Закон о содержимом печати

Каков порядок введения новой печати в организации?

Если общество планирует изготовить новую печать и использовать ее в своей деятельности, а ранее печатью организация не пользовалась, то необходимо внести изменения в устав о наличии печати и издать приказ исполнительным органом об использовании печати в организации. Если организация осуществляет замену печати, то введение новой печати осуществляется на основании приказа исполнительного органа хозяйствующего общества.

Федеральным законом от 06.04.2015 N 82-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части отмены обязательности печати хозяйственных обществ» были внесены изменения в Федеральные законы от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью». Изменения, вступившие в силу 07.04.2015, предоставляют хозяйственным обществам право самостоятельно определить, будут они использовать в своей деятельности печать или нет.

Согласно п. 7 ст. 2 Федерального закона N 208-ФЗ и п. 5 ст. 2 Федерального закона N 14-ФЗ сведения о наличии печати должны содержаться в уставе общества.
Президиум Верховного Суда РФ в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2015), утвержденном 26.06.2015, указал, что при решении вопроса о наличии печати на доверенности представитель организации должен представить суду ее учредительные документы или их надлежащим образом заверенные копии. Если в них есть сведения о наличии печати, то доверенность организации должна быть удостоверена подписью ее руководителя и одновременно печатью организации. При отсутствии таких сведений удостоверение доверенности на представление интересов в суде печатью не требуется. Из этого можно сделать вывод, что наличие в уставе сведений о печати обязывает общество использовать ее в своей деятельности.

Таким образом, если общество планирует изготовить новую печать и использовать ее в своей деятельности, а ранее печатью организация не пользовалась, то необходимо внести изменения в устав о наличии печати и издать приказ исполнительным органом об использовании печати в организации.

Статьи 12 каждого из Федеральных законов о хозяйственных обществах относят внесение изменений в устав к компетенции общего собрания акционеров или участников соответственно.
Решение о введении новой печати в хозяйственных обществах относится к компетенции лица (или лиц), осуществляющего руководство текущей деятельностью общества, так как не отнесено ни к компетенции общего собрания, ни к компетенции совета директоров.

В соответствии с разд. 7 Методических рекомендаций по внедрению ГОСТ Р 6.30-2003 «Организационно-распорядительная документация. Требования к оформлению документов», утвержденных Росархивом, в организации могут использоваться печати структурных подразделений и иные круглые и треугольные печати, имеющие узкое функциональное назначение. Печати, кроме наименования организации, могут иметь изображения товарных знаков, эмблем, символов, а также иные реквизиты, установленные нормативными правовыми актами. Для упорядочения использования печатей в организации разрабатывается инструкция по применению печатей, утверждаемая руководителем.

В соответствии с Перечнем типовых управленческих архивных документов, образующихся в процессе деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, с указанием сроков хранения, утвержденным Приказом Минкультуры России от 25.08.2010 N 558, к документам организаций относится переписка об утверждении печатей и штампов (ст. 776).
Таким образом, руководитель организации (исполнительный орган общества) вправе издать приказ о введении новой печати независимо от того, была печать ранее у общества или нет, при условии, что сведения о печати имеются в уставе хозяйственного общества. Отметим, что законодательством не предусмотрена обязанность включать в устав сведения о каждой из используемых обществом печатей. Представляется, что в уставе достаточно записи о наличии в обществе печати без указания их общего количества. Кроме того, общество вправе вводить и использовать штампы независимо от того, отражены ли сведения о них в уставе.

Следует учесть, что согласно п. 7.11 Инструкции Банка России от 30.05.2014 N 153-И «Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам), депозитных счетов» в случае замены (утери) печати организация обязана представить в банк новую банковскую карточку.

lawru.info

Власти разъяснили «закон Яровой» для сайтов: Хранить содержимое сообщений придется максимальный срок

Правительство уточнило требования «закона Яровой» к интернет-компаниям

Правительство России утвердило правила хранения организаторами распространения информации в сети интернет (ОРИ) содержимого сообщений пользователей. Документ является подзаконным актом к Закону «Об информации, информационных технологиях и защите информации», в соответствии с которым с 1 июля 2018 г. ОРИ должны будут хранить содержимое переписок своих пользователей.

