Гк рф неисполнение решения суда

Можно ли взыскать на основании ст. 308.3 ГК РФ денежную сумму (проценты за пользование чужими денежными средствами, исчисленные в соответствии со ст. 395 ГК РФ) в случае неисполнения судебного акта с момента вступления в законную силу решения суда и до фактической уплаты взыскиваемой суммы, если требование по обязательству является денежным?

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:
На наш взгляд, в приведенной ситуации не имеется оснований для применения положений ст. 308.3 ГК РФ. Однако в отсутствие единообразной практики однозначно оценить перспективу удовлетворения судом требования кредитора о присуждении в его пользу денежной суммы в размере, определенном исходя из положений ст. 395 ГК РФ, на случай неисполнения судебного акта о взыскании денежных средств мы не можем.

Обоснование позиции:
Прежде всего отметим, что п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 N 22, ранее служивший общим основанием для присуждения процентов за неисполнение судебного акта о взыскании денежной суммы, на сегодняшний день не подлежит применению в соответствии с абзацем седьмым п. 133 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25.
Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ ГК РФ дополнен статьей 308.3, которая предусматривает возможность присуждения денежной суммы на случай неисполнения судебного акта*(1). Указанная норма содержит отсылку к п. 1 ст. 330 ГК РФ, посвященному неустойке. Это позволяет предположить, что ст. 395 ГК РФ в соответствующих отношениях непосредственно применяться не должна.
Единообразная практика применения ст. 308.3 ГК РФ на сегодняшний день не сформировалась. В настоящее время достаточно широко представлена точка зрения, в соответствии с которой ст. 308.3 ГК РФ применима лишь к неденежным требованиям (смотрите, например, постановления Тринадцатого ААС от 10.12.2015 N 13АП-23674/15, Седьмого ААС от 29.09.2015 N 07АП-9029/12, решения Арбитражного суда г. Москвы от 30.11.2015 по делу N А40-123423/2015, Арбитражного суда Ярославской области от 02.11.2015 по делу N А82-9341/2015, Арбитражного суда Свердловской области от 03.12.2015 по делу N А60-32830/2015, Арбитражного суда Новосибирской области от 23.11.2015 по делу N А45-9733/2015, Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 23.11.2015 по делу N А56-68641/2015, Арбитражного суда Республики Коми от 09.11.2015 по делу N А29-6241/2015, Арбитражного суда Свердловской области от 27.09.2015 по делу N А60-25278/2015, Арбитражного суда Пермского края от 25.09.2015 по делу N А50-13345/2015).
На наш взгляд, с таким подходом следует согласиться. Во-первых, ответственность за неисполнение денежного обязательства (в том числе подтвержденного или установленного судебным актом) определяется непосредственно ст. 395 ГК РФ, на основании п. 3 которой кредитор по денежному обязательству вправе требовать присуждения процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ, по день фактического исполнения обязательств (п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 N 22, п. 51 постановления Пленума ВС РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996). Во-вторых, как видно из п. 1 ст. 308.3 ГК РФ, возможность присуждения денежной суммы в пользу кредитора предусмотрена этой нормой именно применительно к требованию об исполнении обязательства в натуре (то есть не в денежной форме).
Вместе с тем не единичны случаи применения ст. 308.3 ГК РФ к взысканным денежным суммам. При этом сумма, присуждаемая на случай неисполнения судебного акта, определяется судами как в соответствии с новой редакцией ст. 395 ГК РФ, то есть в размере средней ставки банковского процента по вкладам физических лиц (смотрите, например, решение Арбитражного суда г. Москвы от 13.10.2015 по делу N А40-66640/2015, Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 28.09.2015 по делу N А56-37869/2015), по ставке рефинансирования (смотрите, например, решения Арбитражного суда г. Москвы от 02.09.2015 по делу N А40-108628/2015, Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 01.09.2015 по делу N А56-31456/2015), так и в фиксированном размере (смотрите, например, решения Арбитражного суда Самарской области от 21.09.2015 по делу N А55-13478/2015, Арбитражного суда Республики Башкортостан от 04.09.2015 по делу N А07-8960/2015).
Таким образом, мы полагаем, что при изложенных в вопросе обстоятельствах оснований для применения положений ст. 308.3 ГК РФ не имеется, а основанием для уплаты процентов за период уклонения от возврата присужденной суммы может быть непосредственно ст. 395 ГК РФ. Однако до формирования единообразной судебной практики по заданному вопросу мы не можем исключить вероятность удовлетворения судом требования кредитора по денежному обязательству о присуждении в его пользу денежной суммы, указанной в ст. 308.3 ГК РФ на случай неисполнения судебного акта в размере, определенном исходя из положений ст. 395 ГК РФ.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Счетчикова Валерия

