение приношений (7-й способ приобретения — только для жрецов-брахманов).

После смерти отца и матери братья собирались и делили между собой в равных долях отцовское имущество, на которое они не имели права при жизни родителей.

Имущество, приобретенное ученым трудом или в виде дара от друга, а также свадебный подарок считались неделимыми.

К числу законных способов пропитания и существования были отнесены следующие: ученый труд, механические ремесла, работа за плату, служба, скотоводство, торговля, сельское хозяйство, довольство малым, милостыня, получение процентов на деньги. Государь по зрелом размышлении должен был всегда устанавливать в своих владениях пошлины, налоги таким образом, «чтобы ему самому и человеку, который будет заниматься этим делом, это было выгодно».

Различались следующие виды сделок: купля, заем» дарение, перевозка. Большой долг можно было отработать с помощью слуг или членов семьи. Представители высших варн могли отдавать постепенно. При заключении договора важнейшими условиями его действительности были вменяемость сторон, их честность. Другое важное требование к соглашению — его правомерность с точки зрения обычая или закона. «Соглашение, заключенное вопреки закону или установленному обычаю, не имеет законной силы, хотя бы оно обосновывалось (доказательствами)»(VIII, 164).

Различался брак торжественный (правильный), основанный на свободном согласии (без взаимных обязательств). Смыкание невесты воспринималось похитителем как военный третей. Выкуп за невесту осуждался как унижение человеческого [достоинства.

Власть отца в семье была значительной и беспрекословной. «Жена, сын, раб, ученик и родной брат, совершившие проступок, могут быть биты веревкой или бамбуковой палкой» (VIII, 229). Особенно приниженным в таких взаимоотношениях было положение женщин, о которых сказано: «День и ночь женщины должны находиться в зависимости от своих мужчин (отца — в детстве, мужа — в зрелом возрасте, сыновей — в старости). Женщина никогда не пригодна к самостоятельности». В то же время в тексте Законов Ману имеется такое положение: «Мать превосходит почтенностью отца в тысячу раз» (II, 145). Многоженство признавалось; например, у брахмана могло быть четыре жены. Потомство и скот считались самыми основными видами человеческого богатства.

Существовали суды царские и внутриоб-щинные, в каждой из 10 деревень создавались судебные коллегии из трех человек для суда и надзора за ворами. В городе помимо судебных коллегий имелись агенты судей с правом обыска и облав в мастерских, кабаках и частных домах. Общинные кастовые суды просуществовали неофициально вплоть до XX столетия.

Царский суд состоял из царя, брахмана и советников, либо по назначению царя заседала коллегия из назначенного брахмана и трех членов судебной коллегии (сабха). У царя имелось право на ежегодные амнистии.

Существовало 18 поводов для судебного разбирательства споров и конфликтов:

«неуплата долга, продажа чужого, неотдача данного» (VIII, 4);

«неуплата жалованья, нарушение соглашения, отмена купли-продажи, спор хозяина с пастухом» (VIII, 5);

«дхарма в споре о границе, клевета, оскорбление действием, кража, насилие, а также прелюбодеяние» (VIII, 6);

«дхарма мужа и жены, раздел наследства, игра в кости, битье об заклад» (VIII, 7).

Допускалось самоуправство (кулачное право), однако при соблюдении некоторых правил. Кредитор мог употребить хитрость, принуждение (путем захвата сыновей, животных либо осады дома должника), силу. О последнем способе в сборнике говорится следующее: «…схватив должника, приводит его в свой дом и держит у себя, моря голодом и избивая до тех пор, пока тот не заплатит долг» (VIII, 176).

Сборник содержит помимо перечня поводов также некоторые характерные правила судопроизводительной (процедурной) и одновременно религиозно-этической деятельности с. элементами наставлений в тактике и технике судебного следствия. «Руководствуясь правилами судопроизводства,
надо иметь в виду истину, предмет (иска), себя самого (не нарушать своей дхармы), свидетеля, место, время и обстоятельства» (VIII, 45). При равенстве голосов свидетелей предпочтение отдавалось брахману либо голосам «наделенных выдающимися качествами» (VIII, 73).

У того, кто порочит государя, выдает государственные тайны, строит козни против государя… должен быть вырван язык».