Что такое ОРИ

Термин ОРИ был введен в законодательство в 2014 г, когда был принят разработанный при участии сенатора Ирины Яровой пакет «антитеррористических поправок». Под ОРИ подразумеваются сайты и сервисы, которые позволяют общаться пользователям сети интернет, за исключением сайтов для личных и семейных нужд.

Первоначально закон требовал от них хранить на территории России данные о совершаемых российскими пользователями действиями в течение полугода. Тогда же было принято постановление правительства, детализирующее требования к хранению информации.

Было установлено, что российскими пользователями являются пользователи, авторизующиеся с территории России, зарегистрировавшиеся с территории России либо зарегистрировавшиеся с помощью российских идентификаторов (паспортов, номеров сотовых телефонов и т.д.). Также российские правоохранительные органы могут сами сообщить ОРИ, каких пользователей стоит считать российскими.

ОРИ должны хранить и передавать российским правоохранительным органам регистрационные данные о российских пользователях, информацию о фактах их авторизации, переданными и полученными ими сообщениях, оказанных им платных услугах и осуществленных платежах.

Требования о хранении содержимого сообщений

В 2016 г. был принят новый антитеррористический пакет законопроектов, соавтором которого также выступила Ирина Яровая. Документ получил неформальное название «закон Яровой». Согласно нему, ОРИ должны хранить данные о переписке российских пользователей уже в течение года. Также в течение до полугода должно храниться и содержимое самих сообщений.

Речь идет обо всех видах сообщений: текстовых, фото, видео, изображениях, звуках и т.д. Норма о хранении содержимого сообщений является наиболее дорогостоящей для ОРИ и крупные российские интернет-компании выступали против ее принятия. В итоге в законе было прописано, что данная норма вступит в силу только с 1 июля 2018 г., а правительство установит требования к объемам и срокам хранения.

Кроме того, в случае применения ОРИ технологии обмена ключей для шифрования сообщений между пользователями закон обязал предоставлять спецслужбам ключи для дешифровки таких сообщений.

Власти не стали смягчать требования «закона Яровой» для интернет-компаний

Нынешнее постановление правительства конкретизирует требования к ОРИ по хранению содержимого сообщений. Правительство решило не смягчать требований к ОРИ и обязало их хранить сообщения пользователей максимально отведенный законом срок: полгода. Понятие российского пользовател осталось таким же, каким было в постановлении правительства от 2014 г.

«Постановление правительства содержит максимально отведенный законом срок хранения содержимого переписки, но не содержит максимального объема емкости, которое следует выделить для этих целей, — отмечает главный аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций Карен Казарян. — Поскольку ОРИ могут признаны практически любые интернет-сайты, реализация данных требований потребует больших затрат, которые будут непосильтными как для небольших интернет-ресурсов, так и для крупных интернет-компаний. При этом по-прежнему не ясно, каким образом следует хранить сведения, содержащие тайну, персональные данные, объекты авторского права и т.д.»

Отметим, что «антитеррористический пакет» законопроектов от 2016 г. ввел похожие требования и к операторам связи. Они должны хранить сведения о переданных их абонентами сообщений в течение трех лет, а содержимое самих сообщений — сроком до полугода. Норма о хранении содержимого сообщений операторов связи также вступает в силу с 1 июля 2018 г., а требования к ней должны были быть прописаны в отдельном постановлении правительства.

Это постановление правительства вышло весной 2018 г. Телефонный трафик следует хранить в течение полугода. А вот в случае с трафиком передачи данных правительство пошло на компромисс.

Его надо будет хранить с 1 октября 2018 г. Оператор связи должен будет выделить емкости для хранения такого трафика и сдать соответствующую систему Роскомнадзору и ФСБ. Объем емкости должен будет соответствовать объему, необходимую для хранения оператором трафика своих абонентов за месяц, предшествующей сдачи им своей системы. Каждый год в течение последующих пяти лет объем емкости будет увеличиваться на 15%.

Как наказать ОРИ за невыполнения российских законов

Между тем, если деятельность операторов связи является лицензируемой, то регулировать работу ОРИ сложнее. Реестр ОРИ Роскомнадзор завел осенью 2014 г., но первое время в него включались только российские сервисы. За отказ регистрироваться в реестре ОРИ закон предусматривает наказание в виде блокировки доступа к ресурсу с территории России, но первое время Роскомнадзор не наказывал иностранные площадки за игнорирование требований к Реестру ОРИ.