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Александров Алексей

17 декабря 2015 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

————————————————————————-
*(1) Аналог так называемого «астрента» (смотрите, например, материал: Астрент в правовой системе России (Д.В. Лоренц, журнал «Законодательство», N 9, сентябрь 2015 г.)).

www.garant.ru

Поставить на счетчик: если ответчик затягивает исполнение судебного решения о взыскании неустойки

Победа в суде не всегда служит гарантией восстановления нарушенных прав, ведь исполнение вынесенного судебного решения может затянуться. В этом случае выигравшая спор сторона нередко предъявляет требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму присужденного по правилам ст. 395 ГК РФ (в размере ставки рефинансирования на день предъявления иска или вынесения решения). Правда, если решение суда касается взыскания неустойки по договору, не все суды соглашаются с правомерностью начисления процентов на сумму неустойки.

Посмотрим, какие точки зрения по этому вопросу встречаются в судебной практике и чем они аргументированы.

Суды отмечают, что обязанность ответчика оплатить взысканную решением суда денежную сумму представляет собой самостоятельное денежное обязательство, и следовательно, его нарушение влечет ответственность по ст. 395 ГК РФ (Определение ВАС РФ от 6 февраля 2014 г. № ВАС-326/14 по делу № А57-20471/2012, постановление ФАС Московского округа от 20 сентября 2013 г. по делу № А40-1570/13-94-16, постановление ФАС Поволжского округа от 3 декабря 2013 г. по делу № А57-20471/2012, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 10 ноября 2011 г. по делу № А43-1578/2011).
При этом, полагает ВАС РФ, положения ст. 395 ГК РФ подлежат применению к любому денежному обязательству – независимо от того, в материальных или процессуальных правоотношениях оно возникло (Определение ВАС РФ от 7 марта 2013 г. № ВАС-18429/12 по делу № А41-10107/12).

Отказ в компенсации, подчеркивают суды, не обеспечивает кредитору компенсации потерь вследствие неправомерного удержания чужих денежных средств должником. В свою очередь, должник, обязанный уплатить денежные средства, необоснованно извлекает выгоду от неисполнения обязательства, что очевидно входит в противоречие с основными задачами судебной защиты (Постановление Президиума ВАС РФ от 4 июня 2013 г. № 18429/12 по делу № А41-10107/12).

Однако не все суды разделяют приведенную точку зрения, аргументируя свое несогласие с начислением процентов на присужденную неустойку следующим:

Самостоятельного денежного обязательства вследствие принятия судом решения не возникает. К примеру, ФАС Восточно-Сибирского округа по одному из дел пришел к выводу, что задолженность, проценты за которую истребует истец, возникла вследствие ненадлежащего исполнения обязательств по договору подряда. А решение суда не породило какого-то нового, самостоятельного обязательства, не связанного с обязательствами по этому договору (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 8 апреля 2009 г. по делу № А56-21057/2008, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24 октября 2008 г. № А19-1924/08-7-Ф02-5191/08).

При начислении процентов за длительное неисполнение судебного акта будет нарушен принцип «одно правонарушение – одна мера ответственности». Суды приходят к мнению, что по смыслу ст. 309, ст. 329, ст. 330 и п. 1 ст. 395 ГК РФ взыскание процентов за пользование чужими средствами является мерой ответственности за неисполнение денежного обязательства. Поэтому взыскание процентов на сумму неустойки будет представлять собой неправомерное применение одновременно двух мер гражданско-правовой ответственности за одно и то же нарушение (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 5 октября 2012 г. № 15АП-10335/2012 по делу № А32-42127/2011).

Жираф большой, ему видней

Радует, что практика ВАС РФ, складывающаяся по вопросу начисления процентов за длительное неисполнение решения суда, отличается единообразием.

Так, еще в 1998 году ВС РФ и ВАС РФ пришли ко мнению, что у проигравшей дело стороны возникает самостоятельное денежное обязательство по выплате присужденного – правда, на тот момент этот вывод был сделан только в отношении споров по возмещению причиненного вреда, то есть речь шла о внедоговорных обязательствах (п. 23 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами»).