Другой, не менее характерной особенностью текста дхарма-шастр является культ законности — религиозной и правосудной, которые внешне выступают в нерасчлененном виде, поскольку и те и другие предстают реализацией дхармы царя. В Законах Ману об этом говорится следующее. Там, где закон гибнет от беззакония, . а истина — от неправды на глазах судей, там и они гибнут. «Закон губит, когда его нарушают; закон охраняет, когда его соблюдают; поэтому закон нельзя нарушать, чтобы нарушенный закон не покарал нас» (VIII, 14 и 15). Единственный друг, который сопровождает людей даже посмертно, есть правосудие (все другое гибнет вместе с телом). В одном месте гл. VIII говорится о своеобразной иерархии законов, состоящей из священного закона, закона дхармы и закона для отдельного человека в конкретной ситуации. Эту иерархию должен хорошо сознавать либо выстраивать царь и соответствующим образом применять в своей судебной деятельности. «Царь, который знает священный закон, должен ознакомиться с законами варн, областей, с правилами торговых обществ и семейств и таким, образом установить соответственный закон для каждого» (VIII, 41).

Артхашастра — трактат о политике, в переводе с санскрита означающий «Трактат о науке об извлечении полезного». Авторство приписывают Каутилье — Другу, советнику и министру Чан-драгупты династии Маурьев. Содержание трактата очень разнородно — от характеристики основных философских школ до перечня практических рекомендаций правителю и отдельным варнам и кастам в их повседневном семейном, групповом и межсословном общении. Особый интерес представляют характеристики правил и принципов деятельности отдельных учреждений власти и управления государством.

В книге III, целиком посвященной области деятельности судей, имеются следующие принципиально важные обобщения и рекомендации: штрафы следует назначать в зависимости от личности совершившего преступление человека и от характера преступления; судьи обязаны быть особенно заботливы и внимательны по отношению к тем; кто по тем или иным причинам «не имеют защиты и не прибегают к суду» — богам, брахманам, женщинам, детям, ста рикшам и больным. Этим лицам нельзя откладывать судебное разбирательство, «лживо отговаривать соображениями места, времени и пользы» (III, 21—22). Средства решения дела перечислены в такой последовательности: «очевидная истина, собственное признание, честное рассмотрение показаний обеих сторон, логика и клятва» (III, 39, 40, 46).

Законы Ману и Артхашастра — самые известные и самые комментируемые источники древнеиндийского законодательного и политического искусства, вполне сопоставимые по уровню развития адрадических и политико-прагматических и социологических «Инструкций с образцами древнего ближневосточного и античного политического искусства.

bukvi.ru

Смотрите так же:

  • М в кожевников история советского суда С 16 МАЯ 2017 г. БИБЛИОТЕКА ЗАКРЫТА Кожевников М.В., Под ред.: Голяков И.Т. :История советского суда Глава первая. Суд в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции (1917 - 1918 гг.) I. Слом […]
  • Приказ министра обороны 80 от 2000 Приказ Министра обороны РФ от 14 февраля 2010 г. N 80 "О порядке и условиях выплаты военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, денежной компенсации вместо предоставления дополнительных […]
  • Кемеровская область следственный комитет Организация СУ СК России по Кемеровской области Юридический адрес: 650000, КЕМЕРОВСКАЯ ОБЛАСТЬ, ГОРОД КЕМЕРОВО, УЛИЦА НИКОЛАЯ ОСТРОВСКОГО, 13, А ОКФС: 12 - Федеральная собственность ОКОГУ: 1400050 - Следственный комитет Российской […]
  • Приказ переподготовка военнослужащих Приказ Министра обороны РФ от 21 октября 2015 г. № 630 "О порядке и условиях профессиональной переподготовки по одной из гражданских специальностей отдельных категорий военнослужащих - граждан Российской Федерации, проходящих военную […]
  • Нуждаемость алименты Как взыскать алименты на совершеннолетних? По общему правилу выплата алиментов, взыскиваемых в судебном порядке, прекращается, когда ребенок достиг совершеннолетия, то есть 18-летнего возраста, или когда несовершеннолетний приобрел полную […]
  • Совокупный доход для субсидии на оплату жкх Субсидии на оплату ЖКХ Ситуация с коммунальными услугами в РФ очень изменчивая. Рост платы за услуги зачастую превышает рост пенсий и зарплат снижая тем самым финансовые возможности граждан. В таких условиях многим стоит пересчитать свои […]