Первые иностранные сервисы стали включаться в Реестр ОРИ в начале 2017 г. Тогда же были заблокированы первые зарубежные сервисы, которые в этот Реестр не вступили. В то же время Роскомнадзор не применял никаких санкций по отношению к таким крупным сервисам, как Facebook, Twitter, WhatsApp, Viber, Skype и т.д, хотя в Реестре ОРИ их нет.

Наиболее громкой стала история с Telegram. В 2017 г. глава Роскомнадзора Александр Жаров предупредил его о блокировке. После этого создатель Telegram Павел Дуров согласился зарегистрироваться в Реестре ОРИ, однако заверил, что доступа к переписке пользователей он давать не будет.

Затем ФСБ затребовала от Telegram ключи для дешифровки сообщений ряда его пользователей. В связи с отказом от выполнения этого требования этой весной Роскомнадзор начал блокировку Telegram. Впрочем, самому мессенджеру удается блокировку обходить.

Руководитель общественной организации «Роскомсвобода» Артем Козлюк отмечает, что до сих пор Реестр ОРИ работал непрозрачно. «Скорее всего, так и будет продолжаться, а все истории с получением данных пользователей будут решаться по «телефонному праву», — говорит Козлюк. — В этой связи показательна история со швейцарским мессенджером Threema: Роскомнадзор включил его в Реестр ОРИ, но сам сервис заявил, что законодательство Швейцарии в принципе не позволит ему передавать данные о своих пользователях».

www.cnews.ru

Закон о содержимом печати

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ УЧЕТА ГЕРБОВЫХ ПЕЧАТЕЙ

Н.В. Фимина,
консультант-эксперт
по бухгалтерскому учету и отчетности

У любого государственного органа, учреждения имеется печать. Оттиском печати заверяется подлинность документа, оформляемого владельцем данной печати. В настоящей статье мы рассмотрим один из аспектов применения печатей — порядок учета гербовых печатей с позиций бухгалтера государственного (муниципального) учреждения.

Стандарт печати

Некоторые государственные органы, учреждения используют не только обычную, но и гербовую печать (печать государственного образца с изображением государственной символики Российской Федерации).
Государственный стандарт ГОСТ Р 51511-2001 «Печати с воспроизведением Государственного герба Российской Федерации. Форма, размеры и технические требования» был принят и введен в действие постановлением Госстандарта России от 25.12.2001 № 573-ст.
Данным документом утверждены общие требования к изготавливаемой гербовой печати. Вопросы же учета печатей регулируются нормативными правовыми документами в сфере бухгалтерского учета.

Кто имеет право применять гербовую печать?

В соответствии со статьей 4 Федерального конституционного закона от 25.12.2000 № 2-ФКЗ «О Государственном гербе Российской Федерации» государственный герб России помещается на печатях федеральных органов государственной власти, иных государственных органов, организаций и учреждений, на печатях органов, организаций и учреждений независимо от форм собственности, наделенных отдельными государственно-властными полномочиями, а также органов, осуществляющих государственную регистрацию актов гражданского состояния.

Обратите внимание. Доступ к полному содержимому данного документа ограничен.

В данном случае предоставлена только часть документа для ознакомления и избежания плагиата наших наработок.
Для получения доступа к полным и бесплатным ресурсам портала Вам достаточно зарегистрироваться и войти в систему.
Удобно работать в расширенном режиме с получением доступа к платным ресурсам портала, согласно прейскуранту.

www.referent.ru

«Я выдавал свидетельство о прекращении крепостного права»

Закон «О печати и других средствах массовой информации» был принят Верховным Советом СССР 12 июня 1990 года. Его первые строки гласили: «Печать и другие средства массовой информации свободны. Цензура отменяется». Таким образом авторы законопроекта — ныне член-корреспондент РАН Юрий Батурин, профессор и доктор юридических наук Михаил Федотов и кандидат юридических наук, адвокат Владимир Энтин, а тогда молодые неизвестные ученые — заложили юридическую основу формирования в стране свободных СМИ. Сам же закон действовал вплоть до распада СССР — всего полтора года. Впоследствии, 27 декабря 1991-го, был принят подготовленный теми же авторами новый закон «О СМИ», который действует и поныне. Как признаются сами законодатели, он представлен «в очень искореженном виде».

По этому случаю в московском офисе общества «Мемориал» прошел круглый стол, организованный совместно с Государственной публичной исторической библиотекой (ГПИБ) России. В ходе мероприятия авторы закона поделились своими воспоминаниями от работы над советским законом и оценили его влияние на свободу СМИ.