В 2009 году Президиум ВАС РФ еще раз обозначил свою позицию, на которую впоследствии неоднократно ссылались нижестоящие суды. Высший суд подтвердил, что в случае причинения вреда вследствие длительного неисполнения судебного акта взыскатель не лишен возможности использовать меры судебной защиты по правилам, предусмотренным нормами материального права, – в частности, путем предъявления самостоятельного требования (Постановление Президиума ВАС РФ от 28 июля 2009 г. № 6961/09).

Об устоявшихся взглядах ВАС РФ по поводу начисления процентов за длительное неисполнение решения суда свидетельствуют и самые свежие его акты – во всех решениях подчеркивается допустимость использования такой меры восстановления нарушенного права (Постановление Президиума ВАС РФ от 22 октября 2013 г. № 6309/13, Определение ВАС РФ от 6 февраля 2014 г. № ВАС-326/14 по делу № А57-20471/2012, Определение ВАС РФ от 7 марта 2013 г. № ВАС-18429/12 по делу № А41-10107/12).

Если ответчик – государство: нюансы

Судебная практика подтверждает правомерность предъявления требований о компенсации за длительное неисполнение судебного акта и к государству (если оно являлось ответчиком в рамках основного дела). Еще в 2001 КС РФ указал, что для этого совсем необязательно подтверждать вину вынесшего решение судьи приговором суда (Постановление КС РФ от 25 января 2001 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В.Богданова, А.Б.Зернова, С.И.Кальянова и Н.В.Труханова»).

Вместе с тем, предъявляя требование о взыскании компенсации за счет средств бюджета, необходимо учитывать несколько нюансов:

Существуют два правовых основания для возмещения вреда, причиненного длительным неисполнением судебного решения

О практике уменьшения суммы неустойки судами – в нашем материале «Неустойка: такие разные решения судов»

Первоначально обосновать требования о компенсации можно было только общими положениями гражданского законодательства (ст. 395 ГК РФ). Однако в мае 2010 года вступил в силу специальный закон, защитивший интересы тех, чье право на судебную защиту было нарушено (Федеральный закон от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее – закон о компенсации).

Очень интересная судебная практика складывается в случае, если выигравшая дело сторона требует взыскания процентов на основании норм сразу двух нормативных актов: закона о компенсации и ГК РФ. По поводу правомерности таких одновременных требований существуют две противоположные точки зрения, причем даже на уровне высшего суда.

К примеру, в марте 2013 года ВАС РФ рассматривал спор, в рамках которого истец требовал взыскать с казны проценты по ст. 395 ГК РФ за несвоевременное исполнение судебного акта. Нижестоящие суды отказали в удовлетворении этого требования, и ВАС РФ также не нашел оснований для передачи рассмотрения дела в порядке надзора.

При формировании правовой позиции суды руководствовались следующим:

  • в процессе рассмотрения дела истец неоднократно обращался с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок, и вступившими в силу судебными решениями эти требования удовлетворены;
  • Президиум ВАС РФ действительно указывал ранее на возможность взыскания в подобной ситуации процентов по ст. 395 ГК РФ, однако это было связано с отсутствием специального правового регулирования – закона о компенсации.
  • Основываясь на этом, ВАС РФ посчитал, что истец, по сути, просит взыскать в его пользу компенсацию за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок, которая уже присуждена ему в соответствии со специальным законом – и следовательно, отказ в удовлетворении иска арбитражными судами был правомерен (Определение ВАС РФ от 5 марта 2013 г. № ВАС-587/13).

    Однако позже ВАС РФ рассмотрел аналогичный спор между теми же сторонами, и в ноябре этого же года в итоговом решении по делу занял другую позицию.

    Суд подчеркнул, что положения закона о компенсации свидетельствуют о том, что присуждаемая компенсация за длительное неисполнение судебного акта по своей правовой природе является компенсацией неимущественного вреда и не исключает возможности возмещения вреда в соответствии со ст. 1069, ст. 1070 ГК РФ. В определении о передаче дела на рассмотрение дела в порядке надзора ВАС РФ высказался более конкретно и подчеркнул, что речь идет о моральном вреде (Определение ВАС РФ от 22 августа 2013 г. № ВАС-8628/13).

    Таким образом, подытожил Суд, заинтересованное лицо вправе предъявить требование не только о компенсационной выплате в соответствии с законом о компенсации, но и о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ) или индексации присужденного по правилам ст. 183 АПК РФ (Постановление Президиума ВАС РФ от 26 ноября 2013 г. № 8628/13).