В начале круглого стола председатель правления международного «Мемориала» Арсений Рогинский сказал, что с перестройкой началась новая эпоха для печатного слова — сначала наступил бурный расцвет самиздата всех форматов, а затем был принят закон «О печати». «Эти полтора года существования закона были коротким и очень глубоким периодом развития нашей свободы», — признал он, предположив, что аналогичный душевный подъем испытывали верившие в демократию и идеалы свободы люди летом 1917 года.

В свою очередь, директор ГПИБ Михаил Афанасьев отметил, что в годы перестройки для сбора новых материалов в Исторической библиотеке был создан специальный сектор «нетрадиционной печати». На сегодняшний день этот отдел — одна из крупнейших в стране коллекций, отражающих плюрализм мнений в советском обществе в конце 1980-х.

От расцвета до заката самиздата

Выступая с докладом на тему: «»Новый» самиздат. Неподцензурная печать в ожидании легитимизации», заведующая Центром социально-политической истории ГПИБ Елена Струкова отметила, что между этими двумя явлениями — самиздатом и цензурой и законом о печати — была своего рода связующая нить, политика гласности, объявленная в годы перестройки, и ее производная — неформальная печать.

В 1987 году Михаил Горбачев на январском пленуме ЦК КПСС в заключительном докладе подчеркивал: «Печать должна поддерживать гласность в стране и информировать наш народ. Но она должна это делать ответственно — такое пожелание мы высказываем. Не сбиваться на сенсации, на поиски жареных фактов. Нам нужна пресса как активная участница перестройки».

Далее партия действовала осторожно, боясь потерять контроль над ситуацией. Но в какой-то момент это все-таки произошло, и в резолюции XIX партийной конференции в июле 1988 года говорилось о недопустимости использования гласности в ущерб интересам Советского государства. Позже Горбачев в воспоминаниях написал, что пресса выходила из-под контроля.

«В действительности же политика гласности дала мощный прорыв, изменивший советское общество и показавший, что возврата к монополии государства на периодическую печать, на свободное слово уже не будет. И этот сигнал был принят обществом», — сказала Струкова. Начиная с 1987 года в выпусках «Московских новостей», «Огонька», телевизионных передачах «Взгляд» и «Пятое колесо» появляются достаточно острые сюжеты о массовых репрессиях, неизвестных страницах истории, борьбе с коррупцией, с критикой командно-административного аппарата — это то, что в советской печати еще совсем недавно не присутствовало.

Но далее события развивались, с одной стороны, стремительно, с другой же — абсолютно незаметно для современников. Начиналась трансформация самиздата в то, что называется независимой прессой. В 1989 году Историческая библиотека начала собирать неформальную печать. В 1985-м в ее коллекции насчитывается шесть изданий, в 1986 году их 17. В 1987-м цифра немного увеличивается — до 48. Этот год считается датой рождения неформальной печати, потому что 1 августа 1987-го выходит знаменитая «Экспресс-хроника» Александра Подрабинека, которая существовала до 2001 года, а также «Референдум» Льва Тимофеева и «Гласность» Сергея Григорьянца.

1987-й докладчик назвала «точкой невозврата», за которой следует уже другая эпоха: в 1988 году в коллекции библиотеки насчитывалось уже 245 изданий, тогда же на митингах появляется множество газет из Прибалтики, в первую очередь рижская «Атмода», выпускавшаяся Народным фронтом Латвии, и «Согласие и возрождение» — газета общественно-политической организации «Саюдис».

«На самом деле эти издания не были такими уж неформальными. Благодаря скользкому закону о потребительской кооперации в республиках Прибалтики данные газеты смогли печататься в типографиях республиканских комитетов КПСС. Но для ситуации в Советском Союзе они являлись примером голоса свободы, поскольку публиковали информацию о деятельности общественных организаций на всей территории СССР», — отметила Струкова. По ее словам, из-за этого по популярности с прибалтийскими газетами могли сравниться только «Свободное слово» партии «Демократический союз» Валерии Новодворской и «Экспресс-хроника».

В 1989 году ситуация с самиздатом продолжила развиваться — в коллекции уже 920 изданий. Именно на это время приходится большинство выпусков неформальных газет, среди которых особо выделяются журнал Конфедерации анархо-синдикалистов «Община» и газета «Гражданское достоинство» партии «Конституционные демократы». В этом же году зародилась еще одна тенденция — газеты-объединения избирателей, в том числе и «Хроника» которая создавалась как издание в поддержку Бориса Ельцина.

В 1990-м в коллекции насчитывались уже рекордные 1642 наименования. Но как раз в этом году многие газеты начали переходить на типографский способ воспроизведения благодаря закону о печати. С другой стороны, некоторые издания регистрировались и стали выходить как газеты политических партий и организаций (например, газета «Демократическая Россия»).

«Нельзя сказать, что закон о печати сообщество неформальных изданий восприняло однозначно», — добавила она. Поправка в законе о том, что издания с тиражом до 999 экземпляров можно было не регистрировать, привела к тому, что многие газеты заявляли свои тираж именно этой цифрой, показывая тем самым нежелание регистрироваться.

В то же время возможность регистрации была палкой о двух концах для неформалов. Например, тираж газеты «Хроника» до регистрации иногда достигал 80 тысяч экземпляров. Выйдя же из подполья, она начала терять своего читателя, в 1991 году появляется всего девять выпусков газеты, а затем — еще меньше.

«Но вся эта история, что закон о печати открывал дорогу в профессиональную журналистику, которая пришла на смену боевым листкам неформалов. Я не думаю, что он являлся могильщиком неформальной прессы, в этом было виновато время. К 1991 году выполнена задача таких изданий, страна перешла к демократическим выборам, плюрализму мнений, и неформалы постепенно начали уходить на второй план», — заключила Струкова.

О привилегии гласности

По словам Михаила Федотова, во времена перестройки хоть и появилась гласность, но она была привилегией. Газете «Атмода», «Вестнику» Народного фронта Эстонии разрешили издаваться, другим — нет. Всюду это решалось в рабочем порядке партийными органами. То, что можно напечатать в журнале «Огонек», нельзя было сделать в другом издании. И то, что являлось возможным опубликовать в одном месяце, не означало, что такой же материал мог появиться месяцем позже.

Эта привилегия давалась в разовом порядке. В подтверждение Федотов привел слова главного редактора газеты «Вечерняя Москва» Семена Индурского, произнесенные им в глубоко советское время: «Главный редактор нашей газеты может опубликовать любую статью. Но только один раз».

«Но это, конечно, преувеличение из-за работы цензора, без штампа которого невозможно было поставить текст даже в набор для печати. И именно «Закон о печати и других средствах массовой информации» превратил привилегию в право», — резюмировал Федотов.

Создание закона о печати 1990 года

Владимир Энтин отметил, что, изучая тему свободы печати в политической системе современного капитализма, он вышел на любопытную закономерность: для современного капитализма характерно, что фактически действующий режим СМИ гораздо более либерален, чем тот, что прописан в законодательстве. И это расхождение тем больше, чем увереннее себя чувствует правящая группа. «Однако в СССР все было наоборот. В теории всегда говорилось, что право — это масштаб свободы, а мы шутили, что предел свободы. Значит, если мы пойдем по такому же пути и не будем максимально расширять пределы свободы в проекте закона о печати, то никакой свободы не будет», — добавил он.

Также он сделал вывод, что, во-первых, в рамках административно-командной системы если нет законодательства и специального министерства, то никакие широковещательные меры не срабатывали. Во-вторых, в условиях упорного противостояния в те времена российской и союзной властей создавалось некое окно возможностей, позволяющее продвинуть наиболее либеральную версию законопроекта, так как в этом случае соперничающие власти будут меряться либеральностью и демократичностью. «Все эти благие идеи мы попытались опробовать и внести в текст закона», — резюмировал адвокат.

«Мы организовали круглый стол в «Московских новостях» под флагом Союза журналистов СССР, чтобы как-то легализовать наш проект (который был уже наполовину написан) и подстраховаться. Мы понимали, что подобная инициатива может быть серьезно наказуема, нас как минимум уволят с работы и стоит сказать спасибо, если не посадят. На этом круглом столе было решено собрать рабочую группу для создания законопроекта. Она состояла человек из 15 и, естественно, не собиралась ни разу. Зато мы быстро дописали наш документ, но при каждом вопросе, кто нам разрешил вообще этим заниматься, всегда ссылались на Союз журналистов СССР, тем более что его председателем на тот момент был главный редактор газеты «Правда» Виктор Афанасьев», — констатировал Михаил Федотов.