    Кстати, в этот же день Суд подтвердил возможность уступки права требования компенсации за несвоевременную выплату присужденного (Постановление Президиума ВАС РФ от 26 ноября 2013 г. № 6508/13).

    Для предъявления требований о взыскании компенсации за счет средств бюджета существуют специальные сроки

    Для этой категории дел установлен особый срок исполнения судебных актов – не два, как по общему правилу, а три месяца (ч. 6 ст. 242.2 Бюджетного кодекса РФ). Следовательно, только после этого срока возможно предъявить требование о взыскании процентов по ст. 395 ГК РФ (решение арбитражного суда Волгоградской области от 8 июля 2013 года по делу № А12-11169/2013).

    Если же заинтересованное лицо планирует опираться на закон о компенсации, то следует принимать во внимание и его положения. Часть 8 ст. 3 закона о компенсации разрешает подавать заявление о компенсации до окончания срока производства по исполнению основного судебного акта, однако в любом случае оно должно быть подано:

  • не ранее чем через шесть месяцев со дня истечения установленного законом срока исполнительного производства;
  • или не позднее чем через шесть месяцев со дня окончания исполнительного производства.
  • Не так давно ВАС РФ признал, что факт перехода права требования компенсации не может являться основанием для изменения срока, после истечения которого можно требовать компенсацию (Постановление Президиума ВАС РФ от 26 ноября 2013 г. № 6508/13).

    Необходимо предъявлять требование к основному должнику – конкретному государственному или муниципальному предприятию.

    Суды подчеркивают, что обращаться напрямую к собственнику имущества учреждения без предварительного обращения к самому учреждению недопустимо. Это правило применяется даже в том случае, если достоверно известно, что собственных средств учреждения недостаточно для удовлетворения исковых требований (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 30 августа 2011 г. № Ф01-3339/2011 по делу № А39-5124/2010).

    Как мы видим, шансы на удовлетворение арбитражным судом требования о компенсации за длительное неисполнение решения суда достаточно велики. Однако стоит иметь в виду, что судебная практика признает правомерность начисления процентов не на все виды присужденных судом выплат.

    К примеру, ВАС РФ подтверждает возможность начисления процентов на сумму судебных расходов, возмещаемых выигравшей стороне (Постановление Президиума ВАС РФ от 18 сентября 2012 года № 5338/12).

    Однако если основным судебным решением взыскана основная сумма долга и проценты, то требовать начисления процентов на присужденные проценты при задержке исполнения такого решения уже нельзя (Определение ВАС РФ от 22 октября 2013 г. № ВАС-14240/13 по делу № А12-11169/2013, постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 29 мая 2012 г. по делу № А56-41588/2011). Правда, если проигравшая сторона затягивает выплату причитающегося, то компенсацию можно потребовать в отношении основной суммы долга – таким образом, проценты по ст. 395 ГК РФ будут начислены на задолженность как до, так и после вынесения судебного решения.

    Документы по теме:

    Мнение

    В случае, когда должник не исполняет решение суда об уплате процентов за неправомерное пользование денежными средствами, может ли истец заново обратиться в суд и потребовать уплаты присужденной ему суммы в аналогичном порядке – с процентами?

    Ефимова Ольга,
    Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

    Взыскание штрафа за неисполнение решения суда (астрент)

    На практике выиграть суд бывает недостаточно. Проигравшая сторона может не выполнить предписание в срок. В таких случаях пострадавший имеет право взыскать штраф за неисполнение судебного решения, что установлено ст. 308.3 Гражданского кодекса. Закон устанавливает норму во исполнения принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения. Астрент – способ наказать нарушителя за неповиновение закону.

    В каких случаях возможно применение астрента?

    Астрент – дополнительный способ стимулирования сторон к исполнению судебных актов. Однако правила ст. 308.3 ГК РФ не распространяются на случаи неисполнения денежных обязательств. Штраф за неисполнение решения суда может быть получен в случае неисполнения гражданско-правовых обязательств (не применяется к спорам административного характера), вытекающих из неимущественных споров. Исключения:

    • трудовые,
    • семейные,
    • пенсионные,
    • споры, связанные с социальной помощью,
    • личные неимущественные споры между членами семьи.
    • Штраф за неисполнение судебного решения можно взыскать как в твердой денежной сумме, так и в соотношении суммы и времени (например, тысяча рублей за каждый день просрочки исполнения предписания).

      Комплекс услуг юриста включает в себя

    • Устные, письменные и онлайн-консультации по вопросам, как взыскать астрент,
    • подготовка заявления о взыскании денежных средств,
    • подача документов в суд,
    • участие в судебном заседании.

    Кроме того, применение астрента возможно путем включения условий в исковое заявление. Требований к максимальной и минимальной сумме не установлено, однако суд будет оценивать ее, исходя из принципов справедливости и соразмерности. Поэтому неоправданно высокие требования не будут удовлетворены судом.

    Если противная сторона неподобающим образом себя ведет, не исполняет решение суда, «Мой Семейный Юрист» поможет наказать нарушителя рублем.

    Выигранные дела

    Дело о борьбе за метры. Разрыв отношений и квартира

    Хорошее дело браком не назовут. Даже гражданским. Часто совместное проживание без регистрации брака приводит к тому, что люди не могут разделить имущество, приобретенное за года почти семейного счастья. Имущественные отношения лиц, проживающих совместно, но не состоящих в браке, регулируются нормами Гражданского кодекса РФ о создании общей собственности (ст.244, 245 ГК РФ).

    В компанию обратился человек, который десять лет жил с женщиной и ее ребенком. Он продал свою квартиру, чтобы купить для своей новой семьи другую, побольше. Спустя десять лет, когда женщина подала в суд иск о признании ответчика утратившим право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета, оказалось, что «вселение ответчика в квартиру носило временный характер, и членом семьи он не являлся». Дескать пустила переночевать. Юрист нашей компании составил встречный иск о признании за ним права собственности на ½ долю в праве общей собственности на квартиру. Истица, конечно же, заявила о пропуске срока исковой давности (три года), но было установлено, что фактически пара проживала вместе до 2016 года, и о том, что права мужчины нарушены, он узнал не так давно.

    Кроме того, судом установлено, что ответчик вложил личные средства в покупку квартиры, из которой его выселяет бывшая благоверная (причем сумма больше той, что внесла она). Ради этого он продал свою однокомнатную квартиру, другого жилья не имеет. Следовательно, лишить его права на спорную квартиру = лишить жилища. А это идет вразрез с ч. 1 ст. 40 конституции РФ и ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

    Утверждение истца о том, что их отношения с клиентом компании нельзя считать фактически брачными, неправда. Это было доказано, благодаря показаниям свидетелей. Таким образом, суд отклонил требования истца и удовлетворил встречный иск клиента нашей компании частично. Самое главное – он получил право собственности на ½ квартиры.

    Недавно в СМИ прошла новость о законодательной инициативе в сфере семейно-брачных отношений. Предлагается приравнять имущественные отношения сожителей, если они живут вместе пять лет (при наличии общего ребенка – два года), к супружеским. То есть имущество будет считаться совместно нажитым, делиться, как при разводе. Юристы скептически оценивают законопроект, но, когда сталкиваешься с подобными делами, то кажется, что есть резон.

    Оспаривание отцовства: доказать суду непричастность

    По общему правилу, родители, состоящие в браке, записываются в органах ЗАГСа матерью и отцом ребенка по заявлению любого из них. Когда ребенок рождается вне брака, то процесс немного сложнее. Мать должна обратиться с заявлением записать в качестве одного родителя ее, отец в свою очередь подать заявление от своего имени. запись об отце ребенка может быть также поставлена на основании заявления обоих родителей.

    В компанию обратился гражданин, которых согласно записям книги рождений, является отцом двоих детей. Но в действительности он не отец, и не знал об этом в момент регистрации. Это важная деталь, ведь в силу п.2. ст.51 Семейного кодекса РФ иск об оспаривании отцовства не может быть удовлетворен, если в момент записи лицу было известно, что оно фактически не является отцом ребенка.

    Запись родителей в книге записей о рождении может быть оспорена только в судебном порядке, поэтому юрист компании подготовил соответствующее исковое заявление. В ходе процесса мать подтвердила, что истец не является биологическим отцом ее дочерей. В период брака она изменяла супругу, на генетическую экспертизу не явилась. На основании п. 3 ст. 79 ГПК РФ и постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.05.2017 года № 16 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей», если сторона уклоняется от проведения экспертизы, не предоставляет необходимое для ее проведения (материалы, документы, сведения), а без участия этой стороны провести экспертизу невозможно, суд на свое усмотрение может признать факт установленным или опровергнутым.

    Учитывая обстоятельства дела, показания сторон и прочие доказательства, суд удовлетворил требования клиента компании. Из актов записей о рождении двоих детей сведения об отце исключены.