Но дальше авторы законопроекта столкнулись с проблемой его печати: «Московские новости» и журналисты не смогли этого сделать из-за цензуры. В итоге Михаил Федотов договорился с коллегами из Эстонского совета журналистов и проект напечатали в спортивной газете Sportileht на эстонском языке. Через две недели этот текст был опубликован якобы в переводе с эстонского в газете «Молодежь Эстонии». В дальнейшем он разошелся по всем изданиям от Калининграда до Владивостока. Это стало возможным, потому что существовало некое правило: если что-то однажды было уже напечатано, не требовалось проходить цензуру повторно.

По словам Федотова, когда закон вступил силу, он «взорвал» систему партийных государственных СМИ. В нем были заложены небольшие, но действенные нормы. Например, в четвертой статье документа говорилось, что каждая редакция СМИ является юридическим лицом, самостоятельно хозяйствующим субъектом, действующим на основании своего устава. И все они превратились из подразделений партийных, профсоюзных и других издательств в самостоятельные не только с юридической, но и с хозяйственной стороны.

Плюс к этому, в законе была еще одна взрывоопасная норма — о том, что каждый гражданин, а также трудовые коллективы могут быть учредителем СМИ. Начиная с 1 августа 1990 года в Министерстве печати и массовой информации России выстроилась очередь из главных редакторов, держащих в руках протокол собраний трудового коллектива и принятый устав редакции.

«И выдавая свидетельство о регистрации, я понимал, что освобождаю газеты и журналы, выдаю свидетельство о прекращении крепостного права, — признался Федотов. — Но не все захотели этим воспользоваться. И даже сейчас огромное количество СМИ пребывает в положении, в каком закон их застал в 1990 году, и совсем не мечтают ни о какой свободе, а хотят лишь повышения зарплаты и предоставления им еще каких-то льгот, которые полагаются государственным чиновникам».

Также Федотов рассказал об одной из первых попыток создания закона о печати в СССР, предпринятой в 1968 году. Он обсуждался на заседании Политбюро осенью 1968 года, во время которого секретарь ЦК КПСС Михаил Суслов заявил: «От отмены цензуры в Чехословакии до ввода советских танков в Прагу прошло несколько месяцев. Если мы примем этот закон, кто и через какое время будет вводить танки в Москву?»

«И Суслов был абсолютно прав, он видел в этом законе угрозу. Закон о печати был принят 12 июня 1990 года (одновременно с принятием Декларации о суверенитете России), а 19 августа 1991-го в Москву вошли танки», — указал он.

Помог ли закон стать прессе «четвертой властью»?

СМИ вряд ли можно считать властью, если исходить из теории юриспруденции, считает Батурин. «Что такое власть, не знает никто. Имеются тысячи определений. На самом деле они характеризуют проявления власти, а не ее саму. В политической философии есть классическое определение, что такое власть: А обладает властью над Б, если Б делает то, что он не стал бы делать без усилий А. С этой точки зрения пресса, конечно, обладает признаками власти, потому что без ее усилий многие государственные органы не стали бы что-то делать», — пояснил он.

Федотов также усомнился, что к прессе можно употреблять подобный термин: «Это никакая не власть. Ведь если подходить с такой точки зрения, то Церковь тогда, получается, — пятая власть? А профсоюзы — шестая? Семья — седьмая? «Пресса — четвертая власть» было правильным в советской системе, где она смыкалась с реальной властью. В обычном обществе пресса — это зеркало. Иногда правдивое, иногда выпуклое, порой битое, а подчас и кривое. Печати не нужно придавать роль, которую она играть не может и не должна. Хотя, в принципе, четвертая власть — это власть общественного мнения. И в подобном случае СМИ выступают одним из его выразителей».

Федотов указал, что произошедшее с прессой не вина закона. Он не панацея от всех бед. «Написанный нами союзный, а потом российский закон был основан на идее сделать хороший закон, который позволит СМИ работать свободно и формировать культуру свободной прессы», — подчеркнул он.

Кроме того, по его словам, даже хорошо сделанный закон может не очень продуктивно работать. Закон о печати в СССР действовал всего лишь полтора года до распада Союза. Написанный же на его основе закон «О средствах массовой информации» в России действует уже 25 лет. Однако за это время в внесено огромное число поправок, которые просто его обезобразили. Хотя оставшаяся в нем несущая конструкция позволяет желающим сохранять свою свободу.