    Взыскать миллион рублей: что бывает за неисполнение договора

    В компанию обратился человек, пострадавший от недобросовестности компании, нарушившей обязательства по доставке товара. Клиент компании приобрел мебель на сумму более 10000 евро и полностью оплатил ее. Продавец должен был привезти покупку в течение 100 календарных дней с момента получения денег, однако не сделал этого. В итоге товар был доставлен позже оговоренного срока на 198 дней!

    Покупатель написал претензию, но ответа на нее не получил. Таким образом, одна из сторон договора причинила своими действиями ущерб другой стороне и не исправила ситуацию, вовремя прореагировав на претензию. Человеку ничего не оставалось, как взыскивать ущерб через суд. Так, он обратился сначала в «Мой Семейный Юрист», специалист помог разобраться в ситуации, сделал расчет неустойки, штрафа и подготовил документы для суда. Ответчик в суд не явился, и решение по делу было вынесено заочно. В соответствии со ст.454 ГК РФ по договору купли-продажи одна из сторон (покупатель) должен оплатить приобретаемую вещь, а другая сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность. При этом товар должен соответствовать предъявляемым к ней требованиям, соответствовать целям, для которых он обычно используется, согласно ст. 4 Закона РФ от 07.02.1992 года №2300-1 «О защите прав потребителей».

    Так как продавец не выполнил обязанности по доставке товара (то есть не передал его покупателю), то в силу п. 3 ст. 23.1 Закона РФ «О защите прав потребителей» нарушение сроков карается выплатой неустойки за каждый день просрочки в размере половины процента от суммы оплаты товара. За то, что продавец добровольно не удовлетворил требования истца, также был взыскан штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом, и моральный вред. Так, с помощью квалифицированного юриста гражданин смог отсудить более 1 млн. рублей!

    Дело об отказе в распоряжении материнским капиталом

    Всем известно, что в стране действует ряд законов, направленных на поддержку нуждающихся граждан и молодых семей. Например, для помощи родителям 2 и более детей выдаются сертификаты на материнский капитал. Материнский капитал – это денежная сумма, которую семья может потратить на образование детей, улучшение жилищных условий, пенсию матери или на социальную адаптацию и интеграцию в общество детей-инвалидов.

    В компанию обратилась семья, которая по случаю рождения второго ребенка получила сертификат на маткапитал, но реализовать его средства на погашение ипотечного кредита не смогла. Причиной тому стал отказ территориального управления ПФР, фонд ссылался на нарушение пп. «в» п. 3 Постановления Правительства РФ от 12.12.2007 года №862 «О Правилах направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий».

    Юрист компании подготовил исковое заявление и все необходимые документы, доказательства. В суде представитель истца ссылался на ст. 7, ч. 1, 2 ст. 38, ч. 1, 2 ст. 39 Конституции РФ, на Федеральный закон от 29.12.2006 года №256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей». Перечень оснований для отказа в распоряжении средствами материнского капитала установлен в законе № 256-ФЗ и является исчерпывающим. Ссылка ПФР на то, что кредитный договор был перезаключен истцом не указывает на то, что изменилась цель граждан распорядиться льготой – они по-прежнему погашают кредит за квартиру.

    В результате правомерные требований истца с помощью грамотной подготовки юриста были удовлетворены судом в полной мере. Семья получила возможность потратить деньги на погашение ипотечного кредита.

    xn--e1aajbcaqcle3afio4k0b.xn--p1ai

    Судебная неустойка: особенности назначения и правоприменительная практика

    Согласно пункту 1 статьи 308.3 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) в случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено ГК РФ, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства. Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (пункт 1 статьи 330) на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1).

    Несмотря на то, что институт судебной неустойки является сравнительно новым, в настоящее время он активно используется кредиторами для защиты нарушенных прав. Остановимся же на анализе ключевых правовых позиций, вырабатываемых в правоприменительной практике в сфере присуждения судебной неустойки.

    Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 28 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 7), в целях побуждения должника к своевременному исполнению обязательства в натуре, в том числе предполагающего воздержание должника от совершения определенных действий, а также к исполнению судебного акта, предусматривающего устранение нарушения права собственности, не связанного с лишением владения (статья 304 ГК РФ), судом могут быть присуждены денежные средства на случай неисполнения соответствующего судебного акта в пользу кредитора-взыскателя (судебная неустойка).

    Соответственно механизм судебной неустойки направлен на обеспечение защиты прав кредитора от ненадлежащего исполнения судебного акта, в котором содержится требование о понуждении к исполнению обязательства в натуре. Важно, что в силу прямого толкования нормы пункта 1 статьи 308.3 ГК РФ возможность взыскания судебной неустойки при неисполнении денежного обязательства не предусмотрена, поскольку в этом случае защита прав кредитора осуществляется иными способами, например, путем взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами по статье 395 ГК РФ.

    В равной степени, необходимо иметь в виду, что судебная неустойка не может быть установлена по спорам административного характера, рассматриваемым в порядке административного судопроизводства и главы 24 АПК РФ, при разрешении трудовых, пенсионных и семейных споров, вытекающих из личных неимущественных отношений между членами семьи, а также споров, связанных с социальной поддержкой (пункт 30 Постановления Пленума ВС РФ № 7).

    Таким образом, сфера применения судебной неустойки определена Верховным судом РФ в рамках неисполнения гражданско-правовых обязанностей и выполняет обеспечительную функцию, направленную на стимулирование должника к надлежащему исполнению обязательства под угрозой наступления неблагоприятных материальных последствий.

    Следует отметить, что в судебной практике также встречается позиция, согласно которой не любую установленную в силу судебного акта обязанность следует квалифицировать как понуждение исполнения обязательства в натуре. Например, в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 13.11.2017 № Ф05-16402/2017 по делу № А40-218810/2016 было указано, что «истец взял на себя обязанность по изъятию предмета лизинга за счет лизингополучателя, но своими силами, а решение об изъятии предмета лизинга не предполагает понуждение должника к совершению каких-либо действий, кроме предоставления доступа к имуществу, поэтому требование об изъятии имущества не тождественно требованию о понуждении исполнения обязательства в натуре (решением право лизингополучателя на получение имущество реализовано) и не влечет последствия, предусмотренные статьей 308.3 ГК РФ».

    Обращаем особое внимание, что судебная неустойка может быть присуждена только по заявлению истца (взыскателя) как одновременно с вынесением судом решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре, так и в последующем при его исполнении в рамках исполнительного производства. Вместе с тем, уплата судебной неустойки не влечет прекращения основного обязательства, не освобождает должника от исполнения его в натуре, а также от применения предусмотренных статьей 308.3 ГК РФ мер ответственности за его неисполнение или ненадлежащее исполнение. В равной степени, в пункте 31 Постановления Пленума ВС РФ № 7 было указано, что суд не вправе отказать в присуждении судебной неустойки в случае удовлетворения иска о понуждении к исполнению обязательства в натуре. Удовлетворяя требования истца о присуждении судебной неустойки, суд указывает ее размер и/или порядок определения.

    Таким образом, действующее гражданское законодательство позволяет взыскателю требовать компенсации за ожидание исполнения судебного акта. При этом механизм присуждения судебной неустойки направлен на создание таких условий, при которых исполнение судебного акта должно оказаться для ответчика явно более выгодным, чем его неисполнение (пункт 32 Постановления Пленума ВС РФ № 7).

    Напоминаем, что положения статьи 308.3 ГК РФ были введены Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» с датой вступления в силу с 01.06.2015. Однако воспользоваться механизмом начисления судебной неустойки кредитор вправе и в случае, если правоотношения сторон возникли до указанной даты. Данный вывод обусловлен тем, что взыскание судебной неустойки по смыслу ст. 308.3 ГК РФ является гражданско-правовой санкцией за неисполнение решения суда, в силу чего момент применения данной нормы обусловлен моментом совершения соответствующего правонарушения (неисполнения решения суда).

    Например, в Постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.12.2017 № Ф07-13113/2017 по делу № А21-1182/2017 суд отклонил довод ответчика о неприменимости нормы статьи 308.3 ГК РФ в силу того, что договор между сторонами был заключен до момента вступления в силу указанной нормы, поскольку само право кредитора на взыскание судебной неустойки возникло уже после 01.06.2015 на основании вступившего в законную силу судебного акта о понуждении к исполнению обязательства в натуре. Аналогичные выводы содержатся в Постановлении Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.01.2018 по делу № А56-33932/2013, а также в практике судов общей юрисдикции, см., например, Постановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 18.10.2017 № 44г-165/2017.