«Лучшее, что можно сделать с законом «О СМИ», — не трогать его. Все, что работает в цивилизованной стране, где устойчивые институты демократии, не работает у нас», — подытожил Федотов. С ним согласился Батурин, добавив, что от внесения поправок ситуацию так просто не изменить. Использование закона зависит не только от законодателя, но и от правоприменителя, общества и государства, в котором этот закон применяется.

m.lenta.ru

Министерство иностранных дел Российской Федерации

Вопрос: Израильский Кнессет утвердил проект Основного закона «Израиль – национальное государство еврейского народа». Какова Ваша оценка этого шага? Как он может повлиять на развитие ситуации в ближневосточном урегулировании?

Ответ: 18 июля израильский Кнессет с небольшим перевесом голосов (62 против 55) принял в третьем заключительном чтении проект Основного закона, в соответствии с которым Израиль объявляется «национальным домом еврейского народа». Согласно этому решению только у евреев есть право на самоопределение внутри страны. Государственным языком признается иврит, а арабский, ранее считавшийся равнозначным с ним, получит «особый статус».

Законопроект резко осудили арабские депутаты Кнессета. По их оценкам, документ дискриминирует права израильтян-арабов и других национальных меньшинств страны, а также по сути легализует концепцию оккупации Израилем палестинских территорий, лишает палестинских беженцев права на возвращение.

Против документа в Кнессете голосовали и еврейские леволибералы.

Большой резонанс в самом Израиле и за рубежом вызвало положение, касающееся статуса Иерусалима как единой и неделимой столицы Государства Израиль, а также содержащееся в законопроекте, который предстоит еще утвердить Премьер-министру и Президенту страны, юридическое закрепление обязанности любого израильского правительства продолжать активную поселенческую политику.

Наша позиция на этот счет предельно ясна. Исходим из того, что справедливое и надежное урегулирование застарелого палестино-израильского конфликта должно строиться на известной международно-правовой основе, включая соответствующие резолюции СБ и ГА ООН, которые предусматривают нахождение переговорного решения для всех проблем окончательного статуса палестинских территорий, включая вопросы о судьбе Иерусалима и израильских поселений на Западном берегу р.Иордан. Односторонние, несогласованные конфликтующими сторонами шаги, напротив, не только не служат делу мира и повышают градус напряженности «на местах», но и значительно затрудняют усилия, направленные на скорейшее налаживание содержательного мирного процесса между палестинцами и израильтянами.

www.mid.ru

Смотрите так же:

  • Стажевый коэффициент для расчета пенсии по старости Как сегодня рассчитывают пенсию В нашей почте немало писем, в которых читатели просят рассказать о действующем порядке расчета трудовой пенсии по старости для тех, кто будет выходить на пенсию до 2015 г. (с 2015 г. планируется ввести […]
  • Штрафы по камерам 2014 Почему Москва лидирует по числу нарушений ПДД На портале открытых данных столичного правительства опубликованы результаты работы комплексов автоматической фиксации на улицах Москвы. В 2015 году они зафиксировали 42,8 млн. нарушений ПДД. […]
  • Приказы баз хранения Каков срок хранения заявлений и приказов на отпуск? Отправить на почту Срок хранения заявлений на отпуск и соответствующих им приказов строго регламентирован. Мы расскажем, какими нормативно-правовыми актами (НПА) устанавливаются порядок […]
  • Тимирязевская метро нотариус Нотариусы Москвы на станции метро Тимирязевская Ниже представлен список нотариусов в выбранной категории. Чтобы посмотреть подробную информацию по конкретному нотариусу, кликните по ФИО нотариуса. Нотариус Аркадьев Сергей […]
  • Правило басиста Правила ВСЕХ музыкантов рок-группы))))) Добавлено: 2009-08-04 11:33:23 Правила вокалиста: 1) Вокалист всегда тру и прав во всем; 2) Во всем виноват микрофон или барабанщик; 3) Вокалист тру, даже если не знает инструментов (ему это не […]
  • Распечатка субсидии Документы на субсидию по оплате ЖКУ Опубликуйте, пожалуйста, список документов, которые нужно представить для оформления субсидии на оплату жилищно-коммунальных услуг. Я обращалась в службу субсидий, почему-то разные сотрудники требуют […]