    В заключение хотелось бы обратить внимание, что размер судебной неустойки может быть совершенно разным в зависимости от конкретных обстоятельств дел. Чаще всего значительный размер судебной неустойки устанавливается за неисполнение решений о сносе самовольных построек, о понуждении к исполнению некоторых договорных обязательств (поставить товар, принять на хранение), о прекращении договора.

    В настоящее время размер одной из самых рекордных судебных неустоек был зафиксирован[1] в Постановлении Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 02.05.2017 № Ф08-2582/2017 по делу № А63-9582/2012.

    В частности, суд присудил 39 000 000 рублей из расчета 3 млн руб. за каждый месяц неисполнения судебного акта, начиная с 22.08.2015 года, по требованию об обязании безвозмездно устранить недостатки по договору поставки, а именно: выполнить ремонтные работы по восстановлению работоспособности газотурбинного двигателя не позднее 7 месяцев с момента вступления в силу решения суда по делу.

    При вынесении указанного решения суд руководствовался не только анализом материального состояния должника, активы которого составляли 42 млрд руб., стоимости ремонта оборудования (от 200 до 600 млн рублей), отсутствием причин неисполнения судебного акта в установленный судом срок, но и принципом обязательности исполнения судебного решения.

    Так, суд отметил, что в соответствии с неоднократно выраженной Конституционным Судом Российской Федерации правовой позицией (постановления от 30.07.2001 № 13-П, от 08.12.2009 № 19-П, от 14.05.2012 № 11-П и др., определение от 17.07.2007 № 487-О-О и др.) защита нарушенных прав не может быть признана действенной, если судебный акт или акт иного уполномоченного органа своевременно не исполняется.

    С приведенной правовой позицией, сформулированной на основе Конституции Российской Федерации, в том числе ее статей 1 (часть 1), 2, 17 (часть 3), 18, 52 и 55 (часть 3), соотносятся статья 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, обязывающая государство обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективные средства правовой защиты, и пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в его интерпретации Европейским Судом по правам человека, полагающим, что право на судебную защиту стало бы иллюзорным, если бы правовая система государства позволяла оставлять недействующим окончательное, обязательное судебное решение к ущербу одной из сторон, и что исполнение решения, вынесенного любым судом, должно рассматриваться как неотъемлемая часть «суда» (постановления от 19.03.1997 года по делу «Хорнсби (HorNsby) против Греции», от 07.05.2002 года по делу «Бурдов против России» и др.).

    При таких обстоятельствах, учитывать возможность взыскания судебной неустойки необходимо не только кредитору, но и должнику по судебному акту о понуждении к исполнению обязательства в натуре, поскольку в случае нарушения содержащихся в акте требований с должника может быть взыскана существенная сумма неустойка.

    Еще по теме

    Остались вопросы по этой теме? Ответить на них поможет КонсультантПлюс. Смотрите материал «Судебная неустойка: Обзор правоприменительной практики»

    www.ascon-spb.ru

    Смотрите так же:

    • Работа с проживанием в колпино Работа в Пушкине ( 88 вакансий ) 30 000 – 35 000 руб. Работа на территории работодателя • Сменный график Требуются автомойщики, можно без опыта работы. График работы сменный, с 10-00 до 22-00. Обучение по специальности в процессе […]
    • Статьи 133 федерального закона о противодействии коррупции Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ"О противодействии коррупции" Принят Государственной Думой 19 декабря 2008 года Одобрен Советом Федерации 22 […]
    • Нотариус шуть Частный нотариус Шуть Елена Геннадьевна Место для Вашей рекламы! За 99 грн в месяц о Вас узнают все посетители этой страницы. Ближайшие места: Частный нотариус Дряпко Ольга Александровна, Валентиновская, 18 - (в этом доме) Частный […]
    • Переезд военнослужащего при увольнении Пособие при при переезде к месту службы мужа,если жена в декрете Здравствуйте! Я с 2011 года работала в школе,в декабре 2013 родила и ушла в декретный отпуск,в котором нахожусь по сей день. Пособие получала до июня […]
    • Кто не имеет право работать педагогом Судимость и работа с детьми Анна Мазухина, Эксперт Службы Правового консалтинга компании "Гарант" Вот уже полтора года доступ к работе с несовершеннолетними для тех, у кого были проблемы с законом, значительно ограничен 1 . Чтобы узнать, […]
    • Закон об областном бюджете нижегородской области на 2018 год Закон Нижегородской области от 23 декабря 2016 г. N 178-З "Об областном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов" (с изменениями и дополнениями) Закон Нижегородской области от 23 декабря 2016 г. N 178-З "Об областном […]